Лоббисты монгольского лжекнижника

Кто и зачем отмазывал «пророка» Даши Цыренова в ВАКе?

Стенограммы ВАКа, ставшие доступными Диссернету в ходе судебного
процесса по генералу Щеблыкину [1], проливают свет на то, как принимаются рекомендации президиума ВАК по плагиату и научному подлогу в диссертациях. Мы писали [2] о том, как для своего оправдания автор списанной диссертации Даши Цыренов изготовил в Монголии задним числом «пророческую» монографию и представил ее в ВАК и как поначалу ВАК «скушал» эту фальшивку. Потребовались серьезные усилия, вплоть до вмешательства заместителя министра науки и высшего образования Г.В. Трубникова, чтобы истина восторжествовала и Цыренов был лишен ученой степени. Теперь мы можем показать, как проходило то самое заседание ВАК 22 марта 2019 года.

Председатель ВАК В.М. Филиппов: Кто пояснит от экспертного совета?

Докладчик от экспертного совета А.B. Харламов: Мы довольно долго рассматривали это дело. Это связано с тем, что ответчик представил монографию, которая опубликована в Монголии на монгольском языке. Во-первых, сложность в том, что это другой язык. Во-вторых, как мы установили, на тот момент он еще учился в школе. Мы понимаем, что и школьники занимаются научной работой. Есть продвинутые школы, есть учителя. Мы запросили дополнительную информацию. Сначала был первый ответ, подтверждающий наличие таких изданий в Монголии от этого издательства. Потом через некоторое время мы получили документы от руководителя этого издательства, который указал, что такие монографии не издавались в его издательстве. Исходя из этого мы приняли однозначное решение поддержать заявителей и проголосовали единогласно.

Комментарий редакции. Экспертному совету известно, что ему была представлена монография с недостоверными сведениями о выходных данных, эти сведения учтены в ходе обсуждения и поддержаны экспертным советом!

В.М. Филиппов: Что говорит Цыренов, что он представил монографию, которая не существует?

А.B. Харламов: Он говорит, что об этом он толком ничего не знает, потому что монография была не его лично, а совместно с его учителем. У них школа продвинутая, они проводят совместное обучение, то есть он частично учился и на территории России, и отдельные ученики выезжали на учебу в Монголию. Каким образом это получилось, он, на тот момент будучи школьником, не мог пояснить, но считает, что такая монография была.

В.М. Филиппов: Пожалуйста, вопросы к экспертному совету.

Член президиума ВАК А.А. Муравьев[3]: Не могли бы вы уточнить: в диссертации эти монографии упомянуты или нет?

А.B. Харламов: Нет.

А.А. Муравьев: Соответственно, по нашему решению от 11 декабря, мы не должны их учитывать.

А.B. Харламов: Так как мы это рассматривали и голосовали до 11 декабря 2018 года, поэтому мы эту норму не применяли. Но, действительно, в диссертации и автореферате этого нет. Он объясняет это тем, что тогда был еще школьником и, естественно, когда формировался автореферат, ученый секретарь диссовета не рекомендовала включать их в автореферат, что логично.

В.М. Филиппов: Тогда в связи с чем мы сейчас это обсуждаем?

А.B. Харламов: Я отвечаю на вопросы.

Член ВАК М.А. Эскиндаров[4]: А диссертация-то нормальная?

А.B. Харламов: Должен сказать, что диссертация нормальная.

М.А. Эскиндаров: Тогда почему лишаем степени? Ну, не указал, ну, не было этой работы.

Комментарий редакции. М.А. Эскиндаров, видимо, предлагает игнорировать прямой обман экспертного совета диссертантом.

А.B. Харламов: Еще раз поясню. Дело в том, что сначала мы получили документ от сотрудника издательства в Монголии о том, что такая монография существует. Потом, через некоторое время мы получили от руководителя этого издательства документ о том, что такой монографии их издательство не публиковало.

В.М. Филиппов: Андрей Викторович, вопрос как раз в этом. Неважно, какие заключения получили, эта монография никакого отношения к диссертации не имеет.

А.B. Харламов: Если смотреть сейчас по тексту ту монографию, которую они (Цыренов. — Прим. ред.) представили физически, — да, совпадения с текстом диссертации есть. Но издатель утверждает, что такой монографии они не издавали в Монголии. Откуда она взялась, мы не знаем.

А.В. Кузнецов: Я правильно понимаю, что мы, по сути, доказали, что он заимствовал из чужой диссертации? Так?

А.B. Харламов: Косвенно, да.

В.М. Филиппов: То есть у вас есть совпадения с чужой диссертацией, а не с монографией?

А.B. Харламов: Да.

В.М. Филиппов: Тогда это другое дело. Вы показали, что у него заимствования из другой диссертации.

А.B. Харламов: Да. Если мы исходим из того, что есть бумага от руководителя издательства, что такой монографии не издавали, тогда мы смотрим совпадения его диссертации с теми диссертациями или изданиями, которые были указаны в ЗоЛУСе. У нас другого варианта не было.

В.М. Филиппов: А совпадения с диссертацией научного руководителя?

А.B. Харламов: Нет.

В.М. Филиппов: Совсем с другой?

А.B. Харламов: Да.

В.М. Филиппов: Коллеги, есть ли еще вопросы к экспертному совету? Если нет, тогда приглашайте Цыренова и представителя заявителей.

(Входят Д.Д.Цыренов и А.В.Заякин.)

Цыренов Даши Дашанимаевич.Фото с сайта https://biblio.dissernet.org/person/123944
Цыренов Даши Дашанимаевич. Фото с сайта https://biblio.dissernet.org/person/123944

Даши Дашанимаевич, вы знаете, что возник целый ряд вопросов по вашей диссертации и есть заключение диссовета, заключение экспертного совета, которые поддержали заявление о лишении вас ученой степени кандидата экономических наук. Сейчас от экспертного совета профессор Харламов А.В. задаст вам примерно три вопроса, а потом представитель заявителей тоже задаст вам вопросы. Постарайтесь на них четко ответить.

Андрей Викторович, пожалуйста, первый вопрос.

А.B. Харламов: Поясните, пожалуйста, судьбу монографии, на которую вы ссылаетесь, которая была издана в Монголии. Скажите, на момент издания этой монографии вы занимались научной работой и в каком статусе вы были?

Д.Д. Цыренов: Как я понимаю, речь идет об издании 2003 года. Этот вопрос мы уже обсуждали на заседании экспертного совета, и на президиуме еще раз хочу пояснить. Школу я окончил в 2004 году с золотой медалью и после этого поступил в университет. У нашей школы есть давние хорошие отношения с Монголией. Поскольку Монголия и республика Бурятия географически близки, то Монголия занимается профориентационной работой в школах нашей республики. Устанавливаются договорные отношения между университетами Монголии и школами нашей республики для того, чтобы часть выпускников забрать на обучение к себе в высшую школу. Каждому заинтересованному ребенку, владеющему монгольским языком, а поскольку я по национальности бурят, а бурятский и монгольский языки достаточно близки, то ребят, владеющих монгольским языком, привязывают к некоторым исследованиям в Монголии, чтобы после окончании школы поступить туда.

На тот момент я был в статусе ученика 11 класса. Эту работу мы писали совместно с госпожой Болор Б.

Комментарий А.В. Заякина: Странным образом я абсолютно четко был уверен, что Цыренов сказал о «господине Болор». В этой моей уверенности меня поддержали некоторые другие участники этого заседания. К сожалению, аудиозаписи, которая могла бы разрешить это сомнение, в нашем распоряжении нет.

Правда, после окончания школы я не смог уехать учиться в Монголию по семейным обстоятельствам, и я остался учиться в Улан-Уде.

А.B. Харламов: Тот текст или сходимость текста, который есть в диссертации и в этой монографии, какую долю представляет в диссертации?

Д.Д. Цыренов: Если посмотреть по работе, наверное, около восьми страниц.

А.B. Харламов: Как вы можете пояснить факт, что мы получили информацию от руководителя издательства о том, что данная монография не издавалась в издательстве. Что это могло быть, техническая ошибка?

Д.Д. Цыренов: Предварительно на заседание экспертного совета я привозил письмо из того же самого издательства на монгольском языке, и мы делали на него официальный нотариальный перевод. Я привозил его. О том, что вы получили другое письмо от издательства, я не знаю.

А.B. Харламов: Спасибо, у меня нет больше вопросов.

В.М. Филиппов: Андрей Викторович, вы тоже можете задать 2–3 вопроса. Пожалуйста.

А.В. Заякин: На странице 75 вашей монографии, якобы изданной в 2005 году, говорится о концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, поручение готовить которую президент Российской Федерации дал 21 июля 2006 года. Каким образом вы узнали об этой концепции и ее содержании так, что даже сумели процитировать и пересказать не только за три года до ее официального принятия и вступления в силу, но даже за год до того, как В.В. Путин дал поручение готовить документ? Откуда у вас документ от президента за год до его возникновения?

Д.Д. Цыренов: Уточняющий вопрос. Об издании какого года вы говорите сейчас?

А.В. Заякин: 2005 года с Баторовой.

Д.Д. Цыренов: Да, с Баторовой Е.М., в тексте того самого издания, которое вы сейчас вспоминаете, не закавычен тот текст, о котором вы говорите, не представлена ссылка на тот нормативный документ, о котором вы говорите. Это некоторое наше видение. В тот момент в целом наша страна очень много активно писала и говорила о планировании социально-экономического развития. Республика Бурятия тоже находилась в поиске, принятии и реализации собственной стратегии, поэтому понятие «стратегическое планирование» на тот момент не было чем-то придуманным.

В.М. Филиппов: Андрей Викторович, то, что вы спрашиваете, это в монографии или в диссертации?

Д.Д. Цыренов: Речь идет о монографии 2005 года.

В.М. Филиппов: Вы спросили о монографии. Мы выяснили, что монография никак не указывается в ссылках диссертации, то есть никакого отношения к диссертации она не имеет. В связи с чем ваш вопрос?

Д.Д. Цыренов: Вопрос мой в связи с тем, что эту монографию диссертант предъявил экспертному совету как единственное оправдание заимствования из трудов г-жи Баторовой.

В.М. Филиппов: Хорошо, следующий вопрос, пожалуйста.

А.В. Заякин: Зачем вы сейчас ввели в заблуждение президиум, поскольку на странице 75 дословно говорится следующее: «…в концепции установлены следующие целевые ориентиры развития системы образования…». И дальше идет перечисление того, что эта концепция установила, на две страницы. Зачем вы нас сейчас ввели в заблуждение?

Д.Д. Цыренов: Поскольку того труда, о котором вы сейчас говорите, у меня на руках нет, и я пока могу говорить на основании того, что я помню, во-первых. Во-вторых, это было много лет назад — в 2005 году, как вы говорите. Это касаемо первой части вопроса.

Касаемо вашей реплики по поводу Баторовой Е.М. Я учился в аспирантуре на кафедре налогов и налогообложения, и моим руководителем была заведующая этой кафедрой, а Елена Михайловна работала на этой кафедре. На тот момент мы, естественно, очень много работали. Поэтому ваше утверждение, что этой диссертацией я прикрываю якобы заимствованный труд из Баторовой, было бы не совсем корректным. Мы с ней вместе работали. Правда, потом она уехала за границу, но на момент прохождения моей аспирантуры мы вместе контактировали, поскольку находились на одной кафедре. Поэтому говорить, что там монография, наш совместный труд с Баторовой мог не быть, я думаю, не совсем правильно.

А.В. Заякин: Правильно ли я вас понял: вы не сумели сейчас объяснить, каким образом за год до В.В. Путина узнали, что он поручит правительству готовить документ под названием: «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года»?

Д.Д. Цыренов: На тот момент времени республика Бурятия как субъект Российской Федерации тоже находилась в поиске и в процессе разработки собственных документов стратегического планирования. Поэтому говорить, что мы не могли знать о том, что будет разрабатываться такая стратегия, будет некорректно. Мы эту же работу проводили в своем субъекте.

В.М. Филиппов: У меня вопрос к профессору Харламову. Вы сказали, что есть совпадения с какими-то другими диссертациями. Скажите более четко, с какими еще диссертациями есть совпадения?

А.B. Харламов: У меня под рукой сейчас этого нет. Мы рассматривали те вопросы, которые были в ЗоЛУСе.

А.В. Заякин: Через секунду я смогу вам сказать, с кем там еще были совпадения.

А.B. Харламов: Диссертационный совет рассматривал это дело, и на экспертном совете рассматривала та рабочая группа, которая была создана.

В.М. Филиппов: Андрей Викторович, на президиуме надо более четко отвечать. А так — не знаю откуда, не знаю, какие заимствования — это несерьезно, понимаете? Так нельзя готовиться на президиум. Кто-то может сформулировать, из каких диссертаций, что и где было заимствовано. Профессор Харламов до этого сказал, что есть заимствования из других диссертаций. Я спрашиваю: где, в каком объеме?

А.B. Харламов: Это диссертация Анисимова, которая защищена в 2003 году. Есть совпадения из этой диссертации.

В.М. Филиппов: Сколько совпадений?

А.B. Харламов: <…> Страница 94 диссертации Цыренова, страница 76 диссертации Анисимова, страница 95 — соответственно, 193; страница 28 — соответственно, страница 92; страница 96 — соответственно, страница 134, 144 и так далее.

В.М. Филиппов: Даши Дашанимаевич, можете ответить на этот вопрос?

Д.Д. Цыренов: Конечно. Хочу отметить, что тут речь идет не о полнотекстовом совпадении, и даже то, о чем сказал г-н Харламов, это куски, не идущие друг за другом. Моя страница — такая-то, у г-на Анисимова — такая-то, потом моя следующая, и получается, что из текста Анисимова через 50, через 100 страниц. Получается, как любят говорить заявители, не копипаст — 10 страниц копировали и 10 страниц поставили, а по факту это разрозненные куски из диссертации Анисимова, совпавшие с моей работой.

Кроме того, хочу пояснить, что есть заключение диссовета, в котором я защищался в городе Улан-Удэ, и указанные страницы из ЗоЛУСа не попадают в те страницы, в которых указаны элементы научной новизны и результаты. Соответственно, это предполагаемое распределение никоим образом не влияет на результаты самой диссертационной работы.

В.М. Филиппов: У членов президиума ВАК есть вопросы?

Член президиума ВАК А.В. Кузнецов: Нам раздали материалы. Я смотрю, по меньшей мере, есть семь абзацев из диссертации Анисимова. Я понимаю, что можно сделать копипаст, можно переписать от руки, потом напечатать самому в разных кусках. Скажите, как можно объяснить дословные совпадения не законодательных, не каких-то общенаучных суждений, которые у вас идут буквально постоянно. Например, ваша 37 страница, 12 страница диссертации Анисимова: «В нашем исследовании мы обозначаем три наиболее важные сегодня интерпретации понятия «образовательная система в условиях регионализации образования»». Идет просто дословное совпадение. И таких примеров очень много распечатали. Тут вопрос не в том, что «кто-то считает», а «в нашем исследовании мы обозначили». Расскажите, что это за технология. Это интересно.

Д.Д. Цыренов: Дело в том, что с Петром Федоровичем Анисимовым у нас диссертации фактически написаны в разное время, но об одном и том же. Моя диссертация звучит как «Совершенствование системы среднего профессионального образования в условиях регионализации». У Анисимова П.Ф. работа написана о системе образования в целом по России, а у меня всё то же самое, только в республике Бурятия. Соответственно, формулировки о системе профобразования в условиях регионализации — то, о чем писал я, — по-другому сформулировать невозможно, иначе будут возникать проблемы с лингвистической точки зрения.

Член президиума ВАК С.Г. Еремеев: Скажите, в чем новизна вашего диссертационного исследования?

Д.Д. Цыренов: Необходимо сказать, что на тот момент мы мало говорили о проблемах регионализации образования. С вашего разрешения, начну с результата. На тот момент в республике Бурятия и во многих регионах стояла проблема, что система образования, профессиональная СПО находится в региональном подчинении и региональный бюджет выделяет деньги на обучение студентов в ССУЗах (средних специальных учебных заведениях. — Прим. ред.). Известно, что Бурятия является дотационным регионом, и у нас проблема в том, что Бурятия выделяет деньги, обучает, а ребята, окончив ССУЗы, не трудоустраиваются по специальности. Собственно, эта идея была заложена у меня в работе. На тот момент была разрабатываемая и принимаемая программа социально-экономического развития республики Бурятия, в которой были выявлены индикаторы, какие отрасли мы развиваем и то, чем мы занимаемся. Исходя из потребностей кадров по этой программе, мною был проведен расчет тех выпускников, которые нам нужны на перспективу. Это был прикладной результат.

После этого моя диссертация, поскольку проходило обсуждение в Министерстве образования и науки республики Бурятия, была принята за основу реформирования системы СПО в нашей республике. Некоторые ССУЗы получили у нас дополнительное финансирование, некоторые ССУЗы мы объединили с другими вузами. У нас в республике происходила такая долгая и болезненная реформа. Если в шутку сказать, то после этого многие директора ССУЗов меня любят, потому что им дали дополнительное финансирование, некоторые не любят, потому что их ССУЗам уменьшили финансирование. Такая ситуация у нас была.

Если говорить о научных результатах, то, в первую очередь, это объяснение понятия «регионализация», которое основано на том, что необходимо учитывать потребности региона с точки зрения выпускников ССУЗов.

Впервые была проведена диагностика развития системы среднего профессионального образования в Бурятии. Мы выявили диспропорции на основе того, что сравнили между собой действующую систему профобразования и потребности регионального рынка труда. Было такое наложение в моей работе. Была проведена многомерная классификация, мы построили дендрограмму Сибирского федерального округа, определили те регионы, с кем мы близки и, соответственно, чей опыт можно было бы перенять для республики Бурятия, был разработан алгоритм диагностики прогнозирования потребности в выпускниках системы СПО, и на основе этого был построен прогноз.

В.М. Филиппов: Есть ли еще вопросы у членов президиума? Если нет, тогда просьба к приглашенным подождать пока в холле.

(Д.Д. Цыренов и А.В. Заякин выходят из зала.)

Мнение экспертного совета?

Заместитель председателя экспертного совета ВАК по экономике С.Н. Сильвестров: Если опираться на все заключения относительно анализа самой работы, текста и обстоятельств, связанных с публикациями, вывод остается тем же. Молодой человек производит хорошее впечатление. Совершенно очевидно: живой ум, творческий человек, талантливый. Мы были в точно таком же положении, в котором вы сейчас находитесь. Он поставил нас в это положение, потому что те вроде бы объективные заключения, и здесь мы согласились с заявлением заявителей относительно лишения, внимательно всё проанализировали и оказались в таком положении, когда пришли к заключению, что да, лишать степени, прекрасно понимая, что человеку придется подниматься снова в науке. Мнение такое.

Сильвестров. источник: ютуб-канал SPbUME https://www.youtube.com/watch?v=dUdRLEMdX-U)
Сергей Николаевич Сильвестров (источник: ютуб-канал SPbUME
https://www.youtube.com/watch?v=dUdRLEMdX-U)

Комментарий редакции. Сергей Николаевич Сильвестров лукавит. Экспертный совет однозначно проголосовал за лишение степени, признав «монгольскую монографию» изданной задним числом, откуда следует, что Цыренов самым недостойным образом пытался обмануть ЭС и президиум. Какое уж тут «хорошее впечатление»? Экспертный совет не выносил заключения о таланте и творческих способностях Цыренова. Поэтому в лучшем случае профессор Сильвестров выдает свое личное мнение за позицию совета, к тому же по вопросу, не относящемуся к делу.

В.М. Филиппов: Есть ли вопросы к экспертному совету?

Член ВАК Н.Н. Казанский: Владимир Михайлович, мне кажется, что надо в очередной раз на сайте ВАК поместить объявление о том, что диссертация — это исследование, которое делает один человек, и это свое исследование он защищает.

Мы выслушали заявление о том, что он с кем-то из своих коллег обсуждал одно, обсуждал другое. Принято ссылаться, даже если из письма вы какую-то мысль используете в диссертации. Принято ссылаться, если это услышано в устном докладе.

Я не могу судить об экономической составляющей данной работы, но я могу судить о том, что присуждение степени в этом случае сыграет плохую штуку с наукой в целом в России. Мы должны исходить из того, что диссертацию пишет один человек, и что он пишет ее добросовестно.

С.Н. Сильвестров: Можно реплику? Я думаю, что Николай Николаевич прав только отчасти, но здесь нет ссылок на совместные исследования. Молодой человек, естественно, был погружен в работу кафедры, коллектива, под давлением определенных научных авторитетов, как каждый из нас, проходил определенный этап жизни. И то, что он ссылается на то, что он использовал мнение или тексты своих учителей, это не основание для того, чтобы считать, что это абсолютно самостоятельное исследование. Он, видимо, поставил самостоятельно проблему, сделал довольно много самостоятельно, но при этом не учел, что это не совместное исследование, где неразделенные тексты и неразделенные вклады, а просто сделал необдуманное заимствование. В итоге он страдает.

Комментарий редакции. Опять: профессор Сильвестров, рисуя образ наивного юноши, ни слова не говорит об обмане Цыренова, представившего в ЭС ВАК «лжекнигу».

А.В. Кузнецов: Я, наверное, поддержу мнение Николая Николаевича. Да, грустно смотреть. Обычно мы видим людей, которые с трудом могут сформулировать свои мысли. Здесь человек явно занимается научной работой, но, с другой стороны, что мы имеем на самом деле? Молодой толковый человек взял диссертацию Анисимова, взял из нее понравившиеся ему куски. В некоторых случаях, когда они не имели отношения к его исследованию напрямую, он добавил слово «Бурятия». В некоторых случаях — то, что приведено в раздаточном материале, он взял дословно.

Потом, когда его попросили объяснить, как такое получилось, он представил экспертному совету какие-то монографии. Заякин как-то косноязычно это объяснял, но, как я понял, даже, если гипотетически предположить, что он хотел такую книжку написать, а она куда-то пропала, совершенно очевидно, что она была написана после диссертации Анисимова и других авторов, у которых он некорректно заимствовал тексты, потому что там идет как бы будущее время. А дальше мы просто видим, что перед нами умный плагиат ранее глупого плагиата, который рассказывает, что можно не только копипаст в 50 страниц сразу засунуть, а можно всё это рассовать по тексту маленькими кусочками и взять не одну работу, а четыре. В принципе, анекдот, придуманный не в России, а даже в Германии, что одна украденная работа — плагиат, две — компиляция, три — диссертация. Когда это стало анекдотом 100 лет назад в Германии, наверное, люди не просто так это придумали. Я, например, буду голосовать за лишение степени.

С.Н. Сильвестров: Я бы откорректировал Алексея Владимировича, не давая оценок. Я бы сказал, что, наверное, не столько неопытный плагиатор, сколько незрелый научный исследователь, то есть человек не обучен, как всё это делать, наивен, и это видно. Кроме того, видимо, злую шутку проделал с ним его руководитель. Он же обмолвился, что в опубликованной монографии инициатором выступил, практически, научный руководитель и, возможно, задним числом. Поэтому у нас были эти сомнения, которые мы разрешить не смогли. Но видим незрелость человека, который вряд ли сейчас кандидат наук на 100%, здесь я могу согласиться.

Комментарий редакции. И снова профессор Сильвестров зачем-то идет поперек позиции экспертного совета и молчит о «пророческой» книжке, в которой Цыренов дословно предугадал мысли и решения В.В. Путина за несколько лет вперед.

Член президиума ВАК В.Е. Дементьев: Коллеги, перед нами жертва слабого научного руководства, слабой предзащиты и слабой защиты. Как мне кажется, парень толковый. Проблему он сформулировал тоже правильно. Но, увы, в периферийном вузе нет нормального руководителя, который бы всё это ему разъяснил и подсказал. Честно говоря, мне жалко, потому что то, что мы наблюдаем, в значительной степени это не его вина.

Комментарий редакции. Профессор Дементьев не видит или делает вид, что не видит поданное в ВАК заблаговременно, приобщенное к материалам и лежащее перед ним решение суда с пояснительной запиской. Верховным судом Бурятии Д.Д. Цыренов был признан нарушившим авторские права С.С. Михайловой на ее докторскую диссертацию в своей статье, созданной совместно с ректором БГУ Н.И. Мошкиным и Р.Н. Боровских, и в пяти других статьях (апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия от 25.06.2018 по делу №33-353/2018).

Член президиума ВАК В.А. Болотов: Я бы, пожалуй, согласился бы, что парень производит хорошее впечатление, но науку там я не увидел. Работы Анисимова П.Ф. известны, давно написаны. Опрокинуть их на сюжет Бурятии — не знаю, в чем там новизна. И про региональную специфику СПО есть море текстов. И после принятия решения о финансировании системы СПО из бюджета субъекта Федерации было сотни текстов про это. Что нового сделал парень, не знаю. Но то, что проблема в плохом научном руководстве, с этим соглашусь, потому что сам парень производит нормальное впечатление.

Комментарий редакции. И профессор Болотов не видит ни решения суда, ни справки о подделке монографии.

М.А. Эскиндаров: Коллеги, я хотел бы обратить внимание на цитаты, которые используются в двух работах Анисимова: «Юристы, менеджеры, экономисты остаются невостребованными на рынке труда и являются безработными». Я могу привести тысячи статей, где эти слова сказаны, включая президента Российской Федерации. Давайте внимательно посмотрим, потому что парнишка производит очень приятное впечатление, да и жалко. Коллеги так и не сказали, какой объем заимствования, если он есть, — три страницы, 10 страниц?

Комментарий редакции. Перед профессором Эскиндаровым лежат все материалы дела, в том числе сравнительные таблицы.

С.Н. Сильвестров: Большие сравнительные таблицы, которые нельзя оправдать. Мы же обычно ищем оправдания таким повторам, и такие оправдания бывают в случае совместных исследований, но здесь этого нет.

А.А. Муравьев: Коллеги, хочу обратить ваше внимание, что мы обсуждаем не конкретного диссертанта, насколько он молодой, опытный-неопытный, хороший у него был руководитель или плохой. У нас есть формальное заявление о лишении ученой степени, где основанием является некорректное заимствование. Давайте обсуждать дело по существу, а не по тому, жалко нам мальчика или не жалко мальчика.

В.М. Филиппов: Александр Александрович, нельзя говорить таким образом. Члены президиума имеют право обсуждать всё, связанное с диссертацией. Иначе, если будем смотреть автоматом, что 33 строчки совпали, 33 — не совпали, тогда что обсуждать? Тогда надо машину ставить и всё ей отдать. Поэтому нельзя так говорить.

Сергей Николаевич от экспертного совета правильно нам сказал, что у них была трудная задача, и у нас сейчас трудная задача. Хочу пояснить с точки зрения того, что говорил В.А. Болотов, и того, что говорил В.Е. Дементьев. Тема, которую он раскрыл, и он отвечал на вопрос, что он сделал, на самом деле это очень актуальная была тема в то время — это вопрос передачи в субъекты Федерации всей системы среднего профобразования. Надо было передавать финансирование, и они, естественно, думали о следующем: теперь это ляжет на нас. А раньше финансировало федеральное министерство, деньги давали сверху. А когда возник вопрос, что будем финансировать сами, то возникла проблема: а что делать со своей системой техникумов и колледжей? Кого закрыть, кого укрупнить, кого куда присоединить? То есть тема была архиактуальная.

Петр Федорович Анисимов был начальником управления среднего профессионального образования в министерстве, он разрабатывал вопрос в масштабах всей страны. Но решать надо было конкретно в каждом субъекте Федерации. И он выстраивал эту модель. И то, о чем его спросил профессор Еремеев, он как раз ответил, что он выстроил эту модель, то есть он получил результат, который на самом деле очень серьезный. И каждому субъекту Федерации надо было выстраивать свои модели, как и куда идти в этом отношении. Это, с одной стороны, по актуальности.

С другой стороны, у нас здесь, конечно, дилемма. Он молодой человек, и, если мы легко пропускаем ему, что на будущее можно заимствовать, то для молодого ученого это плохо. Я говорю об этом в стенах Министерства образования, что это тоже плохо. Поэтому у нас с вами очень непростая ситуация. Думаю, что и профессор Болотов, и профессор Дементьев правильно говорили, что, конечно, здесь значительная вина научного руководителя. Но вам, коллеги, надо определяться с учетом всех содержательных аспектов по диссертации и всех элементов заимствования.

Я сейчас уточнил у моих коллег, главного ученого секретаря, что решение принимается простым большинством голосов.

У нас есть предложение экспертного совета, основанное на однозначном заключении диссовета о том, чтобы рекомендовать лишить Цыренова Д.Д. ученой степени кандидата экономических наук. Кто за данное предложение, прошу голосовать? — Четыре человека.

Кто за то, чтобы не лишать его этой степени? Большинство.

Комментарий редакции. Согласно п. 18 действовавшего в то время Порядка работы ВАК (приказ Минобрнауки России от 16.05.2016 №568), рекомендация президиума Комиссии считается принятой, если за нее проголосовало большинство членов Комиссии, участвовавших в заседании президиума Комиссии. Голоса всех участников заседания по данному вопросу В.М. Филиппов не подсчитал, решение не было принято. Это послужило основанием для возвращения заявления в президиум ВАК.

(Входят Д.Д. Цыренов и А.В. Заякин.)

А.А. Муравьев: Владимир Михайлович, а как насчет согласительной комиссии? У нас по регламенту, если мы голосуем против решения экспертного совета, члены президиума имеют право потребовать создание согласительной комиссии. Я хочу воспользоваться этим пунктом.

В.М. Филиппов: Создать согласительную комиссию из тех, кто голосовал «за», и тех, кто голосовал «против»? Это несерьезно.

Комментарий редакции. Здесь мы видим нарушение председательствующим п. 20 действовавшего в то время Порядка работы ВАК, о котором — заметим — ему напомнили.

А.А. Муравьев: У нас по регламенту это есть.

В.М. Филиппов: Я еще не закончил отвечать, а вы уже перебиваете. Мы с вами говорили об этом случае, что мы рекомендуем экспертным советам создать такие комиссии. Если совет находится в ситуации неоднозначной. Как сказал Сергей Николаевич, комиссия была создана при экспертном совете, она работала. Вы предлагаете создать комиссию по двум людям из тех, кто «за» и «против», и пусть комиссия решает.

А.А. Муравьев: Секундочку. У нас по регламенту, если президиум голосует против рекомендации экспертного совета, создается согласительная комиссия. Это не имеет отношения к рассмотрению внутри экспертного совета.

В.М. Филиппов: Александр Александрович, еще раз. Вы в первый раз сказали более правильно. Там стоит фраза, что в случае расхождения мнений может быть создана комиссия. Слова «может быть».

Комментарий редакции. Утверждение В.М. Филиппова неверно. П. 20 действовавшего в то время Порядка работы ВАК звучал так: «В случае расхождения позиций экспертного совета Комиссии с позицией Комиссии по рассматриваемому вопросу председатель Комиссии формирует экспертную группу для подготовки мотивированного заключения по принятой рекомендации Комиссии. В экспертную группу на паритетных началах включаются представители экспертного совета Комиссии и Комиссии. В состав экспертной группы могут также включаться ведущие специалисты в соответствующей области науки». Т.е. создавать экспертную группу В.М.Филиппов был обязан.

Если вы настаиваете, давайте проголосуем. Давайте сейчас назначим двух человек из тех, кто голосовал «за», и двух человек из тех, кто голосовал «против». Мы обсуждали это здесь и считаем, что неэтично брать людей со стороны тех, кто голосовал «за», и тех, кто голосовал «против». И мы это уже проходили. Но давайте проголосуем. Есть предложение о том, чтобы создать комиссию из людей, которые голосовали «за» и «против».

Кто за данное предложение? — Два человека.

Кто против данного предложения? — Большинство. Решение принято.

Теперь я объявляю решение, которое было принято. Даши Дашанимаевич, во-первых, вам нужно сделать серьезные выводы, потому что два крупных сообщества в этой сфере — диссовет РЭУ им. Г.В. Плеханова и экспертный совет ВАК по экономическим наукам — приняли рекомендации о лишении вас степени кандидата экономических наук. Поэтому ситуация была трудная, мнения членов президиума были разные. Президиум ВАК объявляет решение о том, чтобы рекомендовать Министерству науки и высшего образования отказать в лишении Цыренова Д.Д. ученой степени кандидата экономических наук. Но выводы вам надо будет сделать. Всего доброго.

 

Далее на том же заседании этот вопрос возник снова в ходе обсуждения другого дела.

А.А. Муравьев: Уважаемые коллеги, Владимир Михайлович! У меня комментарий по процедуре. На самом деле я откопал сейчас приказ №568 от 2016 года с изменениями 2017 года. Он называется: «Порядок организации работы проведения заседаний Высшей аттестационной комиссии». Пункт 18 звучит следующим образом: «Рекомендация президиума Комиссии считается принятой, если за нее проголосовало большинство членов Комиссии, участвовавших в заседании президиума Комиссии», то есть большинство от того состава, который зарегистрирован на заседании. Поэтому я бы просил при голосовании каждый раз оглашать количество голосов «за», количество голосов «против» и количество воздержавшихся, чтобы у нас не было оснований как в случае с г-ном Елисеевым, который был по технической секции. Решение было отменено на том основании, что неправильно был произведен подсчет голосов и не понятно на самом деле, каков кворум для принятия решения.

Комментарий редакции. О деле Елисеева, которого в итоге лишили ученой степени, писала «Новая газета»[5].

По Цыренову у нас ровно такая же ситуация. Мы не знаем, сколько людей у нас проголосовало «против», сколько воздержалось.

Чтобы впредь такого не возникало, прошу сейчас огласить, сколько членов президиума зарегистрировалось и какой у нас кворум для принятия решения — большинство от зарегистрированных членов на заседании.

В.М. Филиппов: У нас 16 человек, кворум есть. Нам нужно принимать решение большинством от участвующих в голосовании. Так я понимаю? Игорь Михайлович, простым большинством голосов или большинство от 16?

Член ВАК Б.С. Эбзеев: Конечно, простым большинством.

Комментарий редакции. Кажется, судья Конституционного суда в отставке Эбзеев отвечает не на поставленный вопрос: из контекста следует, что председатель ВАК интересуется, следует ли большинство определять от числа всех голосующих, или просто установить перевес голосов  «за» над голосами «против».

В.М. Филиппов: Мне юристы говорят, что речь идет о простом большинстве голосов. Три юриста слева и справа мне подсказывают.

А.А. Муравьев: Большинство членов Комиссии, участвовавших в заседании.

В.М. Филиппов: Мы все участвуем в заседании. Например, голосование 3:2.

А.А. Муравьев: Нет, большинство от участвовавших в заседании — в данном случае это восемь или девять.

В.М. Филиппов: Почему? А воздержавшиеся?

А.А. Муравьев: Как понимать эту норму: большинство членов, участвовавших в заседании. Если они воздержались, значит, они не поддержали это решение.

А.В. Кузнецов: Можно уточнить не для юристов. 16 — красивое число для задачки. Если решение поддерживает один человек, против нет, все воздержались. Что, решение принимается?

В.М. Филиппов: Решение принимается.

Комментарий редакции. Так выглядит простое большинство голосов с точки зрения математика В.М. Филиппова. Для справки: «Простое большинство (англ. simple majority) — официально установленное большинство голосов, необходимое для принятия решения по вопросу, поставленному на голосование, превышающее половину от общего числа голосов членов соответствующего органа или участников голосования хотя бы на один голос (Энциклопедия права, 2015)».

Главный ученый секретарь ВАК И.М. Мацкевич: Уважаемые коллеги, Верховный суд США изменяет Конституцию при голосовании 2:3.

Комментарий редакции. Докт. юр. наук И.М. Мацкевич ошибся. Верховный суд США не имеет отношения к изменению Конституции и не участвует в этом процессе. Ее изменение может быть предложено либо квалифицированным большинством голосов (⅔) сената и палаты представителей, либо конституционным конвентом (созванным по требованию ⅔ легислатур штатов), а ратифицировано — ¾ штатов.

А.В. Кузнецов: Мы не в США, мы в Российской Федерации, поэтому у меня вопрос по Российской Федерации.

В.М. Филиппов: Я ответил на ваш вопрос.

А.В. Кузнецов: Значит, большинство от присутствующих — это один человек?

В.М. Филиппов: Еще раз, голосование: трое — за, двое — против. Большинство побеждает, несмотря на то, что присутствовало 16.

Комментарий редакции. Еще раз напомним: «Рекомендация президиума Комиссии считается принятой, если за нее проголосовало большинство членов Комиссии, участвовавших в заседании президиума Комиссии».

А.А. Муравьев: Владимир Михайлович, тогда просьба оглашать количество голосовавших «за», «против» с точной цифрой и количество воздержавшихся.

В.М. Филиппов: Будем называть количество голосовавших «за» и «против», а остальные воздержались.

Как уже было сказано выше, из-за нарушения порядка проведения голосования и подсчета голосов Минобрнауки возвратило дело в президиум ВАК, а из него оно было далее возвращено в ЭС ВАК и во второй раз по существу было рассмотрено президиумом ВАК в сентябре 2019 года.

Иллюстрации к кейсу Д. Цыренова:

Ложная справка от клерка издательства Адмон г-жи Загдсурэн и ее перевод. Фото из архива «Диссернета».

Лжесправка

Апостилированное письмо генерального директора издательства Адмон
господина Энхбата, дезавуирующую предшествующую лжесправку от клерка. Фото из архива «Диссернета».

У редакции остались вопросы к С.Н. Сильвестрову. Почему он выгораживал человека, который пытался обмануть экспертный совет и был на этом пойман? Почему, отвечая на реплики членов президиума, он ни слова не сказал — в отличие от докладчика по делу А.В. Харламова — о монгольской подделке? Почему, рисуя облик «наивного юноши», он умолчал о вступившем в законную силу решении суда, признавшего Цыренова нарушителем авторских прав своей бывшей коллеги?

У нас имеются также вопросы к В.М. Филиппову. Зачем нужно было нарушать Порядок работы ВАК, хотя министерство уже одергивало ВАК ровно за такие ошибки?

Мы предлагаем профессору Сильвестрову и профессору Филиппову выступить публично на страницах ТрВ-Наука.

[1] А. Заякин. ВАК в плену у ФСБ — 3, или Как один генерал министра читать разучил. ТрВ-Наука № 291, 31.10.2019. https://trv-science.ru/2019/10/31/vak-v-plenu-u-fsb-3/

[2] А. Заякин. Оправдать доцента, чтобы спасти ректора. ТрВ-Наука, 03.04.2019. https://trv-science.ru/2019/04/03/opravdat-docenta-chtoby-spasti-rektora/

[3] А.А. Муравьев писал в ТрВ о своих впечатлениях от заседаний президиума ВАК, в том числе о деле Цыренова, в статье «Как (не) работает ВАК и его президиум: заметки бывшего инсайдера». ТрВ-Наука, 02.07.2019. https://trv-science.ru/2019/07/02/kak-ne-rabotaet-vak-i-ego-prezidium/

[4] С результатами диссертационной деятельности Финансового университета при правительстве РФ, ректором коего является М.А. Эскиндаров, можно ознакомиться на сайте Диссернета: https://biblio.dissernet.org/vuz/48371

[5] А. Заякин. Дело не дочитал, но оправдаю. Новая газета № 40, 16.04.2018. https://novayagazeta.ru/articles/2018/04/15/76190-delo-ne-dochital-no-opravdayu

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
A.T.Eugene ZhМаксAlexander Muravyev Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Alexander Muravyev
Alexander Muravyev

Этот кейс, равно как и кейс Мединского, подчеркивает необходимость большей открытости в работе ВАК. Публикации стенограмм и заметок с заседаний ВАК, президиума ВАК, экспертных советов — даже выборочные — способны заставить потенциальных экспертов-манипуляторов придерживаться минимальных приличий. Было бы здорово увидеть и другие кейсы. например, с обсуждения ЗоЛУСа ректора Курганского университета Прокофьева. Где де-факто опозорилась глава экспертного совета по праву мадам Грачева, пытавшаяся всеми правдами и неправдами спасти горе-ректора, в том числе «письмами поддержки от ветеранских организаций области». Полагаю, что угроза прославиться в стенограмме заметно поубавила бы рвения у проректора МГЮА Грачевой. И еще. Просмотрел стенограмму — как снова в это… Подробнее »

Макс
Макс

позорище, конечно. надо на двери кабинета Филиппова в ВАК повесить плакат: «Стыд не дым — глаза не выест «

Eugene Zh
Eugene Zh

Местами авторство реплик перепутано. Вот например:

Д.Д. Цыренов: Вопрос мой в связи с тем, что эту монографию диссертант предъявил экспертному совету как единственное оправдание заимствования из трудов г-жи Баторовой.

A.T.
A.T.

А вот у меня после прочтения такой вопрос возник — привлекались ли эксперты собственно по теме диссертации для определения, есть в ней научная новизна или нет? Или члены президиума это определяют на лету?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: