«Академический плагиат — это не кража, а подлог»

26 сен­тяб­ря 2018 года в Рос­сий­ском госу­дар­ствен­ном гума­ни­тар­ном уни­вер­си­те­те состо­я­лась Меж­ду­на­род­ная науч­но-прак­ти­че­ская кон­фе­рен­ция «Про­бле­мы каче­ства науч­ной рабо­ты и ака­де­ми­че­ский пла­ги­ат». Ее орга­ни­за­то­ра­ми высту­пи­ли Инсти­тут выс­ших гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний и «Дис­сер­нет». Пуб­ли­ку­ем фраг­мен­ты лишь части наи­бо­лее ярких выступ­ле­ний. Мы про­дол­жим пуб­ли­ка­цию мате­ри­а­лов кон­фе­рен­ции в сле­ду­ю­щих номе­рах ТрВ-Нау­ка.

Вступительные доклады

Виктор Васильев

Вик­тор Васи­льев

Вик­тор Васи­льев, ака­де­мик РАН, гла­ва Комис­сии РАН по про­ти­во­дей­ствию фаль­си­фи­ка­ции науч­ных иссле­до­ва­ний:

Во-пер­вых, меня очень раду­ет зри­мая ситу­а­ция, когда мас­са­ми овла­де­ва­ет мысль, что пла­ги­ат, или, как гово­рят, некор­рект­ное заим­ство­ва­ние, — это дрянь и мер­зость, как выска­зал­ся сей­час рек­тор РГГУ. К сожа­ле­нию, эта идея раз­де­ля­ет­ся не все­ми, и, в част­но­сти, за вре­мя дол­гой рабо­ты в ВАКе, я в тамош­них дис­кус­си­ях очень мно­го видел непо­ни­ма­ния это­го тези­са. Суще­ству­ет огром­ная, огром­ная систе­ма раз­ной дема­го­гии, кото­рая тем или иным обра­зом оправ­ды­ва­ет вот эту самую дрянь и мер­зость. <…>

Самый про­стой при­мер такой дема­го­гии, когда гово­рят: «Ну да, конеч­но, вот эти два­дцать стра­ниц, они, конеч­но, заим­ство­ван­ные, но тут же есть какой-то про­цент нево­ро­ван­ных и ори­ги­наль­ных, по кото­рым вы ниче­го не нашли». Это как если бы чело­ве­ка пой­ма­ли на кар­ман­ной кра­же в трам­вае, а он при­но­сит справ­ку, что он пять дней в неде­лю рабо­та­ет на про­из­вод­стве и вору­ет толь­ко два дня в неде­лю и сажать его нель­зя. <…>

Если гово­рить о неэф­фек­тив­но­сти нашей систе­мы. Это вопрос, конеч­но, слож­ный. Я с ВАКом имею дело лет два­дцать, хожу на пре­зи­ди­ум и видел такую ситу­а­цию: дав­но-дав­но нача­ли гово­рить, что вот такая зара­за, это самое, надо с ней бороть­ся, как с ней бороть­ся? Что­бы с ней бороть­ся, при­ду­мы­ва­ют новые фор­маль­ные тре­бо­ва­ния. При­не­си­те такие-то доку­мен­ты и эда­кие. И все эти фор­маль­ные тре­бо­ва­ния бьют ско­рее по чест­ным иссле­до­ва­те­лям, кото­рым надо сво­ей рукой всё это дело выпол­нять. А если чело­век обра­ща­ет­ся к дис­се­ро­дель­ной фаб­ри­ке, то там это постав­ле­но на поток, там все ему стро­чат под копир­ку.

Я, соб­ствен­но, не про это, а про то, что все гово­рят, что надо бороть­ся, а как бороть­ся? Путем вве­де­ния каких-то фор­маль­ных тре­бо­ва­ний. И я так вот на всё это смот­рел и думаю: «Что же такое полу­ча­ет­ся? Навер­ное, это дей­стви­тель­но слож­ное дело, что никак с этим бороть­ся невоз­мож­но. Вве­де­ние како­го-то ново­го фор­маль­но­го тре­бо­ва­ния вал дис­сер­та­ций на какое-то вре­мя сби­ва­ет, но не очень тол­ко­вым обра­зом. Конеч­но, мож­но отчи­тать­ся, что дис­сер­та­ций ста­ло мень­ше, но потом всё про­дол­жа­ет­ся».

И тут воз­ник «Дис­сер­нет». Я этим ребя­там зави­дую, пото­му что они пока­за­ли, что бороть­ся с пла­ги­а­том мож­но, а я уже стал думать, что невоз­мож­но. «Дис­се­ро­руб­ка» Ростов­це­ва дей­ству­ет. Во-пер­вых, я поза­ви­до­вал, а во-вто­рых, я уви­дел, что в этот момент, когда это появи­лось и мас­со­вый пла­ги­ат стал мас­со­вым обра­зом вылав­ли­вать­ся, систе­ма вста­ла с «Дис­сер­не­том» на борь­бу. И раз за разом кто-то выхо­дил с дема­го­ги­ей, что в пла­ги­а­те нет ниче­го страш­но­го. <…>

Может быть, это все-таки свя­за­но с тем, что зна­чи­тель­ная часть людей, при­ни­ма­ю­щих реше­ния, при­над­ле­жат уже не столь­ко к науч­но­му сооб­ще­ству. У мно­гих уче­ных со вре­ме­нем воз­ни­ка­ет такой момент — они из уче­ных пере­рас­та­ют в адми­ни­стра­то­ров. И при­над­ле­жат уже непо­нят­но како­му сооб­ще­ству, и в какой-то момент над чело­ве­ком начи­на­ют довлеть кор­по­ра­тив­ные инте­ре­сы не уче­но­го сооб­ще­ства, о кото­рых тут так пре­крас­но гово­рит­ся в пре­ам­бу­ле резо­лю­ции кон­фе­рен­ции, а кор­по­ра­тив­ные сооб­ра­же­ния адми­ни­стра­тив­но­го сооб­ще­ства.

Когда вам демон­стри­ру­ют дока­за­тель­ства, что в тек­сте есть некор­рект­ные заим­ство­ва­ния, то долж­но быть стыд­но гово­рить: «А мы не можем смот­реть на эти дока­за­тель­ства, ведь дис­сер­та­цию смот­рел экс­перт­ный совет». (А ведь он напи­сал, что белое — чер­ное, а чер­ное — белое, как это доволь­но часто про­ис­хо­дит.) Так что с пла­ги­а­том бороть­ся-то эффек­тив­но мож­но, и надо научить­ся назы­вать белое — белым, чер­ное — чер­ным.

Видео­за­пись выступ­ле­ния Вик­то­ра Васи­лье­ва

Иван Курилла

Иван Курил­ла

Иван Курил­ла, про­фес­сор Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге:

Когда впер­вые ста­ли широ­ко обсуж­дать­ся про­бле­мы пло­хо­го каче­ства неко­то­рых дис­сер­та­ций, пла­ги­а­та или защи­ты дис­сер­та­ций людь­ми, кото­рые отно­ше­ния к нау­ке не име­ют, то какое-то вре­мя была очень попу­ляр­на реак­ция «ну мы-то внут­ри сооб­ще­ства зна­ем, кто есть кто». Неваж­но, защи­тил­ся ли какой-то поли­тик или биз­нес­мен, мы внут­ри сооб­ще­ства всё рав­но пони­ма­ем, что такой-то — не уче­ный, пусть он где-то там ходит с побря­куш­кой [уче­ной сте­пе­нью].

И это пред­став­ле­ние… про­дер­жа­лось доволь­но дол­го, и даже сей­час мож­но встре­тить людей, кото­рые так счи­та­ют. Но всё реже и реже. Ведь часть людей «с побря­куш­ка­ми» потом воз­вра­ща­ют­ся в нау­ку или в обра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния в ран­ге руко­во­ди­те­лей и начи­на­ют уже сами дик­то­вать какие-то усло­вия.

И ста­ло понят­но, что про­бле­ма не в инди­ви­ду­аль­ных слу­ча­ях, а в появ­ле­нии уже целых сетей псев­до­на­у­ки. И ста­вить про­бле­му надо так: как бороть­ся с таки­ми сетя­ми… кото­рые сна­ру­жи выгля­дят как науч­ные сети… У них есть (были, во вся­ком слу­чае) свои дис­со­ве­ты, свои жур­на­лы, свои нара­бо­тан­ные сети под­держ­ки. И это дей­стви­тель­но боль­шая ком­плекс­ная про­бле­ма для всей рос­сий­ской нау­ки.

В каких-то обла­стях нау­ки таких сетей мень­ше. Может, где-то нет совсем, в каких-то боль­ше. В каких-то уни­вер­си­те­тах такое явле­ние ста­ло огром­ной про­бле­мой, в каких-то уни­вер­си­те­тах, на­верное, мень­ше. Так или ина­че это целые инсти­ту­ты, суще­ству­ет соци­а­ли­зи­ро­ван­ная псев­до­на­у­ка. И если мы посмот­рим на нее, что назы­ва­ет­ся, гла­за­ми бюро­кра­та, гла­за­ми госу­дар­ства (пред­ста­вим, что госу­дар­ство оза­бо­ти­лось, что с этим надо что-то делать), то у госу­дар­ства нет меха­низ­мов отли­чить насто­я­щую сеть уче­ных от сети такой псев­до­на­у­ки. Фор­маль­но там есть всё, что с точ­ки зре­ния бюро­кра­та счи­та­ет­ся нау­кой. Един­ствен­ное, что внут­ри этой сети цир­ку­ли­ру­ют не науч­ные зна­ния или какие-то пре­вра­ще­ния науч­но­го зна­ния, а что-то дру­гое; ско­рее все­го, либо пря­мо день­ги, либо какие-то ста­тус­ные бла­га. В осно­ве цир­ку­ля­ции этой сети лежит не пре­вра­ще­ние науч­но­го зна­ния, а какие-то дру­гие, ско­рее все­го, мате­ри­аль­ные сти­му­лы.

Что с этим делать? Есть несколь­ко мето­дов. Метод, кото­рый актив­но исполь­зу­ет­ся в послед­ние годы, — экс­пор­ти­ро­вать экс­пер­ти­зу вовне, т. е. отде­лять нау­ку по прин­ци­пу пуб­ли­ка­ции, напри­мер в запад­ных жур­на­лах. Мы уже пол­но­стью не дове­ря­ем нашей нау­ке. Вот те, кто пуб­ли­ку­ет­ся в меж­ду­на­род­ных жур­на­лах, — это уче­ные; те, кто нет, — это не уче­ные. Частич­но это дей­стви­тель­но отра­жа­ет деле­ние, о кото­ром я ска­зал, но отра­жа­ет оно его не пол­но­стью. Пото­му что это дру­гая про­бле­ма — это сме­на, это пере­ход от срав­не­ния сетей насто­я­щей нау­ки с лже­на­у­кой к сетям оте­че­ствен­ной и меж­ду­на­род­ной. То, что мой кол­ле­га Миха­ил Соко­лов назвал «меж­ду­на­род­ной нау­кой и тузем­ной».

Тузем­ная нау­ка не обя­за­тель­но пло­хая, и здесь дей­стви­тель­но уже в выступ­ле­нии А. П. Без­бо­ро­до­ва зву­ча­ло: есть целые обла­сти наук, в кото­рых дей­стви­тель­но мало меж­ду­на­род­ных пуб­ли­ка­ций, мало досту­па, но это не явля­ет­ся отри­ца­тель­ной оцен­кой всей обла­сти нау­ки. Есть нау­ки, в кото­рых мас­са уче­ных не зна­ют ино­стран­ных язы­ков. Есть нау­ки, в кото­рых тема­ти­ка свя­за­на, при­вя­за­на к эмпи­ри­че­ским каким-то иссле­до­ва­ни­ям язы­ка, исто­рии, куль­ту­ры, в кото­рых есть меж­ду­на­род­ные пуб­ли­ка­ции, но их на поряд­ки мень­ше, чем в более интер­на­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ных обла­стях. Это немнож­ко дру­гое деле­ние. Конеч­но, здесь тоже надо повы­шать меж­ду­на­род­ную цити­ру­е­мость, меж­ду­на­род­ные пуб­ли­ка­ции. Но на этом осно­ва­нии делать оцен­ку и исклю­чать эти сети из насто­я­щей нау­ки было бы неспра­вед­ли­во.

Кро­ме того, бюро­кра­ти­че­ские мето­ды, кото­рые актив­но исполь­зу­ет госу­дар­ство в послед­ние годы, при­ве­ли к огром­но­му росту вся­ко­го рода отчет­но­сти, кото­рая дей­ству­ет контр­про­дук­тив­но; резуль­та­ты этой отчет­но­сти рабо­та­ют в про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну. Имен­но пото­му, что псев­до­се­тям, как пра­виль­но ска­зал Вик­тор Ана­то­лье­вич, про­ще, они при­вык­ли зака­зы­вать свои рабо­ты кому-то и вовне, отче­ты, кото­рые разум­но­му чело­ве­ку кажут­ся совер­шен­но ненуж­ны­ми и лиш­ни­ми, отни­ма­ют у него вре­мя рабо­ты, под­тал­ки­ва­ют к тому, что­бы тек­сты зака­зы­вать на сто­роне.

Здесь, мне кажет­ся, реше­ние нуж­но искать не толь­ко по пути бюро­кра­тии… Мне кажет­ся, более важ­ной частью реше­ния про­бле­мы (не более пер­спек­тив­ной — я не хочу про­ти­во­по­став­лять эти под­хо­ды) явля­ет­ся про­бле­ма, свя­зан­ная с уси­ле­ни­ем роли науч­но­го сооб­ще­ства. Опять же, я совер­шен­но не ори­ги­на­лен в этом. Науч­ное сооб­ще­ство, мне кажет­ся, долж­но полу­чить бо́льшую воз­мож­ность для выне­се­ния каких-то реше­ний, для опре­де­ле­ния того, что нау­кой явля­ет­ся, что — нет.

Здесь пер­вая про­бле­ма, кото­рую я вижу: такие сети пло­хо пере­се­ка­ют­ся. Люди зани­ма­ют­ся сво­ей нау­кой, встре­ча­ют­ся с кол­ле­га­ми и не обща­ют­ся с людь­ми, кото­рые, может быть, рабо­та­ют на сосед­ней кафед­ре за стен­кой. Мы про­сто не чита­ем, что они пишут, и по умол­ча­нию счи­та­ем то, что они пишут, тоже нау­кой. А ока­зы­ва­ет­ся, что нет. Мне кажет­ся, что науч­но­му сооб­ще­ству, каж­до­му уче­но­му надо совер­шить над собой неко­то­рое уси­лие, что­бы пере­се­кать гра­ни­цы соб­ствен­ной сети про­сто для того, что­бы читать, что пишут кол­ле­ги, немно­го дале­кие от нашей обла­сти зна­ний.

Всё это свя­за­но с очень пло­хо раз­ви­той в стране систе­мой рецен­зи­ро­ва­ния чужих тек­стов: рецен­зии на моно­гра­фию, на чужие дис­сер­та­ции, на ста­тьи и preview в жур­на­лах толь­ко-толь­ко начи­на­ют появ­лять­ся. Мы видим, что это рас­тет. И здесь науч­но­му сооб­ще­ству нуж­на под­держ­ка. И если обра­щать­ся к науч­ной бюро­кра­тии, то пер­вое, что, мне кажет­ся, надо от нее потре­бо­вать, — это осво­бо­дить уче­ным вре­мя, дать воз­мож­но­сти для того, что­бы они зани­ма­лись вза­им­ным рецен­зи­ро­ва­ни­ем. Вме­сто того что­бы застав­лять уче­ных писать всё боль­ше отче­тов, пра­виль­но застав­лять уче­ных писать боль­ше рецен­зий на то, что пишут дру­гие уче­ные. Если бы эта рабо­та мог­ла быть, шла бы в зачет вме­сто фор­маль­но­го отче­та, это при­нес­ло бы гораз­до боль­ше поль­зы науч­но­му сооб­ще­ству.

Завер­шая, повто­рюсь: было бы пра­виль­но, если бы госу­дар­ство пере­да­ло боль­ше функ­ций науч­ной экс­пер­ти­зы сооб­ще­ству уче­ных и предо­ста­ви­ло боль­ше само­сто­я­тель­но­сти науч­ным орга­ни­за­ци­ям. Уче­ным же инди­ви­ду­аль­но нуж­но боль­ше вре­ме­ни посвя­щать под­дер­жа­нию науч­ной дис­ци­пли­ны в виде рабо­ты над рецен­зи­я­ми, в сове­тах, в чте­нии и оце­ни­ва­нии того, что пишут кол­ле­ги не толь­ко по тво­ей теме, но и в сосед­них обла­стях.

Видео­за­пись выступ­ле­ния Ива­на Курил­лы

Иван Бабиц­кий, PhD Фло­рен­тий­ско­го уни­вер­си­те­та:

Я бы хотел ска­зать несколь­ко слов на тему ответ­ствен­но­сти уче­но­го. В этом смыс­ле мое выступ­ле­ние будет самым непри­ят­ным, пото­му что я один из тех, кто пред­став­ля­ет здесь «Дис­сер­нет». И в «Дис­сер­не­те» я спе­ци­а­ли­зи­ру­юсь, в первую оче­редь, на самой непри­ят­ной части его дея­тель­но­сти, т. е. на лише­нии сте­пе­ней тех людей, кото­рым она была при­суж­де­на за рабо­ту с пла­ги­а­том. И поэто­му я как раз хотел пого­во­рить о роли в этой исто­рии ВАКа, с кото­рым мне доволь­но регу­ляр­но при­хо­дит­ся всту­пать в диа­лог.

С одной сто­ро­ны, «Дис­сер­нет» все­гда исхо­дил из того, что, соб­ствен­но гово­ря, воз­мож­ность лише­ния сте­пе­ней и сама эта дея­тель­ность по лише­нию сте­пе­ней, при­суж­ден­ных за недоб­ро­со­вест­ные дис­сер­та­ции, — это совер­шен­но необ­хо­ди­мый эле­мент для созда­ния куль­ту­ры ответ­ствен­но­сти уче­но­го. Ведь иде­аль­ная цен­ность ответ­ствен­но­сти созда­ет­ся в том чис­ле и угро­зой нака­за­ния. Это печаль­но, к сожа­ле­нию, но это устро­е­но имен­но так. В этом смыс­ле мы и я лич­но пери­о­ди­че­ски с ВАКом ока­зы­ва­ем­ся в неко­то­ром таком спо­ре.

Ведь порой гово­рят, что ВАК — это вооб­ще неко­то­рая «сила зла». «Дис­сер­нет» эту идею нико­гда не под­дер­жи­вал, и у нас в нашей сре­де нет ника­ких сомне­ний, что в ВАКе дела­ет­ся мно­го совер­шен­но доб­ро­со­вест­ных уси­лий как раз по предот­вра­ще­нию пла­ги­а­та и вооб­ще кор­руп­ции, свя­зан­ной с при­суж­де­ни­ем сте­пе­ней. Но надо ска­зать, что когда дохо­дит дело до про­цес­са лише­ния сте­пе­ней, т. е. анну­ли­ро­ва­ния уже при­суж­ден­ных сте­пе­ней, то во мно­гом начи­на­ет зву­чать со сто­ро­ны мно­гих людей — неваж­но, пред­став­ля­ю­щих ВАК или нет, — нота спе­ци­фи­че­ско­го «гума­низ­ма». Вро­де как надо сде­лать так, что­бы дис­сер­та­ции с пла­ги­а­том боль­ше через ВАК не про­хо­ди­ли, но уж если чело­век уче­ную сте­пень полу­чил, то его лишать сте­пе­ни жесто­ко.

С этим тези­сом мы в «Дис­сер­не­те» очень не соглас­ны. Я хотел при­ве­сти неко­то­рые при­ме­ры, пока­зы­ва­ю­щие, что мы зани­ма­ем­ся лише­ни­ем сте­пе­ней не толь­ко пото­му, что мы злые, а пото­му что на самом деле про­бле­ма во мно­гом серьез­нее, чем кажет­ся ино­гда со сто­ро­ны. Пото­му что, как бы это цинич­но ни зву­ча­ло, пла­ги­ат — это ведь даже не пол­бе­ды. Я одна­жды услы­шал такую мысль, что, «конеч­но, пла­ги­ат — это пло­хо, что нечест­но при­сва­и­вать автор­ство, но когда люди пла­тят день­ги за то, что­бы им напи­са­ли дис­сер­та­цию, они тем самым спо­соб­ству­ют при­ра­ще­нию нау­ки. Ведь таким обра­зом появ­ля­ет­ся еще одна науч­ная рабо­та».

Дело в том, что пла­ги­ат как тако­вой в чистом виде — это не про­сто при­сво­е­ние автор­ства чужо­го иссле­до­ва­ния. Беда в том, что пла­ги­ат сплошь и рядом сопро­вож­да­ет­ся науч­ным под­ло­гом — вещью, под­ры­ва­ю­щей саму осно­ву нау­ки. Если автор авто­за­ме­ной меня­ет услов­ную Кал­мы­кию на Кали­нин­град­скую область, а все дан­ные оста­ют­ся теми же, то понят­но, что если такую пуб­ли­ка­цию кто-то будет исполь­зо­вать как источ­ник зна­ний, то он про­сто будет обма­нут и вве­ден в заблуж­де­ние. Неред­ко под видом науч­ных защи­ща­ют­ся тек­сты с эле­мен­та­ми чистой бес­смыс­ли­цы.

Я при­ве­ду несколь­ко при­ме­ров, кото­рые будут выгля­деть как анек­дот, но на самом деле это совсем не смеш­но. Во всех этих слу­ча­ях ВАК уче­ную сте­пень чело­ве­ку сохра­нил…

Вот один при­мер, уже доволь­но ста­рый, и про него мы писа­ли. Стал уже клас­си­че­ским слу­чай про­ку­ро­ра Сафа­ра­ли­е­ва, кото­рый спи­сы­вал у дру­го­го про­ку­ро­ра, Лего­ста­е­ва… Дис­сер­та­ция назы­ва­лась «Пре­ду­пре­жде­ние лега­ли­за­ции отмы­ва­ния дохо­дов, полу­чен­ных пре­ступ­ным путем, срав­ни­тель­ный пра­во­вой лич­ност­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный аспект», а спи­сы­ва­лась она частич­но с дис­сер­та­ции про предот­вра­ще­ние дея­тель­но­сти, дез­ор­га­ни­зу­ю­щей функ­ци­о­ни­ро­ва­ние систе­мы в местах лише­ния сво­бо­ды, т. е. вся­кой дея­тель­но­сти заклю­чен­ных, неваж­но, это может быть бунт, это могут быть какие-то насиль­ствен­ные дей­ствия. Заим­ство­ва­лось это дело путем про­стой заме­ны, авто­за­ме­ны номе­ра ста­тьи Уго­лов­но­го кодек­са.

В тре­тьей гла­ве этой дис­сер­та­ции были выво­ды, в кото­рых была фра­за: «…Это поз­во­ля­ет изби­рать пра­виль­ную так­ти­ку пре­ду­пре­жде­ния пре­ступ­ле­ний по лега­ли­за­ции отмы­ва­ния пре­ступ­ных дохо­дов в местах лише­ния сво­бо­ды». Даль­ше шли рас­суж­де­ния о том, как пре­пят­ство­вать заклю­чен­ным в местах лише­ния сво­бо­ды отмы­вать день­ги. При­чем реко­мен­да­ции дава­лись доволь­но любо­пыт­ные. Ска­жем, в дис­сер­та­ции было ска­за­но: «…Ана­лиз прак­ти­ки при­ме­не­ния норм, преду­смат­ри­ва­ю­щих воз­ме­ще­ние ущер­ба, при­чи­нен­ных испра­ви­тель­но­му учре­жде­нию, допол­ни­тель­ных затрат, свя­зан­ных с пре­се­че­ни­ем пре­ступ­ле­ний, преду­смот­рен­ных ста­тья­ми 174 и 174.1 Уго­лов­но­го кодек­са РФ (т. е. ста­тья­ми об отмы­ва­нии денег), при совер­ше­нии кото­рых, напри­мер, повре­жда­ет­ся иму­ще­ство учре­жде­ний, сви­де­тель­ству­ет, что в исполь­зо­ва­нии име­ют­ся зна­чи­тель­ные резер­вы». Таким обра­зом, пред­ла­га­ет­ся застав­лять заклю­чен­ных, если они в про­цес­се отмы­ва­ния денег при­чи­ни­ли ущерб иму­ще­ству испра­ви­тель­но­го учре­жде­ния, воз­ме­щать этот ущерб из зара­бо­тан­ных денег.

Так же сре­ди основ­ных спо­со­бов пре­ду­пре­жде­ния отмы­ва­ния денег в местах лише­ния сво­бо­ды пред­ла­га­лось устра­и­вать заклю­чен­ных на такие участ­ки работ, где они нахо­ди­лись бы под посто­ян­ным наблю­де­ни­ем и кон­тро­лем и не мог­ли отлу­чать­ся со сво­их рабо­чих мест.

Вот такая дис­сер­та­ция была защи­ще­на. И мы пода­ли на нее на лише­ние уче­ной сте­пе­ни. Но, к сожа­ле­нию, сте­пень была сохра­не­на. Я думаю, что все без исклю­че­ния при­сут­ству­ю­щие согла­сят­ся, что глав­ная про­бле­ма этой дис­сер­та­ции не сам факт пла­ги­а­та. <…>

И нако­нец, такой доволь­но весе­лый при­мер с Наи­лем Манс­уро­ви­чем Мухи­то­вым, чело­ве­ком из Рос­неф­ти. Он воз­глав­лял там служ­бу без­опас­но­сти и защи­тил дис­сер­та­цию, назы­ва­ю­щу­ю­ся «Гар­мо­ни­за­ция поли­ти­ки раз­ви­тия госу­дар­ствен­ных кор­по­ра­ций с уче­том их эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти». На его дис­сер­та­цию нами тоже было пода­но заяв­ле­ние по пово­ду имев­ше­го­ся там пла­ги­а­та. Но в пер­вой инстан­ции, дис­сер­та­ци­он­ном сове­те, сте­пень ему была сохра­не­на, и потом я полу­чил воз­мож­ность участ­во­вать в дис­кус­сии уже в экс­перт­ном сове­те ВАКа. Как раз пред­се­да­тель сове­та Пор­фи­рьев стал гово­рить, что, конеч­но, какие-то сов­па­де­ния тек­ста есть, но мы же долж­ны гля­деть еще и на содер­жа­ние, что там есть какие-то выво­ды, кото­рые чело­век сам сде­лал. <…>

Это был доволь­но инте­рес­ный момент, кото­рый я уже не в пря­мой свя­зи с пла­ги­а­том уви­дел, когда читал эту дис­сер­та­цию. Я ска­зал: «Борис Нико­ла­е­вич, если мы про содер­жа­ние, то текст этой дис­сер­та­ции ведь не име­ет ника­ко­го смыс­ла с точ­ки зре­ния рус­ско­го язы­ка». После чего зачи­тал два абза­ца.

Это реаль­ная цита­та из дис­сер­та­ции гос­по­ди­на Мухи­то­ва (с. 104): «Эко­но­ми­че­ская орга­ни­за­ция нынеш­не­го рос­сий­ско­го обще­ства тако­ва, что низ­кая себе­сто­и­мость про­дук­та и сро­ки его реа­ли­за­ции, эффек­тив­ность, осо­бен­но элек­трон­ной фор­мы, пред­опре­де­ли­ли неиз­беж­ность заме­ны тра­ди­ци­он­ной кон­ку­рен­ции това­ров и валют на сопер­ни­че­ство твор­че­ских воз­мож­но­стей. Заме­тим, что наци­о­наль­ные, поли­ти­че­ские и эко­ло­ги­че­ские и дру­гие виды без­опас­но­сти здесь при­об­ре­та­ют фор­му био­энергетического вза­и­мо­дей­ствия или непри­я­тия. Послед­нее настоль­ко абсурд­но для здра­во­мыс­ля­ще­го лиде­ра, что боль­ше носит харак­тер амби­ции или неже­ла­ния пере­де­ла мира в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми выжи­ва­е­мо­сти, но никак не пре­сло­ву­тым кано­ном науч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са. Мно­гие не хотят с этим счи­тать­ся, заго­няя себя и сво­их под­чи­нен­ных в немыс­ли­мый сар­ко­фаг из тяже­лых эле­мен­тов таб­ли­цы Мен­де­ле­е­ва. Заби­тое гам­бур­ге­ра­ми вооб­ра­же­ние, спо­соб­ность к твор­че­ству для боль­шин­ства наро­дов могут остать­ся толь­ко ори­ен­ти­ра­ми, но не жиз­нен­ны­ми прин­ци­па­ми».

Я гово­рю: «Борис Нико­ла­е­вич, что всё это зна­чит?» На что Б. Н. Пор­фи­рьев отве­ча­ет: «Ну, не Лев Тол­стой». Затем экс­перт­ный совет ВАКа при­ни­ма­ет реше­ние, что сте­пень гос­по­ди­ну Мухи­то­ву сохра­нить, это реше­ние утвер­жда­ет­ся Пре­зи­ди­у­мом ВАКа.

И в каче­стве послед­не­го при­ме­ра не могу обой­тись без неко­то­рой про­во­ка­тив­но­сти, посколь­ку мы собра­лись сего­дня в РГГУ. И здесь тоже был совет, кото­рый, к все­об­ще­му удо­вле­тво­ре­нию, РГГУ сумел закрыть. Здесь, в част­но­сти, в этом сове­те защи­ща­лись под­ряд в 2010 и 2011 годах два чело­ве­ка, кото­рых объ­еди­ня­ет такая инте­рес­ная дама, Вален­ти­на Михай­лов­на Реп­ни­ко­ва, кото­рая у обо­их высту­па­ла оппо­нен­том. Она не име­ет отно­ше­ния к РГГУ.

Одно­го из них зовут Васи­лий Ива­но­вич Куц, депу­тат Алтай­ско­го зако­но­да­тель­но­го собра­ния, он защи­щал­ся в 2011 году. И в 2010 году защи­щал­ся Дмит­рий Гри­го­рье­вич Горо­дец­кий, не знаю, кто он такой. Это в том самом сове­те, кото­рый РГГУ дей­стви­тель­но, как гово­ри­лось, счаст­ли­во закрыл, у обо­их этих людей в заклю­че­ние дис­сер­та­ции были выво­ды, спи­сан­ные из одной и той же дис­сер­та­ции 2006 года неко­го гос­по­ди­на Антю­фе­е­ва, у кото­ро­го тоже В. М. Реп­ни­ко­ва была оппо­нен­том. Да, по ним обо­им пода­ва­лись заяв­ле­ния на лише­ние уче­ной сте­пе­ни, и им сте­пень была сохра­не­на. <…>

Как я уже ска­зал, Куц и Горо­дец­кий взя­ли и пере­пи­са­ли заклю­че­ние из дис­сер­та­ции 2006 года и защи­ти­ли эту дис­сер­та­цию, один — в ­2010-м, дру­гой — в 2011 году. Заклю­че­ние у них доволь­но силь­но пере­се­ка­ет­ся. Одна часть начи­на­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: «На взгляд авто­ра, раз­ра­бо­тан­ная им кон­цеп­ция обла­да­ет суще­ствен­ным эври­сти­че­ским потен­ци­а­лом, что поз­во­лит в даль­ней­шем раз­вить ее в тео­рию, объ­яс­ня­ю­щую и про­гно­зи­ру­ю­щую резуль­та­ты эко­но­ми­че­ско­го и тех­ни­ко-тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия. Как было пока­за­но в рабо­те, опи­са­ние пред­ва­ри­тель­ной и коли­че­ствен­ной оцен­ки реа­ли­за­ции науч­но-тех­ни­че­ско­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го потен­ци­а­ла, полу­чен­ной в рам­ках этой тео­ре­ти­че­ской кон­цеп­ции, поз­во­ли­ли постро­ить про­гноз­ную модель дол­го­сроч­но­го раз­ви­тия нау­ко­ем­ко­го тех­но­ло­ги­че­ско­го сек­то­ра про­мыш­лен­но­сти в РФ. Про­гно­зи­ру­е­мое раз­ви­тие нау­ко­ем­ко­го тех­но­ло­ги­че­ско­го сек­то­ра в 2004–2015 годах».

В этих дис­сер­та­ци­ях… суще­ствен­ную часть заклю­че­ния состав­ля­ет про­гноз на 2004–2015 год, раз­би­тый по эта­пам: там 2004… 2008… 2010-й. Полу­ча­ет­ся, что чело­век, защи­щая в 2010–2011 годах дис­сер­та­цию, стро­ил про­гно­зы на 2007 и 2008 годы… В этих двух дис­сер­та­ци­ях стро­ил­ся про­гноз про­шло­го! По всем пра­ви­лам: опти­ми­сти­че­ский сце­на­рий, пес­си­ми­сти­че­ский сце­на­рий и еще какой-то там тре­тий сце­на­рий. И это всё в ВАКе было повтор­но утвер­жде­но.

Я хотел бы завер­шить свое выступ­ле­ние на слег­ка про­во­ка­тив­ной ноте. Кол­ле­га Заякин про­сил меня об этом не гово­рить, но я все-таки ска­жу. Дело в том, что еще на ста­дии под­го­тов­ки к сего­дняш­ней кон­фе­рен­ции был некий раз­го­вор в РГГУ у пред­став­ляв­ше­го нас Заяки­на о гос­по­дине Куце и некая дого­во­рен­ность, что РГГУ подаст новое заяв­ле­ние о лише­нии уче­ной сте­пе­ни защи­тив­ше­го­ся здесь Куца, кото­рый про­гно­зи­ро­вал про­шлое. И вот несколь­ко дней назад я от Заяки­на узнал, что от этой дого­во­рен­но­сти руко­вод­ство РГГУ, кажет­ся, реши­ло отка­зать­ся.

Я вос­поль­зу­юсь слу­ча­ем, что­бы как пред­ста­ви­тель «Дис­сер­не­та» ска­зать, что лише­ние сте­пе­ней — это прин­ци­пи­аль­но важ­ный эле­мент дея­тель­но­сти… что излиш­ний гума­низм в таких вопро­сах все-таки вре­ден. Нель­зя одно­вре­мен­но декла­ри­ро­вать, что мы хотим создать новую куль­ту­ру нетер­пи­мо­сти к пла­ги­а­ту, и хотя бы даже ретро­спек­тив­но про­яв­лять к таким вещам тер­пи­мость. <…>

Видео­за­пись выступ­ле­ния Ива­на Бабиц­ко­го

Секция «Тексты»

Сергей Зенкин

Сер­гей Зен­кин

Сер­гей Зен­кин, вед. науч. сотр. Инсти­ту­та выс­ших гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний РГГУ:

Мой кол­ле­га А. В. Заякин в ходе под­го­тов­ки кон­фе­рен­ции несколь­ко раз гово­рил, что ее зада­ча — дока­зать, что 2х2=4. Я согла­сен с ним напо­ло­ви­ну. Конеч­но, при­хо­дит­ся, пре­одо­ле­вая пси­хо­ло­ги­че­ское, инсти­ту­ци­о­наль­ное, кор­по­ра­тив­ное сопро­тив­ле­ние, утвер­ждать баналь­ные исти­ны, что «спи­сы­вать нехо­ро­шо», что за это надо нака­зы­вать и т. д.

Но есть и дру­гая сто­ро­на дела. Хотя сего­дня наи­бо­лее акту­аль­на прак­ти­че­ская борь­ба с мас­со­вы­ми зло­упо­треб­ле­ни­я­ми, будем пом­нить и о более широ­ком, интел­лек­ту­аль­ном гори­зон­те про­бле­мы, заслу­жи­ва­ю­щем тео­ре­ти­че­ско­го иссле­до­ва­ния. У пла­ги­а­та есть гене­зис, есть исто­рия, есть соци­аль­ные функ­ции, не исчер­пы­ва­ю­щи­е­ся баналь­ной функ­ци­ей неза­кон­но­го про­дви­же­ния пла­ги­а­то­ров по карьер­ной лест­ни­це.

Я риск­ну даже ска­зать, что ака­де­ми­че­ский пла­ги­ат — это свое­об­раз­ное пато­ло­ги­че­ское явле­ние куль­ту­ры, кото­рое так и нуж­но изу­чать. Часто оно рас­смат­ри­ва­ет­ся по ана­ло­гии с пла­ги­а­том в искус­стве или лите­ра­ту­ре как кра­жа автор­ских прав, на самом деле нуж­но зафик­си­ро­вать чет­ко, что это нечто совер­шен­но иное. Это не кра­жа, а фаль­си­фи­ка­ция, под­лог. В каче­стве ана­ло­гии мож­но при­ве­сти изго­тов­ле­ние фаль­ши­вых денег, когда вро­де бы ни у кого лич­но ниче­го не кра­дут, но под­ры­ва­ют эко­но­ми­ку, общую систе­му денеж­но­го обра­ще­ния. Поэто­му и обще­ствен­ная опас­ность это­го явле­ния дру­гая, чем у обыч­но­го пла­ги­а­та как кра­жи автор­ских прав: стра­да­ет не отдель­ный чело­век, стра­да­ет всё обще­ство, вся науч­ная систе­ма.

Я пони­маю юри­стов, кото­рым при­выч­но гово­рить о «пла­ги­а­те» как о кра­же автор­ских прав, но здесь име­ет­ся в виду что-то дру­гое. Давай­те искать ему новое назва­ние. Я пред­ла­гаю тер­мин «ака­де­ми­че­ский пла­ги­ат» — это такое осо­бое явле­ние обще­ства и куль­ту­ры. Пре­сле­дуя ака­де­ми­че­ских пла­ги­а­то­ров, мы защи­ща­ем не чью-то интел­лек­ту­аль­ную соб­ствен­ность или лич­ный при­о­ри­тет, кото­рый может быть иска­жен. Мы защи­ща­ем прин­цип науч­но­го про­фес­си­о­на­лиз­ма, защи­ща­ем здо­ро­вое функ­ци­о­ни­ро­ва­ние науч­ных инсти­ту­тов. <…>

Видео­за­пись выступ­ле­ния Сер­гея Зен­ки­на

Нина Брагинская

Нина Бра­гин­ская

Нина Бра­гин­ская
гл. науч. сотр. Инсти­ту­та клас­си­че­ско­го Восто­ка и антич­но­сти ВШЭ, проф. Инсти­ту­та восточ­ных куль­тур и антич­но­сти РГГУ:

Я хоте­ла посвя­тить свое выступ­ле­ние слож­ным слу­ча­ям авто­пла­ги­а­та, но ситу­а­ция, когда все обхо­дят упо­ми­на­ние «белой обе­зья­ны», меня застав­ля­ет несколь­ко пере­ори­ен­ти­ро­вать­ся. РГГУ про­шел длин­ный путь от пер­во­го круг­ло­го сто­ла по пла­ги­а­ту, кото­рый был в 2014 году, до сего­дняш­ней пред­ста­ви­тель­ной кон­фе­рен­ции. Но ему пред­сто­ит еще доволь­но дол­го идти.

Поче­му я утвер­ждаю, что о «белой обе­зьяне» не гово­ри­ли? Пото­му что Мухи­тов, «заме­ча­тель­ные» цита­ты из кото­ро­го здесь зачи­ты­ва­лись, защи­щал­ся в РГГУ. Когда в жур­на­ле «Социо­ло­ги­че­ское обо­зре­ние» была опуб­ли­ко­ва­на моя ста­тья «Мафия и шко­ла» о поло­же­нии с пла­ги­а­том в РГГУ, была напи­са­на слу­жеб­ная запис­ка, сво­е­го рода донос по это­му пово­ду: «Гос­по­жу Бра­гин­скую харак­те­ри­зу­ет не толь­ко пол­ное отсут­ствие науч­ной эти­ки, но и стрем­ле­ние к аван­тю­риз­му». Счи­та­лось, что я выкра­ла или купи­ла запись засе­да­ния дис­сер­та­ци­он­но­го сове­та, как раз того, на кото­ром при­сут­ство­вал Иван Фёдо­ро­вич Бабиц­кий.

Это было заме­ча­тель­ное засе­да­ние! Вы зна­е­те, что засе­да­ния дис­сер­та­ци­он­ных сове­тов, как и защи­ты, — вещь пуб­лич­ная, и когда я пока­за­ла на круг­лом сто­ле в РГГУ фраг­мент видео­за­пи­си той защи­ты, был дикий скан­дал. Люди, под­пи­сав­шие пись­мо про­тив меня, в РГГУ в основ­ном уже не рабо­та­ют. Сре­ди них мно­го людей с фаль­ши­вы­ми дис­сер­та­ци­я­ми или спо­соб­ство­вав­ших фаль­ши­вым защи­там. В основ­ном они ухо­ди­ли в пери­од рабо­ты комис­сии по пла­ги­а­ту. Но эта комис­сия была закры­та реше­ни­ем уче­но­го сове­та, ини­ци­а­то­ра­ми это­го закры­тия были при­сут­ству­ю­щие здесь наш про­рек­тор по непре­рыв­но­му обра­зо­ва­нию Павел Пет­ро­вич Шка­рен­ков, наш нынеш­ний про­рек­тор по нау­ке Оль­га Вяче­сла­вов­на Пав­лен­ко и заслу­жен­ный про­фес­сор Ната­лья Ива­нов­на Басов­ская.

Они внес­ли пред­ло­же­ние о пре­кра­ще­нии дея­тель­но­сти этой комис­сии и реши­ли зани­мать­ся про­вер­кой толь­ко тех, кто сей­час пла­ги­и­ру­ет, а всё про­шлое оста­вить, скрыть «покро­вом мило­сер­дия». Эта идея очень созвуч­на реше­нию Думы о «пла­ги­ат­ской амни­стии». Я толь­ко что зада­ла вопрос ушед­ше­му с кон­фе­рен­ции сек­ре­та­рю ВАКа, юри­сту: не нуж­но ли начать с Думы, а не с дет­ско­го сада и отме­нить этот закон? И он сослал­ся на Кон­вен­цию по автор­ско­му пра­ву. Я не юрист, но пола­гаю, что он
сде­лал это напрас­но.

Ведь речь не идет об уго­лов­ном пре­сле­до­ва­нии и нака­за­нии. Уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние даже за убий­ство име­ет срок дав­но­сти, глав­ным обра­зом, пото­му, что через 15 лет невоз­мож­но собрать дока­за­тель­ную базу. Если же вы под­де­ла­ли доку­мент и это дока­за­но, то этот доку­мент у вас изы­мут, даже если вас за это уже не нака­жут. Если вы укра­ли чужую рабо­ту и дока­за­но, что вы ее укра­ли и что вы полу­чи­ли лож­ную сте­пень, то через любое неогра­ни­чен­ное вре­мя так же, как и фаль­ши­вые моне­ты, фаль­ши­вая уче­ная сте­пень долж­на быть у вас изъ­ята.

На июнь 2016 года в РГГУ было защи­ще­но боль­ше ста фаль­ши­вых работ. Это серьез­ная про­бле­ма. Неболь­шая часть этих людей рабо­та­ла в уни­вер­си­те­те, и мно­гие ушли сами, но идея закрыть комис­сию воз­ник­ла тогда, когда комис­сия подо­шла к ана­ли­зу рабо­ты гос­по­ди­на Мина­е­ва, кото­рый два года был и. о. рек­то­ра, мно­гие годы пер­вым про­рек­то­ром, весь­ма замет­ной фигу­рой. Поче­му я опять воз­вра­ща­юсь к нему, хотя он уже не игра­ет ника­кой роли в нынеш­нем РГГУ? Пото­му что это «мах­ро­вый слу­чай».

Дис­сер­та­ция была защи­ще­на по дру­гой спе­ци­аль­но­сти, не по базо­во­му обра­зо­ва­нию. Вале­рий Вла­ди­ми­ро­вич объ­явил, что она была сек­рет­ная, что она защи­ща­лась осо­бым обра­зом, на закры­том засе­да­нии в воен­ном уни­вер­си­те­те. На самом деле она не была сек­рет­ной. «Дис­сер­нет» ее нашел в биб­лио­те­ке, ника­ких гри­фов сек­рет­но­сти на ней нет и не было. Более того, в спис­ке пуб­ли­ка­ций, кото­рые пред­став­ля­ют­ся для защи­ты, чис­ли­лась кни­га, кото­рой нет ни в одной биб­лио­те­ке стра­ны и мира. Воз­мож­но, она была опуб­ли­ко­ва­на в един­ствен­ном экзем­пля­ре в изда­тель­стве, кото­рое создал про­фес­сор Теби­ев, актив­но дей­ство­вав­ший на бла­го пла­ги­а­то­ров. Не знаю, рабо­та­ет ли он сей­час. В РИНЦ есть ссыл­ки на эту несу­ще­ству­ю­щую кни­гу, они вве­де­ны в ста­тьи, изда­вав­ши­е­ся в эко­но­ми­че­ском жур­на­ле, глав­ным редак­то­ром кото­ро­го был тот же Мина­ев.

На сай­те РГБ уже 17 лет висит объ­яв­ле­ние, что авто­ре­фе­рат г-на Мина­е­ва дол­жен посту­пить в биб­лио­те­ку «в бли­жай­шее вре­мя». Уже 17 лет! В отли­чие от неко­то­рых людей, при­шед­ших в комис­сию и ска­зав­ших, что осту­пи­лись, пред­по­чи­тав­ших поки­нуть
уни­вер­си­тет по доб­рой воле, сохра­нив, прав­да, свою сте­пень, Вале­рий Вла­ди­ми­ро­вич напи­сал уди­ви­тель­ное пись­мо, в кото­ром заявил, что ссыл­ки на источ­ни­ки в его огром­ной дис­сер­та­ции со здо­ро­вен­ной биб­лио­гра­фи­ей пол­но­стью отсут­ству­ют, пото­му что в эко­но­ми­ке важ­ны идеи, а не источ­ни­ки. А отку­да взя­ты мно­го­чис­лен­ные ста­ти­сти­че­ские дан­ные, таб­ли­цы и что там дела­ет гро­мад­ная биб­лио­гра­фия?

Эта дис­сер­та­ция была ском­пи­ли­ро­ва­на с двух работ, и, по-види­мо­му, фик­тив­ный автор ее нико­гда не откры­вал. Но он срав­ни­вал себя с Эйн­штей­ном, у кото­ро­го в его зна­ме­ни­той ста­тье по тео­рии отно­си­тель­но­сти тоже (веро­ят­но!) было немно­го ссы­лок. И как свои заслу­ги — что, может быть, ему сле­до­ва­ло при­су­дить док­тор­скую сте­пень по эко­но­ми­ке за те услу­ги, кото­рые он ока­зы­вал уни­вер­си­те­ту, создав сеть фили­а­лов. Как я назы­ва­ла их рань­ше пунк­та­ми про­да­жи дипло­мов, так и назы­ваю. Они были закры­ты, они ока­за­лись вовсе не «кор­миль­ца­ми», а фор­мой нажи­вы того же само­го Мина­е­ва. Он гово­рил, что при­нес уни­вер­си­те­ту мил­ли­ар­ды руб­лей, что, мол, это поз­во­ли­ло «уни­вер­си­те­ту дина­мич­но раз­ви­вать­ся», а его «люби­мым дру­зьям и сорат­ни­кам вести достой­ную и отно­си­тель­но обес­пе­чен­ную жизнь».

Мне одной кажет­ся, что это гово­рит о кор­руп­ции — о пря­мом под­ку­пе? Ведь мно­гие люди чисто­сер­деч­но счи­та­ли: какой заме­ча­тель­ный Мина­ев, он дал денег на похо­ро­ны тако­го-то, на изле­че­ние тако­го-то. Он не скуп, он очень бога­тый чело­век, насколь­ко мне извест­но, у него нема­лая недви­жи­мость. И он зара­бо­тал всё это на бюд­жет­ной долж­но­сти. Бла­го­да­ря людям, кото­рые вос­при­ни­ма­ли его дей­ствия как чисто­сер­деч­ную помощь, он созда­вал себе опо­ру.

Этот чело­век, создав­ший дис­сер­та­ци­он­ный совет, где были защи­ще­ны десят­ки фаль­ши­вых дис­сер­та­ций, дей­ство­вал как кор­рум­пи­ру­ю­щее нача­ло, он рас­став­лял вез­де сво­их пре­дан­ных и обла­го­де­тель­ство­ван­ных людей. Более того, когда были созда­ны десят­ки фили­а­лов, то в уче­ный совет вошли пред­ста­ви­те­ли этих фили­а­лов. Их не изби­ра­ли, они пред­став­ля­ли в уче­ном сове­те фили­а­лы, в кото­рых ино­гда рабо­та­ли еди­ни­цы. И посколь­ку они не при­ез­жа­ли на засе­да­ния ни из Пра­ги, ни из Мага­да­на, то их пол­но­мо­чия были деле­ги­ро­ва­ны мос­ков­ским сотруд­ни­кам. Треть уче­но­го сове­та состав­ля­ли эти став­лен­ни­ки Вале­рия Вла­ди­ми­ро­ви­ча, и они голо­со­ва­ли так, как ему было удоб­но.
Эти кор­руп­ци­он­ные «анкла­вы» дей­ству­ют на весь орга­низм. Наш уни­вер­си­тет «сва­лил­ся» на два­дцать или боль­ше пунк­тов в рей­тин­ге рос­сий­ских уни­вер­си­те­тов. Это во мно­гом послед­ствия той «фаб­ри­ки», кото­рая была заве­де­на еще Коро­лё­вым и затем про­дол­же­на Мина­е­вым.

Хочу ска­зать, что, поми­мо пла­ги­а­та, кото­рый отлав­ли­ва­ет­ся меха­ни­че­ски, хотя про­тив это­го мож­но бороть­ся, доста­точ­но вста­вить неви­ди­мый текст в вашу рабо­ту, есть (дру­гие
тех­ни­че­ские) спо­со­бы борь­бы с про­вер­кой на анти­пла­ги­ат. И с чем нель­зя бороть­ся — это с систе­мой рай­те­ров. Еще в 2006 году была выпу­ще­на бро­шю­ра Таги­ра Кали­мул­ли­на «Рос­сий­ский рынок дис­сер­та­ци­он­ных услуг». Там клас­си­фи­ци­ро­ва­лись рай­те­ры и спо­со­бы при­нуж­де­ния людей к напи­са­нию дис­сер­та­ций. Это гораз­до более затрат­ная вещь: пишет­ся реаль­ная рабо­та, она не явля­ет­ся пла­ги­а­том, но этот рынок суще­ство­вал
все­гда и суще­ству­ет сей­час.

Когда я вхо­жу в уни­вер­си­тет, я встре­чаю г-на Сафо­но­ва. Не могу назвать его «про­фес­со­ром», это лже­про­фес­сор. Он один из так назы­ва­е­мых кли­ен­тов «Дис­сер­не­та» и гла­ва наше­го луч­ше­го, Домо­де­дов­ско­го, фили­а­ла. Тут вспо­ми­на­ет­ся прит­ча из Майи Кучер­ской. Один батюш­ка был людо­ед. Пой­дет к нему чело­век на испо­ведь — и про­па­да­ет, пой­дет дру­гой — про­па­да­ет. А бла­го­чин­ный гово­рит: «Дру­гих насто­я­те­лей в насто­я­щее вре­мя у нас нет, но вы посмот­ри­те, как он отре­мон­ти­ро­вал храм!» Вот и гос­по­дин Сафо­нов. У него наш луч­ший фили­ал, но в этот фили­ал сте­ка­лись раз­но­го рода пла­ги­а­то­ры или их защит­ни­ки. <…>

Одна из сего­дняш­них про­блем РГГУ — наш про­рек­тор по учеб­ной части Надеж­да Ива­нов­на Архи­по­ва, за кото­рой чис­лит­ся несколь­ко руко­водств и оппо­ни­ро­ва­ние фаль­ши­вым дис­сер­та­ци­ям; ниче­го тако­го не гово­рю про ее соб­ствен­ную дис­сер­та­цию. Вооб­ще, боль­шин­ство фаль­ши­вых дис­сер­та­ций было под­го­тов­ле­но на несколь­ких кафед­рах и защи­ще­но в сове­тах инсти­ту­та, кото­рый она мно­го лет воз­глав­ля­ет.

Видео­за­пись выступ­ле­ния Нины Бра­гин­ской

Андрей Заякин и Сергей Зенкин

Андрей Заякин и Сер­гей Зен­кин

Сер­гей Зен­кин: Я посчи­тал необ­хо­ди­мым ска­зать несколь­ко слов не о тео­рии пла­ги­а­та и даже не о состо­я­нии дел с пла­ги­а­том сей­час, а о «белой обе­зьяне». Слу­шая эмо­ци­о­наль­ное, рез­кое и раз­об­ла­чи­тель­ное, очень дале­ко ухо­дя­щее, прак­ти­че­ски пар­ти­зан­ское выступ­ле­ние Нины Вла­ди­ми­ров­ны Бра­гин­ской, я спра­ши­вал себя: «А поче­му такие выступ­ле­ния ока­зы­ва­ют­ся неиз­беж­ны­ми и необ­хо­ди­мы­ми?» Ответ про­стой: не хва­та­ет глас­но­сти, откры­той, офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции. Нам сего­дня Алек­сандр Пет­ро­вич Логу­нов рас­ска­зы­вал о дея­тель­но­сти комис­сии по борь­бе с пла­ги­а­том в РГГУ. Комис­сия эта дела­ла серьез­ную рабо­ту, не доде­лан­ную до кон­ца, но про­де­ла­ла нема­ло. Спра­ши­ва­ет­ся: где об этом мож­но про­чи­тать? Нигде. Рабо­ты комис­сии засек­ре­че­ны.

Если бы мы зна­ли хотя бы немно­го, что дела­ла эта комис­сия, мы бы раз­го­ва­ри­ва­ли о тех же вещах гораз­до спо­кой­нее, гораз­до в более разно­образных ауди­то­ри­ях и гораз­до более по-дело­во­му. Вме­сто это­го сей­час дело дохо­дит до совсем неле­пых ситу­а­ций. До меня дохо­дят рас­ска­зы, как в РГУУ зву­чат вполне откры­то заяв­ле­ния, что не было ника­кой беды в дис­со­ве­те по эко­но­ми­ке, не было там пла­ги­а­та, всё было нор­маль­но.

Если бы выво­ды комис­сии Логу­но­ва были опуб­ли­ко­ва­ны, то таких «него­ци­а­нист­ских» соблаз­нов было бы мень­ше. То есть систе­ма таким обра­зом нары­ва­ет­ся на типич­ную ситу­а­цию «само­сбы­ва­ю­ще­го­ся про­ро­че­ства», она боит­ся скан­да­лов, и в резуль­та­те полу­ча­ет­ся имен­но скан­даль­ное раз­об­ла­че­ние как неиз­беж­ный итог. А мы стра­да­ем вме­сте с ней. Я бы пред­ло­жил допол­нить ито­го­вый доку­мент тези­сом, что уни­вер­си­тет­ским сове­там реко­мен­ду­ет­ся пре­да­вать глас­но­сти дела о пере­смот­ре науч­ных работ и дис­сер­та­ций, в кото­рых обна­ру­жен пла­ги­ат.

Под­го­то­ви­ла Ната­лия Деми­на
Фото Н. Деми­ной

Итоговый документ
Научно-практической конференции «Проблемы качества научной работы и академический плагиат» (Москва, РГГУ, 26 сентября 2018 года)

Преамбула

Мы, участ­ни­ки науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Про­бле­мы каче­ства науч­ной рабо­ты и ака­де­ми­че­ский пла­ги­ат», состо­яв­шей­ся в РГГУ 26 сен­тяб­ря 2018 года, кон­ста­ти­ру­ем, что фаль­си­фи­ка­ция науч­ных иссле­до­ва­ний, про­из­вод­ство фаль­ши­вых дис­сер­та­ций и пуб­ли­ка­ция науч­ных ста­тей, содер­жа­щих пла­ги­ат, в Рос­сии при­ня­ли угро­жа­ю­щие раз­ме­ры, раз­ру­шая наци­о­наль­ную систе­му ака­де­ми­че­ской атте­ста­ции и дис­кре­ди­ти­руя рос­сий­скую науч­ную пери­о­ди­ку. С 2013 года выяв­ле­но око­ло 8 тыс. дис­сер­та­ций и 5 тыс. науч­ных ста­тей с пла­ги­а­том, вскры­ты «дис­се­ро­дель­ные фаб­ри­ки» — дис­сер­та­ци­он­ные сове­ты, на сче­ту кото­рых по несколь­ку сотен фаль­ши­вых дис­сер­та­ций, най­де­ны «мусор­ные жур­на­лы», опуб­ли­ко­вав­шие десят­ки ста­тей с пла­ги­а­том.

Пла­ги­ат в нау­ке отли­ча­ет­ся от пла­ги­а­та в лите­ра­ту­ре и искус­стве, и для его осмыс­ле­ния тре­бу­ет­ся вве­сти новое поня­тие ака­де­ми­че­ско­го пла­ги­а­та. Его совер­ша­ют не для ком­мер­че­ской экс­плу­а­та­ции чужо­го про­из­ве­де­ния, а для повы­ше­ния ста­ту­са в науч­ном сооб­ще­стве путем фаль­си­фи­ка­ции учеб­ных, иссле­до­ва­тель­ских и ква­ли­фи­ка­ци­он­ных работ. Его ана­ло­гом явля­ет­ся не кра­жа, а под­лог. Его обще­ствен­ный вред заклю­ча­ет­ся не толь­ко в нару­ше­нии автор­ских прав, но и в боль­шей сте­пе­ни — в под­ры­ве инсти­ту­та науч­ной репу­та­ции, ком­про­ме­та­ции уче­ных сте­пе­ней и зва­ний. Посколь­ку часто пла­ги­ат сопро­вож­да­ет­ся обра­зо­ва­ни­ем сетей кол­лек­тив­ной фаль­си­фи­ка­ции, объ­еди­нен­ных корыст­ны­ми инте­ре­са­ми, его сле­ду­ет счи­тать спе­ци­фи­че­ской фор­мой ака­де­ми­че­ской кор­руп­ции.

Мы пола­га­ем, что рас­про­стра­не­ние пла­ги­а­та в уни­вер­си­те­тах отча­сти свя­за­но с про­бле­ма­ми сред­ней шко­лы, в кото­рой пре­об­ла­да­ет обу­че­ние фор­маль­ным навы­кам, а не систе­ма­ти­че­ским, твор­че­ски осва­и­ва­е­мым зна­ни­ям. Для пони­ма­ния про­бле­мы ака­де­ми­че­ско­го пла­ги­а­та может пона­до­бить­ся кри­ти­че­ский пере­смотр школь­ных про­грамм и поряд­ка про­ве­де­ния школь­ной атте­ста­ции. Нуж­да­ет­ся так­же в пуб­лич­ном обсуж­де­нии прак­ти­ка при­ме­не­ния нау­ко­мет­ри­че­ских оце­нок тру­да уче­ных, одним из нега­тив­ных послед­ствий кото­рой может быть фаль­си­фи­ка­ция науч­ных работ.

За послед­ние годы, как пра­ви­ло по ини­ци­а­ти­ве сооб­ще­ства «Дис­сер­нет», уда­лось выявить и лишить уче­ных сте­пе­ней зна­чи­тель­ное чис­ло лиц (око­ло двух­сот), полу­чив­ших свои сте­пе­ни путем фаль­си­фи­ка­ции, ото­звать из науч­ных жур­на­лов боль­шое коли­че­ство ста­тей (око­ло ста), содер­жав­ших пла­ги­ат. Реше­ни­я­ми Мино­бр­на­у­ки Рос­сии закры­ты неко­то­рые наи­бо­лее ском­про­ме­ти­ро­вав­шие себя дис­сер­та­ци­он­ные сове­ты. Несмот­ря на эти поло­жи­тель­ные пере­ме­ны, борь­ба госу­дар­ствен­ных орга­нов, уни­вер­си­те­тов и науч­ных учре­жде­ний с ака­де­ми­че­ским пла­ги­а­том по-преж­не­му доволь­но часто носит декла­ра­тив­ный или фор­маль­ный харак­тер. Сло­жи­лась тен­ден­ция пред­став­ле­ния издан­ных зад­ним чис­лом ста­тей и книг лица­ми, в чьих рабо­тах были выяв­ле­ны при­зна­ки пла­ги­а­та, а так­же некри­ти­че­ское отно­ше­ние дис­сер­та­ци­он­ных сове­тов к подоб­ным «дока­за­тель­ствам». Неко­то­ры­ми участ­ни­ка­ми дис­сер­та­ци­он­ной инду­стрии рас­про­стра­ня­ет­ся псев­до­пра­во­вая док­три­на, соглас­но кото­рой пла­ги­а­том в дис­сер­та­ции может счи­тать­ся исклю­чи­тель­но пла­ги­ат в выно­си­мых на защи­ту поло­же­ни­ях, а воз­мож­ность при­ня­тия реше­ний о лише­нии уче­ных сте­пе­ней необ­хо­ди­мо огра­ни­чить вплоть до упразд­не­ния инсти­ту­та лише­ния уче­ных сте­пе­ней как тако­во­го.

Выра­жая оза­бо­чен­ность таким поло­же­ни­ем дел, созна­вая свою ответ­ствен­ность за состо­я­ние наци­о­наль­ной систе­мы науч­ной атте­ста­ции и счи­тая сво­им дол­гом защи­ту обще­ствен­ных инте­ре­сов в ака­де­ми­че­ской сфе­ре, мы при­ни­ма­ем и одоб­ря­ем общим голо­со­ва­ни­ем сле­ду­ю­щую резо­лю­цию. <…>

См. доку­мент пол­но­стью

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,75 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

10 комментариев

  • И ито­го­вый доку­мент кон­фе­рен­ции https://trv-science.ru/2018/10/09/final-dos-academ-plagiarism/

  • Garrik:

    очень отрад­но читать мате­ри­а­лы кон­фе­рен­ции.
    и вдвойне инте­рес­но было про­чи­тать мне­ние о том, что уче­ный дол­жен боль­ше рецен­зи­ро­вать тру­ды. каза­лось бы, и так это есть, но в фор­ме, пред­ло­жен­ной Ива­ном Кури­лой, это очень инте­рес­ный ответ на вопрос про оцен­ку дея­тель­но­сти.
    и как же хочет­ся мень­ше бюро­кра­тии!

  • Сергей Юшин:

    [С 2013 года выяв­ле­но око­ло 8 тыс. дис­сер­та­ций и 5 тыс. науч­ных ста­тей с пла­ги­а­том] На 8 тыс. дис­сер­та­ций долж­но быть при­бли­зи­тель­но 80 тыс. ста­тей и тези­сов докла­дов.

    [Мы пола­га­ем, что рас­про­стра­не­ние пла­ги­а­та в уни­вер­си­те­тах отча­сти свя­за­но с про­бле­ма­ми сред­ней шко­лы, в кото­рой пре­об­ла­да­ет обу­че­ние фор­маль­ным навы­кам, а не систе­ма­ти­че­ским, твор­че­ски осва­и­ва­е­мым зна­ни­ям.] Вывод доволь­но «рас­тек­ший­ся по дре­ву». Ради тако­го выво­да не сле­до­ва­ло про­во­дить кон­фе­рен­цию.

  • Denny:

    «Его совер­ша­ют не для ком­мер­че­ской экс­плу­а­та­ции чужо­го про­из­ве­де­ния, а для повы­ше­ния ста­ту­са в науч­ном сооб­ще­стве путем фаль­си­фи­ка­ции учеб­ных, иссле­до­ва­тель­ских и ква­ли­фи­ка­ци­он­ных работ.»

    Неуже­ли не вид­но, в чем истин­ная при­чи­на это­го явле­ния???? Имен­но в том, что ста­тус зави­сит от этих фор­маль­ных бума­жек!!! Сна­ча­ла пре­вра­ти­ли дис­сер­та­цию в фетиш, а потом удив­ля­ют­ся, что ее исполь­зу­ют… как фетиш. На самом деле прак­ти­че­ско­го смыс­ла в дис­сер­та­ции не боль­ше, чем в дипло­ме парик­ма­хе­ра. Кото­рый нужен, что­бы пой­ти рабо­тать … парик­ма­хе­ром. Так и дис­сер­та­ция нуж­на, что­бы полу­чить лож­ность науч­но­го сотруд­ни­ка (и то, если нет опы­та рабо­ты и дру­гих дости­же­ний). А док­тор­ская в совре­мен­ном мире – про­сто руди­мент. Когда чело­век дости­га­ет это­го уров­ня, у него за спи­ной уже обя­зан быть опыт рабо­ты, кото­рый без вся­ких дис­сер­та­ци­он­ных тал­му­дов все сам ска­жет.

    Мас­со­вость это­го явле­ния в Рос­сии имен­но пото­му, что тако­го отно­ше­ния к дис­сер­та­ци­ям боль­ше нигде нет.

    • Лёня:

      “дис­сер­та­ция нуж­на, что­бы полу­чить лож­ность науч­но­го сотруд­ни­ка” – оче­пят­ка по Фрей­ду? ;)

  • Кузя:

    Когда при­е­хал из Сиби­ри в Моск­ву, то уви­дел бога­чей из Азер­ба­и­джа­на, Гру­зии, кто пла­тил за изго­тов­ле­ние им домаш­них зада­ний, за сда­чу экза­ме­нов в МГУ им Ломо­но­со­ва. В физ­куль­тур­ном инсти­ту­те то же самое. Tам все пого­лов­но этим зани­маут­ся. Это обыч­ная ситу­а­ция в Рос­сии, т.к. обше­ство кор­рум­пи­ро­ва­но и про­гни­ло.
    Поэто­мy те же люди хотят, что­бы им за день­ги писа­ли ста­тьи и дис­сер­та­ции. Ведь в Рос­сии стро­ят сред­не­ази­ат­ский капи­та­лизм.
    Это помо­га­ет имми­гри­ро­вать в Изра­иль.

  • Olan:

    Доро­гой Кузя!
    Пожа­луй­ста не делай­те обоб­ще­ний. Сво­и­ми выска­зы­ва­ни­я­ми вы маже­те извест­ной суб­стан­ци­ей всех пре­по­да­ва­те­лей того же МГУ, абсо­лют­ное боль­шин­ство кото­рых видят свою глав­ную зада­чу в сохра­не­нии тра­ди­ций каче­ствен­но­го обра­зо­ва­ния, а не лич­ном обо­га­ще­нии. Как в любой боль­шой систе­ме в МГУ есть мно­го чего, в том чис­ле и непри­гляд­но­го, но не оно состав­ля­ет суть функ­ци­о­ни­ро­ва­ния. К сло­ву имен­но в МГУ пер­вой была широ­ко внед­ре­на про­вер­ка на пла­ги­ат всех тек­стов, начи­ная с кур­со­вых работ.

    • Александр:

      «К сло­ву имен­но в МГУ пер­вой была широ­ко внед­ре­на про­вер­ка на пла­ги­ат всех тек­стов, начи­ная с кур­со­вых работ.»

      Наг­лая ложь!
      Уже несколь­ко лет пре­по­да­ва­те­лям не дают досту­па к систе­мам про­вер­ки на пла­ги­ат. Не то, что­бы кур­со­вых работ, кото­рые, к сло­ву, кро­ме научру­ка никто не смот­рит и, кото­рые, нигде не хра­нят­ся. Но даже диплом­ные рабо­ты. Мах­ро­вым цве­том про­цве­та­ет под­ход, соглас­но кото­ро­му в теме преды­ду­ще­го выпуск­ни­ка меня­ет­ся некое веще­ство. Все осталь­ное оста­ет­ся преж­ним. Ведь ина­че никто не пой­дет на дан­ную кафед­ру, и «кафед­ра не смо­жет раз­ви­вать­ся!». Это назы­ва­ет­ся «тра­ди­ци­ей каче­ствен­но­го обра­зо­ва­ния»? Я гово­рю про есте­ствен­ные факуль­те­ты, а вся­кие кар­ман­ные гума­ни­тар­ные это вооб­ще ужас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com