В онкологии прорыва нет

Василий Власов (polit.ru)
Васи­лий Вла­сов (polit.ru)

Совсем недав­но прак­ти­че­ски все новост­ные СМИ обле­те­ла новость: «Бри­тан­ские изра­иль­ские уче­ные изоб­ре­ли уни­вер­саль­ное лекар­ство от рака». Мы попро­си­ли про­ком­мен­ти­ро­вать новость вице-пре­зи­ден­та Обще­ства спе­ци­а­ли­стов дока­за­тель­ной меди­ци­ны, докт. мед. наук, про­фес­со­ра Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Васи­лия Вла­со­ва.

Чело­ве­че­ство ждет ново­стей. Если их нет, то их при­ду­мы­ва­ют. Пуще того, что­бы пока­зать, что это не про­сто новость, а о-го-го какая новость, исполь­зу­ют сло­веч­ки типа «инно­ва­ция» или, еще того хле­ще, «про­рыв­ная инно­ва­ция» (disruptive). Или даже game-changing innovation. Воз­ни­ка­ет впе­чат­ле­ние, что там, где про­гресс наи­бо­лее оче­ви­ден — ком­пью­тер­ные про­цес­со­ры и дис­плеи оче­вид­но раду­ют нас год за годом, — эти­ми сло­ва­ми игра­ют мень­ше, чем в онко­ло­гии.

Сорок лет назад один пес­си­мист заме­тил, что если читать онко­ло­ги­че­ские жур­на­лы, то скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что уже сей­час онко­ло­гия может мно­гое и ско­ро все фор­мы рака будут изле­чи­мы. Конеч­но, это лож­ное впе­чат­ле­ние. Виной тому несколь­ко обсто­я­тельств.

Уче­ные любят сооб­щать об успе­хах и не любят писать о неуда­чах. Как, напри­мер, мож­но отчи­тать­ся за грант сооб­ще­ни­ем о неуда­че про­ек­та? Труд­но. Поэто­му резуль­та­ты пред­став­ля­ют как дости­же­ние важ­но­го резуль­та­та, пусть и не того, кото­рый был заяв­лен. Даже если вра­чи захо­тят напи­сать, что их новый план лече­ния ока­зал­ся не луч­ше ста­ро­го, и напра­вят ста­тью в жур­нал, веро­ят­но, что редак­тор ее откло­нит. Это же неин­те­рес­но чита­те­лям. Зна­чит, вре­дит репу­та­ции жур­на­ла. Чита­те­ли хотят жур­нал, в кото­ром пуб­ли­ку­ют­ся «про­рыв­ные инно­ва­ции», где есть источ­ник для опти­миз­ма.

Боль­шие про­бле­мы для онко­ло­гии созда­ет ее оче­рёд­ная важ­ность. В XX веке про­изо­шел эпи­де­мио­ло­ги­че­ский пере­ход — люди ста­ли уми­рать не в дет­стве и не от инфек­ци­он­ных забо­ле­ва­ний, а в стар­шем воз­расте, от забо­ле­ва­ний хро­ни­че­ских. В сере­дине ХХ века это выгля­де­ло как эпи­де­мия ише­ми­че­ской болез­ни серд­ца. С даль­ней­шим уве­ли­че­ни­ем про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни людей рас­тет доля тех, кто дожи­ва­ет до зло­ка­че­ствен­ных ново­об­ра­зо­ва­ний стар­ше­го воз­рас­та. Уве­ли­че­ние смерт­но­сти от рака при уве­ли­чи­ва­ю­щей­ся про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни — при­знак про­грес­са. Хоро­ший знак. Имен­но поэто­му постав­лен­ные в пла­нах рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства зада­чи сни­же­ния общей смерт­но­сти и смерт­но­сти от онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний, с одной сто­ро­ны, логич­ны, а с дру­гой — про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. Зада­ча сокра­ще­ния смерт­но­сти от рака — это зада­ча сокра­ще­ния общей смерт­но­сти, боль­шо­го сокра­ще­ния.

Смертность от рака желудка (на 100 тыс. населения обоего пола), стандартизованная по возрасту, в ряде стран. Источник: Global Burden of Disease Project (vizhub.healthdata.org/gbd-compare/)
Смерт­ность от рака желуд­ка (на 100 тыс. насе­ле­ния обо­е­го пола), стан­дар­ти­зо­ван­ная по воз­рас­ту, в ряде стран. Источ­ник: Global Burden of Disease
Project (vizhub.healthdata.org/gbd-compare/)

Боль­шо­го сокра­ще­ния смерт­но­сти от рака мож­но было бы добить­ся, если бы были извест­ны эффек­тив­ные сред­ства про­фи­лак­ти­ки. Увы, лишь неко­то­рые фор­мы рака силь­но зави­сят от усло­вий жиз­ни, от пита­ния и от инфек­ций. Соот­вет­ствен­но, при улуч­ше­нии усло­вий жиз­ни, умень­ше­нии пере­да­чи инфек­ций, свя­зан­ных со стес­нен­ным про­жи­ва­ни­ем, пище­вы­ми при­выч­ка­ми, сни­жа­ет­ся смерт­ность. Так, смерт­ность от рака желуд­ка за послед­ние 25 лет сни­зи­лась в стра­нах с высо­кой смерт­но­стью (Япо­ния, Китай, Рос­сия, Казах­стан, Укра­и­на и ряд дру­гих, не пока­зан­ных на рисун­ке) в два раза.

Вто­рая важ­ная осо­бен­ность онко­ло­гии — осо­бый страх, кото­рый люди испы­ты­ва­ют перед болез­ня­ми, обоб­щен­но назы­ва­е­мы­ми «рак». Это очень раз­ные болез­ни по сво­е­му воз­ник­но­ве­нию, тече­нию, воз­мож­но­стям лече­ния. Неко­то­рые из них не вли­я­ют не толь­ко на про­дол­жи­тель­ность жиз­ни, но даже на ее каче­ство. С эти­ми фор­ма­ми рака живут и уми­ра­ют, но уми­ра­ют не от них. Люди боят­ся дру­гих онко­за­бо­ле­ва­ний — при­во­дя­щих к смер­ти боль­шин­ство забо­лев­ших, таких как мела­но­ма и рак лег­ких. Смерть от них обыч­но мед­лен­ная, сопро­вож­да­ю­ща­я­ся болез­нен­ным уга­са­ни­ем. К это­му виду смер­ти чело­ве­че­ство не было гото­во. Лишь в кон­це ХХ века в раз­ви­тых стра­нах ста­ли обра­щать вни­ма­ние на важ­ность созда­ния чело­ве­че­ских усло­вий для уми­ра­ю­щих. То, что, напри­мер, в США в 1980-е кате­го­ри­че­ски отри­ца­лось обще­ством, — само­убий­ство с помо­щью вра­ча или ино­го помощ­ни­ка — ныне ста­но­вит­ся закон­ной и одоб­ря­е­мой прак­ти­кой. В неко­то­рых раз­ви­тых стра­нах прак­ти­ка асси­сти­ро­ван­но­го само­убий­ства или эвта­на­зии (отли­чие в том, что при эвта­на­зии про­це­ду­ру выпол­ня­ет врач) ста­ла закон­ной и весь­ма рас­про­стра­нен­ной. В дру­гих стра­нах, таких как Рос­сия, уже обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на раз­ви­тие пал­ли­а­тив­ной помо­щи, но дис­кус­сии о само­убий­стве и эвта­на­зии подав­ля­ют­ся и даже запре­ща­ют­ся. Рос­сия в этом смыс­ле соот­вет­ству­ет, напри­мер, Вели­ко­бри­та­нии 1970-х годов.

По этим при­чи­нам — высо­кой смерт­но­сти от рака и его субъ­ек­тив­ной важ­но­сти — вни­ма­ние к раз­ра­бот­ке средств про­фи­лак­ти­ки и лече­ния рака очень вели­ко. Самые доро­гие опе­ра­ции, самые доро­гие устрой­ства (для радио­те­ра­пии) и, конеч­но, самые доро­гие лекар­ства. Увы, лишь неко­то­рые реше­ния ока­зы­ва­ют­ся эффек­тив­ны­ми и лишь при­ме­ни­тель­но к неко­то­рым опу­хо­лям. Вот при­мер идеи, кото­рая долж­на была ради­каль­но изме­нить лече­ние сóлид­ных опу­хо­лей. Лекар­ства, подав­ля­ю­щие раз­мно­же­ние рако­вых кле­ток (химио­те­ра­пия), при­ме­ня­ют­ся само­сто­я­тель­но или в допол­не­ние к хирур­ги­че­ско­му уда­ле­нию опу­хо­ли. В 1950-е была выска­за­на идея: химио­те­ра­пию надо про­во­дить еще перед опе­ра­ци­ей. Тогда раз­мер опу­хо­ли будет мень­ше, ее потен­ци­ал мета­ста­зи­ро­ва­ния будет мень­ше. В кон­це ХХ века эта идея реа­ли­зо­ва­лась на прак­ти­ке в мас­со­вых мас­шта­бах. В осо­бен­но­сти этот вари­ант цени­ли хирур­ги, опе­ри­ру­ю­щие в труд­но­до­ступ­ных местах, где опу­холь сосед­ству­ет с жиз­нен­но важ­ны­ми орга­на­ми. При этом актив­но про­во­ди­лись иссле­до­ва­ния. Если в нача­ле 1990-х пуб­ли­ко­ва­лось лишь несколь­ко ста­тей в год, то в 2012–2017 годах — по пол­то­ры тыся­чи ста­тей (оцен­ка по базе дан­ных MEDLINE). Посте­пен­но накап­ли­ва­лись и све­де­ния об эффек­тив­но­сти тако­го лече­ния. Ока­за­лось, напри­мер, что при­ме­ни­тель­но к раку молоч­ной желе­зы, несмот­ря на впе­чат­ле­ния хирур­гов о том, что уда­ле­ние опу­хо­ли про­ис­хо­дит более эффек­тив­но, неоадъ­ювант­ная тера­пия не при­во­дит к уве­ли­че­нию про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни боль­ных.

В химио­те­ра­пии на отдель­ных направ­ле­ни­ях были достиг­ну­ты потря­са­ю­щие успе­хи. Самый извест­ный из них — раз­ра­бот­ка пре­па­ра­та има­ти­ниб для лече­ния хро­ни­че­ско­го мие­ло­лей­ко­за в тех слу­ча­ях, когда у боль­но­го име­ет­ся так назы­ва­е­мая фила­дель­фий­ская хро­мо­со­ма. Этот вари­ант был обна­ру­жен в 1960 году, и хро­ни­че­ский мие­ло­лей­коз стал пер­вым раком, для кото­ро­го был обна­ру­жен гене­ти­че­ский суб­страт. Деся­ти­ле­тия иссле­до­ва­ний это­го фено­ме­на при­ве­ли к раз­ра­бот­ке лекар­ства, кото­рое с 2001 года (в США) боль­шин­ству боль­ных хро­ни­че­ским мие­ло­лей­ко­зом дает эффек­тив­ный кон­троль над опу­хо­лью на дол­гие годы. Для неко­то­рых при­ем лекар­ства озна­ча­ет пол­ное или почти пол­ное сохра­не­ние тру­до­спо­соб­но­сти и каче­ства жиз­ни. С има­ти­ни­ба под­ня­лась вол­на надежд на раз­ра­бот­ку в ско­ром буду­щем мно­же­ства лекарств, пред­на­зна­чен­ных для лече­ния отдель­ных вари­ан­тов рака. Эта вол­на опти­миз­ма транс­фор­ми­ро­ва­лась в гло­баль­ные надеж­ды на «пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ную меди­ци­ну», когда каж­дый стра­да­ю­щий хро­ни­че­ским забо­ле­ва­ни­ем при­ни­ма­ет осо­бое лекар­ство, соот­вет­ству­ю­щее осо­бен­но­стям болез­ни и чело­ве­ка. Этот хайп исполь­зу­ет­ся в основ­ном для при­да­ния опти­миз­ма про­грам­мам финан­си­ро­ва­ния и име­ет мало осно­ва­ний в виде резуль­та­тов эффек­тив­ных раз­ра­бо­ток.

Вот поэто­му — из-за огром­ной зна­чи­мо­сти зло­ка­че­ствен­ных опу­хо­лей и весь­ма огра­ни­чен­ных воз­мож­но­стей их лече­ния — вся­кое сооб­ще­ние о раз­ра­бот­ке новых средств лече­ния встре­ча­ет­ся с горя­чим инте­ре­сом. На днях газе­ты все­го мира пове­да­ли о создан­ной изра­иль­ски­ми уче­ны­ми тех­но­ло­гии MuTaTo (назва­ние про­ис­хо­дит от multi-targettoxi — «мно­го­це­ле­вая ток­си­ка­ция», не путать с назва­ни­ем музы­каль­но­го сер­ви­са). Авто­ры заяви­ли, что через год они смо­гут пред­ста­вить сред­ство для пол­но­го изле­че­ния рака. Имен­но так: «a complete cure for cancer». Одной этой фра­зы доста­точ­но, что­бы отбро­сить ново­сти про мута­то как не заслу­жи­ва­ю­щие дове­рия: рак — это сово­куп­ность очень раз­ных болез­ней, и гово­рить об одном сред­стве про­сто несе­рьез­но. Если же доба­вить обе­ща­ние, что лекар­ство будет эффек­тив­но для всех, с пер­во­го дня и почти без побоч­ных эффек­тов, то оцен­ка ново­сти будет ско­рее такой: бес­со­вест­ный треп. Да, конеч­но, авто­ры гово­рят, что их тех­но­ло­гия про­рыв­ная (a disruption technology of the highest order). Суть тех­но­ло­гии, пояс­ня­ют авто­ры жур­на­ли­стам, в при­ме­не­нии пеп­ти­дов для обна­ру­же­ния зло­ка­че­ствен­ных кле­ток и их умерщ­вле­ния. А что они гово­рят науч­но­му сооб­ще­ству? Ниче­го или почти ниче­го. Авто­ры сооб­щи­ли, что пред­став­ля­ли резуль­та­ты на трех кон­фе­рен­ци­ях и эти их пре­зен­та­ции про­шли неза­ме­чен­ны­ми. Жур­на­лы? Авто­ры «не могут это­го себе поз­во­лить» по сооб­ра­же­ни­ям вре­ме­ни и рас­хо­дов. Стран­но. Уче­ные не виде­ли резуль­та­тов и, конеч­но, не ком­мен­ти­ру­ют газет­ные интер­вью. Инве­сто­ры, кото­рым при­хо­дит­ся делать оцен­ки на осно­ве любой доступ­ной инфор­ма­ции и отве­чать сво­и­ми день­га­ми, исполь­зу­ют весь­ма одно­знач­ную оцен­ку: unadulterated bullshit. Я скло­нен согла­сить­ся с инве­сто­ра­ми.

Васи­лий Вла­сов

См. так­же

Изра­иль­ские уче­ные «посра­ми­ли» бри­тан­ских

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
2 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
СергейЕвгенийАлександрAlexander ShaydurovBoris Lipin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Boris Lipin
Boris Lipin

Я про­чел. Тут ниче­го кон­крет­но­го. Общие сло­ва, и я не знаю, что такое «дока­за­тель­ная меди­ци­на». Док­тор меди­цин­ских наук рабо­та­ет в выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки? Ну-ну!

Евгений
Евгений

Дока­за­тель­ная меди­ци­на, это когда полез­ное дей­ствие лекарств и меди­цин­ских мето­дик необ­хо­ди­мо под­твер­ждать экс­пе­ри­мен­таль­но. Сей­час тре­бу­ет­ся, что­бы эффект был хотя бы ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мым. Это важ­но, так как крайне часто исполь­зу­е­мые лекар­ства в луч­шем слу­чае не ока­зы­ва­ют ника­ко­го воз­дей­ствия на про­бле­му имен­но пото­му, что их эффек­тив­ность не дока­зы­ва­лась даже с точ­ки зре­ния ста­ти­сти­ки. И тут я гово­рю отнюдь не про слу­чаи мошен­ни­че­ства – про­сто, напри­мер, пуб­ли­ка­ции когда был поло­жи­тель­ный эффект направ­ля­лись в печать, а когда отри­ца­тель­ный нет – отсю­да созда­ва­лось ощу­ще­ние, что это что-то хоро­шее.

Сле­ду­ю­щим эта­пом будут иссле­до­вать раз­но­го рода систе­ма­ти­че­ские неопре­де­лён­но­сти – но это уже дей­стви­тель­но слож­но.

Alexander Shaydurov
Alexander Shaydurov

«Бри­тан­ские изра­иль­ские уче­ные» это кто?

Александр
Александр

«Бри­тан­ские учё­ные» – это такой эвфе­мизм, обо­зна­ча­ю­щий фри­ков, чуда­ков, обман­щи­ков. Воз­ник из чте­ния рос­сий­ских новост­ных лент. К реаль­но­му науч­но­му сооб­ще­ству UK отно­ше­ния не име­ет. :)
А тут изра­иль­ские начу­ди­ли, поэто­му бри­тан­ские зачёрк­ну­то.

Сергей
Сергей

CAR-T весь­ма про­рыв­но выгля­дит. ADC тоже, очень непло­хи. Рекм­би­нант­ные поли­к­ло­наль­ные анти­те­ла конью­ги­ро­ван­ные с ток­си­на­ми, воз­мож­но будут сле­ду­ю­щим эта­пом.
Что до ново­сти из Изра­и­ля, выгля­дит как BS, да.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,20 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: