«Сто зубов и семь хвостов» Диссеропедии журналов

Рис. В. Александрова

Рис. В. Александрова

Микроб, конечно, очень мал,
Никто микроба не видал.
Но утверждают, что микроб
Отлично виден в микроскоп.
Есть у микроба пять голов,
И сто зубов, и семь хвостов…

Хилэр Беллок,
перевод с англ. Г. Бена

Лариса Мелихова

Лариса Мелихова

Новый проект Диссернета, посвященный мониторингу российских научных журналов, — Диссеропедия российских журналов [1] — вызвал большой интерес у публики. Мы судим не только по объему публикаций в прессе, но и по дискуссиям в социальных сетях, и по количеству «писем трудящихся», которые регулярно приходят на диссернетовскую почту. Письма приходят двух видов: либо с проклятьями и требованиями убрать некий журнал из «черного списка», либо с благодарностями за нашу работу и предложением добавить еще какой-то журнал, безбожно нарушающий редакционную этику. При этом, конечно, главный вопрос, который интересует и наших противников, и сторонников: каковы критерии отбора? Противники пишут страстные письма и статьи [2, 3], доказывающие, что тот или иной критерий, или, как мы это называем, «признак некорректной редакционной политики» [4], никуда не годится, чтобы на этом основании репрессировать журнал. С другой стороны, сторонники, а также представители прессы, просят: дайте нам самый главный признак, по которому можно отобрать в вашем списке самые ужасные журналы.

И такие просьбы, и негодование по поводу «неправильных» признаков свидетельствуют о некотором непонимании того, что сложная проблема не всегда имеет простое решение. Решение, предложенное Джеффри Биллом (про его список мы рассказали в [4]), состоит в том, что каждый признак по отдельности не бесспорен, поэтому признаков должно быть много, и тогда в совокупности они могут сыграть роль проявителя, под действием которого возникают некоторые скрытые очертания журнальных качеств. Мы придерживались подобного подхода, ориентируясь на критерии того же Джеффри Билла и на отечественные исследования, например выполненные в Высшей школе экономики, а также на собственные изыскания, основанные на наработках Диссернета. Можно выделить основные и второстепенные признаки, которые всё равно следует рассматривать в совокупности. Возможно, по мере накопления материала мы сможем уточнить эту градацию, приписав каждому признаку вес, соответствующий его вкладу в общую картину, и, может быть, со временем даже удастся предъявить на суд публики свой антирейтинг журналов, но пока же говорить о черном списке рано, мы всего лишь представляем журналы, попавшие под подозрение в связи с выявленными признаками нарушений (о чем эти нарушения свидетельствуют – судить читателю, причем не по одному «самому главному признаку», а по всей совокупности).

Для иллюстрации нашего многопараметрического подхода мы решили посмотреть, что за журналы лидируют по нашим основным признакам, и составить для этих журналов многомерную картину нарушений редакционной политики. В Диссеропедии журналов [1] те признаки, которые мы сочли основными, вынесены в заголовки колонок, так что по каждому из них можно легко отсортировать список журналов, кликнув по заголовку колонки.

Количество персон Диссернета в редакции

Кликнув по этому заголовку, получаем в верхней части списка журналы, в редколлегии и редсовете которых наибольшее число фигурантов Диссернета. К фигурантам мы относим либо авторов собственных липовых диссертаций, либо диссероделов: участников сомнительных защит в роли научного руководителя или оппонента.

Выпишем тройку лидеров по этому признаку.

  • «Закон и право» – 17 фигурантов;
  • «Вестник Московского университета МВД России» – 16 фигурантов;
  • «Вестник экономической безопасности» – 15 фигурантов.

(Интересно, что в первую пятерку входят юридические журналы. Пожалуй, ничего хорошего это не говорит о правовом состоянии российского общества.)

Конечно, наличие в редакции одного-двух диссероделов вполне может быть случайностью. Ну а если их больше дюжины, можно ли это считать случайностью? Не будем ничего утверждать, дабы избежать судебных исков, но давайте просто пофантазируем: чем может объясняться такая высокая концентрация диссероделов в редакции журнала?

Тут уместно вспомнить классификацию некачественных журналов, приведенную нами в [4]: помимо хищных и мусорных журналов мы выделили особый тип – диссеродельные: такой журнал обслуживает конкретный дис-совет, являющийся фабрикой диссертаций. Посмотрим с этой точки зрения на нашу тройку лидеров.

Журнал «Закон и право» поражает как вообще составом своей редколлегии (ее открывает в качестве почетного члена патриарх Кирилл – к которому, впрочем, у Диссернета претензий нет), так и списком из семнадцати персонажей, попавших в поле зрения Диссер-нета, включая руководителя Следственного комитета РФ. Тут и крупные чины в МВД – от зам. министра до начальников различных управлений, – и прокурор Новгородской области, а также директора разных предприятий, включая директора Центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, знаменитого Лео Бокерия (17 диссернет-кейсов). Первое место по числу липовых защит он поделил с А. Г. Хабибулиным, являющимся членом Экспертного совета ВАК по праву. Если конспирологически предположить, что все эти люди собрались в одном журнале не случайно, то очень удобно иметь тут же и своего человечка в ВАК…

Однако явным образом «Закон и право» не связан ни с каким диссоветом. Зато оба «Вестника», идущих следом, дают пищу для размышлений. Если открыть страницу каждого из этих журналов, оказывается, что оба относятся к Московскому университету МВД России. А кликнув по странице университета (ведь Диссеропедия журналов неразрывно связана с Диссеропедией вузов [5]), мы увидим, что в Диссернете засветились все шесть диссертационных советов МосУ МВД (включая один закрытый в 2015 году). И в каждом совете мы найдем знакомые лица: члены редколлегии одного или другого журнала (или обоих) – являются также членами одного, двух, а некоторые и трех диссоветов! Вдобавок к этому в двух советах из пяти числятся члены Экспертного совета ВАК по праву: А. С. Подшибякин и О. В. Химичева. Опять-таки прослеживается ниточка: журнал из перечня ВАК – диссовет – экспертный совет ВАК.

Впрочем, продолжаем ничего не утверждать и посмотрим на другие признаки.

Рецензии от авторов

Этот признак означает, что журнал принимает вместе со статьей готовую рецензию на нее. Для журналов, выложенных к февралю 2017 года в открытый доступ, такой признак присутствует у двух третей журналов (76 против 24). В письмах, относящихся к категории возмущенных, по этому поводу нам пишут всегда примерно одно и то же: «Да, мы просим рецензию, но это же не отменяет нашего внешнего рецензирования!» На это эксперты нашей журнальной группы – тертые калачи, сами и в редакциях журналов работали, и статьи писали, – только ухмыляются: «Как же, знаем мы ваше внешнее рецензирование; если бы оно было, зачем бы вы требовали рецензию от автора?» Разумеется, доказать мы ничего не можем, и кто знает, может быть, из этого правила тоже бывают исключения – так на то он и признак нарушения, а не доказательство и указывает на что-то существенное не сам по себе, а в сочетании с другими признаками. Хуже другое: если на сайте ничего не написано про требование рецензии от автора, это еще не значит, что ее не требуют, эксперты нередко отмечают, что требование авторецензии выдвигается уже в личной переписке с автором. Так что есть подозрение, что мы не завышаем количество журналов с плохим рецензированием, а занижаем.

Найдено журнальных кейсов

Как и наличие диссероделов в редколлегии, это специфически диссернетовский критерий, очень для нас важный. К февралю 2017 года Диссернет проверил более 50 тыс. текстов журнальных статей на плагиат и обнаружил более 2 тыс. статей с признаками некорректных заимствований: сюда входит плагиат, самоплагиат и публикации с фиктивным авторством.

О чем говорит найденный плагиат? В первую очередь о недостатках рецензирования (не зря всё же журнал принимает рецензию от автора!). Причем этот признак может относиться к любому типу некачественных журналов (в соответствии с нашей классификацией [4]). Хищники не рецензируют статьи, так как печатают всё, за что заплачено. Мусорный журнал вообще не гонится за качеством, у него другие задачи – давать своим площадку для публикаций. Диссеро-дельный журнал тем более озабочен не качеством статей, а задачей напечатать статьи конкретного автора, так что за качество отвечает либо сам автор, либо тот, кто на него работает; поскольку мы в Диссернете регулярно видим качество заказных диссертаций, естественно предположить, что и качество публикаций будет таким же. Однако это пока теория. Посмотрим на тройку лидеров по обнаруженному плагиату:

  • «Экономические науки» – 75 публикаций;
  • «Вестник Московского университета МВД России» – 71 публикация;
  • «Успехи современной науки» – 51 публикация.

Количество найденного плагиата впечатляет. (Стоит отметить, что эти цифры нельзя воспринимать как абсолютные показатели, поскольку количество проверенных выпусков разное – мы проверяем последние выпуски, доступные для ознакомления.) Во всех трех журналах налицо все виды некорректных публикаций: тут и обыкновенный плагиат, и самоплагиат, и фиктивное (загадочное) авторство, когда списки авторов одной и той же статьи, опубликованной в разное время, пересекаются только частично… Спрашивается, куда смотрят рецензенты? Конечно, все три журнала требуют рецензию от автора.

Наверное, читатель заметил, что в тройку лидеров по плагиату входит уже знакомый нам «Вестник Московского университета МВД России» с его шестнадцатью диссероделами («Совпадение? Не думаю»). Хочется привести один пример публикации из этого журнала. Наше внимание недавно привлекла статья трех докторов юридических наук [6], посвященная обеспечению экономической безопасности. На стр. 213 читаем довольно неожиданный текст: «Автор настоящего диссертационного исследования в полной мере точку зрения В. Ф. Щербакова, который…» Не будем придавать значение таким мелочам, как отсутствие в предложении сказуемого, однако возникает вопрос: откуда в статье взялись слова «диссертационное исследование»? (И почему «автор», когда авторов трое?) Ответ – еще один экземпляр в коллекцию диссернетов-ских историй о путешествии текста. Как оказалось, цитируемый текст сначала с небольшими адаптациями перекочевал из статьи 2011 года, опубликованной в журнале «Юридические науки», в диссертацию декана юридического факультета МПСУ С. Н. Максимова, защищенную в 2014 году. Оппонентом на защите был профессор ВИПК МВД России М. В. Костенников Однако «чего добру пропадать?» – решили, видимо, два профессора, диссертант и оппонент, привлекли третьего – тоже профессора ВИПК А. В. Куракина – и в 2016 году опубликовали тот же текст в совместной статье в «Вестнике МосУ МВД». Да только исправить обратно «диссертацию» на «публикацию» забыли…

Заметим, что журнал «Закон и право» по признаку найденного плагиата оценить невозможно, поскольку у него закрытый доступ к публикациям.

Количество фигурантов Диссернета – авторов публикаций

Этот признак показывает, сколько авторов липовых диссертаций публиковали свои статьи по теме диссертации в данном журнале. Большое количество таких авторов также может служить косвенным указанием на диссеродельный характер журнала, наряду с подозрительным составом редколлегии. С другой стороны, авторы списанных диссертаций (или те, кто за них работает) могут и сами рассылать статьи в обыкновенные хищные журналы: когда речь не идет о каких-то высокопоставленных диссертантах в ранге министров-губернаторов-депутатов и т. д., нет необходимости прибегать к услугам уважаемых людей – кураторов диссеродельных фабрик. Итак, тройка лидеров:

  • «Вестник университета» (Государственный университет управления) – 134 автора;
  • «Экономические науки» – 117 авторов;
  • «Транспортное дело России» – 100 авторов.

Лидер списка «Вестник университета» в самом деле не похож на диссеродельный журнал: в редколлегии – один-единственный слабый диссеродел, в анамнезе которого всего лишь оппонирование трем сомнительным диссертациям. У нашего знакомого по предыдущей серии – журнала «Экономические науки» – в редколлегии пять диссероделов — это не очень много по сравнению с лидерами, но и немало, особенно если учесть, что список включает Ф. Ф. Стерликова – одного их чемпионов Диссеропедии вузов (33 кейса участия в липовых защитах! Третье место после И. В. Рыжова и А. Ю. Егорова, которые уже нигде не работают – надеемся, что не без нашего участия! – в то время как профессор Стерликов продолжает учить студентов разумному, доброму, вечному). «Транспортное дело России» – три диссеродела, но зато среди них – наш давний знакомый профессор М. И. Ломакин — член Экспертного совета ВАК по отраслевой и региональной экономике, зам. председателя одного из самых ужасных диссоветов при «Стандартинформ» [7]. В этом совете, по данным Диссернета, было защищено 49 сомнительных диссертаций, а в состав совета входят восемь диссероделов, включая упомянутого выше И. В. Рыжова (42 диссернет-кейса, абсолютный диссернетовский рекорд!).

Но самое удивительное – это журнал, занимающий четвертое место. Вы не поверите – всё тот же «Вестник Московского университета МВД России»!

Индекс накрутки цитирования (ИНЦ) > 20

Этот признак – собственное изобретение Диссернета — не относится к основным, но весьма показателен для выявления слабых журналов. ИНЦ рассчитывается как отношение двух значений импакт-факторов журнала (технические подробности описаны на сайте Диссеропедии журналов [8]). Значение индекса велико в двух случаях:

  • если числитель искусственно увеличен – когда журнал разными способами искусственно накручивает цитирование своих публикаций среди дружественных журналов (пример: «Вестник университета», ИНЦ = 93);
  • если значение знаменателя близко или равно нулю – журнал не цитируют ведущие журналы (пример: «Вестник экономической безопасности», ИНЦ – бесконечность).

Как возникают такие значения индекса, как 93, нам удалось понять на примере журнала «Среднее профессиональное образование» (кстати, этот журнал имеет практически все возможные признаки нарушений). Эксперты Диссернета обратили внимание на то, что импакт-фактор журнала вырос за год в четыре раза! Изучение вопроса показало, что здесь присутствует нехитрая схема, в которой участвуют еще два журнала: питерский «Ученые записки Университета им. П. Ф. Лесгафта» и краснодарский «Научные труды Кубанского государственного технологического университета». Методика, как нетрудно догадаться, такова: в журнал, который работает на подъем цитирования, закидывается пара «якорных» публикаций, и на них делаются ссылки из дружественных журналов. Полученный в результате резкий рост импакт-фактора достигается усилиями двух-трех человек. Как это отследить? Да вот как раз с помощью нашего индекса: для журнала «Среднее профессиональное образование» за 2016 год он составил… 279,5! Это при том, что 20 – уже повод бить тревогу.

По совокупности

Посмотрим теперь на все упомянутые журналы в совокупности признаков некорректной редакционной политики.

  • «Вестник Московского университета МВД России», входит в Топ-4 по всем (!) основным признакам, ИНЦ = 68;
  • «Вестник экономической безопасности», в Топ-3 по числу диссероделов в редакции, восемь кейсов плагиата, принимает рецензию от автора, ИНЦ – бесконечность;
  • «Закон и право», рекордсмен по числу диссероделов в редколлегии (17), плагиат не оценивается (закрытый доступ), принимает рецензию от автора, непрозрачность финансовой политики, ИНЦ = 88;
  • «Экономические науки», в редколлегии 5 диссероделов, рекордсмен по найденному плагиату (75 кейсов), в Топ-3 по числу диссернетовских авторов, принимает рецензию от автора, ИНЦ = 30;
  • «Успехи современной науки», в редколлегии один диссеродел. В Топ-3 по плагиату, принимает рецензию от автора, спам-рассылки информационных писем с приглашением к публикации статей, рецензирование занимает один-два дня (явная фикция), почта на yandex.ru (типичный признак хищного журнала: экономия на редакционных издержках), короткие статьи по две-три страницы, резкий рост числа публикаций в 2016 году, попал в перечень ВАК через членство в AGRIS (известная лазейка для слабых журналов), ИНЦ не рассчитан, поскольку сведения об им-пакт-факторе отсутствуют (полное отсутствие цитирования публикаций?);
  • «Вестник университета», в редколлегии – один фигурант Диссернета, 17 кейсов плагиата, рекордсмен по числу диссернетовских авторов (134), принимает рецензию от автора, ИНЦ = 93;
  • «Транспортное дело России», в редколлегии – три диссеродела, 6 кейсов плагиата, в Топ-3 по числу диссернетовских авторов, принимает рецензию от автора, ИНЦ = 70.

Вот и судите сами: кто из них хуже? Смотря по каким параметрам оценивать. Выводы предлагаем сделать читателям самостоятельно.

Лариса Мелихова

1. http://biblio.dissernet.org

2. https://bgscience.ru/lib/35649/

3. http://cyberleninka.ru/article/n/rossiyskie-nauchnye-zhurnaly-pod-lupoy-disserneta-borba-za-chistotu-nauki-ili-chistoy-vody-boltovnya

4. http://trv-science.ru/2016/12/20/opublikovatsya-zhelaete/

5. http://trv-science.ru/2016/03/22/stroitelstvo-disseropedii-nachalos-s-vuzov/

6. http://wiki.dissernet.org/wsave/Vestnik_MU_MVD_2016_7_6publ.html

7. https://gazeta.ru/science/2016/05/17_a_8246189.shtml

8. http://biblio.dissernet.org/aboutb

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

5 комментариев

  • Дмитрий:

    По-моему очень показателен список топ-100 Гугль.Академия для российских журналов

    scholar.google.ru/citatio...;hl=ru&vq=ru

    Сплошная «гуманитарщина» с редкими вкраплениями «медицины» и «технологи». Все успехи — очень наглядные. Право и закон у нас главенствуют, экономика растёт, медицина самая передовая (как гомеопатия), а уж о техническом развитии и говорить не приходится.

    Типичное «зеркало» общественных процессов. И, несмотря на борьбу Диссернета особых надежд на улучшение нет: толпы оголтелых гос.служащих лезут к заветным «корочкам», а затем становятся «экспертами-аналитиками» — круг замкнулся.

    Полезно? Dobre 1 Słabe 0

  • Владимир:

    Этот список ГУГЛ вообще левый, в него в основном попали журналы, которые предъявляют минимальные требования к статьям и в одном номере может быть до сотни статей. Ясно, что из таких журналов статьи чаще оказываются в топ-списках их просто банально больше и намного.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Владимир:

    Вот, например, журнал «Труды Международного симпозиума «Надежность и качество»», занимает 8 место в списке, h5-индекс равен 17. Из 17 статей у 10 автор Юрков, о его накручивании своего цитирования в базе РИНЦ в «ТВ» уже писали.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • vitaly:

    Не раз читал в сети, что вице-премьер Рогозин — д.т.н. Но не нашел ни названия диссертации, ни автореферат. Кто-нибудь может находил?

    Полезно? Dobre 1 Słabe 0

  • Владимир:

    Относительно индекса накрутки цитирования это всё туфта. У многих провинциальных журналов из ядра РИНЦ, которые, по-мнению автора статьи, являются лучшими индекс по ядру РИНЦ вообще равен нулю. Это со одной стороны означает, что столичные ученые их не читают и как следствие не цитируют. А с другой, что этот список журналов из ядра РИНЦ вещь достаточно субъективная.

    Судя по данным РИНЦ, между журналом «Среднее профессиональное образование» и «кубанцами» действительно есть какая-то договоренность о перекрестном цитировании, поскольку по данному показателю значения индекса цитирования намного выше средних. Но насчет пары якорных публикаций, которые могут изменить рейтинг в 4 раза это ерунда. Любое число ссылок в одной статье на другую дает цитируемому журналу всего один балл, который делится на 465 статей, опубликованных в журнале за два года. То есть одна «договорная» статья поднимает рейтинг журнала на 0,002 балла.

    За все годы «кубанцы» процитировали «Среднее профессиональное образование» в 70 статьях, т.е. накрутили им рейтинг на 0,14 балла. В журнале университета Лесгафта 12 таких цитирований и их накрутка составила 0,024 балла. Причем большинство этих статей написано преподавателем того же Кубанского университета М.Л. Романовой. А рейтинг журнала вырос в четыре раза на 0,867 балла. Т. е. общая накрутка выявленная автором статьи — это всего 19%, от общего роста рейтинга. И накрутили это рейтинг в основном трое кубанских авторов: М.Л. Романова, Т.Л. Шапошникова и Д.А. Романов.

    Рейтинги растут у всех российских журналов и механизм их накрутки другой. Его суть заключается в том, что сотрудники университета в массовом порядке публикуются в разного рода «мусорных журналах», в которых издают за умеренную плату статьи любого качества, где они цитируют статьи из своего журнала. В данном случае это журналы: Молодой ученый, Сборник НИЦ Социосфера, Сибирский педагогический журнал, Концепт и др. Именно это привело к четырехкратному росту рейтинга.

    Полезно? Dobre 3 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com