Палеонтолог и сказочница Ирина Яковлева

Советским детям не повезло с динозаврами. Популярных книг о вымерших животных почти не было. Попытки ученых исправить ситуацию были редкими и неудачными. Например книга директора Палеонтологического института, академика Ю. А. Орлова «В мире древних животных». За многообещающим заголовком скрывалось скучное описание костного материала: «Массивные поперечные ветви крыловидных костей, примыкающих сзади к небным, внешними утолщенными концами опускаются далеко вниз». Проблема старая: ученым редко удается написать хорошую научно-популярную книгу. Хорошую детскую книгу — тем более. Из-под пера обычно выходит учебник.

Для СССР ситуация выглядела удивительной, учитывая государственную борьбу с религией, в которой палеонтология играла важную роль. Эта наука вписывала судьбу человека в долгую историю жизни, давала понятные ориентиры. Увы, в Советском Союзе всё ограничилось широким распространением факта, опровергающего библейские рассказы, что человек произошел от обезьяны. Кто был предком обезьяны, знала лишь горстка интеллектуалов.

Однажды в Палеонтологическом музее экскурсовод показал посетителям остатки девонской рыбы, пояснив, что человек произошел примерно от такой же. В толпе пронесся шепот: «Как от рыбы? От обезьяны же…»

Послевоенный советский этап популярной палеонтологии можно назвать черно-белым. Картинки в редких книгах были почти сплошь схематичными, не цветными, слог и стиль тоже были сухими, формальными. Сложно было проникнуться интересом к изучению прошлого, разглядывая прорисовки раковин плеченогих или читая о различиях диастем и своеобразии перуниумов. Всё это не трогало ни мысль, ни фантазию.

Гигантский образовательный потенциал палеонтологии, ее притягательность и сила оставались неиспользованными. А ведь именно дети больше всех интересуются вымершими животными.

В конце 1970-x годов в издательстве «Детская литература» появилась счастливая мысль издать серию книг «Наука в картинках». Первую решили посвятить палеонтологии, видимо, логично рассудив, что начинать надо с начала.

Детская поэтесса Елена Благинина сказала, что книгу должен писать палеонтолог, тем более что с одним она знакома. Этим палеонтологом была Ирина Яковлева. Ее путь в литературу был случайным. Яковлева родилась в семье московских интеллигентов, окончила кафедру ихтиологии МГУ и стала изучать динозавров в Палеонтологическом институте АН СССР. В 25 лет у нее начались непредсказуемые и мучительные приступы сужения сосудов. Муж, тоже палеонтолог, руководитель лаборатории древних рыб в Палеонтологическом институте, посоветовал жене писать о чем-нибудь, чтобы отвлечься. На вопросы растерянной жены, как писать, о чем, ответил: «Пиши сказки, какие нашим детям рассказывала».

Яковлева взяла карандаш, общую тетрадь и села писать. Через несколько месяцев исписанную тетрадку прочел знакомый журналист А. А. Лилиенфельд. Он решил, что сказки хорошие, но сырые и над ними надо работать дальше. «Остерегайся красивостей, забудь о причастиях и деепричастиях», — посоветовал он Яковлевой.

Спустя еще пару месяцев муж Яковлевой показал тетрадку писателю и журналисту А. А. Гангнусу, с которым общался в редакции журнала «Знание — сила». И произошел неожиданный поворот. Гангнус принес тетрадку домой, там она попалась на глаза его супруге, которая писала сценарии для телепередачи «Спокойной ночи, малыши». Она показала сказки редактору, тот предложил сделать из них сценарии.

Палеонтолог Яковлева стала сказочницей. «Мы заключили договор, что я буду писать для передачи по два сценария в месяц. Вот уж истинно был рабский труд! Я выдержала около трех лет. Потом почувствовала, что превращаюсь в ремесленника, и отказалась. Но первые передачи смотрела с большим трепетом. Всё не верилось, что ведущая Валентина Леонтьева произносит мой текст. А за ее спиной бегут кадры почти ­мультфильма, так здорово тогда всё было придумано!» — вспоминает она.

Несколько сценариев Яковлева переделала в сказки. Рукопись ходила среди сотрудников Палеонтологического института и через знакомых попала к Благининой. Сказки ей очень понравились, она пригласила Яковлеву в гости и прямо за разговором позвонила в журнал «Мурзилка», потребовала снять посвященную ей страничку из первого номера за 1974 год и напечатать вместо этого сказку Яковлевой «Где раки зимуют». «Бросайте вашу работу палеонтологом! Только пишите!» — просила Благинина. На возражение, что без зарплаты научного сотрудника семья не проживет, воскликнула: «Глупости! Я буду вам доплачивать! Только пишите, пишите!»

Работу Яковлева всё же не бросила и по-прежнему ходила в институт. Днем изучала кости динозавров, а с 11 часов вечера, уложив сына и дочь, писала сказки. Их печатали в журналах «Костер», «Мурзилка», «Веселые картинки».

И вот, в 1976 году Благинина предложила Яковлевой написать целую книгу — «Палеонтологию в картинках». Яковлева, конечно, отказалась. Тема показалась ей необъятной, и было совершенно неясно, как к ней подступиться. Никаких литературных образцов для примера не было, а делать что-то первому слишком сложно. Однако Благинина умела быть убедительной. «И я, проливая слезы, согласилась», — вспоминает Яковлева.

Издательство хотело получить рукопись через две недели. Яковлева потребовала увеличить сроки до одного года. Со скрипом редакция пошла ей навстречу.

Чтобы справиться с неожиданной задачей, Яковлева ушла из института и уехала из Москвы в академический поселок Борок в Ярославской области. Ее руководитель в Палеонтологическом институте А. К. Рождественский очень расстроился и пробурчал, что всегда был против ее занятий литературой. «Даже всплакнул. Мы с ним действительно очень дружно работали, — вспоминает Яковлева и говорит, что над книгой пришлось вкалывать „как ломовой лошади“: — Едва в один год уложилась. Это было адски трудно, изматывающе, напряженно, но очень интересно».

Текста в книге немного: всего 20 страничек крупного шрифта. Если писать их год, получится, что на создание одного абзаца уходило пять-шесть дней. Ужасно долго, но быстрее работать не получалось. «Чтобы хорошо написать, нужны знания и труд, труд, труд. В книге нет никакой, даже самой маленькой халтуры. Ничего на авось. Благинина была мною довольна, а это очень высокая оценка!» — говорит Яковлева.

Эндрюсархус
Эндрюсархус

Не меньше сил и времени потратил художник Рубен Варшамов. Книгой он занялся по собственной инициативе. Он давно интересовался доисторическими животными и, услышав о подготовке книги, предложил издательству свои услуги. Ему пришлось часто ездить к Яковлевой и слушать подробные объяснения, как двигались животные, как выглядели растения и что было на небе: сплошные тучи или яркое солнце. «Рубен был большим трудягой. Он никогда не спорил, если ему говорили, что рисунок в чем-то не совсем тот. Переделывал много раз и часто предлагал несколько вариантов на одну и ту же тему», — вспоминает Яковлева.

Варшамов говорил, что ему недостаточно просто нарисовать животное, а надо обязательно сделать сцену, настоящую художественную картину. По его словам, это необходимо, даже если приходится рисовать доисторических животных. Каждая картинка — сюжет. «Мне делать рисунок в духе научного определителя скучно, я и домысливаю, стараюсь увидеть, восстановить сценки из жизни этих самых животных… Бывает, что авторы не всё скажут в тексте, тут уж я расскажу читателю — рисунками», — рассказывал он.

Когда рукопись была готова, Яковлева решилась, по ее словам, на самоубийственный шаг. Вместе с Варшамовым она представила текст и иллюстрации на рассмотрение Ученого совета Палеонтологического института. «Мы развесили картинки, раздали текст и в конце Ученого совета (никто не расходился) выслушали все замечания и дополнения. По домам разошлись только к ночи. Но все были довольны».

Книгу выпустили в нестандартном, квадратном формате. Она небольшая: всего 40 страниц. Необычен не только ее формат, но и красочные рисунки, чистый язык. Никаких зубодробительных терминов, никаких черно-белых костей и графиков. История Земли впервые в СССР, а может, и в мире была рассказана именно детям. И рассказана, словно сказка. «Лес пропитан водой, как губка. Вода ручейками сбегает по чешуйчатым стволам, дождем капает с пышных перистых веток. Розовый туман плавает в воздухе. Загудела, как вертолет, метровыми крыльями и спустилась к воде исполинская стрекоза. Лягушка величиной с теленка выставила из воды широкую, как ствол, голову, и лес загудел от богатырского кваканья».

Картинки — под стать рассказу, такие же живые, сказочные. У животных человеческие глаза. Мегатерий смотрит взглядом кокетки. Диатрима глядит вызывающе, как хулиган. Ученость и наука под кистью Варшамова капитулировали перед настроением. И у животных появились эмоции: удивление, страх, удовольствие.

История планеты получилась захватывающим и цельным сюжетом. Рассказы Яковлевой и иллюстрации Варшамова и сейчас интересны, а полвека назад на фоне редких скучных книг они прозвучали совершенно оглушительно. В одном из откликов на книжном сайте написано: «В 1980–1981 годах они стали тотальным выносом мозга». Как увидим ниже, оценка более чем точная.

Первый тираж «Палеонтологии в картинках» составил 150 тыс. экземпляров — по нынешним меркам фантастическое число, но весьма небольшое для СССР, где подчас рядовые книги выдерживали баснословные дополнительные тиражи в несколько миллионов штук.

Яковлева вспоминает, что Палеонтологический институт заказал для сотрудников и на подарки 500 книжек. Кафедра палеонтологии МГУ купила 50. Там говорили, что студенты после «Палеонтологии в картинках» лучше усваивают материал, потому что учебники подают тему слишком сухо.

Первый тираж разлетелся как горячие пирожки. Уже в следующем году издательство сделало допечатку, затем вторую, третью, четвертую. Последний раз «Палеонтология в картинках» вышла тиражом в 10 тыс. экземпляров в 2019 году. Она переведена на 28 языков, в том числе английский, испанский, персидский, арабский, тамильский, латышский, португальский, бенгали.

Были и награды. На книжной выставке в Париже книга получила Большую золотую медаль. Яковлева говорит, что медаль почему-то присудили не автору с художником, а редакции: «Нам с Рубеном после этого устроили застолье в редакции с пирогом с грибами. Каждому свое».

Другие книги серии «Наука в картинках» и близко не приблизились к такому феноменальному успеху. Их было немало: «Энтомология в картинках», «Рыбы в картинках», «Экология в картинках», «Астрономия в картинках». Авторы — маститые писатели Сладков, Танасийчук. Но их книги ничем не отличались от массы прочих детских книг. Отчасти потому, что литературы по астрономии и биологии было много. Открой любой номер «Юного натуралиста» — и читай о жабах, жирафах и бобрах. А вот о динозаврах и других ископаемых животных до Яковлевой детям никто не рассказывал. По крайней мере так образно и хорошо.

Примечательная деталь. Через два года после выхода «Палеонтологии в картинках», в 1979 году, издательство «Малыш» выпустило небольшую книгу с броским названием «Когда крокодилы летали». Ее написал супер­звезда советской научно-популярной литературы Игорь Акимушкин. Книга была адресована младшим школьникам и рассказывала о рептилиях мезозоя. Несмотря на выигрышную тему, книга прошла незамеченной, хотя написана простым языком и украшена неплохими иллюстрациями.

Чего-то ей не хватило. Видимо, именно образности и сказочности. Акимушкин не рисовал картины, а предлагал сухие знания, чуть украшая их прилагательными: «У эласмозавров шея очень длинная — семь метров. Два с половиной метра — хвост. И лишь около двух метров — туловище. А вся длина этого ящера около двенадцати метров. Плавал эласмозавр не очень быстро, но зато его длинная и гибкая шея, извиваясь змеей под водой, или быстро выброшенная вперед, настигала рыбу, плававшую совсем не близко»…

У Яковлевой всё иначе: «Величаво качнув необъятными ­крыльями, в небе проплыл летающий ящер птеранодон, под перепончатым крылом которого легко разместилось бы несколько слонов. Но властелин неба не смотрел вниз. Он летел к океану. Там в горячей дымке извивались змеиные шеи морских ящеров плезиозавров».

***

Благинина вскоре предложила Яковлевой написать продолжение, точнее, расширенный вариант «Палеонтологии в картинках»: не брошюру в 40 страниц, а увесистый том, и не для младших школьников, а для ребят постарше. Яковлева понимала, как много труда потребует работа, опять попробовала отказаться — и снова не смогла. «Благинина сказала, что разочаруется во мне, если я откажусь», — вспоминает она. Книгу назвали «По следам минувшего». Работа над ней затянулась на семь лет. Яковлева писала ее всё в том же академическом поселке Борок. Здесь было две библиотеки: Института внутренних вод и Геофизической лаборатории. Обе хорошие. Книги оттуда Яковлева носила сумками. «За столом через некоторое время меня уже трудно было разглядеть из-за гор книг на всех мыслимых языках, где упоминалось хоть что-нибудь по тому периоду, о котором я писала. Подчас я могла разобрать только резюме и подписи к иллюстрациям. Меня просто ужас охватывал! Но потихоньку, составив кое-какой план, писала».

Научным редактором стал выдающийся палеоботаник С. В. Мейен. Это гарантировало высочайшую достоверность книги. «Он все семь лет консультировал меня и прочитывал готовые куски, был в курсе каждой запятой», — вспоминает Яковлева.

В книге целые россыпи новейших на тот момент гипотез и такие подробности, какие можно почерпнуть только из профессиональной литературы. Например, о небольшом звероящере двинии, которая полагалась в основном на обоняние. Об этом можно было прочесть в трудах академика Л. П. Татаринова и в книге «По следам минувшего». Про чудом сохранившиеся остатки кожи пермских ящеров рассказывалось в паре статей доктора биологических наук П. К. Чудинова и, опять же, в детской книге Яковлевой.

За каждым абзацем стояли горы монографий, статей, заметок, тезисов. Необычной была и общая композиция. Историю жизни Яковлева показала через историю науки. Некоторые истории нетривиальны. К примеру, гипотеза о том, что Луна оторвалась от Земли всего 70 млн лет назад и эта катастрофа уничтожила динозавров. Гипотезу обсуждали И. А. Ефремов и А. К. Рождественский. Последний даже мечтал, что в лунных пещерах сохранились высохшие мумии динозавров.

Самое необычное в книге — полновесные художественные рассказы. Не зарисовки, как в первой книге, а настоящие рассказы. Их немного, меньше десятка, но все яркие и запоминающиеся. Например, об ихтиостеге. Вместо сухих слов учебника о том, что во время засухи древние рыбы переползали из одной лужи в другую — драма о голодном животном. «Дождя не было и в этот день. Облака рассеялись к вечеру, и огромная кровавая луна снова поднялась над смоляной гладью болота. Шершавые стволы риний зажглись мертвым, алюминиевым блеском, как крес­ты на кладбище».

Я читал этот рассказ в детстве в «Юном натуралисте» и до сих пор помню, какое он на меня произвел впечатление. Пожалуй, это было одним из самых сильных литературных потрясений за всю жизнь. Много лет спустя вторым (при всей парадоксальности сравнения) стал Х. Л. Борхес.

Голос Яковлевой за семь лет приобрел уверенность, сравнения стали более точными, изысканными и неожиданными. Панцирная рыба похожа на сковородку с ручкой. Минога состоит из сплошных «нет»: у нее нет зубов, челюстей, костей, парных плавников. А живая клетка похожа на… строчки Пушкина.

Спустя семь лет после подписания договора Яковлева привезла рукопись в редакцию, и возникла неожиданная сложность. «Редактор спросила, есть ли у меня ученая степень. Узнав, что нет, тут же объявила, что для придания солидности уже нашла мне соавтора, доктора географических наук. Гонорар, конечно, надо будет разделить пополам. Я возмутилась и сказала, что если нужен профессор, то им будет мой муж палеонтолог. Ей крыть было нечем, она попросила представить его дипломы, что я и сделала. Договор переписали на два лица, тем дело и кончилось».

Так у книги появились два соавтора, хотя вся она написана Яковлевой.

Тираж был 75 тыс. экземпляров, «а гонорар составил ровно столько, чтобы купить новый „запорожец“».

Презентация книги прошла в большом зале Дома литераторов. Собралась толпа редакторов, писателей, прессы. «Мы с Рубеном вещали что-то со сцены. Но изюминкой всей этой заварушки был банкет, который Фонд Ролана Быкова устроил в нашу честь. Столы ломились от икры, рыбы и прочих удивительных угощений. Я позвала на презентацию трех своих еще школьных подружек. Сейчас они смутно помнят презентацию, но с восторгом вспоминают банкет», — говорит Яковлева.

***

Третья книга Яковлевой называлась «След динозавра». Это сильно сокращенный вариант «По следам минувшего», с небольшими изменениями и дополнениями. Книгу выпустило издательство «Росмэн».

«Издательство сидело в одном из переулков Чистых прудов в однокомнатной квартире, переоборудованной под офис. Им очень понравились „По следам минувшего“. Но они считали, что большим успехом будет пользоваться книга без научных данных, с одними картинами прошлого. Я удивилась и огорчилась. Но время было суровое. За год или полтора я написала „След динозавра“. Им понравилось».

Книга тиражом в 200 тыс. экземпляров вышла в 1993 году. Варшамов для нее перерисовал несколько иллюстраций. Звероящеру иностранцевии добавил мех, чтобы соответствовало новым гипотезам. Из палеозойского моря убрал рыбу геликоприона (у нее, как выяснилось, неправильно нарисован нос) и поставил на ее место каракатицу.

Через 10 лет «Росмэн» переиздал «След динозавра». Яковлева попросила выдать ей гонорар книгами. Когда их привезли в квартиру, они перегородили большую комнату «длинной, высокой и широкой, лентой-то не назовешь, книжной громадой». «В редакции недоумевали, что я буду со всей этой массой книг делать. Но я взяла свод законов, разрешающий авторам продавать свои работы на улицах Москвы, и отправилась на Пушкинскую площадь», — рассказывает Яковлева. Она села на табурет, положила на картонную коробку книги и стала продавать, подписывая каждому покупателю.

«Возле меня всегда была очередь, потому что каждый хотел получить автограф, адресованный именно ему. И я, конечно, шла навстречу. Один раз подошел молодой человек лет 20. Получил автограф. Ушел. На завтра опять пришел. Я удивилась, а он сказал: „Мама послала, ей так понравилось то, что вы мне написали, что она велела купить еще одну книгу с автографом для брата“. Пришлось расспрашивать о брате. Подходила милиция, сначала очень грозная. Но, проверив документы и почитав выписки из законов, удалялась. На Пушкинской площади подходили и репортеры. Мои домашние очень удивились, когда услышали мой голос по „Радио России“. Позже я ходила на другие людные площади с тем же успехом. Распродажа моей части тиража затянулась на несколько месяцев. Уставала ужасно! Но вместо обещанных мне 700 тысяч получила около трех миллионов. Причем продавала книги по четыре с половиной тысячи, а в книжных магазинах они стояли по 10. Отсюда видно, как „выгодно“ получать гонорары в бухгалтерии издательств».

***

После работы с «Росмэн» Яковлева отошла от палеонтологии. Все ее палеонтологические работы выстроились в своеобразную симфонию. Сначала увертюра «Палеонтология в картинках», потом большое произведение «По следам минувшего» и своеобразные эпилоги к нему, с повторением главных тем: «След динозавра» и небольшой «Путь к динозавру» (еще более сокращенный вариант «По следам минувшего»).

Миллионы советских детей прочли эти книги. Они стали не просто бестселлерами и не просто вехой в литературе. Они были серьезным событием в истории отечественной науки. Когда я начал расспрашивать знакомых палеонтологов и заодно организовал опросы в сообществах любителей палеонтологии, то даже не представлял масштабы этого влияния.

Вологда. В 1983 году «По следам минувшего» попала в руки второклассника Дениса Гуляева. «Не прочитав еще и четверти книги, но помногу раз пересмотрев иллюстрации, я решил — буду палеонтологом», — вспоминает он. Сейчас Гуляев — специалист по аммонитам юрского периода.

Саратов. Школьник Максим Архангельский зачитывался «Палеонтологией в картинках», Яковлева стала главным кумиром его жизни. С ее книгой он не мог расстаться по вечерам и спал вместе с ней. Сейчас занимается морскими рептилиями мезозоя.

Москва. Школьник Валера Голубев уже понял, что будет палеонтологом, но не определился, каких животных хочет изучать. Прочтя в «Юном натуралисте» рассказ о двинии, влюбился в пермский период. Уже 30 лет он занимается пермскими звероящерами.

Санкт-Петербург. В детском саду Вадиму Глинскому попала на глаза книжка-раскраска по мотивам «Палеонтологии в картинках». Затем ему повезло прочесть саму книжку. Теперь он специалист по рыбам девонского периода. «Наверное, после этой книжки судьба и решилась», — говорит Глинский.

Алтай. Школьник Константин Рыбаков все три книги Яковлевой зачитал до дыр. Сейчас он переводчик, благодаря ему на русском языке выходят книги о птерозаврах, динозаврах, китах.

Нижний Новгород. Юля Сучкова прочла «След динозавра», когда ходила в детский сад, и книга оказалась одним из самых сильных впечатлений детства. «Она нравилась больше, чем любые другие, потому что там всё было загадочно. Например, в главе про вымирание динозавров после слов „Было так“ давалась одна версия, а затем шел другой абзац со слов „А может, и так“. Обилие разных версий и общая непонятность происходящего приводила меня в восторженный трепет, я часами сидела над этой страницей и думала, как было: так или вот так?» Сейчас она изучает хищных звероящеров.

Подмосковье. Школьник Гера Миранцев прочел свою первую книгу о палеонтологии — «След динозавра», и был очарован вымершими животными. Сейчас занимается палеозойскими иглокожими и говорит, что во многом благодаря Яковлевой у него зародился интерес к палеонтологии.

Кузбасс. Андрею Атучину в школьной библиотеке попалась «Палеонтология в картинках». «Одно из самых ярких впечатлений раннего детства, из которого я вообще мало чего помню, а это врезалось сильно», — вспоминает он. Теперь Атучин один из лучших палеоанималистов мира. Две книги с его иллюстрациями — «Древние чудовища России» и «История Земли: от звездной пыли к звездной пыли» — изданы в квадратном формате как своеобразная дань «Палеонтологии в картинках».

Чита. Станиславу Дробышевскому родители купили «Палеонтологию в картинках». Он вспоминает: «Впечатление книга оказала глубочайшее, я до сих пор часть текста помню наизусть, и картинки перед глазами есть». После прочтения он решил стать палеонтологом, поступил на биологический факультет МГУ и до середины второго курса собирался заниматься вымершими животными, но при распределении выбрал кафедру антропологии, которая показалась ему добрее и гуманнее. Теперь Дробышевский — знаменитый антрополог и популярный писатель.

Некоторые признаются, что книги Яковлевой стали для них чуть ли не священным писанием. «Разве что на них не молился», — говорит любитель палеонтологии Сергей Титков. А школьнику Константину Мерзлякову из Ижевска пришлось буквально голодать, чтобы сэкономить деньги на обедах и купить «След динозавра». «Для детского пытливого ума, жаждущего знаний, но не имеющего доступа к ним, это был настоящий праздник, настоящее и такое редкое ощущение счастья», — говорит он.

Схватка цератозавров
Схватка цератозавров

Одно воспоминание стоит процитировать целиком. Журналист, бывший сотрудник палеонтологического кружка при Московской городской станции юннатов Дмитрий Рякин рассказывает: «Хорошо помню день, когда в нашей районной библиотеке появилась книга Яковлевых „По следам минувшего“. Хотя я числился на хорошем счету и успел перечитать весь имевшийся научпоп про палеонтологию, на дом мне эту книгу не дали. Пришлось сидеть в читальном зале и, затаив дыхание, листать большие, плотные, пахнущие типографской краской страницы. Ничего подобного на тот момент в СССР не было. Книги для школьников иллюстрировались унылыми черно-белыми картинками с рахитично искривленными звероящерами и динозаврами, на мордах которых застыло отвращение к художнику. Альбомы профессионального палеореконструктора Зденека Буриана были хороши, но сухи и академичны — как по части текста, так и по реконструкциям.
И тут „По следам минувшего“. Пятнистые и полосатые животные кислотных тонов, художественные новеллы об их волнующих приключениях и нелегкой судьбе. Всё это нарисовано в совершенно непривычной школьнику манере и написано ярко и очень понятно. Домой я ушел, только прочтя чуть не половину книги и только потому, что у библиотекарей кончился рабочий день. Пожалуй, главное, что подарила мне эта книга,
 — научную фантазию, если так можно выразиться. Окаменелости перестали быть просто камушками и косточками, они обрели цвет, объем, дыхание и движение. И когда спустя многие годы я брал в руки череп лабиринтодонта, то видел не прихотливые изгибы костного орнамента, а поросшую каламитами лужу с темной торфяной водой, со дна которой за мной следили три неподвижных глаза»…

Книги Яковлевой сделали для русской палеонтологии не меньше, чем для Запада «Парк юрского периода». Благодаря им целые поколения во­очию увидели динозавров, мамонтов, допотопных рыб и амфибий. При желании список ученых и любителей, которые заинтересовались палеонтологией благодаря Яковлевой, можно увеличить в разы. Наверняка и переведенные книги повлияли на многие судьбы, и если устроить опрос среди тамильских или арабских палеонтологов, скорее всего, не один признается, что посвятил себя науке, прочтя небольшую, переведенную с русского языка книгу.

***

Ирина Николаевна Яковлева по-прежнему живет в академическом поселке Борок, ей 82 года. «Живу в полном счастье в коттедже со всеми удобствами. Три раза в день мы гуляем с собаками, бегаем в березовой роще». Недавно она закончила две повести: о приключениях бельчат и мышат. В издательстве «Нигма» вышло несколько ее сказок.

Ее сын стал археологом, дочь — юристом, один из внуков — художником. «Недавно взял у меня сразу четыре сказки. Сказал — мультфильмам быть!» — радуется она.

Свои палеонтологические книги она вспоминает как каторжный, но радостный труд.

За полвека они, конечно, сильно устарели — уже разгадали загадку конодонтов, которая осталась без ответа в книге «По следам минувшего»; динозавры покрылись перьями; были открыты тысячи интересных животных, в палеонтологии всё стало ярче, богаче, сложнее, — это не страшно. Книги Яковлевой остались замечательным памятником литературы и культуры. Они получились уникальными по своему влиянию, стали чем-то совершенно удивительным, небывалым, сказочным и, пожалуй, неповторимым.

Антон Нелихов,
научный журналист, историк палеонтологии

Иллюстрации — рисунки Р. Варшамова
к книгам И. Яковлевой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться
Уведомление о
guest
16 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Ksenia Lapshina
2 месяцев(-а) назад

«След динозавра» с детства бережно храню. Из-за моего интереса к палеонтологии родители с ног сбились, но нашли и купили.. ♥️

Игорь Шляпкин
1 месяц назад
В ответ на:  Ksenia Lapshina

Её недавно переиздали, кстати. Без изменений. До сих пор встречается в продаже. Поправка: не её, конечно — а «Палеонтологию в картинках».

trackback

[…] опубликован в научной газете «Троицкий вариант» […]

Victor E. Gomelyuk
2 месяцев(-а) назад

Вообще то, советским детям со многим не повезло… И динозавры — это, извините, последняя (по значимости) нехватка.

Алексей Лк
Алексей Лк
2 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

«Вообще то, советским детям со многим не повезло…» — интересно с чем же? В чем они были ущемлены?

Игорь
Игорь
1 месяц назад
В ответ на:  Алексей Лк

Ну, дети не могли шляться целыми днями незнамо где, вместо школы, не могли купить наркоту на каждом шагу, да и прочих передовых ценностей они были лишены… Какая трагедия!
Как хорошо, что эти тёмные времена позади!

Игорь Шляпкин
1 месяц назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

И в чём же были так обделены советские дети?

Victor E. Gomelyuk
1 месяц назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

Игорь Шляпкин Думаю, если Вы до сих пор не поняли — Вам это растолковать уже невозможно. Живите с этим ;)

Игорь Шляпкин
1 месяц назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

Victor E. Gomelyuk ну да, ну да. Сейчас-то дети, к счастью, ничем не обделены, и родное государство о них заботится. Особенно они не обделены наркотой, которую можно купить на каждом углу, и никто с этим и не думает бороться. Ну и прочими радостями жизни. Стоило ради таких достижений убивать миллионы людей, безусловно. И не родились десятки миллионов — демографические потери уже давно превысили таковые в Великую Отечественную.

Victor E. Gomelyuk
1 месяц назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

Игорь Шляпкин Я именно о том — стоило ли коммунистическому режиму убивать людей миллионами, чтобы потом дать их последышам (иногда — прямым потомкам) приватизировать промышленность и банки и устроить страну с президентом-чекистом , олигархами-чекистами, невероятным числом миллиардеров дерзжащих не принадлежащие им деньги (Абрамович, например) и наркотой для нищего (по западным меркам) населения?

Игорь Шляпкин
1 месяц назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

Victor E. Gomelyuk ну чушь же несёте. Чекисты, блин. Как раз в своё время этих чекистов быстро в расход отправили бы. А больше всех убивает как раз капитализм. Кто в этом сомневался в своё время, считая советской пропагандой — может сейчас в этом убедиться. «Развитые» западные страны больше убивают чужого населения, конечно — могут себе это позволить. Ну а нашим капиталистам приходится убивать своё. Разница только в этом, а суть одна.

Victor E. Gomelyuk
1 месяц назад
В ответ на:  Victor E. Gomelyuk

Игорь Шляпкин Вы в самом деле «научный сотрудник»? Лексикон у вас — как у пропагандиста или бабы базарной. И надо быть идиотом, чтобы мне, живущем уче больше четверти века в Австралии при этом самом капитализме рассказывать, что у вас в РФ «капитализм».
Но советскость в вас вколочена прочно, если вы верите, что чекистские расстрелы улучшали уровень жизни и благосостояние. Вы — неисправимый фанат.

Владимир
Владимир
2 месяцев(-а) назад

Очень интересная статья!
К сожалению, данных книг не читал в детстве, но захотелось сейчас найти.

Правда, должен сказать, что дома была переводная книга, также шикарная в плане изображений. «По путям развития жизни» Аугуста Йозеф. В детстве засматривался ей. То есть кое-что у советских детей все-таки было на эту тему.

Игорь
Игорь
1 месяц назад
В ответ на:  Владимир

Палеонтология в картинках была переиздана недавно, без изменений — до сих пор есть в продаже.

Яковлева Ирина Николаевна
Яковлева Ирина Николаевна
1 месяц назад
В ответ на:  Игорь

На днях мне снова предложил Дом Мещерякова переиздать «Палеонтологию в картинках» за оглушительный гонорар 6.800 за каждую тысячу экземпляров. Я согласилась — хоть какая-то прибавка к пенсии.

Яковлева Ирина Николаевна
Яковлева Ирина Николаевна
13 дней(-я) назад

Издали 2 тысячи. Получила 12001 рубль.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (13 оценок, среднее: 4,62 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: