Как это по-женски? О суффиксах, грамматике и людях

Ирина Фуфаева
Ирина Фуфаева

Дорогие читатели колонки! Два года назад меня впечатлила бурная реакция на статью «Пани авторка» — лингвистический разбор всего лишь одного «кейса» из жизни феминитивов [1]. Так впечатлила, что вот сейчас в издательстве Corpus в серии Primus (совместной инициативы «Книжных проектов Дмитрия Зимина» и фонда «Эволюция». — Ред.) вышла моя книга «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» в трех вариантах: бумажном, электронном и аудио [2]. За что спасибо и вам.

Книга стала для меня большим путешествием в мир женских обозначений примерно пяти последних столетий. В ней тысячи (как я осознала, закончив писать) русских «дериватов женскости». О существовании многих из них вы, скорее всего, не подозревали — они уже забыты, как, например, женские варианты слов золотарь (который «позолотчик», а не «ассенизатор» [3]), казначей, философ, живописец, импровизатор, скульптор, или совершенно самостоятельные названия, например, мастерицы браного ткачества или воспитательницы по Фрёбелю [4]. Другие сохранились, но об их почтенном возрасте порой в полтысячелетия — как у слова начальница — мало кто догадывается.

У каждого из тысяч — своя история. У многочисленных названий пишущих женщин. У не менее многочисленных названий обучающих и учащихся. У названий летающих женщин — только их одних за последний век сменилось три (!), не считая мимолетных окказионализмов. Женщин, которые лечат, рисуют, играют на театральных подмостках или занимаются профессиональной борьбой.

Ирина Левонтина:

Книга Ирины Фуфаевой «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» — та самая ложка, которая дорога к обеду. Она должна была появиться именно сейчас, когда Интернет сотрясают споры о редакторках и режиссерках, доходящие чуть ли не до разрыва отношений; когда одни люди демонстративно отказываются читать важную новость из зала суда, потому что в ней использовано невыносимое слово экспертка, а другие люди женского пола, напротив, не желают отзываться на слово эксперт, травмирующее их гендерную идентичность; когда само слово феминитив, недавно еще знакомое даже не всем филологам, стало известно и многим людям, от филологии далеким. Эта книга вряд ли заставит кого-то полюбить или разлюбить феминитивы, но, по крайней мере, вооружит читателя аргументами для новых жарких споров о них.

Максим Кронгауз:

Книга о феминитивах не могла не появиться. И как же хорошо, что ее написала лингвистка! Во-первых, профессиональный взгляд, любовь к языковому материалу, описание проблемы, а не строгий окрик: «Свободу/смерть феминитивам!». Во-вторых, ну, хватит уже мужчинам рассуждать о женском, нет им больше веры. И еще хорошо, что Ирина Фуфаева ставит не точку в этом разговоре, а скорее многоточие, удивительным образом напоминающее вопросительный знак.

Но главное, ради чего я писала — ради опять-таки лингвистического взгляда, но уже на весь словообразовательный класс «дериватов женскости». В русском языке он невероятно богат: упомянутые тысячи слов образованы с помощью не менее 30 разных суффиксов, большинство из которых живы и продолжают хотя бы изредка рождать новые слова.

Среди них есть и древние, и совсем новые, и исконные, и заимствованные. Есть и такой суффикс, чье появление в русском языке почти ровно триста лет назад — загадка, почти лингвистический детектив, который разгадывали несколько поколений языковедов, и, мне кажется, так подробно его таинственное возникновение еще не описывалось.

Все эти десятки суффиксов взаимодействуют и «делят поляну». Поляна — это основы, к которым присоединяется суффикс. И делят между собой ее не просто так, а по понятиям — часто тонким, трудно обнаружимым, да еще и меняющимся внутренним законам, не все из которых даже обнаружены и описаны.

Одни суффиксы присоединяются к одушевленным существительным мужского грамматического рода: учитель, кассир и пр. Такие существительные когда-то обозначали исключительно мужчин, но сейчас многие из них утратили семантику мужского пола и обозначают людей без различия пола, другие же ее сохранили: пассажир-ка, парикмахер-ша, учитель-ница, монах — монах-иня, фельдшер — фельдшер-ица, повар-иха, географ-ичка, стенограф-истка. Присоединяются, опять же, не абы как, а в зависимости от формы, то есть звучания, а порой и содержания, то есть значения. Кстати, подсчитайте, сколько разных суффиксов содержит этот ряд примеров — и это не полный список!

Но другие русские феминитивные суффиксы, например, -щица, не присоединяются к «мужским словам», а являются женским соответствием конкретного суффикса деятеля: барабанщик — барабанщица [5]. Отсутствовать парное «мужское» или «женское» слово может по уважительной причине — затерялось во времени. Воображаемая цепочка производности продавец → продавщица, приводимая «Википедией» как пример продуктивности суффикса -щица, говорит лишь о сомнительности Вики как источника. На самом деле в старину существовала правильная пара от глагола продавать. Продавец и… «К сеи купчеи записи похвалской попъ Семенище вмѣсто продавицы вдовы Христины Ефремовы дочери… руку приложилъ». Продавец — продавица, как певец — певица или старые заимодавец — заимодавица. Более позднее продавщица соответствует более позднему же и редкому продавщик.

В таких случаях «женское слово» порой образовано не от «мужского», а «само по себе» от глагола или существительного, обозначающего то, чем занята женщина. К примеру, кормилица в старину было частой и важной профессией женщин, от глагола кормить в значении «вскармливать грудью», в то время как кормилец — от другого значения глагола — «содержать», «снабжать едой». Возможность независимого производства русских феминитивов доказывают слова, у которых не может быть пары в принципе, типа старого, но бодрого родильница. Да и современное самооборонщица («женщина, осужденная за превышение самообороны») вполне самостоятельно.

И таких моделей у нас тоже больше десятка! И у них тоже свои правила-предпочтения.

Есть в русском языке и такие модели, которые не предполагают мужского соответствия в принципе! Например, на -лка: сиде-лка. Это вовсе не пара к старинному сиделец (тот, кто торгует, «сидит» в чужой лавке, будь то лавочник-сосед или служащий; если женщина — то сиделицасейчас оба слова могут обозначать заключенных).

Во всех случаях некоторые суффиксы, типа -ица, выглядят неразложимыми, другие же — -ичка, -льница, -лка — очень похожи на производные, как будто места скрепления деталей еще видны. И это действительно так! Суффиксы женскости рождались и продолжают рождаться. Собственно, как и суффиксы с разными другими значениями. Этот процесс, еще более таинственный, чем рождение нового слова, тоже освещен в книге. И дополнительно каждому суффиксу с рассказиком о нем нашлось место в «Женском суффиксарии».

Вы видите, как сложна и богата русская система обозначений женщин, — и это мы еще не перешли к принципиально другому и более новому способу выражения женского пола: через род глаголов и прилагательных, согласующихся с существительным «унисекс», будь то «моя эндокринолог», «эффектная вице-мэр» или «врач уже подошла». А там тоже бездна нюансов и происходящих на глазах изменений. О них я надеюсь поговорить в следующий раз.

То, что именно обозначения женщин оказались в центре долгоиграющего лингвистическо-идеологического скандала, — можно сказать, случайность. Основная их часть нескандальна и образуется так же легко и незаметно, как и остальные производные слова. Просто, представляя докладчицу или поздравляя счастливицу, мы и не замечаем, что пользуемся пресловутыми феминитивами. Но вот спровоцированный скандалом интерес к этим словам — хороший повод оказаться на более короткой ноге с такими красивыми вещами, как словообразование, грамматика, язык.

Ирина Фуфаева,
науч. сотр. Института лингвистики РГГУ

  1. Фуфаева И. Пани авторка, или О нечаянном эксперименте с русскими суффиксами // ТрВ-Наука № 259 от 31.07.2018.
  2. Подробнее о книге: corpus.ru/products/irina-fufaeva-kak-nazyvayutsya-zhenshchiny-feminitivy.htm
  3. Фуфаева И. О золотарях России: поберегите свои фейспалмы // ТрВ-Наука № 291 от 05.11.2019.
  4. Создатель дошкольной педагогики.
  5. Есть и такие, что выполняют обе роли.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Ирина ФуфаеваАндрей ВенедиктовAlex Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Alex
Alex

Экспертка?

«Устал я жить и мир оставить рад…»

Ирина Фуфаева
Ирина Фуфаева

Есть в «Посеве» 1974 года! Эмигранты любили феминитивы по дореволюционной памяти. Правда, это воистину единичный пример. https://books.google.ru/books?id=OJQ1AAAAIAAJ&q=%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%BA%D0%B0&dq=%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%BA%D0%B0&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjjoY6kw9zpAhUR5aYKHRSBAJYQ6AEIYDAH

Alex
Alex

стенограф или стенографист?

«кормилец — от другого значения глагола»
Географичка и географ — тоже не совсем одно и то же. Может, географичка не от географа, а от географии?

«Есть в русском языке и такие модели, которые не предполагают мужского соответствия в принципе!»
И наоборот.

«с помощью не менее 30 разных суффиксов»
Не от хорошей жизни, наверное.

Ирина Фуфаева
Ирина Фуфаева

1) Стенограф, см. ответ ниже. И очень ранний! «Говорят, что на лекциях Шеллинга есть стенограф, записывающий их от слова до слова, приложим все старание, чтобы достать список и переслать вам при первом случае. [П. В. Киреевский. Письма родным (1830)]) 2) «Географичка» — да, здесь определение мотивирующего слова оч условное, но, как минимум, коррелят «географ» имеется, в отличие от «русички». 3) Наоборот — да, на -ок хотя бы. Игрок, стрелок. 4) Не от хорошей жизни рыбы вышли на сушу и вообще биоразнообразие возникло, зато изучать интересно.

Андрей Венедиктов
Андрей Венедиктов

С высоты своих познаний в словообразовании на уровне 3-5 классов средней школы, в которых учатся мои младшие дочери, хотелось бы спросить: разве феминизированные варианты слов «пассажир» и «стенографист» образованы при помощи не одного и того же суффикса «к» (а вовсе не «истк» во втором случае)?

Ирина Фуфаева
Ирина Фуфаева

Поскольку «стенограф» встречается в нацкорпусе русского языка (большая база текстов, худлит, мемуары и пр.) на порядок чаще, чем редкое «стенографист», и начинает делать это на несколько десятилетий раньше, еще в пушкинское время, логично предположить, что «стенографистка» от «стенограф». Дополнительные аргументы: 1) модель на -истка от основ на -граф вопроизводится: каллиграф — каллиграфистка, картограф — картографистка 2) русский язык не любит феминитивы на -ка с ударным слогом не предпоследним, как обычно («пассажирка», «аспирантка», «иностранка»), а предпредпоследним (как новое «авторка» из других славянских языков), поэтому стремится избавиться от такой ситуации. Для основ на -ер/арь/ор с помощью суффикса -ша («библиотекарша»), для основ на -граф (их всего 2 с ударением на предпосл. слоге) с пом. производного -истка.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: