Платить или не платить?

Наталья Тоганова

Наталья Тоганова

В начале осени 2018 года на экраны вышел документальный фильм «Paywall. The Business of Scholarship» («Плати. Научный бизнес»), который можно посмотреть онлайн [1]. Это нарезка из интервью двух дюжин исследователей и руководителей библиотек со всего мира, рассказывающих о том, как они оценивают влияние крупных издательств — в первую очередь Elsevier — на развитие науки.

Почему эта тема интересна и для нашей страны? Когда в ходе дискуссий речь заходит о доступе российских организаций к научным изданиям, довольно часто всё начинается и заканчивается фразой «а вот в западных университетах доступ есть ко всему». Да, крупные зарубежные университеты и исследовательские центры платят за пакетную подписку, расходуя значительные суммы. При этом пакет может охватывать не весь спектр научных направлений. Система оплаты непрозрачна (неизвестно, сколько за ту же подписку платит соседний университет). С ростом числа статей и журналов с открытым доступом возникает всё больше и больше вопросов о справедливости существующей системы.

Издательства Elsevier, Wiley, Springer и другие могут похвастаться нормой прибыли, которая не снилась многим коммерческим компаниям. В связи с этим, как правило, приводят данные по Elsevier. Приведу их и я: в 2017 году выручка Elsevier составила 2 284 млн фунтов, а чистая прибыль — 913 млн фунтов (37%). Это много или мало? Чтобы не переводить из одной валюты в другую, использую такое сравнение: чистая прибыль Elsevier — это примерно 3% всех расходов Великобритании на НИОКР.

Столь высокая прибыль аккумулируется компанией, конечно, не только в Великобритании, а в результате деятельности во всем мире. И в значительной части эти деньги — плата за продукт, созданный тысячами ученых и научных организаций по всему миру, финансируемых за счет государственных расходов. При этом налогоплательщики этих стран не имеют свободного доступа к результатам работы ученых: базы платные. По сути, Elsevier использует схожую с YouTube модель — пользователям предоставляются онлайн-платформа, алгоритм ранжирования и оценки контента. И там и тут весь контент производится пользователями, но есть небольшие отличия: YouTube делится заработанным с теми, кто этот контент делает, Elsevier — нет. Также на YouTube создатель контента сам решает, будет ли он находиться в открытом доступе для всех или нет, в то время как у Elsevier данное решение сопряжено с финансовыми издержками (за open access надо платить).

При чем тут open access? В странах ЕС есть тренд на увеличение доли статей, находящихся в открытом доступе, т. е. таких, которые каждый может прочитать со своего домашнего компьютера. Происходит это постепенно, такое условие всё чаще вписывается в грантовые обязательства (например, в 2015 году немецкое Общество Фраунгофера опубликовало 20% всех своих статей в открытом доступе, Объединение имени Гельмгольца — почти 40%). Нередко это публикации в журналах из пула тех же издательств. В Elsevier 15% всех публикуемых статей — open access.

Может показаться, что справедливость торжествует: столько статей открыто для всех! Но радоваться рано. Похоже, что налогоплательщик платит за них издательствам дважды: первый раз — когда ученые публикуют статью (статья open access стоит от 150 до 5 000 долл. [2]), второй — когда университеты и НИИ подписываются на журналы Elsevier, ведь хотя доля публикуемых в открытом доступе статей растет, стоимость подписки не падает. Я пишу «похоже», поскольку Elsevier и другие издательства не раскрывают информацию о том, сколько стоит подписка для того или иного университета или института. Также в договорах об услугах вписано положение о неразглашении информации, т. е. университеты не имеют права говорить о стоимости подписки третьим лицам.

Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, научное сообщество предпринимает шаги, которые условно можно разделить на неповиновение (радикальное и менее радикальное) и попытки легально изменить сложившуюся систему или выйти из нее.

Александра Элбакян, создатель проекта Sci-hub (Казахстан). Фото: «Википедия»

Александра Элбакян, создатель проекта Sci-hub (Казахстан). Фото: «Википедия»

Радикальное неповиновение демонстрируется проектом Sci-hub, где представлено порядка 80% всех научных публикаций платных баз. Этот проект Александры Элбакян, пожалуй, самый значительный вклад постсоветских стран в мировую дискуссию о функционировании научного сектора. За последний год со Sci-hub было около 150 млн скачиваний из всех уголков мира, при этом в лидерах именно те страны, в которых многие учебные заведения и НИИ оформили платный доступ к научным журналам.

Однако стратегии неповиновения придерживаются и вполне себе законопослушные западные университеты: на страничках ученых и преподавателей можно обнаружить полные версии их работ, которые вообще-то не должны распространяться в открытую. Нерешительные попытки Elsevier их снять не увенчались успехом, поскольку слишком активная борьба издательства с бесплатно пишущими для него людьми может негативно отразиться на бизнес-модели.

О попытках изменить систему, находясь в правовом поле, уже коротко говорилось выше. Это и переход на open access, и переговоры с издательствами, которые ведутся в ряде стран. Так, последние несколько лет Германия тягается с Elsevier (так называемый проект DEAL [3]): две сотни учебных заведений не стали возобновлять подписку в 2016 и 2017 годах. Их цель — заключить коллективный договор с Elsevier, учитывающий плату за open access, а также сделать саму плату более прозрачной. Переговоры затягиваются, но пока не достигнуто новое соглашение, Elsevier не отключает немецкие организации от своей системы. Другие легальные шаги по изменению системы пока единичны: сотрудники некоторых редакций коллективно увольняются из журналов Elsevier и открывают аналогичные журналы в открытом доступе.

Если с существующей системой платной подписки на научные издания всё так плохо, то почему статус-кво научных издательств сохраняется? Дело в том, что на издательствах держится институт оценки эффективности научных работ, ученых, учебных заведений и НИИ (Scopus так же, как и Elsevier, принадлежит RELX Group). Современный научный мир не может функционировать без рейтингов журналов, индекса Хирша и т. п. Только подумайте, на каком основании допускать исследователей к подаче на гранты РНФ? По какому критерию определять успешность научной деятельности? На каком основании выделять финансирование вузам и институтам? На какие строчки в резюме смотреть при приеме на работу ученого или преподавателя?

Однако нужен ли такой институт оценки, который стоит налогоплательщикам столь значительных денег и приносит 37% чистой прибыли в год тем, кто не создает никакой добавленной стоимости и при этом препятствует научной коммуникации? Напомню, что подписки дороги не только для российских вузов, но и для научных и учебных заведений всего мира. И если вопрос о том, должен ли быть свободным доступ к публикациям по археологии, кажется не самым важным, то в области медицины, когда речь идет о спасении жизни и здоровья людей, о возможности врачей — приверженцев доказательной медицины — знакомиться с последними научными результатами, он представляется ключевым.

На мой взгляд, если фильм «Paywall. The Business of Scholarship» подтолк­нет в России дискуссию по этому вопросу или хотя бы поможет чуть-чуть критичнее взглянуть на активно заимствуемую нами институциональную структуру функционирования науки, будет неплохо. Ведь, как показывает опыт, при заимствовании институтов у развитых стран эти скопированные институты нередко оказываются малоэффективными.

Именно это произошло при заимствовании системы оценки эффективности работы научного сектора на основе уровня цитируемости в признанных в других странах базах, которые неразрывно связаны с зарубежными издательствами. Сетования на то, что доступ к статьям Elsevier и других издательств слишком дорог, кажутся в России не очень-то актуальными, ведь есть Sci-hub и, судя по статистике скачиваний, он в нашей стране в почете и никто особо не задумывается об этике пиратства. То есть мы заимствовали институт, но не полностью с ним согласны.

Заимствование этого института породило у нас еще одну проблему, которой в таком масштабе нет во многих других странах, — «платные публикации». Речь идет не о плате за публикацию open access или за доступ к публикациям, на которую жалуются интервьюируемые в фильме ученые, а о плате редакциям третьесортных журналов, которые публикуют без рецензирования статьи. К услугам таких журналов прибегают только для того, чтобы выполнить «план по валу» — эффективный контракт — и повысить публикационную активность организаций.

Сколько таким образом вымывается денег из научного сектора — вопрос открытый, впрочем, как и вопрос об эффективности публикаций ради отчетности для развития науки и повышения качества жизни. Поэтому, как положено писать в научных статьях, «всё это требует дальнейшего исследования и обсуждения». Или, как говорят на Youtube, «Stay tuned».

Наталья Тоганова,
канд. экон. наук, ИМЭМО РАН

Редакция ТрВ-Наука будет рада опубликовать интересные мнения читателей на предложенную автором тему

1. paywallthemovie.com
2. elsevier.com/__data/promis_misc/j.custom97.pdf
3. projekt-deal.de/about-deal/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (9 оценок, среднее: 4,89 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

 

36 комментариев

  • Olan:

    Зато наша любимая e-library (РИНЦ) решила выставить все публикации отечественных журналов. Лучше бы этого не делала. Если раньше по подписке были доступны pdf-файлы статей, то теперь в лучшем разе их постраничные сканы в неизвестном формате, а в худшем — пустота. Скорость общения серверов e-library с пользователями оставляет желать много лучшего, довольно часто (особенно в выходные) связи нет вообще. В результате я без проблем имею английские переводы статей из базы данных Springer, а о русском оригинале могу только мечтать.

    • mhorn:

      Вы путаете. В elibrary не собирались выставлять журналы в открытом доступе, открытый доступ коснулся лишь незначительной (хотя в основном наиболее приличной по уровню) части журналов — тех, что издаёт Академия наук с изд-вом «Наука». Вот они про это пишут: https://elibrary.ru/projects/subscription/ras_oa_2017.asp
      При этом статьи до 2017го года включительно действительно легко можно скачать, а вот с 2018 м годом творится чёрт те что: там постоянно что-то докручивают в программе для просмотра, в результате у меня в принципе ни с одним браузером эта система не работает. Так что остаётся смотреть те же статьи на libnauka.ru, тем более что там в коде фрейма со статьёй прячется прямая ссылка на пдф, который можно скачать

  • Andrew:

    >>>Только подумайте, на каком основании допускать исследователей к подаче на гранты РНФ?
    Хирши и прочая наукометрика не играют никакой роли ни для успешности заявок в РНФ или в РФФИ, ни для становления члена РАН и т. п.
    -----
    >>>столько статей открыто для всех! Но радоваться рано. Похоже, что налогоплательщик платит за них издательствам дважды: первый раз — когда ученые публикуют статью (статья open access стоит от 150 до 5 000 долл. [2]), второй — когда университеты и НИИ подписываются на журналы Elsevier,
    Не вижу вообще никаких преимуществ опен-аксесса: учёный мало того, что ищет средства для исследования, потом проводит исследование, так потом ещё и заплатить должен из гранта, чтобы об исследовании узнали. Так что налогоплательщик в любом случае платит дважды. Самым лучшим вариантом размещения результатом исследований были бы платформы типа arXiv, но… что-то мешает.

  • Анатолий Берёзкин:

    «налогоплательщик платит за них издательствам дважды». Небольшая поправка: налогоплательщик платит бесконечно. За доступ к одним и тем же статьям университет платит снова и снова каждый год.

  • Константин Томилин:

    Все научные публикации должны быть в открытом доступе на структурах типа arXiv.org, который, появился, кстати, в 1991 г. как ответ научного сообщества на недоступность публикаций. Целью научных журналов, когда они возникли в XVII веке, было распространение научного знания и фиксация приоритета ученого. Журналы в настоящее время превратились в бизнес и играют реакционную роль — платные публикации препятствуют распространению знания и не обеспечивают фиксацию приоритета. Структуры типа arXiv обеспечивают и то, и другое. Это будущее. Печатные журналы тоже имеют будущее, но как журналы post-print, которые печатают обзоры или выборку из статей, публикуемых учеными в открытом доступе в структурах типа arXiv. (Например, лучшие статьи по физике элементарых частиц, к примеру, за год или за 5 лет и т. п.). Такая перестройка абсолютно неизбежна.
    В статье еще не указано, что такой первостепенный в прошлом журнал, как Nature, тоже теперь берет деньги за публикации, получая тройную прибыль — от ученых, от университетов и просто от читателей. Это околонаучный бизнес и уже, по-моему, нагдядный пример полной деградации системы научных публикаций.
    Что касается sci-hub, то, на мой взгляд, это вместе с интернетом самый крупный вклад в развитие науки со времен Гутенберга. Александра Элбакян — это наша Жанна д’Арк, возглавившая сопротивление ученых паразитирующему на науке и мешающему развитию науки бизнесу.

    • Алексей В. Лебедев:

      Кому нужны «лучшие статьи по физике элементарных частиц» или еще что-то в этом роде? Разве что начальству для отчетности и раздачи премий, да популяризаторам науки. Нормальным читателям нужны просто качественные статьи по их конкретной тематике, посвященные конкретным вопросам (которые если не в тренде, то в «лучшие» могут никогда не попасть). Но можно ли доверять в этом Интернету? Как уберечь читателя от потоков «научного знания», имеющего нулевую научную ценность (бессмысленные, слабые, мусорные статьи, написанные лишь бы что-нибудь написать и отчитаться) или отрицательную (фальсификация данных, лженаучные теории и т. п.). Да, как это ни парадоксально, у нынешних журналов важная функция — это не распространение, а препятствование распространению такой «научной» информации, которой без журналов было бы в сотни раз больше. Журналы ставят свой «знак качества» на статьи, sci-hub потом приходит на готовое и распространяет, но сам эту функцию не выполняет и выполнять не способен. Кроме того, есть важная функция журналов по улучшению статей, благодаря отзывам, в том числе исправлению ошибок. Я например, по своему опыту за это благодарен. Так что можно спорить о том, не слишком ли много берут журналы за свой труд и каковы должны быть схемы финансирования, чтобы это не задевало непосредственно ученых, но отрицать, что это труд важен, нужен и должен оплачиваться, было бы неправильно. В любой схеме этот труд кто-то должен выполнять, и об этом стоит думать.

  • Елена Милова:

    Мы перевели фильм на русский язык, в нашем варианте «Платный доступ. Как на науке делают деньги». https://www.youtube.com/watch?v=86Mb_sauXJI

  • Алексей Лк:

    Как ни крути, но на текущий момент победа sci-hub очевидна. Знание в эпоху интернета не утаить стоимостью выской подписки или наличием журнала в закрытой заморской библиотеке. Возможно sci-hub по глобальному влиянию на науку самое значительное в научном секторе что было создано На постсоветском пространстве за последние 30 лет. Это подтверждается статусом Александры Элбакян, в 2016 году входящей в топ людей с максимумом влияния на науку (рейтинг от Nature если память не изменяет), что как бы говорит само за себя.

    PS. У Elsewier и прочих выход только один — меняться и подстраиваться под текущую изменившуюся реальность потому что на текущий момент они сильно напоминают динозавров времен позднего мела.

  • Алексей Лк:

    «Журналы в настоящее время превратились в бизнес и играют реакционную роль» — Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. карл Маркс.

    «Структуры типа arXiv обеспечивают и то, и другое. Это будущее» — это уже настоящее, архив то как раз и обеспечивает приоритет, вспомнить того же Перельмана и куда он выложил доказательство теоремы.

    «Печатные журналы тоже имеют будущее, но как журналы post-print, которые печатают обзоры или выборку из статей, публикуемых учеными в открытом доступе в структурах типа arXiv» — всем хорош архив кроме одного — там нет института рецензирования, а это значит что там может быть выложенно что угодно. На одну стоящую статью там приходятся тысячи мусора. Но архив это все же лучшее что сейчас есть.

  • Дмитрий:

    Функции отбора достойных публикации статей и улучшения после отзыва осуществляются в результате бесплатного труда рецензентов и редакторов, так что в существующей бизнес модели этот труд ученых по отбору и улучшению статей не оплачивается, и коммерческий издатель выступает паразитом на теле ученого сообщества. Ученое сообщество терпит этого паразита только по традиции, по которой публикации в издаваемых паразитом журналах престижны. Необходимость публикаций в престижных журналах, а значит и самого существования таких журналов, вызвана организацией научных исследований на конкурсной основе.

    Освободиться от паразитирующих на науке коммерческих издательств ученые смогут только организуя собственные некоммерческие журналы. Такие журналы могут издавать университеты и научные фонды. Разумеется, престижность не появляется из ниоткуда, она приходит со временем при правильной организации выбора членов редколлегии. Велик соблазн у группы энтузиастов Н-ского университета, создающих новый журнал на базе своего факультета, включить всех себя и еще нескольких друзей и соавторов из других университетов. Но так скорее всего престижный журнал не получится…

    Такие журналы уже есть, и их будет становиться все больше. Надо думать, через какое-то время они вытеснят коммерческие журналы, которые станут прибежищем графоманов, готовых платить за публикацию своих не особо интересных работ.

    • Алексей В. Лебедев:

      В этом предложении конечно больше смысла, чем полагаться на Интернет, но тем не менее, гладко только на бумаге. В стране полно Вестников такого-то университета, но по большей части они не престижны, несмотря на свое существование много лет, и признаков, чтобы они кого-то могли вытеснить, нет.

      • Дмитрий:

        Вообще полагаться на какой-то один критерий, будь то интернет или публикация в Nature, нельзя, потому что когда критерий один, вокруг него могут сложиться лоббистская/мафиозная структура или нездоровые практики накручивания счетчика. Важна множественность критериев, включая открытое обсуждение и оценки экспертов.

        И более конкретно об использовании интернета: в качестве альтернативы простому счету ссылок (который легко накручивается созданием специально нацеленных на накрутку кластеров журналов), Alessandro Strumia и Riccardo Torre недавно предложили новую метрику для ранжирования авторов и статей, о которой они написали в работе https://arxiv.org/abs/1803.10 713; они называют свои индексы AuthorRank и PaperRank, а сам алгоритм изобрели не они, а гугл; это просто PageRank алгоритм, используемый гуглом для ранжирования результатов поиска сайтов.

        Этот алгоритм упорядочивает, например, великих физиков всех времен следующим образом:

        1. P.A.M.Dirac
        2. E. Witten
        3. S. Weinberg
        4. G. 't Hooft
        5. A. Einstein
        6. J.S.Schwinger
        7. S.W.Hawking
        8. A.M.Polyakov
        9. R.P.Feynman
        10. M. Gell Mann
        11. M. Born

        • Дмитрий:

          PS. Еще есть такая хорошая штука для сравнительного рейтинга известных персонажей — Google trends. Сколько поступает поисковых запросов о том или ином персонаже и как они распределены во времени и по поверхности земного шара. Вот, взгляните, например, сравнительные рейтинги Dan Brown, Léon Tolstoï, William Shakespeare за последний год:
          https://trends.google.com/trends/explore?q=%2Fm%2F02988h,%2Fm%2F01tz6vs,%2Fm%2F081k8

          Шекспировский график имеет рождественский провал и два ярко выраженных пика. Апрельский пик легко объяснить — это даты рождения и смерти. А вот августовский… любопытно, в чем его причина.

        • Алексей В. Лебедев:

          И сколько из десятки самых великих физиков живы, чтобы порадоваться включению в этот список? Понятно, что такие алгоритмы эффективно действуют только сильно задним числом. А требуется оценивать текущую работу сотрудников, здесь и сейчас, чтобы за нее дать денежку или не дать, а кушать хочется всегда и всем, и не только великим.

    • Алексей В. Лебедев:

      А также вспомнилось:

      Есть мнение, что народные театры вскоре вытеснят, наконец, театры профессиональные! И это правильно! Актер, не получающий зарплаты, будет играть с большим вдохновением. Ведь кроме того, актер должен где-то работать. Неправильно, если он целый день, понимаете, болтается в театре. Ведь насколько Ермолова играла бы лучше вечером, если бы она днем, понимаете, работала у шлифовального станка. © Берегись автомобиля

      • Алексей Лк:

        «Есть мнение, что народные театры вскоре вытеснят, наконец, театры профессиональные! «;- вот как-то вспомнилось что есть два таких режиссера — Ларс фон Триер и Александр Сокуров (историк по первому образованию), оба каннские лауреаты, и у обоих в фильмах на главных ролях частенько так играют непрофессиональные актеры которые как-то как раз и работают днем и ночью, а в выходные или свои отпуска играли у вышеупомянутых режиссеров (частенько за символическую плату). Так же можно еще вспомнить другого культового режиссера (а так же оператора, актера и сценариста) Такеши Китано, так же канского лауреата, который не имея вообще никакого образования связанного с режиссурой и актерским мастерством является тем не менее единственным широко известным за пределами Японии режиссёром на текущий момент (из тех кто еще что-то снимает).

        • Алексей В. Лебедев:

          Яркие примеры исключений, лишь подтверждающих правило. Исключительный человеческий фактор.

          • Алексей Лк:

            Для Алексей Лебедева. Я таких исключений могу насобирать множество во всех сферах. Когда случаев отклонений десятки то это уже сложно считать исключением. Режиссеры это просто прямой ответ на вашу аналогию.

            Впрочем я отхожу от основной темы дискуссии этой статьи. Хотя дискутировать не о чем. Пока издательства будут собирать прибыль вкладывая 0 денег в рецензию и оплату авторам, а карьера самих авторов будет кровно зависеть от публикаций да еще хорошего качества (ну и по мелочи что бы опубликоваться прилично надо еще как минимум иметь хорошие данные что далеко не гарантированно) — ничего не изменится. Sci-hab это просто удобный сервис распространения, но библиотеки и университеты будут и дальше обязывать покупать подписку за сотни тысяч долларов. Я написал обязывать — потому что если 2/3 фондов библиотеки Гарварда идет на подписку и это не нравится никому в Гарварде — то что это как не навязанное обязательство. Подумалось даже — а нет ли сговора между ведущими университетами и издательствами — вы у нас покупайте подписку, а мы будем вас публиковать. Возможно не так прямолинейно но что-то подозрения закрадываются.

      • Дмитрий:

        Если б вечером, а то отзывы приходится ночью писать. Я иначе не могу: чтобы написать отзыв, необходимо дать обет не ложиться спать, пока он не будет закончен. И да, лучше за это кто-нибудь платил, как платят актерам, боксерам и футболистам, но не платят же… Приходится бесплатно.

        • Алексей В. Лебедев:

          И заметьте, прежде чем работа попадет на рецензию, кто-то должен принять решение, стоит ли ее вообще посылать на рецензию, потом решить, кому именно ее послать, и уговорить того или использовать авторитет, чтобы тот не отказался.

  • ВПоль:

    Вопрос прост.
    Публикации научных статей требуют рецензирования. Это работа, за которую надо платить. Кроме того — работа по перенабору текста, и оформлению. В итоге за публикацию надо платить.
    Платить должен не автор, а его работодатель. Должны быть соответствующие фонды. Ведь работодатель (НИИ) потом отчитывается перед гос структурами и другими спонсорами.
    А вот распространение публикаций д.б. бесплатным. И тот, кто на этом наживается- тот тормоз прогресса. Будем добивать его всякими Sci-hub и Arxiv.org
    Вот и вся дискуссия.
    Так что первое. что надо сделать — это публикационные фонды в НИИ. Это простейшая организационная работа при наличии доброй воли администрации и ее спонсоров, включая гос-во.
    Для начала можно делать фонд из накладных от проектов. Да и спонсор д. раскошелиться.
    Так что — в путь.

  • В.П.:

    По моей специальности уже три года существует «народный» электронный журнал Discrete Analysis со звёздной редколлегией (в том числе два филдсовских лауреата) https://discreteanalysisjournal.com/editorial-board
    WoS пока вообще игнорирует этот журнал, Scopus реферирует, но без рейтинга. Издательские гиганты будут всячески упираться, но дело уже сдвинулось с мёртвой точки.

    • Дмитрий:

      Да, это один из тех журналов, которые я имел в виду. И три года — минимальный срок для того, чтобы начать исчислять рейтинг. Я подозреваю, что в первый же год с начала исчисления рейтинга вашего журнала он сразу же появится где-нибудь в первом квартиле.

    • Алексей В. Лебедев:

      Три года — не срок для испытания временем. И сколько лет тем филдсовским лауреатам?

      • В.П.:

        Гауэрсу — 54, Тао — 43.

        • Алексей В. Лебедев:

          А, ну тогда еще хорошо. Если конечно им не надоест со временем.

          У нас вот например на мехмате МГУ есть журнал В.А.Малышева http://math-mprf.org/ организованный просто им лично, включая издательство для этого журнала. Но ведь 80 лет уже человеку. А без него наверняка все загнется. Все упирается в человеческий фактор. Если даже энтузиазм не проходит, то человек проходит.

          • В.П.:

            Вот ещё один «народный» журнал по моей специальности https://alco.centre-mersenne.org/page/about-the-journal/
            Создан в прошлом году после конфликта редколлегии со Шпрингером по вопросам стоимости подписки и редакционной политике. Почти все члены редколлегии старого Journal of Algebraic Combinatorics ушли из него и создали свой журнал Algebraic Combinatorics. Шпрингеровский журнал продолжает существовать, но авторитет утратил.

  • Влад:

    Публикации статей должны быть платными, а доступ к ним — бесплатным. Это очевидно.
    Но в каждом НИИ должны быть фонды оплаты статей. Вот к этому и надо стремиться.

  • В.П.:

    К сожалению Discrete Analysis — это не «наш» журнал. Но есть и действительно наш электронный журнал http://semr.math.nsc.ru/, т. е. издаваемый нашим институтом без существенных финансовых затрат. Конечно не столь престижный как DA, но зато реферируемый в WoS.

    • Алексей В. Лебедев:

      >реферируемый в WoS.

      Почему-то на сайте об этом не написано. И какой импакт-фактор и квартиль.

      • В.П.:

        Импакта пока нет. Журнал «на испытаниях» как и множество других. Это у них называется Master Journal List http://mjl.clarivate.com/. Но аннотации статей появляются весьма оперативно.

  • Владимир Аксайский:

    Всё-таки нашей Академией я горжусь — как федеральным госучреждением впереди всех на фронтовой полосе. Все остальные госорганы смотрят на нас с надеждой и любопытством - выстоим ли и как именно? Самые дальновидные из них предчувствуют — и им придется вскоре защищать свою государственную нужность непрерывным творением новых форм отчетности — причем, по аналогии с Академией, их новизну и актуальность надо будет обязательно подтверждать в признанных мировых центрах. Похоже, выстоим — по комментариям видно — есть жизнеспособные варианты — мы наш, мы новый мир построим…

  • Абрам Соломонович.:

    Может кто подскажет где можно не дорого или на халявку посмотреть некоторые журналы я может и подписался бы, но кота вмешке покупать не хочется. была такая библиотека «колхоз» ресурс с концами умер или переехал? архивы в onion есть, но хочется свежего и отсортированого. может в пиринговых сетях типа gnutela или дарк-нете есть? как бы инвайтик получить на хорошую библиотеку или коллекцию книг журналов?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com