Ответ в «Троицкий вариант» А.В.Докукина

Предуведомление. Александр Владимирович Докукин обратился в редакцию с просьбой опубликовать его комментарий к заметке А.В.Заякина [1], предваряющей публикацию итогового документа научно-практической конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат» [2].

Профессор Докукин хорошо знаком как читателям ТрВ-Наука, так и всем, кто следит за деятельностью «Диссернета» [3]. Он был членом двух диссертационных советов при Стандартинформе, первый из которых, по экономическим наукам [4], два года назад наконец переполнил своими деяниями чашу терпения Минобрнауки и был распущен [5], а второй, по наукам техническим [6], был приостановлен в своей деятельности осенью прошлого года [7]; он пытался оспорить в Верховном суде ряд приказов Минобрнауки о лишении ученых степеней [8]; есть серьезные основания полагать, что именно он был автором поданного от имени «активиста „Диссернета“ из Якутска» заявления о лишении ученой степени зам. министра образования и науки Г. В.Трубникова [9−11].

Я впервые познакомился с точкой зрения профессора Докукина на заседании диссертационного совета [12], где он предложил отклонить заявления о лишении степеней ряда экономистов [13−15] на том основании, что списанные куски текста «не содержат научной новизны» и потому не могут рассматриваться как заимствованные результаты или материалы. Именно в этом состоит его вклад в «доктрину Гриба — Докукина — Нижегородцева». Опыт «Диссернета» показывает, что такого рода соображения впоследствии широко использовались самыми разными диссертационными советами, как правило, экономического профиля: идея пошла в массы; более того, пока меня еще пускали на заседания гуманитарной секции Президиума ВАК, я неоднократно слышал такие высказывания от (бывшего) члена ЭС ВАК по региональной и отраслевой экономике профессора Нижегородцева. Другой вклад — предложение требовать нотариального заверения копий всех страниц диссертации, которые упоминаются в заявлении о лишении ученой степени.

Я не вижу необходимости вступать в содержательную полемику с профессором Докукиным. Его доводы, как и доводы А.А.Рябова, на которого он ссылается, были подробно разобраны в Пятом докладе «Диссернета», опубликованном в виде отдельной статьи [16]. Цель этого предуведомления минимальна: напомнить читателю, что представляет из себя автор, с доводами которого предстоит ознакомиться.

Михаил Гельфанд

  1. Заякин А. К итоговому документу Международной научно-практической конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат». ТрВ-Наука № 266 (06.11.2018).
    https://trv-science.ru/2018/11/06/k-itogovomu-dokumentu-conferencii-26-sep-v-rsuh/

  2. Итоговый документ конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат». ТрВ-Наука № 266 (09.10.2018).
    https://trv-science.ru/2018/10/09/final-dos-academ-plagiarism/

  3. https://rosvuz.org/person/55 687

  4. http://rosvuz.dissernet.org/dissovet/85 703

  5. Абалкина А. Стандартинформ больше не по стандарту. ТрВ-Наука № 243 (05.12.2017).
    https://trv-science.ru/2017/12/05/standartinform-bolshe-ne-po-standartu/

  6. https://rosvuz.dissernet.org/dissovet/129 090

  7. http://vak.ed.gov.ru/documents/10 179/0/300…pdf/28d6a957-dd7d-47c0-bd07−9c5ce11edf12

  8. М. Г. Процесс. ТрВ-Наука № 201 (05.04.2016).
    https://trv-science.ru/2016/04/05/process/

  9. Заякин А. Кто плагиатит «Диссернет»? Новая газета № 3 (15.01.2018).
    https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/01/11/75 113-kto-plagiatit-dissernet

  10. Заякин А. «Пусть министр лучше проверит ректоров вузов». ТрВ-Наука № 245 (16.01.2018).
    https://trv-science.ru/2018/01/16/pust-ministr-luchshe-proverit-rektorov-vuzov/

  11. https://www.facebook.com/andrew.zayakin/posts/10 215 434 573 284 236

  12. Котляр П. «Системная генерация диссертационной лажи». Газета.Ru (21.10.2015)
    https://www.gazeta.ru/science/2015/10/21_a_7 832 969.shtml

  13. https://www.dissernet.org/expertise/KuznetsovDV2011.htm

  14. https://www.dissernet.org/expertise/afanasyevia2012.htm

  15. https://www.dissernet.org/expertise/BatenevaGV2011.htm

  16. Гельфанд М. Недобросовестные заимствования в диссертационных работах. Образование и наука, Том 20, № 3 (2018)
    https://www.dissernet.org/publications/nedobrosovestnye_zaimstvovaniya_v_dissertatsionnyh_rabotah.htm


С интересом ознакомился с публикацией А.В.Заякина «К итоговому документу международной научно-практической конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат».

Поскольку А.В.Заякин призывает к открытой научной дискуссии по вопросам академического плагиата, затрагивая взгляды, приписываемые мне, считаю необходимым высказать свою позицию по этому вопросу.

Во-первых, я считаю необходимым прокомментировать тезисы А.В.Заякина относительно так называемой доктрины Гриба — Докукина — Нижегородцева. Считаю это название неприемлемым. Во-первых, я не знаком с высказываниями Гриба и Нижегородцева по проблеме некорректных заимствований («академического плагиата»). Во-вторых, приписываемые А.В.Заякиным тезисы не в полном объеме разделяются мною. В-третьих, моя позиция по данному вопросу не является оригинальной, мои взгляды полностью основаны, как я многократно указывал А.В.Заякину, на трудах Рябова Алексея Александровича, кандидата юридических наук, доцента, руководителя службы правовой экспертизы Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, в частности, в статье в журнале «Цивилист» № 4 за 2013 год под названием «Диссертация как объект авторского права» и в главе в коллективной монографии, изданной в МГЮА, «Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы: Монография» под общ. ред. Е.А.Моргуновой. — М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2014.

Статья была размещена автором в блоге по адресам:

https://ar-ombudsman.livejournal.com/1801.html

https://ar-ombudsman.livejournal.com/2137.html

Таким образом, излагаемую мной на заседаниях диссертационного совета доктрину следует именовать доктриной Рябова, или, в крайнем случае, доктриной Рябова — Докукина, если учитывать некоторые мелкие уточнения, сделанные мной к утверждениям Рябова. Тот факт, что А.В.Заякину прекрасно известен источник моих взглядов, но в статье отсутствует ссылка на работы Рябова, я рассматриваю как стремление к уклонению от дискуссии с доктриной Рябова по существу вопроса.

Что касается сути приписываемых мне под названием «доктрины Гриба — Докукина — Нижегородцева» тезисов, могу пояснить следующее:

  1. «Плагиат — это не плагиат, если он допущен во вводной части диссертации». Я не утверждал подобного. Некорректное заимствование чужого научного результата либо материала является некорректным вне зависимости от места расположения в диссертации. В то же время, действительно, специфика содержания обзорных частей исследования делает такое нарушение менее вероятным.

  2. «Плагиат — это не плагиат, если сплагиачены фрагменты, содержащие общеизвестные, тривиальные утверждения». С этим пунктом я согласен, как и А.А.Рябов.

  3. «Плагиат — это не плагиат, если сплагиаченные фрагменты „не находятся во взаимной связи“ (что бы это ни значило) с положениями, выносимыми на защиту». Я никогда не утверждал ничего подобного и не понимаю указанной формулировки. Возможно, это относится к анализу научной состоятельности работы (ее новизны и т. д.), но мне не известен ни один случай подачи ЗОЛУС по основаниям, отличным от нарушения порядка использования заимствованных результатов, за исключением ЗОЛУС В.Р.Мединского, поэтому данный вопрос пока не имеет практического значения.

  4. «Наличие плагиата само по себе не является достаточным для лишения ученой степени». Я не высказывался по данному вопросу, но, действительно, считаю, что решение о лишении должно выноситься соответствующими инстанциями каждый раз индивидуально, на основании рассмотрения тяжести нарушений, поэтому никакое нарушение не может являться само по себе автоматически достаточным для лишения. В Положении о присуждении ученых степеней четко написано, что несоответствие требованиям Положения может являться основанием для лишения степени, а не является основанием: п. 65 «Лица, которым ученые степени были присуждены с нарушением критериев, установленных пунктами 9-14 настоящего Положения, могут быть лишены этих степеней по решению Министерства образования и науки Российской Федерации».

  5. «Только специалисты в соответствующей дисциплине могут требовать лишения ученой степени за плагиат». Согласно действующему законодательству, заявления о лишении могут подаваться любым лицом, поэтому я, разумеется, не могу разделять противоречащее закону высказывание, хотя и считаю, что в будущем данный момент может явиться дискуссионным.

  6. «Если жертва плагиата не возражает против использования своего текста, то лишать ученой степени нельзя». Я никогда не утверждал ничего подобного.

Во-вторых, я хочу кратко изложить свои подлинные взгляды по данному вопросу, следуя анализу А.А.Рябова.

1. Поскольку в Положении регламентируется порядок использования «научных результатов или материалов» третьих лиц, нарушением порядка использования («академическим плагиатом») будет заимствование именно научных результатов — согласно ФЗ «О науке…», это «продукт научной и (или) научно-технической деятельности, содержащий новые знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе». В связи с этим А.А.Рябов справедливо пишет:

«Ограничение на анонимное использование в диссертациях чужих научных материалов и результатов действует лишь в том случае, если эти «заимствованные» материалы и результаты являются новыми или оригинальными, т. е. полученными в результате научного поиска, творческой научной деятельности иного автора. Нет смысла устанавливать санкции за использование материалов либо результатов без указания их автора, если они не обладают признаками новизны или оригинальности (т.е. по своей сути не могут быть по-настоящему названы научными), либо настолько сильно вплетены в материю истории науки и культуры, что их авторство является очевидным для любого образованного человека (например, авторство гелиоцентрической системы мироздания или закона всемирного тяготения).

К примеру, в научных трудах в сфере права традиционно большой объем занимает изложение нормативного материала, в той или иной степени адаптированного применительно к целям изложения, его доктринальное толкование. Очевидно, что такого рода изложение не обязательно будет охватываться понятием оригинальных научных материалов или результатов. Материалы, в данном случае — нормативные, являются общеизвестными, а их изложение (а иногда и доктринальное толкование) не всегда образует новый оригинальный научный результат. В подавляющем большинстве случаев толкование норм права не создает нового знания и раскрывает лишь то, что изначально заложено в правовой материи.

Не будут обладать признаками оригинального научного материала или результата также и реферативные части научных исследований. Оригинальность рефератов может относиться лишь к «форменной» части произведения науки, если обзор научных позиций по теме исследования оригинален по творческой компоновке или литературной обработке".

При этом следует учитывать, что норма как старого, так и нового положения требует ссылки или на автора, или на источник заимствования. Таким образом, если речь идет о ссылке на автора научного результата, то, применительно к одному научному результату (вне зависимости от пространности и формы его изложения — текстовой, формульной, графической, табличной), необходимо однократное упоминание ФИО его автора либо, на выбор диссертанта, указание источника, откуда заимствован результат (в данном случае — вне зависимости, является ли источник заимствования первичным или же вторичным, т. е. пересказом оригинальной позиции автора исходного результата). Разумеется, текст диссертации должен быть построен таким образом, чтобы читатель мог понять, какой именно фрагмент относится к научному результату данного автора. Это может быть достигнуто разными средствами — кавычками, вводными и заключительными словами (например: «по мнению Иванова…» знаменует начало изложения научного результата Иванова, а «как показывает анализ мнения Иванова» знаменует завершение изложения авторского результата Иванова и переход к его анализу автором диссертации; популярной формой является предварение научного результата ссылкой на фамилию автора, а завершение фрагмента с изложением научного результата — ссылкой на источник заимствования). Безусловно, в рекомендательном документе, изданном Президиумом ВАК как комментарий к Положению 2013 года, предлагается использовать более строгие формы цитирования в интересах упрощения понимания читателем, однако любой вариант ссылки на автора или источник заимствования является вполне легитимным с позиции норм как нового, так и, тем более, старого Положения, поэтому ее использование не может являться основанием для лишения степени.

Вышеизложенное мнение А.А.Рябова широко тиражировано рядом лиц в СМИ, легло в основу целого ряда решений диссертационных советов, утвержденных Экспертными советами и Президиумом ВАК, легло в основу приказов Минобрнауки, в том числе по таким знаковым прецедентным делам, как рассмотрение ЗОЛУС Свириденко О.М., таким образом, оно может считаться подтвержденным всей практикой функционирования системы научной аттестации.

2. Особым вопросом является анализ нарушений, связанных с использованием «идей и разработок», сделанных в соавторстве. Тут я сформулирую свое мнение, не основанное на доктрине А.А.Рябова.

Во-первых, по мнению ряда ученых, которое я разделяю, в Положении 2002 (о порядке присуждения ученых степеней), действовавшем на момент защиты подавляющего большинства оспариваемых диссертаций, можно выделить применительно к структуре правовой нормы, регулирующей вопрос использования заимствований, две гипотезы.

Первая — «заимствование материалов или отдельных результатов».

Вторая — «использование в диссертации идей или разработок, принадлежащих соавторам, коллективно с которыми были написаны научные работы». Очевидно, что о «заимствовании» можно вести речь, когда дело касается чужих «материалов или отдельных результатов». Применительно же к собственным или коллективным «идеям и разработкам» применяется термин «использование».

Далее, применительно к первой норме, регулирующей заимствование материалов или отдельных результатов, законодателем в диспозиции данной нормы предписывается следующее поведение: соискатель обязан ссылаться на автора и (или) источник заимствования.

Применительно ко второй норме, регулирующей использование собственных либо коллективных идей и разработок, законодателем в диспозиции нормы предписывается следующее поведение: соискатель обязан отметить это обстоятельство в диссертации.

Вторая норма, описывающая требование к упоминанию факта использования собственных личных или коллективных идей и разработок, не имеет санкции, в отличие от первой, по которой санкция прописана: «В случае использования заимствованного материала без ссылки на автора и (или) источник заимствования диссертация снимается с рассмотрения диссертационным советом без права повторной защиты указанной диссертации» (по аналогии: в случае рассмотрения уже защищенной работы возможной санкцией является удовлетворение заявления о лишении степени), т. е. норма имеет рекомендательный характер. Что же касается гражданско-правовой стороны вопроса, то согласно ст. 1258 ГК РФ «Произведение, созданное в соавторстве, используется соавторами совместно, если соглашением между ними не предусмотрено иное».

Таким образом, при рассмотрении работ, защищенных в рамках старого положения (до 2013 года), по нашему мнению, не может идти речи о лишении степени, если речь идет об использовании идей или разработок, созданных в соавторстве, вне зависимости от наличия или отсутствия ссылок на это обстоятельство в диссертации. Вполне достаточным является доказательство самого факта соавторства, например в виде совместных публикаций, имеющихся в РГБ или депонированных в научной организации, даже если эти публикации не отмечены в диссертации и автореферате, например по причине их несоответствия требованиям к порядку публикации основных научных результатов (например, совместные результаты опубликованы в виде отчетов по научно-исследовательским работам, научно-популярных и учебных изданий). При этом действующее законодательство не требует какого-либо обязательного разделения научных результатов между соавторами. Аналогично, основанием для лишения степени за использование совместных научных результатов не может быть недостаточная полнота опубликования этих результатов — например, если основные результаты изложены в совместной статье тезисно, а в диссертациях соавторов более подробно. Подачу заявлений о лишении степени лиц, защитивших диссертации на основании полученных в соавторстве результатов, я считаю в корне неверным, противоречащим всей сложившейся в российской науке практике соавторства и направленным на подрыв стабильности системы научной аттестации. Это же относится и к подаче заявлений в адрес лиц, связанных отношениями научного руководства, поскольку, по сложившейся в отечественной науке практике, научный руководитель и его диссертант принимают активное участие в научной деятельности друг друга, т. е. являются фактическими соавторами вне зависимости от полноты публикации совместных научных результатов. Самого факта научного руководства должно быть достаточно для признания наличия соавторства и, тем самым, исключения требования обязательной ссылки на источник заимствований, нарушение которой может караться лишением степени.

Во-вторых, что касается заявлений о лишении степени применительно к диссертациям, защищенным в рамках нового Положения (т.е. начиная с 2013 года), то в п. 38 санкция предписывается в случае всех видов нарушений норм о ссылках на чужие результаты либо идеи и разработки, полученные в соавторстве (в «случае несоблюдения требований, установленных пунктом 14 настоящего Положения, и (или) наличия в диссертации недостоверных сведений об опубликованных соискателем ученой степени работах, в которых изложены основные научные результаты диссертации. Такая диссертация снимается с рассмотрения диссертационным советом без права повторной защиты»), поэтому, применительно к этим работам, самого факта соавторства уже недостаточно и необходимо отражение факта использования материалов в работе. По сложившейся практике, достаточной формой такой ссылки на совместные идеи и разработки является перечисление совместных научных трудов в автореферате.

В-третьих, хочу заметить, что утверждение А.В.Заякина относительно того, что «Пункты „доктрины Гриба — Докукина — Нижегородцева“ были детально разобраны на секции „Регулирование“. Докладчики сессии канд. юрид. наук, вед. эксперт Института проблем правового регулирования Высшей школы экономики Екатерина Алексеевская, докт. юрид. наук, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Алексей Ливеровский, директор „Института прецедента“ доктор права Александр Верещагин, канд. юрид. наук, доцент кафедры интеллектуальных прав МГЮА им. Кутафина Дмитрий Огородов, докт. юрид. наук, проф. Высшей школы экономики Михаил Краснов, докт. юрид. наук, проф. Илья Шаблинский, почетный работник прокуратуры РФ, канд. юрид. наук Галина Тарасова привели убедительные доказательства [10] ничтожности положений „доктрины Гриба — Докукина — Нижегородцева“, их научно-этической, юридической и логической несостоятельности» является полностью неверным и рассчитанным на незнакомство читателя с принятым итоговым документом.

Рассмотрение содержания данного документа показывает, что на заседании юридической секции вообще не рассматривался ряд ключевых вопросов, связанных с вопросами оценки недобросовестности заимствований, в частности, вопросы охраноспособности оригинальных научных результатов и охраноспособности общеизвестных положений, вопросы специфики оценки результатов, полученных в соавторстве и т. д. Там рассматриваются совершенно иные вопросы, большая часть которых относится не к текущему правоприменению, а к возможной реформе законодательства: в частности, Е.И.Алексеевская отстаивает необходимость передачи рассмотрений ЗОЛУС в другой диссертационный совет. А.Н.Верещагин поднимает интересный вопрос о том, какой круг лиц должен иметь возможность подавать заявления о лишении ученой степени. При этом он справедливо указывает на возможность злоупотребления правом заявителя и предлагает бороться с этим с помощью пошлины за подачу заявлений. Я полностью согласен с А.Н.Верещагиным относительно такой угрозы — злоупотребления правом в виде массовой подачи заведомо необоснованных заявлений, но предлагаю узаконить иную меру борьбы с ними — по аналогии с санкциями в адрес диссертационных советов (приостановление деятельности за два нарушения) и в адрес научных руководителей (лишение возможности быть членами диссертационных советов за одно лишение степени руководимого лица) ввести поражение в праве подавать ЗОЛУС в случае отклонения одного ранее поданного заявления сроком на 10 лет.

Далее, Д.В.Огородов справедливо указывает, что борьба за соответствие диссертаций установленным требованиям — это защита публично-правового интереса, которая отличается от защиты частных интересов лиц — авторов научных результатов. Я с этим полностью согласен и не вижу предмета для спора.

Далее, И.Г.Шаблинский обсуждал вопрос организации работы Президиума ВАК по секциям. Потом различные авторы обсуждали разные этические вопросы, без каких-либо определенных выводов. И, наконец, Г. В.Тарасова справедливо подчеркивает, что случаи совместных публикаций должны изучаться на предмет того, не были ли эти публикации выполнены «задним числом», после появления заявления о лишении ученой степени, как форма защиты. Никакие другие вопросы в рамках этой сессии конференции, вопреки утверждению А.В.Заякина, не рассматривались.

В целом, кратко резюмируя, можно сказать: я считаю возможным лишение степени за заимствование оригинальных научных результатов третьих лиц без ссылки на автора или источник заимствования применительно к диссертациям, защищенным до 2013 года, а к диссертациям, защищенным после 2013 года (по новому Положению), кроме того, за использование совместно полученных с соавторами научных результатов без указания на этот факт в диссертации и/или автореферате.

Что касается путей совершенствования системы научной аттестации, это является отдельной темой для дискуссии.

А.В.Докукин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Александр ДокукинМихаил Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Михаил
Михаил

Начало письма мне кажется разумным: какая разница, будет таблица умножении досимвольно повторять таблицу из какого-то другого места, или же диссертант сможет внести в нее элементы оригинальности (надеюсь, не поменяв числа)?:)

А вот в конце какой-то лютый трэш: якобы научный руководитель может невозбранно воровать результаты у своих учеников (при этом, не делая их соавторами), но зато потом ученики могут считать все результаты руководителя своими собственными. Промискуитет какой-то, а не научная работа.

Александр Докукин
Александр Докукин

Уважаемый Михаил! Разумеется, факт научного руководства не означает полной взаимной принадлежности научных результатов за всю карьеру руководителя и руководимого, точно так же, как наличие одной совместной статьи не делает общими 15 томов сочинений. Но в рамках временного отрезка, в котором осуществлялось научное руководство, и общей научной тематики, утверждение, что научное руководство фактически является соавторством, на мой взгляд, вполне корректно и подтверждается очень широко практикой написания диссертаций вплоть по настоящее время, Какая существенная разница между диссертацией, на обложке которой написано — руководитель Иванов, диссертант Петров, и монографией в объеме этой диссертации, в соавторстве Иванов, Петров? В любом случае, факт сотрудничества публичен, очевиден, отражается в заключениях диссертационных советов (если докторант защищается после руководимого, то пишут «осуществлял руководство такими-то работами по такой-то тематике», если… Подробнее »

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: