Темная сторона науки: сага о поглощении крупнейшего фармакологического вуза России

Главный корпус ПМФИ. pmedpharm.ru
Главный корпус ПМФИ. pmedpharm.ru

Прессинг, уголовные статьи, шантаж, бойкот, выживание неугодных людей с работы. Похоже на сценарий сериала про войну крупных корпораций со слияниями и поглощениями. Но это не остросюжетный детектив и даже не фантастическая сага, а реальная история реорганизации Пятигорской фармацевтической академии. Как ведущий фармацевтический вуз страны стал фабрикой по выпуску фальшивых диссертаций и липовых специалистов? ТрВ-Наука расследовал недружественное поглощение и его последствия.

Историческая справка

Пятигорский фармацевтический институт основан 27 марта 1943 года. В 1994 году переименован в Пятигорскую государственную фармацевтическую академию (ПГФА). До мая 2012 года это был крупнейший из трех профильных фармацевтических институтов в стране — два других располагаются в Перми и Санкт-Петербурге.

 

Пролог: давным-давно в одной академии в горах Кавказа…

«Всё началось 5 мая 2012 года, когда сотрудников академии собрали на срочное совещание», — рассказывает Татьяна Орловская, эксперт вольного сетевого сообщества , докт. фарм. наук, известный ученый, в прошлом преподаватель пятигорского вуза.

Татьяна Владиславна — одна из тех, кто «не сработался» с новым руководством. Она активно выступила против изменений в учебном процессе, коммерциализации академии и нового стиля управления.

Бывший ректор фармацевтической академии Михаил Гаврилин, докт. фарм. наук, вспоминает, что в тот день (это была суббота) ему позвонил Вадим Егоров, директор департамента образования и кадровых ресурсов Мин­здрава РФ. Он сообщил, что прилетает в Пятигорск, и поставил перед фактом реорганизации вуза. «Егоров не хотел собрания, но я решил, что всё должно быть публично, и собрал людей на совещание», — рассказывает Михаил Витальевич.

Помимо Вадима Егорова, в фарм­академию приехал ректор Волгоградского государственного медицинского университета академик РАН Владимир Петров (см. информацию о нем в «Диссеропедии российских вузов»: [1]).

Вадим Егоров объявил, что в связи с реформой монотипные фармацевтические вузы в Пятигорске, Перми и Санкт-Петербурге присоединяют к многопрофильным университетам. Пятигорская академия должна была стать частью ВолгГМУ — 28 апреля приказ о реорганизации [2] подписала министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова.

Академик Петров заверил сотрудников фармакадемии, что для него решение министерства — полная неожиданность, и пообещал не вмешиваться в работу нового филиала.

«Волгоградцы, видимо, всё знали заранее — они уже были в Пятигорске к моменту, когда прилетел Егоров. Мне пообещали, что всё останется как есть, но я понимал, что этого не будет. Тем не менее, когда ночью на нашем форуме люди стали обсуждать случившееся, я отвечал, что всё будет хорошо, не надо спорить. Меня даже обвинили в том, что я поддерживаю реформу, потому что получил за это „золотой парашют“», — говорит Михаил Гаврилин.

Татьяна Орловская пояснила, что сотрудники Пятигорской академии связались с коллегами в Перми и Петербурге, но те ничего не знали ни о каком присоединении. И это объяснимо: «под раздачу», как оказалось, тогда попал только Пятигорск.

«Мы удивились — почему нас объединяют именно с Волгоградским мединститутом, а не со Ставропольским, который к нам ближе. Да и в Волгограде на фармфаке не было ни одного доктора фармнаук, а на курс набирали всего 30 человек, в то время как у нас — 500. Но уточнить, что происходит, нам было не у кого — 7 мая состоялась инаугурация Путина, а на следующий день правительство ушло в отставку, включая главу Минздрава Татьяну Голикову, которая была инициатором укрупнения вузов», — рассказывает Татьяна Владиславна.

Почему так вышло и кому это было нужно? Попробуем разобраться.

Эпизод 1. Скрытая угроза: реформа набирает обороты

Месяц спустя в Пятигорской фарм­академии полностью сменили руководство: из Волгограда приехали новые управленцы. Директором Пятигорского медико-фармацевтического института (ПМФИ) — теперь уже филиала ВолгГМУ — стал Всеволод Аджиенко [3], а его заместителем по учебной работе — Андрей Воронков [4].

О майских обещаниях ректора ­ВолгГМУ Владимира Петрова не вмешиваться в учебный процесс и сохранить Академию свеженазначенные руководители, судя по дальнейшим событиям, забыли. Или изначально не собирались выполнять обещанное.

Новый директор сфокусировался на коммерческом обучении: открыл новые непрофильные специальности — «Менеджмент», «Экономика» и «Юриспруденция» (прием на последние две закрыт в 2018 году), увеличил набор иностранных студентов.

Лекции стали длиться час вместо положенной академической пары, практику в ботаническом саду перенесли на зиму — мол, наблюдать растения не обязательно, можно обойтись и рассказом.

А бывший ректор Михаил Гаврилин стал в институте персоной нон-грата. Как вспоминает Татьяна Орловская, с Гаврилиным, который всё еще продолжал вести занятия, большая часть преподавателей перестала здороваться. Кто-то, как пояснил сам профессор Гаврилин, под страхом увольнения, а кто-то — потому что обрадовался новой политике руководства.

«Я точно знал, что в какой-то момент из Академии меня выгонят. Минздрав вправе был принять такое решение, нравится оно нам или нет. 16 июля у меня закончился контракт, меня уволили, а на следующий день Аджиенко принял меня на работу на должность завкафедрой. Я согласился — знал, что уйду, но не готов был полностью оставить работу. К сентябрю система уже была выстроена таким образом, что меня не выбрали в члены ученого совета, а часть коллег начала выступать против меня. В вузе появились негласные правила: с кем здороваться, а с кем нет. И это понятно — я знал, что многие давно были настроены против меня. Я жестко требовал с людей в работе — наказывал за недостатки, контролировал выставление оценок, проверял, как идут зачеты и практика, заворачивал халтурные . Сейчас большинство сотрудников рады, что всё так сложилось: им стало спокойнее сидеть на рабочих местах», — рассказывает Михаил Витальевич.

Затем новое руководство заявило на бывшего ректора в полицию. Расследование хищений и финансовых нарушений, в которых обвиняли Гаврилина, продолжалось больше года: у экс-руководителя и его единомышленников изымали компьютерную технику, приглашали на допросы. Однако подтвердить обвинения не удалось. За это время профессор успел уволиться и уехать из Пятигорска.

Следующей мишенью стала несговорчивая Татьяна Орловская и ее муж — известный ученый, профессор, докт. фарм. наук Вячеслав Челомбитько. К сожалению, Вячеслав Александрович умер в январе 2020 года.

Супруги выступили против бойкота Михаила Гаврилина и курса на коммерциализацию вуза в ущерб его репутации и качеству образования. В это время у профессора Челомбитько закончился контракт (в силу возраста), и продлевать его новое руководство не стало. Ректор Гаврилин планировал, что кафедру фармакогнозии вслед за мужем возглавит Татьяна Орловская — она защитила докторскую диссертацию в 2011 году и уже вела дела кафедры. Однако Всеволод Аджиенко поставил на освободившееся место нового исполняющего обязанности, а заодно инициировал и проверку работы Орловской — правда, на этот раз уже без привлечения силовых структур. Целый год на кафедре шел аудит, но и здесь никаких нарушений в документах не нашли.

Кроме того, рассказывает Татьяна Орловская, ее стали постоянно проверять по любому поводу: «Мы впервые столкнулись с таким типом людей и таким поведением. Утром на входе в академию стоял начальник отдела кадров вместе с и.о завкафедрой фармакогнозии, где я работала и которую должна была возглавить. Они засекали время моего прихода на работу, но я ни разу не опоздала. Наконец зацепку нашли, а точнее — создали. В конце учебного года у моих студентов начиналась практика в ботаническом саду. Расписание мне составили таким образом, что экзамен, лекция и практика оказались в одно и то же время. Я перепланировала занятия, но руководство зафиксировало, что меня не было в ботаническом саду в указанные ими часы, за что мне объявили выговор».

Орловская не сдалась — летом 2013 года она опротестовала взыскание в суде и выиграла процесс. Но приближалось 1 сентября. Становилось понятно, что дальше работать под таким прессингом не получится. В результате Татьяна Орловская и Вячеслав Челомбитько в сентябре 2013 года вынуждены были уйти из института, где профессор Челомбитько проработал 55 лет и почти 30 лет заведовал кафедрой.

Вынужденный уход дал возможность более внимательно присмотреться к тому, что происходит в бывшей академии. Появился и дополнительный повод: в 2013 году Всеволод Аджиенко стал главой диссертационного совета Д 208.008.09 в ПМФИ.

Прежде всего супруги выяснили, что назначения на пост директора, заведующего кафедрой и главы диссовета Всеволод Аджиенко получил вопреки квалификационным требованиям, которые необходимы для таких позиций. По их мнению, к моменту назначения руководителем филиала и завкафедрой Всеволод Аджиенко не имел:

  • требуемого для должности директора филиала стажа работы (не менее 5 лет), который установлен Приказом Мин­здрава № 1н от 11.01.2011 [5];
  • соответствующего базового и послевузовского образования и ученого звания для должности заведующего кафедрой, установленных тем же приказом. Ученое звание доцента по научной специальности «общественное здоровье и здравоохранение» было присвоено Всеволоду Аджиенко уже после его назначения [6].

Таким образом, трудовые договоры с Аджиенко были заключены с нарушением действующего порядка замещения должностей в части квалификации сотрудника и Положения о порядке замещения должностей научно-педагогических работников в высшем учебном заведении РФ [7].

Кроме того, сомнительными выглядели и основания для назначения Всеволода Аджиенко председателем диссертационного совета. Диссертационный совет мог принимать к защите диссертации только по фармацевтическим наукам. К моменту назначения Всеволод Аджиенко опубликовал лишь три работы фармацевтического профиля в журналах из Перечня ВАК. Забегая вперед, отметим, что в целом за всю свою карьеру, по данным «Диссеропедии», Всеволод Аджиенко опубликовал в соавторстве 20 статей [8] с некорректно оформленными заимствованиями. Четыре публикации из списка были ретрагированы журналами.

Мы обратились за разъяснениями по поводу назначения Всеволода Аджиенко на перечисленные посты к экс-ректору (ныне президенту) ВолгГМУ Владимиру Егорову, однако ответа пока получить не удалось.

Тогда же, в 2013 году, появились первые расследования вольного сетевого сообщества «Диссернет» [9]. Эксперты «Диссернета» создали алгоритм проверки диссертаций и написания заявлений о лишении ученой степени (ЗоЛУСов), которым мог воспользоваться любой желающий. Супруги решили проверить диссертации соискателей, которые успели защититься в пятигорском диссовете.

И обнаружили, видимо, одну из возможных причин, ради которых Пятигорская фармакадемия была отдана под укрупнение и «внезапно» перешла под крыло именно Волгоградского медицинского института.

Пятигорский диссовет превратился в филиал волгоградской «фабрики» [10] по защите фальшивых диссертаций. Всеволод Аджиенко привез в Пятигорск не только волгоградский стиль руководства, но и схему подготовки и присвоения научных работ.

Что само по себе смело, поскольку еще в 2011 году в связи с торговлей поддельными диссертациями было открыто уголовное дело [11] в отношении Марины Николаевны Шляпниковой — члена диссовета Д 208.008.04 (его деятельность прекращена с октября 2016 года). Им руководила профессор Наталья Николаевна Седова, родная сестра обвиняемой. Шляпникову признали виновной [12] в 39 эпизодах мошенничества — получении денег в целях якобы содействия защите диссертаций — и в 29 эпизодах подделки документов Высшей аттестационной комиссии.

Однако, несмотря на квалификацию действий Шляпниковой как «совершенного группой лиц по предварительному сговору» мошенничества, следствию так и не удалось установить, кто составил ей преступную компанию. Более того, Шляпникова сохранила даже ученую степень и место в диссертационном совете [13], хотя и ее собственная диссертация почти полностью состоит [14] из некорректно заимствованных фрагментов, включая научные выводы.

Как скандал со Шляпниковой из совета при ВолгГМУ касается господина Аджиенко, который прибыл в Пятигорск в 2012 году и получил назначение на пост председателя диссовета год спустя? Об этом расскажут скандальные диссертации, защищенные в ВолгГМУ и Пятигорске, — из них выстраивается интересная схема.

Продолжение следует.

Материал подготовлен в рамках проекта «Диссернета» о фальсификациях в медицинских науках.

  1. rosvuz.dissernet.org/person/116528
  2. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 28.04.2012 № 434.
  3. rosvuz.dissernet.org/person/116581
  4. attic.volgmed.ru/depts/biopharm/voronkov.php
  5. ivo.garant.ru/#/document/55170898/paragraph/1:0
  6. Приказ Минобрнауки России от 22.01.2015 № 25/нк.
  7. Приказ Минобразования РФ от 26.11.2002 № 4114.
  8. rosvuz.dissernet.org/person/116581
  9. dissernet.org/
  10. rosvuz.dissernet.org/vuz/116971
  11. Сергеева М. Дело в шляпе? // Ставропольский репортер, № 32 (88) от 16 августа 2011 года.
  12. Решение Пятигорского городского суда Ставропольского края по уголовному делу № 1–271/2013 от 04.06.2013.
  13. rosvuz.dissernet.org/dissovet/119530
  14. dissernet.org/expertise/ShljapnikovaMN2007.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
3 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Евгений
Евгений
8 дней(-я) назад

этот Петров, Владимир Иванович — большой двигатель прогресса продукции небезызвестной МатериаМедика.

В частности тут: https://v102.ru/news/16052.html
Он утверждает (болд мой):
«О: Уже существует несколько уникальных отечественных разработок – это, повторюсь, отечественный инсулин, гормон роста и целый класс противовирусных препаратов, таких как анаферон, арбидол, ингаверин. Так, например, эффективность анаферона, в изучении которого мы принимали участие, была проверена во многих регионах России, где было достаточно смертей от осложнения свиного гриппа. После того как туда были отправленоы отечественной компанией «Материа Медика» бесплатно десятки тысяч упаковок препарата, эпидемия пошла на спад. «

Е.Т.Б.
Е.Т.Б.
4 дней(-я) назад

Отжать — респект! и не поперхнуться! — большой респект! Классно! А то, что это Пятигорск, тоже понятно: подальше от начальствующего ока — спокойнее жить. С Пермью и С-Петербургом чревато: много визгу, а толк неизвестен. А здесь после «зачистки» несогласных можно создать феодальную идиллию: ни в ком противоречия — кого хочу — помилую, кого хочу — казню…и штамповать… штамповать фармацевтические кадры. А лекарства мы будем покупать заморские: как-то надежнее…
P.S. А свиной грипп, которого опасаются вирусологи, нам тоже не страшен

Кирилл Мукаев
Кирилл Мукаев
4 дней(-я) назад

Лучше спросите у Гаврилина как он меня отчислил за то, что написал президенту о проблеме отсутствия интернета. Так рад, что все это с ним случилось, прям карма за его подлый поступок со мной. Поделом ему.

Последняя редакция 4 дней(-я) назад от Кирилл Мукаев
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,80 из 5)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: