Бить наверняка. Сталин против генетики

Валерий Сойфер

Валерий Сойфер

Карл Маркс был далек от дискуссий о принципах развития жизни, а Фридриха Энгельса биологические исследования интересовали как любителя. От него остались рукописи 1873−1886 годов, хранившиеся после его смерти в немецких архивах социал-демократов. Их воскресил к жизни выдающийся исследователь марксизма из России, живший долгое время на Западе, Д. Б. Рязанов (Сталин казнил этого ученого в годы Большого террора). В 1925 году Рязанов издал книгу Энгельса в СССР на русском и немецком языках под названием «Диалектика природы». В этой работе отмечалась возможность изменения организмов под влиянием условий жизни — то, что стали называть «наследованием приобретенных признаков». Этот принцип был известен и до марксистов, наиболее ясно он изложен в знаменитом труде «Философия зоологии» Жана-Батиста Ламарка, опубликованном в 1809 году. В 1946 году Сталин включил в первый том своих сочинений книгу «Анархизм или социализм?», составленную из статей, якобы опубликованных им на грузинском языке в 1906—1907 годах. Если статьи и на самом деле были написаны Сталиным (в этом можно сомневаться), то из них следует, что идеи ламаркизма заворожили Иосифа Джугашвили еще в начале XX века: автор настаивал, что Ламарк более правильно обрисовал принципы эволюции, чем Дарвин. Этому тезису Сталин следовал всю свою жизнь.

В книге «Сталин и мошенники в науке» и в статье в ТрВ-Наука № 250 от 27 марта 2018 года я подробно описал, как в 1930 году Сталин сообщил философам-сталинистам о своем несогласии с выводами немецкого ученого Августа Вейсмана (одного из родоначальников генетических принципов эволюционного учения). Слушавшие Сталина Митин и др. поделились его взглядами с Трофимом Лысенко, который уже в следующем году перешел от прежнего благоговейного отношения к генетике к резкому ее отрицанию. В СССР развернулась затяжная и драматичная борьба ученых с ламаркистами-сталинистами.

В 1947 году Лысенко подыграл Сталину, когда тот понадеялся решить труднейшие проблемы с продовольствием в СССР с помощью тривиальной панацеи. Грузинские сородичи Сталина передали вождю мешочек с 200 г особого вида пшеницы — ветвистой. Теперь надо было получить из семян сорт, который позволил бы собирать баснословно высокие урожаи важнейшего пищевого продукта и накормить наконец-то голодающих жителей страны. Сталин вызвал Лысенко, вручил ему мешочек с семенами и спросил, можно ли надеяться решить вековечную проблему питания в стране Советов с помощью ветвистой пшеницы. Лысенко в своем более позднем письме Сталину упомянул о таком их разговоре. Для нас же сегодня исключительно важно, что уже во время той беседы Лысенко отлично знал, что надежды на успех с ветвистой пшеницей нет никакой, потому что, как я обнаружил, изучая советские газеты, еще в 1937 году его отец испытал ветвистую пшеницу, но ничего путного из затеи не вышло (см. стр. 637−643 в четвертом издании моей книги «Власть и наука», первое американское издание на русском языке 1989 года, его факсимильную перепечатку в России 1993 года, англоязычное издание 1994 года и дополненное издание на русском языке 2002 года). Однако Лысенко вождю не возразил, а смиренно согласился с поручением. Его сотрудники (включая отца — Д. Н. Лысенко) принялись размножать сталинские семена и якобы добились небывалого успеха, о чем Лысенко известил Сталина в длинном письме от 27 октября 1947 года. Он сообщил, что невероятного успеха добился А. Авакян, который будто бы посеял стакан семян, а собрал «327 кг, т. е. в 1635 раз больше, чем было высеяно». Таких темпов размножения мировая практика не знала, это было несусветное чудо, но, видимо, Лысенко осознавал, что незнакомый с сельским хозяйством Сталин легко «проглотит» явную выдумку и лишь порадуется такому грандиозному успеху. Лысенко даже написал Сталину, что «ветвистая пшеница может давать очень высокие урожаи, порядка 50−100−150 и больше центнеров с гектара». Он попросил назвать новый сорт пшеницы «Сталинская ветвистая». Сталин после этого поверил, что можно действительно надеяться на лысенковских «хлопцiв», которые скоро завалят страну зерном (забегая вперед, нужно сказать, что затея с ветвистой пшеницей так никогда и не дала положительных результатов и оказалась чистой аферой). Сталин, хотя и отдыхал на курорте, посчитал сообщенные ему сведения исключительно важными и написал Лысенко радостный ответ.

АКАДЕМИКУ Т.Д. ЛЫСЕНКО

Уважаемый Трофим Денисович!

Вашу записку от 27.Х.1947 г. получил. Большое Вам спасибо за записку. Очень хорошо, что Вы обратили, наконец, должное внимание на проблему ветвистой пшеницы. Несомненно, что если мы ставим себе задачу серьезного подъема урожайности пшеницы, то ветвистая пшеница представляет большой интерес, ибо она содержит в себе наибольшие возможности в этом направлении.

Плохо, что Вы производите опыты с этой пшеницей не там, где это «удобно» для пшеницы, а там, где это удобно Вам как экспериментатору. Пшеница эта южная, она требует удовлетворительного минимума солнечных лучей и обеспеченности влагой. Без соблюдения этих условий трудно раскрыть все потенции этой пшеницы. Я бы на Вашем месте производил опыты с ветвистой пшеницей не в Одесском районе (засушливый район!) и не под Москвой (мало солнца!), а, скажем, в Киевской области или в районах Западной Украины, где и солнца достаточно, и влага обеспечена. Тем не менее, я приветствую Ваш опыт в подмосковных районах. Можете рассчитывать, что правительство поддержит Ваше начинание. Приветствую также Вашу инициативу в вопросе о гибридизации сортов пшеницы. Это безусловно многообещающая идея. Бесспорно, что нынешние сорта пшеницы не дают больших перспектив, и гибридизация может помочь делу. О каучуконосах и посевах озимой пшеницы по стерне поговорим в ближайшее время в Москве. Что касается теоретических установок в биологии, то я считаю, что мичуринская установка является единственно научной установкой. Вейсманисты и их последователи, отрицающие наследственность приобретенных свойств, не заслуживают того, чтобы долго распространяться о них. Будущее принадлежит Мичурину.

С уважением
И. Сталин

Но их обмен письмами не был публичным. Как всё вокруг Сталина было оплетено тайнами, так неизвестными оставались даже для ближайших сотрудников факты его взаимодействия с Лысенко и содержание их писем. Репутация же Лысенко в это время в стране стала плохой. Ученые бомбардировали ЦК письмами, в которых просили немедленно принять меры к прекращению господства лысенковщины. В июле 1948 года на имя Маленкова в ЦК партии пришли обращения И. И. Шмальгаузена, А. Р. Жебрака, Е. В. Бобко и И. М. Полякова, а 16 июля 1948 года непосредственно к Сталину обратился академик П. Н. Константинов (крупнейший селекционер, сорта которого высевали на огромных площадях, лауреат Сталинской премии, зав. кафедрой селекции, семеноводства и методики опытного дела Тимирязевской сельскохозяйственной академии). Он настаивал, чтобы Лысенко устранили от руководства Академией сельскохозяйственных наук.

Такой человек не имеет права быть администратором… Он использует права президента для утверждения своего господства в науке, для создания видимости нерушимости открытых им «законов». Он явно злоупотребляет Вашим доверием… что он сделал за эти 15 лет? Кем он стал сам? Это худший вид диктатора. Он требует ликвидации всего, что не согласно с ним… Мириться с этим нельзя… Многие ученые АН СССР, ВАСХНИЛа, Московского университета и ТСХ-академии резко критикуют его… Почему с нами никто не хочет считаться? Почему разрешение этих споров передоверяется либо таким лицам, как М. Б. Митин, либо работникам министерств? Почему не прислушиваются к мнению ученых и практиков сельского хозяйства? Почему наша официальная критика не отражает мнения научной общественности, а старается угодить Т. Д. Лысенко?

Однако Сталину предложения крупнейшего ученого России не были интересны, а одна строчка в его письме могла вызвать крайнее раздражение. Дело в том, что Константинов обвинил Лысенко, что тот «вместо дарвиниста стал ламаркистом». Конечно, Константинов не мог предполагать, что сам Сталин был еще более убежденным ламаркистом.

Как мне рассказал в январе 1988 года бывший секретарь ЦК партии Д. Т. Шепилов, в ожидании крупных успехов с ветвистой пшеницей Сталин в конце лета 1947 года прервал секретаря партии Андрея Жданова, когда тот покритиковал Лысенко. Сталин указал на то, что товарищ Лысенко делает сейчас важное для страны дело, и если он даже увлекается, обещая повысить урожайность пшеницы в целом по стране в пять раз, а добьется увеличения только на 50%, то и этого будет вполне достаточно.

Интересно отметить, что в студенческие и аспирантские годы будущий зять Сталина и сын Андрея Жданова Юрий (у которого с юношества были личные и благоприятные встречи со Сталиным с глазу на глаз) прошел практикум по генетике у известного ученого В. В. Сахарова и убедился в том, что законы генетики Менделя прекрасно воспроизводятся на практике. Основываясь на этом, Юрий Жданов, став зав. отделом науки ЦК ВКП (б), решился на публичную критику Лысенко.

18 апреля 1948 года он выступил с лекцией перед пропагандистами высшего партийного уровня в Москве, в которой раскритиковал Лысенко и его методы.

Этот поступок собственного зятя возмутил Сталина. Он потребовал собрать Политбюро ЦК партии, на котором обрушился на Юрия Жданова. Потребовалось написать покаянное письмо, что Жданов и исполнил. Как сам Жданов рассказывал у меня на квартире в Москве в 1987 году, «покаянку» он отправил в Московский горком партии, однако документ был напечатан в «Правде» как письмо Сталину с признанием ошибок.

Фотография, присланная автору Ю. А. Ждановым в 2003 году с надписью на обороте снимка. Ю. А. Жданов неизменно посылал В. Н. Сойферу книги с дарственными надписями, а в книгу «Мимолетности» вложил приводимую здесь фотографию, сделанную в 2003 году на заседании ученого совета Ростовского университета, когда Сойфера избрали почетным профессором этого университета. На обороте снимка Юрий Андреевич написал: «За удивительный момент таинственной жизни, с надеждой на новые встречи. Ю. Жданов. 30.05.2003»

В том же году (31 мая и 1 июня 1948 года) Сталин принял участие в обсуждении кандидатур на получение очередных Сталинских премий по науке и изобретательству и отверг тезисы лекции Ю. А. Жданова.

Ю. Жданов поставил своей целью разгромить и уничтожить Лысенко. Это неправильно: нельзя забывать, что Лысенко — это сегодня Мичурин в агротехнике. Нельзя забывать и того, что Лысенко был первым, кто поднял Мичурина как ученого. До этого противники Мичурина называли его замухрышкой, провинциальным чудаком, пустырем и т. д. Лысенко имеет недостатки и ошибки как ученый и человек, его надо критиковать, но ставить своей целью уничтожить Лысенко как ученого — значит лить воду на мельницу жебраков.

Сам Юрий Жданов вспоминал слова Сталина так.

…Неожиданно [Сталин] встал и глухим голосом сказал: «Здесь один товарищ выступил с лекцией против Лысенко. Он от него не оставил камня на камне. ЦК не может согласиться с такой позицией. Это ошибочное выступление носит правый, примиренческий характер в пользу формальных генетиков».

По приказу Сталина в Центральном комитете партии под руководством Андрея Жданова начали готовить проект постановления ЦК о поддержке взглядов Лысенко и запрете генетики в СССР. А. А. Жданов получил подготовленный Шепиловым и Митиным проект постановления ЦК, внес свои исправления и передал текст Маленкову. Уже на следующий день, 10 июля 1948 года, за их двумя подписями проект был направлен Сталину и копии Молотову, Берии, Микояну, Вознесенскому, Кагановичу и Булганину. Но Сталину документ не понравился. А. А. Жданов был вообще отстранен от работы. Практическое руководство разгромом генетики было поручено набиравшему силу новому секретарю ЦК Г. М. Маленкову (назначенному секретарем ЦК 1 июля 1948 года и принявшему 7 июля дела от А. А. Жданова).

Фотокопия письма Сталина членам Политбюро

Фотокопия письма Сталина членам Политбюро

Сталин вызвал к себе Лысенко, после их беседы они обменялись письмами, а через короткое время в «Правде» было опубликовано решение советского правительства, согласно которому должна была быть проведена внеочередная сессия Академии сельхознаук (ВАСХНИЛ), где Лысенко выступил бы со специальным докладом. Предварительный текст доклада был написан группой ближайших сотрудников Лысенко, затем отправлен Сталину, который сам сел редактировать текст на 49 страницах. Он выбросил полностью один из 10 разделов, носивший название «Основы буржуазной биологии ложны», сохранив из него лишь один абзац с критикой высказываний Нобелевского лауреата, физика Эрвина Шрёдингера, о наследственности и написав против него на полях заглавными буквами: «ЭТО В ДРУГОМ МЕСТЕ». Он подчеркнул фразу «Любая наука — классовая» и пометил на полях: «ХА-ХА-ХА… А математика? А дарвинизм?» — убрал самые одиозные благоглупости вроде слов «драгоценные руководящие указания… в работах товарища Сталина», вставил в текст фамилию Вейсмана (которого он не любил особо), после чего Лысенко внес 12 абзацев с разносом взглядов этого великого ученого. Сделав много сходных замечаний и исправлений, Сталин лично дописал некоторые абзацы. В качестве примера можно сослаться на отрывок, в котором он вычеркнул отдельные слова или вписал слова и целый абзац (напечатаны курсивом).

Во-первых, те известные положения ламаркизма, которыми признается активная роль условий внешней среды в формировании живого тела и наследственность приобретенных свойств в противоположность метафизике неодарвинизма (вейсманизма), — отнюдь не порочны, а, наоборот, совершенно верны и вполне научны.

Во-вторых, мичуринское направление отнюдь нельзя назвать ни неоламаркистским не является, а являет собой творческий советский дарвинизм, отвергающий ошибки того и другого и свободный от ошибок теории Дарвина в части, касающейся принятой Дарвиным схемы Мальтуса.

Нельзя отрицать того, что в споре, разгоревшемся в начале XX века между вейсманистами и ламаркистами, последние были ближе к истине, ибо они отстаивали интересы науки, тогда как вейсманисты ударились в мистику и порывали с наукой.

Он заменил некоторые выражения (так, вместо «буржуазное мировоззрение» появилось «идеалистическое мировоззрение», «буржуазная генетика» была заменена на «реакционная генетика» и т. д.). (Подробный анализ сталинских помет был дан Есаковым и др. и Россияновым.)

Он принял и другое важное решение, заявив, что нужно удовлетворить запрос Лысенко о наведении силой «порядка» в Академии и заменить выборы в ВАСХНИЛ назначением новых членов. Приказ об этом был издан от имени правительства СССР (Сталин был председателем Совета министров СССР), в нем был приведен длинный список сторонников Лысенко, сделанных академиками без выборов. В «Правде» 28 июля 1948 года появилось информационное сообщение об этом. На так называемой Августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года генетика была запрещена в СССР.

Через два года после этой сессии ВАСХНИЛ (в 1950 году) Сталин приказал Сектору науки ЦК созвать объединенную сессию АН и АМН СССР, на которой одна из старейших большевичек, 79-летняя Ольга Борисовна Лепешинская, объявила о возможности возникновения клеток из неживого вещества. Теперь запрет был осуществлен и в отношении цитологии. А чтобы всем стало окончательно ясно, в каком направлении будет двигаться советская биология, Сталин преподнес Лепешинской щедрый подарок — Сталинскую премию. Сделано это было необычным способом. Сталин всегда внимательно следил за процессом присвоения премий имени себя, учрежденных им в 1939 году в пику Нобелевским и рассматривавшихся в стране как более весомые научные награды. Он всегда присутствовал на заседаниях комитетов по присуждению премий его имени, лично просматривал списки кандидатов, вносил фамилии тех, кого считал достойными. И всего раз распорядился наградить премией человека не в обычную дату, не в свой день рождения, 21 декабря. 20 сентября 1950 года в газетах от имени комитета по Сталинским премиям была выражена просьба к Совету министров СССР присудить Лепешинской Сталинскую премию вне очереди за «выдающиеся научные исследования неклеточных форм жизни и происхождения клеток». Ждать решения правительства долго не пришлось. На следующий день те же газеты сообщили, что Совет министров СССР удовлетворил просьбу и присудил Лепешинской Сталинскую премию 1-й степени за 1949 год по разделу биологических наук.

Вера в изменение наследственности живых организмов под влиянием внешней среды постоянно доминировала в мыслях Сталина. Теперь ему нужно было развить «успех» в новой области — изучении поведенческих реакций, формирования личности «советского гражданина». Привитые советскому человеку навыки, стиль поведения и мышления, воспитанные советской жизнью, не могли, по его убеждению, улетучиваться со смертью человека, должны сохраняться у потомков. Мировая наука отвергала такое предположение, но он считал отвергание ошибочным.

Сталин вызвал к себе Ю. А. Жданова (последний рассказывал мне об этом) и объяснил задачу: использовать предлог — празднование столетия со дня рождения Павлова — и наказать тех, кто ведет науку в неверном направлении и не признает роли среды на наследственность, или, иными словами, наследования условных рефлексов. Жданову пришлось приступить к новой — позорной и даже попросту грязной работе — сбору наветов на лучших ученых и поиску тех, кто не погнушается на такую грязь пойти.

Новое собрание ученых надлежало провести столь же помпезно, как сессии 1948 и 1950 годов. Выполняя это поручение, Ю. А. Жданов отправил 28 сентября 1949 года, накануне 100-летия со дня рождения И. П. Павлова, письмо тестю:

Товарищу Сталину И. В.

В эти дни по всей нашей стране широко отмечается столетняя годовщина со дня рождения академика Павлова. В статьях и выступлениях много говорится о значении его великого учения. Однако совершенно обходится вопрос: правильно ли у нас развивается павловское наследство? Факты свидетельствуют о том, что в этом деле у нас имеется серьезное неблагополучие. Около трехсот научно-исследовательских медицинских учреждений в той или иной степени занимаются физиологией, однако успехи медицины более чем скромны, они явно не соответствуют такой огромной трате сил и средств. Одна из причин этого, как мне кажется, заключается в слабом использовании идей Павлова, в целом ряде попыток отвергнуть и опровергнуть его учение.

Я просил бы Вас, товарищ Сталин, ознакомиться с моей запиской, посвященной этому важному вопросу.

В приложенной к письму записке Жданов назвал троих обвиняемых (наверняка предварительно получив от тестя указание, кого следует определить поименно): Леона Абгаровича Орбели (1882−1958), Лину Соломоновну Штерн (1878−1968) и Ивана Соломоновича Бериташвили (1875−1974). Все трое были людьми в советской и мировой науке видными и признанными.

Через неделю Сталин ответил Жданову, разослав копии своего письма еще нескольким членам Политбюро (грузина Бериташвили он именовал на русский манер Беритовым).

Товарищу Жданову Ю. А.

Получил Ваше письмо об академике Павлове и его научном наследстве. Я рад, что Вы взялись за дело академика Павлова. У меня нет разногласий с Вами ни по одному из вопросов, возбужденных в Вашем письме. Ваша оценка теории великого русского ученого, как и оценка его противников, — совершенно правильны.

По-моему, наибольший вред нанес учению академика Павлова академик Орбели. Фарисейски именуя себя главным учеником Павлова, Орбели сделал всё возможное и невозможное для того, чтобы своими оговорками и двусмысленностями, бесчестным замалчиванием Павлова и трусливо замаскированными вылазками против него развенчать Павлова и оклеветать его. Чем скорее будет разоблачен Орбели и чем основательнее будет ликвидирована его монополия, — тем лучше. Беритов и Штерн не так опасны, так как они выступают против Павлова открыто и тем облегчают расправу науки с этими кустарями от науки. Наиболее верным и толковым последователем Павлова следует считать академика Быкова. Правда, он, кажется, несколько робок и не любит «лезть в драку». Но его надо всемерно поддержать и, если у него хватит мужества, нужно устроить дело так, чтобы он полез в драку, объяснив ему, что без генеральной драки нельзя отстоять великое дело Павлова.

Я согласен с Вашими выводами и даже готов возвести их в куб. Теперь кое-что о тактике борьбы с противниками теории академика Павлова. Нужно сначала собрать втихомолку сторонников академика Павлова, организовать их, распределить роли и только после этого собрать то самое совещание физиологов, о котором Вы говорите, и где нужно будет дать противникам генеральный бой. Без этого можно провалить дело. Помните: противника нужно бить наверняка с расчетом на полный успех.

Хорошо было бы заручиться поддержкой Вавилова и других академиков. Также хорошо было бы иметь на своей стороне министра здравоохранения Смирнова. Недели две тому назад я имел беседу со Смирновым, и мне кажется, что он поддержит это дело.

6 октября 1949 г.
Привет (И. Сталин).

Своим письмом Сталин доказал еще раз, каким он был незаурядным мастером широкомасштабных интриг и политических провокаций. Пусть он писал не кому-то, а члену собственной семьи и стесняться было ни к чему, но ведь как ярко писал. Даже язык его поучений молодому политическому начальнику был чересчур откровенным: «собрать втихомолку соратников», «распределить роли», «бить противника наверняка», а не «робко» и т. п.

Ученые, которых он поручал «бить», в первую очередь Бериташвили и Штерн, прославили имя России на мировой арене, поэтому не было оснований называть их «кустарями от науки» и заявлять, что их никчемность в науке «облегчает расправу с ними». Причисление Штерн к числу подлежащих разносу было вообще необычным, поскольку она уже находилась в заключении — ее арестовали в январе 1949 года вместе с другими членами Еврейского антифашистского комитета за мнимую антисоветскую деятельность, единственную не расстреляли, а присудили к трем с половиной годам заключения (Лина Соломоновна была мировой знаменитостью в медицине, изучала геронтологию — науку о старении, что, видимо, очень интересовало Сталина, отсюда мог следовать и «мягкий» приговор). Штерн приехала «строить в СССР социализм» в 1925 году из Швейцарии, где получила высшее образование, стала известным ученым и, более того, вообще первой из женщин получила должность профессора за то, что сделала много открытий и в физиологии, и в биохимии, открыла фермент дегидрогеназу, стала соавтором учения о гематоэнцефалическом барьере. В СССР Штерн стала первой женщиной — академиком АН СССР (в 1939 году), академиком АМН СССР (с момента создания этой академии в 1934 году), получила в 1943 году Сталинскую премию 2-й степени.

Как казался странным выбор Штерн и Бериташвили на роли «антипавловцев», так со стороны поначалу было трудно понять, чем академик Орбели — прославленный советский ученый — мог прогневать Сталина. Но объяснение существовало: Орбели стал раздражать высокомерием, не пропел дифирамбов Лысенко и Лепешинской и позволил себе перечить главному тезису о возможности прямого изменения наследственности внешней средой. На состоявшемся 16−17 октября 1948 года общем собрании ученых, работавших в ленинградских институтах Академии медицинских наук СССР, он публично отказался признать, что условные рефлексы изменяют наследственность.

Представьте, что все условные рефлексы, которые в течение нашей жизни вырабатываются, будут передаваться по наследству, — какие потребуются мозги для того, чтобы из поколения в поколение накапливать все условные рефлексы и наследственно передавать их дальше.

Сталин много лет ценил Орбели и поручал ему всё новые задачи (получить «в обход Сталина» несколько орденов Ленина, звание Героя Социалистического Труда, Сталинские премии и звания генерал-полковника и академика трех академий, стать вице-президентом АН СССР было невозможно). Теперь настало время развенчать зазнавшегося любимца.

Главный доклад на «Павловской» сессии сделал К. М. Быков. В кулуарах совещания в день его открытия стали говорить, что его доклад лично просмотрел Сталин и внес в него свои поправки. Быков вроде бы вслух ничего не говорил, но, когда его спросили в лоб, согласно покивал головой. Таким образом, как и во время проведения сессии ВАСХНИЛ в августе 1948 года или сессии трех академий по живому веществу, Сталин повел себя очень заинтересованно. Пустить на самотек эту «Павловскую» сессию он не мог.

Таким образом, на протяжении многих десятилетий Сталин упорно сохранял неверие в законы науки генетики, административно запретил в СССР исследования в этой области, замещал их кустарными некачественными поделками и часто попадал на крючок обманщиков и фальсификаторов. Причем это происходило не только с генетикой, со многими другими дисциплинами. Несмотря на свое ничтожное образование, он навязывал свои непродуманные предложения во многих областях знания, брался судить о вещах, в которых не разбирался, рушил судьбы талантливых ученых, нередко проявлял не просто тиранию, а шел на очевидные преступления, когда посылал на смерть многих людей. Он был человеком хитрым и злопамятным, но неглубоким и предельно жестоким. Во всем мире наука и высшее образование развивались ускоренными темпами. Сталин пытался поспеть за мировым прогрессом, в стране появлялись новые университеты и институты, пусть их было и несопоставимо меньше, чем в европейских странах, США или Японии. Однако от диктатуры и самоуправства Сталина ни страна, ни наука в конечном счете не выиграли. А нездоровые тенденции в общественной жизни, морали и образовании нам не раз еще аукнутся.

Валерий Сойфер,
советский и американский биофизик, молекулярный биолог и
историк науки, профессор Университета им. Дж. Мэйсона (США)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

100 комментариев

  • Алексей Лк:

    Вот пишет Сойфер о Лысенко, пытается что-то доказать. А я скажу кратко. Вот Лысенко, пик деятелности которого пришелся на 1948 год (70 лет назад ровно) представляется этаким деревенксим дурачком который вовремя подмазался к двум вождям и навсегда вывел генетику в ССР/России в отстабщие. Меня только одно удивляет — как так вышло что все последующие поколения генетиков в СССР начиная с 1964 года (когда Лысенко пал) несмотря на весь свой интеллект, образование, множество отстроеных для них институтов (в одной Москве аж три института занимаются молекулярной генетикой) — все эти замечательные академики и профессора оказались неспособны за последующие 54 года (1964−2018) сместить вектор, заданный на каких то 16 лет одним Лысенко с небольшой группой его прихлебателей. 16 лет Лысенко vs 54 года (полвека) и все остальные. Как-то не сходится. Вот в Германии и Японии вся промышленность в 1945 году в ноль была выведена, ученых пачками вывозили (был там такой штурмбанфюрер СС Вернер Фон-Браун ну и руководители отряда 731, угадайте где их приняли на ура, может кто знает))) — а вот тем не менее эти страны и промышленность отстроили, ну ладно тут план Маршала, но и продолжили нобелевских лауреатов исправно давать, пусть и в меньших колическвах. Может дело не в Лысенко? Может дело не только в финансировании (при Келдыше у молекулярки было отличное финансирование, и при нем возник и поднялся Ю. Овчинников). Я считаю что это просто удобный миф — списать не Лысенко отставание СССР в Генетике навсегда. В россии в 1930-ых ядерной физики не существовало — в 1950 мы стали в этой сфере первыми в мире (за 10 лет). Это просто вопрос целей. Если бы генетика была так же важна как атомная бомба — мы стали бы в ней первыми за небольшой по историческим меркам срок времени. А Сойфер пытается всех убедить что Лысенко это крест навсегда. Из молодых тридцатилетних биологов которые меня окружают никто вообще не знает кто это такой, и как-то живут люди, и что-то делают, и даже успешно.

    • Вот уж что можно было из всего этого вычитать — так только не определяющую роль Лысенко, про которого явно сказано — случайно попавший под руку удобный исполнитель, которых и в других делах — подручных, согласившихся на всё — было масса. Благоговел перед генетикой — но как только вычитал в мыслях вождя его настроения — переметнулся на другой край — да и сделал карьеру. Знал о неработоспособности какого-то продукта — да неважно, если можно подсунуть вождю более приятную версию… Главное, правильно прочесть, что начальство хочет. Возможно, в этом и основная проблема — не в том, что лысенки вообще где-то там в принципе существуют, а в том, что они неизменно оказываются на самом верху…

      • Алексей Лк:

        «Возможно, в этом и основная проблема — не в том, что лысенки вообще где-то там в принципе существуют, а в том, что они неизменно оказываются на самом верху…» — а вот тут я кстати внезапно на 99.9% соглашусь. И причина отставания именно в этом, а не в деструктивной роли отдельных маргиналов которым шанс дается раз в истории. Просто в нужной физике был Келдыш и Курчатов которым дали шанс так как там нужен был результат — а вот генетике не повезло, да и не было у нас в ней людей такого уровня к 1948 году. Другое дело почему и после 1964 года когда стало можно все у нас так и не появилось никаких биологов (не только генетиков) которые могли бы претендовать на нобеля. Хотя Энгельгарда вроде бы и хотели номинировать но…

        • С Келдышем и Курчатовым повезло (а так же с выцепленным из-за заграницы Капицей, отпущенным по его мольбам Ландау, подросшим Сахаровым etc.). А вот как с космонавтикой, самолетостроением, где вроде тоже поводы для гордости, да вот большинство главных героев вроде Королева, Глушко, Туполева, Кондратюка — чудом выжившие сидельцы с переломанными челюстями? Неужели даже в таких сверхсекретных делах не нашлось «для смеха» тех, кто не прошел зону? Как, скажем… с поэзией, где, конечно, «фоломастеры разные», но лично мой список хоть сколько-то стоящих поэтов — это исключительно расстрелянные, замученные, затравленные или эмигрировавшие (Мандельштам, Гумилев, Ахматова, Цветаева, Иванов, Адамович, Набоков, Хармс, Пастернак, Бродский). Как я должен относиться к такому государственному молоху и чем его оправдывать?

          Возможно, конечно, что «везение» и определялось тем, что у вождя не было такой вот идиосинкразии, как к генетике, к далекой от его понимания и философских амбиций квантовой механике и не было такого целенаправленного изничтожения «еврейской физики», как в Третьем Рейхе, но всё равно неуютно считать, что «проскочили» из-за чьей-то личной индифферентности.

          Оглянитесь вокруг, прошел век — и те же беды и те же напасти — все то же самое, фигуры а-ля Лысенко на самом верху — ковальчуки, мединские + Вайно + «духовники», чем-то там симпатичные вождю, умеющие подольститься, подпеть его сумрачной картине мира. Да и вождь тоже — патентованный списывальщик и троечник, выходец из криминальных структур, не лишенный, впрочем, хватки и хранящей его паранойи… Действительно ли можно сейчас всё и никто сверху науке не мешает из-за личных тараканов? Я сомневаюсь…

          • Алексей Лк:

            «Действительно ли можно сейчас всё и никто сверху науке не мешает из-за личных тараканов? Я сомневаюсь…» — вот видите, Сталина уже нет с нами давно давно, а ситуация не меняется))) а то Лысенко Лысенко… Отставание навсегда… Три потерянных нобеля…

            • …У победы один отец.
              …У поражения — много матерей…
              …Хорошо сидеть за кампом, попивать кофеек и тюкать, тюкать. тюкать…
              … А вот о современности — ====++++
              +++ПРОРЫВНАЯ ДЕГРАДАЦИЯ
              РЕФОРМА РАН ПОТЕРПЕЛА СОКРУШИТЕЛЬНУЮ ПОБЕДУ
              За пять лет Академия наук осталась без институтов, без научных тем и даже без ФАНО…
              .А ЭТО КАК???
              И неужели — ослепли???
              Или ослепили огромные оклады директоров институтов?

              • Афонюшкин Василий:

                Пример, в 2000- годы очередная волна реформирования затронула наш институт. Была поставлена задача — омолодить кадры. Естественно, на эту задачу отреагировали сокращением молодых ученых, дабы потом развести руками (видимо) и объяснить что пожилых ученых никак нельзя сокращать, иначе совсем никого не останется. Я сравнил сокращенных молодых кандидатов наук с оставшимися кандидатами наук того же возраста из тех же подразделений. Любопытно, что во ВСЕХ девяти случаях сокращенные (в принципе их попросили уйти по собственному т.к. денег на сокращения не предусматривалось) оставшиеся были хуже чем ушедшие (как по формальным критериям -по публикациям, по срокам защиты кандидатских и т. д., так и по субъективной оценке энергичности, преданности науке, уму).
                Казалось бы времена сталинизма давно прошли, но люди тех времен остались и менталитет их не изменился. Мы — империя зла. Из всех вариантов мы выбираем самый агрессивный. Например, в приведенном примере, предлагалось гнать людей из НИИ по возрастному признаку, закономерно что эти люди, защищаясь, ответили тем же и выгнали кучу молодых специалистов. Если бы решения носили более мягкий характер — например, предложили варианты сохранения рабочего места, но на пол ставки, без занятия административной должности, но с сохранением самостоятельности в работе и возможностью формирования рабочих групп, то мы и не имели бы провала по ученым среднего возраста сегодня.

                Вот что яркого и хорошего родило научное сообщество РФ? — Систему антиплагиат, комиссию по лженауке. Активную борьбу с липовыми диссертациями, неправильными публикациями и т. д. Не какой-то там глобальный научный фонд, не общественные крупные научные проекты, а некую общественную систему (системы) подавления и наказания нерадивых ученых. Я безусловно одобряю деятельность этих организаций, но я не вижу деятельности нацеленной на созидание.
                Каких трудов стоило убедить ученых из ОНР что аграрные ученые тоже имеют право получать гранты РФФИ по направлению фундаментальные исследования в аграрных науках. зато убеждать в необходимости «прополки» этих самых аграрных ученых ввиду их научной отсталости никого не надо.
                Генетиков жалко, но сколько десятилетий потом заматеревшие генетики тыкали селекционеров носом в их лысенковщину. За десятилетия репрессий селекции большой наукой из РАН в нищете и отрыве от современных методов исследований пострадало намного больше ученых селекционеров — чем генетиков в Сталинские времена. Не следует ли ожидать обратного хода маятника?

    • Афонюшкин Василий:

      а еще интересно, что раньше борьба между начальством шла на идейном уровне. Лысенко отстаивал одни идеи, генетики другие и на основании отношения к идеям люди группировались. Скорее это отражало политическую ситуацию в то время, когда политики и граждане четко делились по отношению к той или иной политической платформе (большевики, меньшевики и т. д.). Ленин был ученым и философом, Сталин стремился соответствовать — неудивительно что он поддерживал науку (или наоборот) не на уровне поддержки ведомств, а на уровне поддержки идей.
      Сегодня у нас феодально-кастовое общество в котором простые люди делятся по ведомствам. Например, представители Курчатника это привелигированная группа (близкая к элитному феодалу), представители бывшей РАСХН -самая низшая каста и ее представителей охотно ущемляют уже не за лысенковщину, а просто по факту принадлежности к касте (для РАНовцев, видимо, это повышает самооценку и облегчает формирование идентичности).
      Я не уверен что сегодня все лучше. Да, никто не разведет лысенковщину, просто потому что сейчас не принято развивать какие-то идеи — сейчас принято развивать какие-то ведомства и инфраструктуры. НеоЛысенко 21-го века будет продвигать что угодно, хоть нанотехнологии (согласитесь, поддержка всего что имеет некие размеры еще примитивнее чем идеи Лысенко).
      Ученые присутствующие тут ведь тоже не говорят властям — «а давайте полетим на луну» или «учение Дарвина в массы.» Современные ученые требуют их поддержки просто за принадлежность к касте ученых.

      Вот чем от Лысенко отличался товарищ из Фано, который предложил все многообразие тем по сельскому хозяйству объединить в три темы «молоко», «Мясо» и не помню что еще? Разве что тем что не удалось реализовать в полной мере и у нас тема звучит как набор тем через запятую, на пол страницы?
      Россия это страна где ученые в большей мере подчиняются начальству, чем где-либо еще. Вопрос в свободе, а не в борьбе с очередным Лысенко.

      • Леонид Коганов:

        «Мраморно!» — Вас Гроссман — копирайт.
        Л.К.

      • Александр Денисенко:

        Отлично сказано про касты Курчатника (потомки, наверняка добавят к нему Вышку и Сколково) и аграриев. А ведь для человека из простонародья (на помощь которого так уповают наши учёные) как раз аграрная и медицинская сферы в состоянии оправдать само существование РАН. И страх оказаться под прессингом аналога антилысенковской кампании за полвека породил настоящую водобоязнь любых новаций, сравнимую по опасности с вопросами про дарвинизм, панфиловцев или Холокост. Впрочем, смельчаки как-то находятся — вот Беркович, например. А РАН со своей стороны не ответила за одобрение фильтров Петрика (если бы не секретарь комиссии по лженауке, так и пили бы сейчас водичку ценой в ежегодный мундиаль или мост на какой-нибудь полуостров). Про Лысенко опять-таки вопрос — почему разгром теории химрезонанса не нанёс такого ущерба отечественной химии, разгром кибернетики тоже залечился — до конца 70-х. Про нашу школу физиологов надо не забывать наличие двух ветвей в ней — питерского университета (кстати, физмата) и военно-медицинской академии. Они были разными кастами. В одну из них, например, стоял жёсткий кадровый фильтр (как раз и не в военно-медицинскую академию!). И в среде учеников Ивана Павлова шли ожесточённые бои (см. например недавно изданную книгу Семёна Резника «Против течения». Это про Ухтомского и других.

      • Алексей В. Лебедев:

        >Россия это страна где ученые в большей мере подчиняются начальству, чем где-либо еще. Вопрос в свободе

        Ну, разумеется, потому что у нас государственное централизованное управление и финансирование науки, откуда тут взяться свободе? Она неизбежно ограничена бюрократизмом чиновников и отношением лидера — хочет он вмешиваться или нет, и в какой мере. Поэтому и кажется, будто недостаточное финансирование каких-то направлений в одних случаях и их осуждение и запрет их государством в других — примерно одно и то же. Но в нормальной экономике та же сельскохозяйственная наука, о которой вы печетесь, финансировалась бы бизнесом, так что из РАН еще позавидовали бы. Свобода может быть только в диверсификации источников финансирования, будь то бизнес, частные вузы, общественные организации, краудфандинг. Но об этом вообще мало говорят.

        Сами по себе какие-то модные темы, направления науки — это нормально, как и в других областях человеческой деятельности. И «пузыри», дутые авторитеты в науке бывают, как и на бирже, это тоже нормально. Нормально — в смысле, естественно, а не хорошо. Но совсем плохо, когда в это всерьез включается государство, когда это происходит при обширном применении государственных ресурсов, прежде всего карательных. Это искажает естественные механизмы функционирования науки и ее культурные традиции. Вот на что следует обратить внимание.

      • Alex:

        «Вопрос в свободе, а не в борьбе с очередным Лысенко.»

        Я не разбираюсь в предмете дискуссии, но чисто поверхностно складывается впечатление, что основная проблема не в свободе и не в начальстве (ибо были или могут быть выдвинуты разумные доводы против), а где-то ещё.

        • Алексей В. Лебедев:

          Основная или нет, но более глубокая проблема в том, что мы — империя зла, как метко заметил выше В.Афонюшкин. Не в смысле идеологии, а в смысле отношения людей друг к другу. И я об этом не раз писал, другими словами. Ash по этому поводу привел слова Жванецкого: «Вчера мы боролись за социализм с человеческим лицом. Сейчас мы боремся за капитализм с человеческим лицом. То есть, у нас не хватает именно человеческого лица.»

  • Алексей Лк:

    «Через два года после этой сессии ВАСХНИЛ (в 1950 году) Сталин приказал Сектору науки ЦК созвать объединенную сессию АН и АМН СССР, на которой одна из старейших большевичек, 79-летняя Ольга Борисовна Лепешинская, объявила о возможности возникновения клеток из неживого вещества. Теперь запрет был осуществлен и в отношении цитологии» — а вот это бред. Кого уволили из известных цитологов, кого посадили? Кому запретили работать, какие учебники были запрещены? Подробнее подробнее надо.

    Про Павловскую Сессию даже писать не буду, эффект от нее длился недолго — судя по всему после смерти Сталина никто уже этих людей не трогал, никого не посадили кроме Штерн, все в итоге нашли работу. Пресанули слегка некоторых генералов от науки — а шуму вышло аж спустя 70 лет слышно. Дело выеденного яйца не стоило, какие были последствия для советской физиологии по списку плиз можно в студию? С деталями конечно.

    • В.Н.Сойфер:

      Алексей Лк. назвал бреднями мое утверждение, что после сессии двух академий в 1950 году исследования в цитологии в СССР были запрещены. Бросаться такими словами может только тот, кто заведомо хочет обелить страшную суть сталинизма. А факты были таковыми, что запрет ВСЕХ цитологических исследований был прописан в постановлениях Президиума АН СССР, в приказе министра высшего образования и в постановлениях многих других государственных органов. Ссылки на них, цитаты из них и пр. изложены в моей книге «Красная биология. Псевдонаука в СССР» (переведена на чешский язык", в моей статье в журнале Nature Reviews/Genetics), в книгах В.Я. Александрова и С.Э.Шноля, в двух изданиях моей недавней книги «Сталин и мошенники в науке».
      Лк. задает дальше гневные вопросы: «Кого уволили из известных цитологов, кого посадили? Кому запретили работать, какие учебники были запрещены?» Эта информация также в российской литературе опубликована. Кратко можно сказать, что среди уволенных с работы были такие ведущие цитологи, как директор института АМН СССР А.Г. Гурвич, лауреаты Сталинской премии член-корреспондент АН СССР Навашин и его коллега Александров, профессор Л.Я. Бляхер и десятки (Поповский считал, что сотни) других. Учебники Гурвича, Бляхера и десятки других были запрещены к использованию в вузах СССР. Изложение законов цитологии было полностью изъято из программ всех вузов в СССР. Десятки лабораторий закрыты.
      В таком же стиле Лк. заявляет: «Про Павловскую Сессию даже писать не буду, эффект от нее длился недолго — судя по всему после смерти Сталина никто уже этих людей не трогал, никого не посадили кроме Штерн, все в итоге нашли работу. Пресанули слегка некоторых генералов от науки — а шуму вышло аж спустя 70 лет слышно. Дело выеденного яйца не стоило, какие были последствия для советской физиологии по списку плиз можно в студию? С деталями конечно.» Опять-таки ничего, кроме шума про невыеденные яйца Лк. не знает, а высказывается победно. На самом деле масштаб запретов в физиологии высшей нервной деятельности был огромным. Если бы дело было только в том, что всемирно известного создателя биопсихологии И.С.Бериташвили отстранили от исследований и два года фактически держали под домашним арестом в Тбилиси, а десятки других крупных исследователей были отлучены от их исследовательской работы. Уволенных было много. Многие учебники были запрещены, в течение почти пяти лет при Президиуме АМН функционировал специальный Совет, на который вызывали дважды в месяц лучших ученых и над ними измывались проходимцы — члены совета. Все перечисленное — не мелочи. Советская наука была отброшена навсегда, а ведь в свое время Павлов Нобелевскую премию получил.
      А не проще ли спросить у Лк, почему он вместо ознакомления с многими книгами и статьями на темы его вопросов требует, чтобы ему «please по списку» привели факты и сведения? А почему бы ему самому вместо сочинения бесконечного числа грубых комментариев ко многим публикациям в «Троицком варианте» не взять на себя труд хотя бы элементарно ознакомиться с опубликованными исследованиями на затрагиваемые им темы?

      • Алексей Лк:

        Ура! Наконец то достойный ответ по существу, были даже приведены какие то ссылки которые я обязательно проверю) В. Сойфер пишет «А не проще ли спросить у Лк, почему он вместо ознакомления с многими книгами и статьями на темы его вопросов требует, чтобы ему „please по списку“ привели факты и сведения? А почему бы ему самому вместо сочинения бесконечного числа грубых комментариев ко многим публикациям в „Троицком варианте“ не взять на себя труд хотя бы элементарно ознакомиться с опубликованными исследованиями на затрагиваемые им темы?» — вообщето как раз книгу Шноля я как раз прочитал, и далеко не один раз — там так же как и у вас весьма однобокий взгляд, многие важные вещи опущены и замолчаны, кстати как раз по Павловскому делу у Шноля это хорошо видно, там про жданова пости ни слова, а он был ключевым в этом процессе. Все ваши данные нужно проверять, причем трижды. чем собственно я как раз и займусь) ваша проблема в том что вы на этом поле истории науки в общем то почти одни, никому это просто более не интересно — вот вы и верите сами в то что вы говорите, типа отсавания в генетике из-за Лысенко навсегда. Неужели вы не видите что это в принципе невозможно — за счет деятельности отдельных маргиналов за 16 летний период вывести в ноль всю область в огромной стране, на котопую до 1991 года выделялись огромные ресурсы. Вызов принят — я с удовольствием поищу данные что же стало со всеми уволенными по павловскому процессу и делу лепешинской людьми) вот будет прикольно если выяснится что все они после этих событий нашли работу)))

        • Алексей Лк:

          PS. А «не проще ли спросить у Лк, почему он вместо ознакомления с многими книгами и статьями на темы его вопросов требует» — так на секунду к слову не забываем что ознакомление с оригиналами документов (а не только с их интерпретацией от Сойфера и Шноля) требует еще немало свободного времени, так что вообще не проще.

        • Алексей В. Лебедев:

          Так конечно, какую-то работу нашли. В Советской стране безработным быть было не положено. Рапопорт рассказывал, как генетики шли в библиотекари и другую аналогичную работу. Ну, представьте сейчас ЭКО запретят по идейным соображениям, и вас уволят, куда вы пойдете. Это в любом случае психологическая травма.

          Потом, надо учитывать волновой эффект. Как в демографии, бывают демографические волны. Например, много людей убили на войне, значит, у них не родились дети, внуки, правнуки и т. д. Это ветвящийся процесс, как цепная реакция. Такие волны идут в будущее, постепенно затухая, но вот эхо войны еще заметно, хотя сколько лет прошло. В науке тоже самое. Когда ученый исключен из процесса, значит, у него не будет его учеников, у тех — их учеников и т. д. Если он не получит какие-то результаты, не напишет статьи и книги, по ним не будут написаны другие статьи и книги и т. д. Есть культурные традиции и нормы в науке. Если они разрушаются и заменяются на противоположные, то дальше воспроизводятся противоположные. И так далее…

          • Алексей Лк:

            «Ну, представьте сейчас ЭКО запретят по идейным соображениям, и вас уволят, куда вы пойдете» — ну представьте что ваш временный контракт в МГУ иссякнет в 2020 году без всякого Сталина, Лысенко, тоталитаризма — куда вы пойдете в свободной рыночной экономике с вашим математическим образованием в вашем возрасте? Это в любом случае психологическая травма. Кто же в этом виноват тогда будет, на какую личность это можно будет списать? на рынок и бесчеловечную грантовую систему? если да — то я первый вас поддержу)))

            По поводу волн — не состыкуется, на молекулярную биологию после 1964 года выделяли колоссальные средства, сколько институтов было отстроено, сколько книг было переведено. И про Биопрепарат не забываем. Но не сработало. И дело вовсе не в перерыве в 16 лет. В 1920-е в СCСР ядерной физики не существовало — в 1940-е мы стали в этой сфере лидерами. как это объяснить? Почему советская биология не дала лидеров уровня советской физики, как и лауреатов?

            • Алексей В. Лебедев:

              1. Сам и буду виноват, если не добьюсь, чтобы его продлили.

              2. Потому что дело не в деньгах, а как я уже объяснял, в людях, или как сейчас говорят, человеческом капитале, и культурных традициях, и их воспроизводстве. Разрушить легко, восстановить трудно. Наука — это не состояние, а процесс. Если его прервать, нельзя просто начать с того, что было.

              • Алексей Лк:

                «Сам и буду виноват, если не добьюсь, чтобы его продлили» — БРАВО!!! да здравствует рыночная экономика! вы сами то верите в это? Скажут вам что вы не нужны (по причине сокращения штата сотрудников например) или что урезали грант по внешним причинам — а вы вроде сами виноваты

                «Потому что дело не в деньгах, а как я уже объяснял, в людях, или как сейчас говорят, человеческом капитале» — без денег вы в экспериментальных науках шагу ступить не сможете. И вы не ответили на вопрос — почему в биологии так и не появились личности уровня физиков, а финансирование было. Про прерывание поколений в науке и Лысенко больше не надо это не аргументы вообще.

                • Алексей В. Лебедев:

                  В Саудовской Аравии выделяются огромные деньги на науку. И где великие арабские ученые? А ведь были когда-то, в Средние века.

            • Афонюшкин Василий:

              Легко. Физика была необходимейшим компонентом оборонной отрасли. От «генералов по физической науке» важен был результат и за отсутствие результата могли спросить, да и страна бы проиграла. Предполагаю, что администраторы от науки были нацелены именно на достижение научных и практических результатов.
              А вот особой пользы генетики для сельского хозяйства не было, она появилась только последние десятилетия, когда появились высокопроизводительные молекулярные методы. Соответственно и спроса с академиков от биологии особого не было и быть не могло.
              Сегодня в биологии за рубежом два критерия эффективности научной работы это или публикации в хороших журналах или хорошие разработки. В России есть только один адекватный критерий — публикации. Ну конечно же это минимум в разы снижает эффективность оценки управленцев от науки, ученых и, конечно же страдает качество управления.
              На Западе талантливый ученый биолог может и уйти в корпоративную науку, поэтому конкуренция за него есть. В России талантливый биолог не нужен никому — нужен талантливый писатель, лояльный и дисциплинированный сотрудник. Возможности для ухода администраторов в самодуры намного больше, со всеми вытекающими.

              • Алексей Лк:

                Афонюшки Василий все верно описал, на 100% согласен)

                • Леонид Коганов:

                  Особенно замечательна, имхо, концовка в комменте уважаемого господина Афонюшкина.
                  Л.К.

      • Алексей Лк:

        Ответ Валерию Сойферу. Итак, что мы имеем по павловскому делу (8 июня по 4 июля 1950 года).. Сразу скажу что ниже перечисленные физиологи безусловно очень достойные люди к которым я лично испытываю безусловный респект и уважение, но сейчас нас интересуют исключительно голые факты их биографий. Итак, что сказал Сойфер в своем комментарии"
        1) а десятки других крупных исследователей были отлучены от их исследовательской работы. Уволенных было много.
        2) Многие учебники были запрещены,
        3) в течение почти пяти лет при Президиуме АМН функционировал специальный Совет, на который вызывали дважды в месяц лучших ученых и над ними измывались проходимцы — члены совета.

        Я начну с третьего пункта.
        Деятельность специально созданного «Научного совета» (1950—1956) остается малоизвестной (взято из http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/os/297−304.pdf). Высказываются о деятельности этого совета в основном Орбели и Бериташвили, т. е те кого прессовали. Существуют разногласия даже относительно окончания деятельности этого совета, например называется 1954 год (http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/os/283−296.pdf) Но кто же их прессовал — проходимцы?

        Наибольшие затруднения в развитии моей работы после Объединенной сессии, — писал Орбели, — были созданы ведущими членами Научного совета — академиками К. М. Быковым (председатель), проф. А. Г. Ивановым-Смоленским (зам. председателя) и проф. Э. Ш. Айрапетянцем (ученый секретарь)…

        10—12 апреля 1951 г. под председательством акад. К. М. Быкова в Москве состоялась очередная, IV сессия пресловутого совета. Первое утреннее заседание 11 апреля 1951 г. было посвящено заслушиванию академика Бериташвили, вопросам и ответам.

        Утреннее заседание 12 апреля 1951 г. было посвящено обсуждению доклада Бериташвили, в котором приняли участие К. М. Быков, Л. Н. Федоров, X. С. Коштоянц, М. Н. Ливанов, В. С. Русинов, А. Н. Леонтьев, А. Г. ИвановСмоленский.

        А вот список проходимцев в интерпретации Шноля
        «Истинных павловцев» пятеро: главный — на роль аналога Лысенко —
        1) К. М. Быков — Ученик И. П. Павлова. Действительный член АН СССР (1946) и АМН СССР (1944). Заслуженный деятель науки РСФСР (1940). Генерал-лейтенант медицинской службы
        2) за ним А. Г. Иванов-Смоленский — советский психиатр, патофизиолог, доктор медицинских наук, действительный член Академии медицинских наук СССР, лауреат Сталинской премии второй степени (1950)
        3) Э.Ш. Айрапетян -Работал проректором научно-учебной части ЛГУ доктор биологических наук (1953), профессор (1953). Лауреат Павловской премии (1949)
        4) И. П. Разенков — доктор медицинских наук, академик АМН СССР (1944).
        5) Э. А. Асратян — советский нейрофизиолог, ученик И. П. Павлова, член-корреспондент АН СССР (1939), академик АН Армянской ССР (1947).
        Интересные проходимцы, профессора, академики, даже Коштоянц (советский физиолог, академик АН Армянской ССР (1943), член-корреспондент АН СССР (1939)) засветился. Это все бывшие коллеги уважаемых обвиняемых так на секунду. Т. е у нас есть хорошие академики которых пресовали — и плохие, которые сами прессовали. Проходимцы значит. Интересно за что же им дали все эти звания академиков?))) В чем было различие между плохими профессорами физиологами и хорошими до 1950 года? В этой статье http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/os/283−296.pdf и в этой http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/os/297−304.pdf хорошо передана атмосфера этих советов. Очевидная борьба за карьеру, когда одни ради своего положения гасили других, тут никакой Сталин не нужен, дай только повод. Валерий Сойфер —?

        Второй пункт — Многие учебники были запрещены. А точные данные можно?
        «Я обдумал мое поведение в следующем учебном году, — писал Бериташвили 20 мая 1951 г. — Или я должен похерить свою индивидуальную программу преподавания общей физиологии и свой учебник общей физиологии, по которым я учил в нашем университете ровно 30 лет — начать преподавание по официальной программе и по общепринятому учебнику; или же, если я не в состоянии вести преподавание по новому курсу, тогда расстаться с преподаванием, уйти в отставку. Я решил поговорить об этом во вторник с ректором. Я не способен преподавать по чужой программе…».

        ну хорошо, запретили учебник Бериташвили, но был еще один общепринятый, интересно — там какая то радикально другая физиология была или как? Или общепринятый учебник был опубликован специально под павловскую сессию? Я пока не нашел в интернете никаких данных какие именно учебники запретили и как, тиражи изымали из библиотек? Или на учебнике Бериташвили вся физиология сошлась? А какие учебники опубликовали истинные Павловцы — оппоненты. Приведу по списку.
        Коштоянц Х. С. Основы сравнительной физиологии.1950.
        Быков К.М. Кора головного мозга и внутренние органы, М., 1942 (Сталинская премия, 1946), 2 изд., М.—Л., 1947. Лекции по физиологии пищеварения, Л., 1940.
        Иванов-Смоленский А. Г. Основные проблемы патофизиологии высшей нервной деятельности / Предисловие И. П. Павлова. — Медгиз, 1933. Очерки патофизиологии высшей нервной деятельности: (По данным И. П. Павлова и его школы). — М.: Медгиз, 1952.

        Эти учебники то же были запрещены или там была неправильная физиология? а какая правильная? Валерий Сойфер —?

        на остальное я отвечу позже))) Всегда ваш Алексей Лк!)))

        • Алексей Лк:

          РS. Еще по поводу запрещенных книг. По списку что же было запрещено?
          1) Орбели — Вопросы высшей нервной деятельности 1949. Тираж 7000
          2) Орбели — Лекции по физиологии нервной системы 1938 Тираж 5000 (устаревшее к 1950 году издание)
          3) Орбели — Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. 1952. В 35 томах. Тираж 500 000… Вышел через два года после павловской сессии!

          Прям даже интересно как запрет (причем судя по всему недолгий) одной из книг (полагаю что 1949 года выпуска) привел к отставанию СССР в физиологии навечно. Я еще напишу ответ о судьбах героев, но одну цитатку приведу сейчас.

          «В августе 1955 г. в Киеве состоялся 8-й Всесоюзный съезд физиологов. Когда на пленарном заседании, проходящем в Оперном театре, было предоставлено слово Л.А. Орбели, и он поднялся на трибуну, участники съезда встали и наградили его такими бурными аплодисментами, которым мог позавидовать любой из артистов — любимец зрителей в этих стенах. Такое на научных конференциях и съездах случается редко. Так физиологи страны выразили свое глубокое уважение и признание выдающемуся ученому, организатору науки, гражданину и человеку»
          http://www.infran.ru/vovenko/60years_ww2/orbeli_m2.htm

          • Алексей Лк:

            PS2. А вот и список книг запрещенного автора Бериташвили, взято отсюда: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Бериташвили,_Иван_Соломонович. Что же было запрещено к печати или распротстанению из этого списка?

            Учение об основных элементах центральной координации скелетной мускулатуры, Петроград, 1916.
            Индивидуально-приобретенная деятельность центральной нервной системы, Тифлис, 1932.
            Общая физиология мышечной и нервной системы, М., 1937.
            О нервных механизмах пространственной ориентации высших позвоночных животных, Тб., 1959.
            Нервные механизмы поведения высших позвоночных животных, М., 1961.
            От спинномозговой координации движения до психонервной интеграции поведения, «Вестник АН СССР», 1966, № 7.
            Об образной психонервной деятельности животных, М., 1966.
            Память позвоночных животных, её характеристика и происхождение Тб., 1968.
            Структура и функции коры большого мозга, М., 1969.
            Память позвоночных животных, её характеристика и происхождение. 2-ое пер. и расш. изд. М., 1974.

            Как видим плодотворный был автор. после павловской сессии (1950) он опубликовал еще семь книг, все о физиологии высшей нервной деятельности. До павловской сессии было опубликовано три книги. вот так вот. Как-то не вяжется эта обширная библиография с запрещенным к печати опальным физиологом которого заставили отречься от своих гипотез. Правда возникает вопрос — что же он тогда публиковал все последующие годы после 1950? Правильную физиологию? Вот тут бы не помешало мнение физиолога профессионала, хотя при наличии текстов этих книг можно пропарится и самому сделать выводы. Вот будет прикол если в издании 1959 года все будет честь по чести)))) по библиографии этого без сомнений выдающегося физиолога и не скажешь что у него был радикально длительный перерыв связанный с запретами и опалой). Валерий Сойфер —?

            Только плиз — если кто-то будет утверждать что после 1950 Бериташвили публиковал неправильную физиологию то давайте сразу по списку что там конкретно там было неправильного.

            • Алексей Лк:

              PS3. Продолжаем список запрещенных книг запрещенных физиологов, настолько запрещённых что мы отстали в физиологии навсегда. Фигурант дела — П.К. Анохин, академик АМН СССР (1945). Вот список его книг, взято из вики.

              • Проблема центра и периферии в физиологии нервной деятельности. — Горький, 1935.
              • От Декарта до Павлова. Триста лет теории рефлекса. — М., 1945.
              • Иван Петрович Павлов. Жизнь, деятельность и научная школа. — М., 1949.
              • Проблемы высшей нервной деятельности. — М., 1949.
              • Общие принципы компенсации нарушенных функций и их физиологическое обоснование. — М., 1955.
              • Внутреннее торможение как проблема физиологии. — М., 1958.
              • Биология и нейрофизиология условного рефлекса. — М., 1968.
              • Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. — М., 1971.
              • Системный анализ интегративной деятельности нейрона // Успехи физиологических наук. — 1974. — № 5. — Т. 5. — С. 5—92.
              • Очерки по физиологии функциональных систем. — М., 1975.
              • Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы. — М., 1978.
              • Избранные труды. Системные механизмы высшей нервной деятельности. — М., 1979.
              • Узловые вопросы теории функциональных систем. — М., 1980.

              После павловской сессии опубликовал 9 книг, до — 4. Опальный физиолог запрещенный надолго да. Опубликовал свою первую книгу после павловской сессии аж в 1955, учитывая тонкости редакционного процесса — полагаю что подал ее в печать еще раньше. Что же из списка 4 книг было запрещено к чтению? Проблемы высшей нервной деятельности. — М., 1949-? Нетрудно заметить что все основные свои работы Анохин опубликовал после павловской сессии, с минимальным отрывом.

              Дальше перечислять библиографии запрещенных на пару лет физиологов (что привело к отставанию навечно) я не буду, пусть Валерий Сойфер прокомментирует неудобные факты.

            • Алексей Лк:

              Ответ Валерию Сойферу — 2.

              Сколько сотрудников остались за кадром если верить Сойферу - десятки других крупных исследователей были отлучены от их исследовательской работы. Уволенных было много? Любую цифру на выбор))) а можно точные цифры и фамилии?
              Приведу список.

              1) Л.А. Орбели — из всех возглавлявшихся им учреждений оставили только физиологическое отделение Научного института им. П. Ф. Лесгафта. Это была первая его лаборатория, с которой он начал в 1918 г. свой самостоятельный творческий путь. Сохранилась за ним также кафедра высшей нервной деятельности в Государственном институте усовершенствования врачей, на которой он вел только преподавание.) Более того уже в октябре 1950 года было принято решение создать под Орбели новый институт «Базой для организации Института послужила небольшая группа сотрудников, созданная для индивидуальной работы акад. Л. А. Орбели по решению Президиума АН СССР в октябре 1950 года. В январе 1956 года на базе этой лаборатории организуется Институт эволюционной физиологии АН СССР и ему присваивается имя И. М. Сеченова. Л. А. Орбели назначается директором Института. С 1956 по 1958 годы Л. А. Орбели — директор Института эволюционной физиологии им. И. М. Сеченова
              2) И.С. Бериташвили — В 1941—1951 гг. И.С. Бериташвили занимал пост директора института, а с 1951 года — научный руководитель Института физиологии АН Грузинской ССР (два года под домашним арестом?)
              3) П.К. Анохин — был направлен в Рязань, где до 1952 года работал профессором кафедры физиологии медицинского института. С 1953 год по 1955 год заведует кафедрой физиологии и патологии высшей нервной деятельности Центрального института усовершенствования врачей в Москве. В 1955 году — профессор кафедры нормальной физиологии 1-го Московского медицинского института имени И. М. Сеченова
              4) А.Д. Сперанский — с 1945 по 1954 — директор института общей и экспериментальной патологии АМН СССР. С 1954 года заведующий отделом общей патологии Института нормальной и патологической физиологии АМН СССР.
              5) П.С. Купалов — В 1950—64 председатель Ленинградского общества физиологов, биохимиков и фармакологов имени И. М. Сеченова.
              6) А.Г. Гинецинский - переехал в Новосибирск, где почти заново создал первоклассную кафедру физиологии в Медицинском институте
              7) А.В. Лебединский — с 1954 директор Института биофизики АМН СССР.
              8) Г. В. Гершуни — с 1951 г. — руководитель лаборатории физиологии слухаИнститута физиологии им. И. П. Павлова Академии наук СССР
              9) А. М. Алексанян — уехал в Ереван, где впоследствии возглавил новый институт — Институт физиологии АН АрмССР.
              10) Л.С. Штерн (уже сидела по другому делу).

              Список имен взят из разных источников — книги Шноля, книги Александрова — Трудные годы советской биологии и статьи Магазаника О «Научной сессии, посвященной проблемам физиологического учения академика И.П. Павлова», и еще отсюда http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/os/283−296.pdf. если Сойфер найдет еще имена будет хорошо, я люблю точные цифры. Ч то же стало с фигурантами, кого из них отлучили от исследовательской деятельности, кто потерял работу и не нашел ее, кого исключили из науки навсегда, кто стал абсолютным изгоем. Валерий Сойфер —?

              Итог.
              «Деятельность „павловского совета“ была осуждена на первом же после Объединенной сессии Всесоюзном съезде физиологов (1955, май, Киев). В Постановлении VIII съезда Всесоюзного физиологического общества как существенный недостаток в работе Центрального совета Общества отмечался „ряд извращений… со стороны павловского научного совета“. Однако, как показывают архивные материалы, активные деятели этого совета (Быков, Айрапетянц, Иванов-Смоленский) упорно сопротивлялись, не желая взглянуть на содеянное, нести ответственность за свою погромную деятельность; любыми путями они пытались сорвать резолюцию съезда, но это им не удалось»

              Вспомним с чего все началось, вспомним комментарий Валерия Сойфера: Алексей Лк. назвал бреднями мое утверждение… На самом деле масштаб запретов в физиологии высшей нервной деятельности был огромным. Если бы дело было только в том, что всемирно известного создателя биопсихологии И.С.Бериташвили отстранили от исследований и два года фактически держали под домашним арестом в Тбилиси, а десятки других крупных исследователей были отлучены от их исследовательской работы. Уволенных было много. Многие учебники были запрещены, в течение почти пяти лет при Президиуме АМН функционировал специальный Совет, на который вызывали дважды в месяц лучших ученых и над ними измывались проходимцы — члены совета.
              Советская наука была отброшена навсегда!!!

              Вопросы есть? Валерий Cойфер —?

              • Алексей Лк:

                PS. Пару слов о «чудовищном вреде нанесенным павловской сессией для нашей советской физиологии навсегда». В книге Лейбсона «Академик Орбели. Неопубликованные гоавы биографии» очень хорошо расписано про весь ход этого процесса. Далее я буду ссылаться на эту книгу (Если кому интересно читать как одни научные сотрудники унижают других — то это прекрасное чтиво, там как раз хорошо все расписано про деятельность полумифического научного совета во главе с Быковым). Валерий Сойфер пишет «почти пяти лет при Президиуме АМН функционировал специальный Совет, на который вызывали дважды в месяц лучших ученых и над ними измывались проходимцы — члены совета». Ну про проходимцев академиков я уже написал. Теперь по поводу дат и частоты два раза в месяц. Впервые после Павловской Сесии доклад Орбели был рассмотрен на 4 сессии научного совета 6 июня 1951 года и уже к началу 1954 года этот совет никак не контролировал его деятельность (на самом деле и в период 1951—1953 то же). Как павловская сессия сказалась на системе преподаваня физиологии в СССР. Тут полезно привести слова А.Г. Гинецинского — ученика Орбели (стр.177) сказанные им в 1954 году на последней сессии научного совета:
                Перелистайте страницы наших физиологических журналов, вы не увидите там работ по эндокринологии. .. все вообще системы используются только как индикаторы рефлекторных реакций. Целый ряд бесспорных физиологических положений оказался под запретом не только как объект исследования, но и как объект преподавания". Далее следовали примеры: было сочтено, что «закон Старлинга противоречит нервизму. .. с точки зрения упрощенного до вульгарности нервизма кажется вообще подозрительным, что изолированное сердце сокращается, и гормон обязан действовать рефлекторным путем через интерорецептор» и т .п:

                Что мы имеем. Активный период борьбы одних физиологов с другими физиологами занял примерно три половиной года — середина 1950 года — начало 1954 года. Итогом этой борьбы одной научной школы (Быков et all) с другой (Орбели et all) стала ничья. Орбели в итоге отыграл все свои позиции, возглавив созданный в 1956 году под него институт, Быкова в 1955 заставили признать свои ошибки (Всесоюзный съезд физиологов, май 1955). Вопрос о том долго ли были запрещены учебники фигурантов дела остался открытым, но полагаю что с 1955 все уже было в доступе. Никто из фигурантов дела не был отлучен от профессии, никто не прервал надолго свои собственные исследования. Тот факт что за 3.5 года некоторые единичные темы физиолггии были под чисто формальным запретом (Орбели например все равно продолжал свои исследования несмотря на совет) никак не могли вывести в ноль всю физиологию навсегда. и не надо тут ко ко ко про волны от этих событий, потерянные поколения студентов и прочее. Я привел голые факты, ссылки, даты, библиографии, места трудоустройства по годам, список фамилий и должности обеих сторон по павловскому делу. Если Валерий Сойфер хочет что-то дополнить — то я только за))))

                Всегда ваш Алексей Лк!

  • Алексей В. Лебедев:

    Вот это как раз очень полезная статья. Она ставит крест на теории, что ученые просто боролись между собой, и кому-то удалось привлечь на свою сторону административный ресурс, чтобы разобраться с оппонентами. А оказывается, Сталин сам лично за всем стоял, продвигал лично свои свои взгляды (а не прислушивался к чужим, идя на поводу у фаворитов), лично правил ученым доклады (!). В Павловской сессии даже не было аналога Лысенко.

    Все это заставляет задуматься еще вот о чем. В постсоветское время нередко можно услышать жалобы, что наверху недостаточно интересуются наукой, не поддерживают какие-то нужные направления или наоборот не закрывают какие-то ненужные (в том числе, лженаучные). Наверняка, не только в печати жалуются, но и письма пишут наверх, друг на друга, из самых благих побуждений. Может, наше счастье, что мы в другое время живем, что на эти письма нет ответа, что наверху не так интересуются, как раньше, потому что вот пример обратного. Люди привыкли апеллировать к государству, но когда речь идет о тонких материях, государство бывает что ведет себя как слон в посудной лавке, даже если этот слон искренне пытается навести в ней порядок, как он его понимает. Может быть, такой урок нам надо извлечь?

    • Алексей Лк:

      «Все это заставляет задуматься еще вот о чем. В постсоветское время нередко можно услышать что … наверху не так интересуются, как раньше, потому что вот пример обратного. Люди привыкли апеллировать к государству, но когда речь идет о тонких материях, государство бывает что ведет себя как слон в посудной лавке, даже если этот слон искренне пытается навести в ней порядок, как он его понимает. Может быть, такой урок нам надо извлечь?» — мне кажется мы постепенно приходим к общему знаменателю. Вы Алексей Лебедев по всей видимости так согласны что Лысенко был всего лишь пешкой. А это совершенно неочевидно, если не лезть в глубь. Что ни на йоту не отменяет всего того остального позитивного что сделал Сталин для нашей науки и образования. Я уже писал в другой теме что было бы очень интересно посмотреть каков процент ВВП шел на науку и образование в сталинское время — полагаю что % был максимальным за всю историю России. Про бесплатное массовое среднее образование и бесплатное высшее так же не забываем. И про нобелевский дождь то же. Возможно что это неизбежно — когда государство отпускае на образование и науку такие деньги (особенно в стране пережившей две мировых войны, с минимальным разрывом по времени) — то совершенно неизбежно будут и перегибы, и власть будет пытаться управлять исследованиями. Не бывает так что бы все было замечательно, и на 100 плюсов всегда будет находится (?) минусов. Но важен конечный результат. А он таков что Сталин принял страну с неграмотным населением и периферийной наукой, а оставил с ракетным щитом, атомной бомбой, передовой математикой и образованным бесплатно и массово населением, причем образованным качественно. Жаль генетику, но ей просто неповезло…

      • Алексей В. Лебедев:

        Нет, мы не приходим к общему знаменателю, потому что вам важен конечный результат, а мне важен процесс. «Победителей не судят», «Цель оправдывает средства», «Лес рубят — щепки летят» — это плохие тезисы. Я рискну сказать даже так: лучше пусть у нас будет бедные и отсталые наука и образование, чем чтобы такое повторилось.

        • Алексей Лк:

          «Я рискну сказать даже так: лучше пусть у нас будет бедные и отсталые наука и образование, чем чтобы такое повторилось» — тут есть тонкий ньюанс — если бы не политика Сталина в области науки и образования — то нас бы с вами уже не существовало. Как известно тот факт что мы так рано создали атомную бомбу стал в итоге гарантией нашего выживания и безопасности от ядерного агрессора в виде наших недавних по второй мировой войне союзничков))) я сужу по конечному результату)

          «есть логика намерений — а есть логика фактов. И логика фактов всегда сильней»

          • Так сама по себе ситуация противостояния — это следствие деятельности Сталина. Который как раз неоднократно порывался начать такую войнуху то в Корее, то в Западном Берлине, и где-нибудь бы начал непременно, если бы не умер (и получил бы нормальные ракеты). На свете сотни безъядерных стран, которые не думают, что им что-то грозит, если жить мирно.

            Впрочем, известная логика ядерного сдерживания (которую разделял и Сахаров) привела к тому, что ядерные технологии передали в СССР сами создатели ядерного оружия в США. Если они передали их даже Сталину, то наверняка передали бы и в том случае, если бы страна выглядела более цивилизованно (конечно, в случае реальной необходимости ядерного сдерживания).

            • Алексей Лк:

              «На свете сотни безъядерных стран, которые не думают, что им что-то грозит, если жить мирно» — я конечно отмотаю немного назад, но Бельгия в 1914 году и Норвегия и Дания в 1940 году так же не думали что им что-то грозит, ведь это были нейтральные страны — тем не менее мнения этих стран никто не спрашивал когда начались мировые войны. Причем Норвегию собиралась захватить в первую очередь Англия, но они не успели на пару дней буквально, Фюрер опередил.

              «Который как раз неоднократно порывался начать такую войнуху то в Корее, то в Западном Берлине» — это откуда такая информация. Молотв например признавал Финскую компанию одной большой ошибкой, странно было бы повторить ее в Корее. и в Корее если не ошибаюсь воевали только наши летчики — что не так то? или в стороне надо было стоять? сдать эту страну американцам которые так на секунду хотели все проблемы в корее разрулить с применением ядерной бомбы. а Германию вообще то Сталин в 1946 предлагал объединить не знали? и заупирались именно наши союзнички

              • Мне кажется, что любой разговор должен подразумевать общие знания или источники информации. Походы по пропагандистским сайтам могут порой отягощать самой причудливой «информацией», с которой бессмысленно разбираться, а она вдруг может предъявляться в качестве «общеизвестного примера». Так вот нападение СССР (там были не только летчики), Китая и Северной Кореи на Южную Корею — это общеизвестный факт. Отдельный кошмар — противостояние войскам ООН. Агрессия, которая уже после Второй мировой войны была санкционирована лично Сталиным и не могла бы состояться без этого решения. Вполне может быть, что он колебался, даже наверняка. Но факт есть факт. Финская кАмпания и проч., конечно, ничему не научили. Как, впрочем, и позже, история с Афганистаном… Как и сейчас…

                https://ru.wikipedia.org/wiki/Корейская_война

                Таким образом, к началу 1950 года северокорейские вооружённые силы превосходили южнокорейские по всем ключевым компонентам. Наконец после немалых колебаний и поддавшись на настойчивые уверения Ким Ир Сена, Сталин дал согласие на проведение военной операции. Детали были согласованы во время визита Ким Ир Сена в Москву в марте — апреле 1950 года. В разработке плана вторжения в Южную Корею принимал участие главный военный советник в КНДР генерал-лейтенант Николай Васильев. 27 мая советский посол в Северной Корее Терентий Штыков сообщил в телеграмме Сталину, что общий план нападения готов и одобрен Ким Ир Сеном.

                Понятно, что ровно в том же духе Сталин готов был и дальше вести свои дела, нападая при получении очевидного преимущества, не стесняясь в средствах. Можно перечислять и другие конфликты, начиная с Иранской операции, когда собственно и поссорились бывшие союзники.

                Разумеется, и США не были ангелами и подчас они стоили друг друга. И планы по применению ядерного оружия составляли обе стороны. Но достаточно задастся вопросом, почему США не применили ядерное оружие прежде всего против СССР, почему Запад все же не пошел на сепаратный мир с Германией и Японией, и становится ясно, что у истории после Второй мировой войны мог быть совсем другой итог — не холодная война, а настоящий мир, если бы не безудержные амбиции и попытки захватить всё, что можно, ввязаться во все мыслимые авантюры со стороны Сталина. Опять же ровно как и сейчас — желание поиграть в сверхдержаву вместо скромного и мирного существования на уже доставшейся нам исполинской территории, которой более чем достаточно и на которую никто всерьез давно не покушался (кроме Китая).

                PS Разумеется, США в первую голову хотели приструнить Сталина, не ввязываясь с ним в войну. Те же патриоты трактуют ядерную бомбардировку Японии не только как «удачное» решение военной задачи — шокировать императора и избежать еще большего кровопролития, но и, в первую очередь, как демонстрацию силы перед лицом СССР. Но демонстрация силы как раз обычно и свидетельствует о том, что внезапного применения этой силы не желают… Вряд ли кто-то стал бы нападать на СССР, отказавшегося от агрессии и согласного не разрабатывать свое собственное оружие. Это было бы, может, унизительно в том состоянии умов и после эйфории от Победы, да, но в общем-то возможно. Опять же стоит посмотреть на нынешнее принуждение к отказу от ядерного оружия Северной Кореи и Ирана. Против них не применяют ядерное оружие даже при том, что они разрабатывают свое. В общем, разница у нас прежде всего в том, что я вполне согласен с тем, чтобы Россия лишилась особого величия и уподобилась Норвегии — то есть уповала на общую систему международной безопасности и договоры, а не отстаивала свою точку зрения войнами за пределами своей территории. Зато ничто не мешало бы экономическому развитию и банальному общему комфорту. Валгалла мне, конечно, не светит.

                • Алексей Лк:

                  «то есть уповала на общую систему международной безопасности и договоры, а не отстаивала свою точку зрения войнами за пределами своей территории» — это вы сейчас про США сказали))?

                  «конечно, ничему не научили. Как, впрочем, и позже, история с Афганистаном…» Как и США сейчас…

                  «вполне согласен с тем, чтобы Россия лишилась особого величия и уподобилась Норвегии" — т. е что бы россия приняла судьбу безропотного вассала…

                  • Здесь важный водораздел. На земном шаре сотни стран, и живущие в них люди, безусловно, свои страны ценят и считают их вполне исключительными, но вряд ли сильно терзаются от сознания того, что их правительства не могут в одночасье раздавить весь мир, повернуть историю и вообще при любой действительно крупной заварухе вынуждены уповать на «системы коллективной безопасности» и т. д. Ну и как еще должна жить та же помянутая Вами Бельгия? Если небольшие страны даже всё свое население и экономику поставят под ружье, избежать покорения новым Гитлером они не смогут, только славно погибнуть.

                    Есть, впрочем, множество стран крупных или бывших когда-то вполне амбициозными (Большая Семерка и др.), которые, по Вашему определению, «приняли судьбу безропотного вассала» и от этого ничуть не страдают (то есть живут в мире с окружающими соседями, без постоянных территориальных претензий, без санкций и т. д.) На ведущую роль претендуют совсем немногие, а реально, за вычетом всяких смешных «изгоев», — лишь США и Китай. И Россия, да. У которой, впрочем, нет сопоставимой экономики, недостаточно людских ресурсов, но есть славное советское прошлое, ядерное оружие, армия и территория. И весь вопрос в том, уподобиться ли в таком случае «скромным» Канаде и Австралии, то есть не претендовать на что-то особенное, на отдельный полюс в «многополярном мире», а «довольствоваться» нормальной экономикой, покоем и благополучием граждан, — либо с голым задом лезть в первые строчки мировой политики, встревать во все конфликты, завоевывать новые территории, отвоевывать прежних «сателлитов» («вассалов», по Вашему выражению, типа Украины, которая тоже как-то в «вассалах России» ходить не желает), но смириться опять же с вечно затянутыми поясами, риском новых конфликтов, а то и всеобщего ядерного армагеддона.

                    Всю жизнь нас учили, что лучше быть бедным, но гордым. В девяностые концепция изменилась, мы готовы были на Запад, в Европу, «хоть тушкой, хоть чучелком», хоть «вассалом», однако, едва нагуляв жирок, вспомнили про «былое величие» и «собственную гордость» (которая в человеческом исполнении, конечно, надуманная — это фактически роль бесправного винтика в одной гигантской машине, и не «вассала» даже, а раба, зэка или — в лучшем случае — работника шарашки). Ради умозрительного «величия» можно принести свои свободу и благополучие в дар новым вождям (которые на самом-то деле вполне лукавы и, играя на общем угаре, скорее работают на свой кошелек)?

                    Впрочем, я бы с какими-то разумными оговорками эту схему противостояния и размен (свобода и благополучие vs гарантии безопасности собственного государства и прочего мира) наверное бы принял. Если бы речь шла о противостоянии какому-нибудь новому Третьему Рейху. Ну или хотя бы гегемонии Китая, собирающегося пообедать Сибирью (противостоять ему в связке с Западом). Хотя и тут можно было бы (по крайней мере в нынешней ситуации) жить мирно неопределенное время (с бронепоездом на запасных путях). Но нам же предлагают дружить с Китаем против прочего мира. То есть фактически, как и во времена Сталина, резко подружиться с Третьем Рейхом (ну, может, не таким злобным, но всё же). Я понимаю, что во времена Сталина привычно было идеологически противопоставлять «империализму» «первое в мире рабоче-крестьянское государство», ну, а что противопоставлять сейчас, в чем искать отличия со всеми остальными странами и повод для исконной ненависти (кроме банальной здоровой конкуренции и мистической «геополитики»)? Что-то достаточно смешное и неадекватное, вроде «недостатка духовности» и «поощрения нетрадиционных сексуальных отношений»? Разумеется, если не иметь к Европе и Америке подобных претензий (а вменяемые люди, по-моему, и не имеют), если видеть сходные ценности, то дружба и сотрудничество естественны и просто не возникнет вопросов: «вассалы» ли европейские страны, и в том числе Россия, для Америки, или просто «партнеры» (как и говаривает нынешний вождь).

                    PS В общем, я хотел сказать, что быть вассалом / быть гегемоном — это на самом деле в наше время ложная дихотомия…

                    • Alex:

                      Забавная иллюстрация, хоть и мелкая, зато свежая:
                      https://inosmi.ru/social/20 180 710/242719847.html

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Alex, история конечно возмутительная, но вряд ли переплюнет следующий пример (см. Википедию).

                      В 1948 году Генеральной Ассамблеей ООН была принята Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Геноцид — действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую, религиозную или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу…

                      Первая редакция «Конвенции…» также включала в определение и политические убийства, но СССР и некоторые другие страны не согласились считать действия, направленные против групп, идентифицированных по политическим или социальным признакам, геноцидом. Поэтому по политическим и дипломатическим соображениям эти группы были исключены из «Конвенции…».

                  • Алексей В. Лебедев:

                    Вот интересно, как же вы в своей работе принимаете и считаете за благо аккредитацию клиники со стороны американской организации, и не считаете за «вассала»?

                    • Алексей Лк:

                      Аккредитация это благо) как и то что мы вынуждены быть вассалами в этой сфере. С чего вы взяли что меня это устраивает. Я бы предпочел свободу и независимость и наличие аналогичных аккредитующих организаций внутри страны.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Я думаю, многие предпочли бы, чтобы у России была своя планета, вроде Плутона (с которым она примерно одинакова по площади), и полная свобода и независимость, но к сожалению или счастью, это невозможно.

                    • Алексей Лк:

                      «и полная свобода и независимость» — а вы что-то против имеете? Вам нравится когда вам диктуют? Если бы отношения в любых сферах были на равных, и основанны на интересах всех сторон (насколько это возможно) — то и разговора бы не было. Но этого нет и никогда не было. Что-то не помнится что бы к России/СССР относились на равных в любой сфере, всегда приходилось пробивать бетонные стены. И вопрос для любопытных — в каком году МИД США например признал СССР как госудорство? Это по вопросу о доброжелательных отношениях между государствами с учетом интересов всех сторон)

                    • Полное равенство между людьми (и странами) возможно, кажется, только в морге… Вы хотите абсолютного равенства между ВСЕМИ странами? То есть вот сейчас всего несколько стран в Совете Безопасности ООН обладают правом вето (в т.ч. и Россия). Может, было бы правильно ВСЕМ такое право дать или всех такого права лишить (РФ решительно против этого выступает, кстати)? Или всё же хочется, чтобы Россия была ну во всем абсолютно на равных с США, а все остальные у них ходили в вассалах? Но такое право в любом случае нужно зарабатывать, и желательно не затянутыми из последних сил животами… Ну, а требовать сейчас, чтобы СССР признали как государство раньше, чем его признали… Или чтобы индейцев в позапрошлом веке не истребляли… Для этого, кажется, машину времени нужно изобрести…

                      По мне, так и имевшийся и имеющийся у РФ статус в международных организациях и т. п. дан «на вырост», не заслужили, но могли бы подрасти.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Я к тому, что мы все — соседи, навсегда, и никуда нам друг от друга не деться, по разным планетам не разлететься. Как говорил Карл Маркс, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Это относится и к сообществу государств на Земле. А вражда только выматывает.

                      У России и США до революции были вполне хорошие отношения. Про картины Айвазовского слышали? После революции тут все выглядело примерно как ИГИЛ (запрещенный в России) — вооруженные фанатики уничтожили старый мир, строят какой-то новый, объявили всему миру «джихад» — мировую революцию, с чего бы признавать? Тем не менее, признали, помогли провести индустриализацию. Потом помогли в войне. Ну что перечислять известные вещи.

                      Другие страны воевали веками — Англия и Франция, Франция и Германия и т. д. Как-то преодолели это, все ушло на уровень анекдотов.

                    • Алексей Лк:

                      По поводу признания СССР де юре вопрос остался без ответа. Приведу цитату: «Вернемся к вопросу, вынесенному в заглавие статьи — когда же СССР — «первая в мире страна рабочих и крестьян» была признана Америкой — Соединенными Штатами Америки…
                      дата официального признания Советского Союза 16 ноября 1933 года."http://brightonbeachnews.com/rus/когда-сша-признали-ссср/

                      Трабл в том что если проблемы возникли даже на этапе юридического признания 1/8 части суши (на что ушло более 10 лет с момента образования СССР и воля великого Рузвельта) — то что же говорить про все остальное. Меня удивляет тот факт что на этом форуме как-то не замечается очевидного — в случае с СССР/России всегда будет идти искажение фактов, иногда например совершенно абсурдное как в случае Сойфера с его утверждением что Лысенко затормозил развитие генетики навсегда или что мы потеряли три нобеля. Мне смешно — последний наш лаурет это физиологии это Мечников (1908), свою премию он получил будучи заместителем директора в институте Пастера где работал с 1890 года за исследования проведенные в 1870—1880-ых. Если взять интервал 1908−1948 (августовская сессия) то выходит аккурат 40 лет. Нобелевский комитет от Лысенко был независим так уж вышло. Почему тогда никого не наградили из советских биологов за исследования проведенные с 1908 по 1948 год? Скольких наших биологов выдвигали в лауреаты за этот период? Мне достоверно известно только про Энгельгарда и Догеля. Так что не надо тут говорить про три утерянных нобеля это не более чем фантазии и предположения на уровне если бы не Лысенко…

                    • Алексей Лк:

                      PS. Описался 1/6 части суши

                    • Вы и с годами, когда начали расправляться с генетикой, описались…
                      Лысенковщина — это примерно с середины 1930-х до первой половины 1960-х годов, даже согласно википедии…
                      В 1933—1937 гг. Вавилов ходатайствовал об освобождении из тюремного заключения 44 учёных. 1940-м посадили наконец его самого…

                      …И нет никакой логики в том, что события 1950−1960-х для Вас в далеком прошлом и уже должны быть давно преодолены, а вот непризнание СССР до 1930-х — это такая пощечина и трагедия, что и сейчас «не забудем, не простим…»

                    • Алексей Лк:

                      «Другие страны воевали веками — Англия и Франция, Франция и Германия и т. д. Как-то преодолели это, все ушло на уровень анекдотов» — точно) Верденская мясорубка или режим Виши это просто море юмора и смеха) можете хоть один анекдот привести даже интересно)

                    • Алексей Лк:

                      «Лысенковщина — это примерно с середины 1930-х до первой половины 1960-х годов, даже согласно википедии…» — нисколько не описался, до августа 1948 года генетика была все же легальна, самый мрак начался после.

                      …И нет никакой логики в том, что события 1950—1960-х для Вас в далеком прошлом и уже должны быть давно преодолены, а вот непризнание СССР до 1930-х — это такая пощечина и трагедия, что и сейчас «не забудем, не простим…» — а это совсем по другому поводу, признание де юре это просто индикатор отношения к СССР со стороны внешнего мира, и в общем то идиотизм со стороны США — до 1933 года по сути отрицать существование огромного государства, пусть даже и формально. вам это не кажется смешным и немного по детски как-то? все равно что отрицать существование антарктиды. События 1950−1960-ых не преодолены совсем не по причине Лысенко. впрочем юридические/дипломатические события 1933 года то же дают о себе знать,…

                    • Алексей В. Лебедев:

                      США всегда признавали Российскую империю и признать Временное правительство. Почему они должны были срочно признать абсолютно нелегитимный опасный режим, вроде ИГИЛ (запрещенный в России, который на данный момент пока никто не признал) на 1/6 части суши, мне лично совершенно непонятно. Из уважения к народам СССР? Ну так, они считали, что эти народы наоборот страдают под игом этого режима. Ждали, может быть, он падет, и все вернется в нормальное русло.

                      >Верденская мясорубка или режим Виши это просто море юмора и смеха) можете хоть один анекдот привести даже интересно)

                      Я имею в виду сейчас, спустя много лет, уже зла друг на друга не держат. Германия и Франция вместе в Евросоюзе. Англия там была, но хоть и вышла, но не враждебно.

                    • Алексей Лк:

                      «Почему они должны были срочно признать абсолютно нелегитимный опасный режим, вроде ИГИЛ (запрещенный в России, который на данный момент пока никто не признал) на 1/6 части суши, мне лично совершенно непонятно» — впервые вижу что кто-то проводит параллель между ИГИЛ и Советской властью) Поаккуратней в выражениях, а то смахивает на очередную пропаганду, даже странно слышать такие утверждения от вас, вы же доктор наук, образованный человек. США с радостью приветствовали февральскую революцию, но временное правительство было не более легитимно чем правительство большевиков, ведь Император отрекся от престола недобровольно, так что и то и то првительство было незаконным. Это не более чем двойные стандарты. а причина непризнания была возможно в том что молодая Советская Россия запустила самый невероятный и благородный проект всех времен: систематическое разрушение западного колониализма. По всему миру угнетенные массы поднялись против европейского и североамериканского варварства, а Советский Союз был готов стать для них лучом надежды. По мере того как угнетенные и обездоленные нации одна за другой приобретали независимость, во всех столицах западного мира росла ненависть к Советскому Союзу и русскому народу. Ведь разграбление «небелых» континентов считалось естественным правом «цивилизованного мира».

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Откуда эта феерическая цитата?

                    • Как я уже и говорил, Вы явный любитель этого мусорного чисто пропагандистского ресурса Раша Тудей, за миллионы налогоплательщиков плодящего всякий бред и ищущего по всему миру маргиналов (ровно как и собрания националистов и леваков всех мастей, организуемые в Москве и Питере в качестве «кузькиной матери» Западу). На Западе этим псевдожурналистам демонстративно отказывают в аккредитации и не отвечают на вопросы, журналистами проплаченных считать отказываются.

                      29 МАЯ 2017
                      Макрон назвал Sputnik и RT «органами лживой пропаганды»
                      Подробнее на РБК:
                      https://www.rbc.ru/politics/29/05/2017/592c568b9a79471339e90504

                      Смысла пиарить дополнительно эти ресурсы нет никакого, это можно считать явным спамом.

                    • Алексей Лк:

                      Гм, мне как-то безразлично кто там считает ИНОСМИ ресурсом лживой пропаганды, мне этот сайт весьма по нраву) есть такое мнение что если бы ИНОСМИ существовал в 1991 году то СССР можно было бы сохранить). тем более там иногда мелькают такие замечательные обороты))) тему о ресурсе считаю закрытой, у каждого свой кайф))))

                      Вы не согласны что СССР бросил вызов всему западному миру и за это его должны были любить при этом?

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Да, статья феерическая. Но автор по крайней мере не путается в датах, в отличие от вас. Действительно, курс на то, чтобы взбунтовать колонии, был взят после Второй мировой. До этого курс был на то, чтобы взбунтовать народ в самих метрополиях. Так или иначе, речь шла о захвате чужих территорий и установлении на них своих порядков. Нет в этом ничего благородного. В общем, причин для негативного отношения к Советскому Союзу у западных стран было полно и ДО этого и КРОМЕ этого. Компенсировала это отношение известная отходчивость и продажность, которая проявляется и теперь. Ленин, говорят, сказал по этому поводу: «Капиталисты готовы продать нам веревку, на которой мы их повесим».

                      Самым вдохновляющим примером для всех угнетенных народов всех колоний (задолго до появления Советского Союза) стали США, как бывшая колония, достигшая больших успехов. И если посмотреть, например, политическое устройство Индии, то оно гораздо больше похоже на США, чем на Советский Союз. Именно США первыми бросили вызов западному (на тот момент, монархическому) миру. Но со временем западный мир их как-то простил. Гитлер тоже бросил вызов (уже совсем другого толка) западному миру, но после войны этот мир как-то простил и Германию, и немецкий народ.

                      И конечно, автор совершенно неправ, отождествляя Советский Союз с Россией.

                      Кстати, Эрдоган нам же теперь, говорят, лучший друг. Интересно, автор статьи уже переобулся?

                    • Alex:

                      Справедливости ради надо отметить, что AgoraVox, на который даётся ссылка, действительно сильно смахивает на пропаганду.

                      «есть такое мнение что если бы ИНОСМИ существовал в 1991 году то СССР можно было бы сохранить»

                      Вполне правдоподобно. Нет лучшего способа опорочить Запад, чем просто дать слово самому Западу. То же и к западникам относится.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Alex, советский строй рухнул прежде всего от серьезных экономических проблем, некомпетентности руководства и бесперспективности дальнейшего существования. Но одном запугивании Западом никак было бы не вылезти, разве что немного оттянуть неизбежное. Китай, например, сохранился и поднялся не на этом.

                    • Alex:

                      Кажется, Максим Борисов не очень в этом уверен.

      • Леонид Коганов:

        «Никакая она (советская наука — Л.К.) — не передовая!» — И.Г. Петровский, тогдашний ректор МГУ. По воспоминаниям его ученика проф. А.Д. Мышкиса, цитирую по памяти, могу при надобности дать точную ссылку (вышло практически подряд 2 издания, второе исправленное, в URSS’e).
        Л.К.

  • Виктор Водкин:

    ВИКТОР ВОДКИН

    ПОТРЯСАЕТ НЕЗНАНИЕ ИСТОРИИ НАУКИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ И ВОЙНЫ В КОРЕЕ.
    ПРЕДЛОЖУ РЕДАКЦИИ НЕСКОЛЬ ОЧЕРКОВ-КОМПЕЛЯЦИЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В РЕКЛАМНОЙ ГАЗЕТЕ.

    • Алексей Лк:

      Ну так поделись информацией прямо здесь о истории науки в СССР и войне в Корее, Виктор Водкин. Меня то же потрязают такие заявления без продолжения.

      • Леонид Коганов:

        Вот нечто (необходима перепроверка из независимого источника! — Л.К.) о более поздних разборках через примерно четверть века после раздела Кореи, сохраняющегося по сю пору:
        https://colobus1.livejournal.com/283 209.html
        Не знаю, насколько основателен источник, но некоторые моменты свидетельствуют об (их) подлинности, в частности, история с републикацией после Нилуса и двух Бернских судов пресловутой фальшивки, так называемых «Сионских протоколов», автором которых признан агент царской охранки, сотрудник Рачковского, некто Головинский.
        Л.К.

      • Виктор Водкин:

        Коротко. СССР были в первых рядах по ядерной физике и генетике. Разгром физики остановила работа над бомбой.
        Северную Корею поддерживали 1 800 000 китайских «добровольцев».
        СССР не явился на заседание СБ ООН, что позволило США выступать под флагом ООН

        • Алексей Лк:

          не был СССР ни в каких первых рядах по генетике, иначе были бы нобелевские премии за период работ до 1948 года. Это Сталин Китайским добровольцам и лично Мао приказал Корею поддержать или как? (на самом деле да, хотя Китайцы согласились после долгих переговоров когда Москва уже отчаивалась получить ответ, и Сталина в эту войну изначально втянуло корейское руководство после двухлетних переговоров).

  • Леонид Коганов:

    «Хороших парней» рекламирует аффтор, достойных.
    Вот что пишет об Ю.А. Жданове сегодняшний МК на последней полосе в типа сериале Леонида Млечина:
    http://www.mk.ru/social/2018/07/08/zheleznyy-shurik-tayna-cheloveka-iz-komsomola-edva-ne-vozglavivshego-stranu.html
    Л.К.

    • А читаете предлагаемые ссылки? Вряд ли Ю. Жданов ангел и никак не замарался, но в МК-то как раз написано, что он отказался от крутой должности комсомольского вожака, решив, что не для него это… И дальше про Шелепина.

      • Леонид Коганов:

        Уважаемый админ!
        Там еще написано черным по белому, что Жданофф-мл. ни дня не проработал по специальности химика-органика, не воевал и уж точно не сидел. А был сверхштатным профессиональным типа сталинским пропагандоном в нынешнем понимании этого слова. Достойный парень, в самый раз для типа селфи и подписи! В самую точку. Как математики говорят — для полной характеризации.
        Л.К.

  • Alex:

    Что у Сталина были свои собственные взгляды на сии предметы — это неожиданно и даже интересно; но не возникло полной уверенности, что это единственная причина произошедшего.
    Что именно те события навеки погубили отечественную науку, в статье вроде бы и не утверждается. Верно было замечено, что это просто неправдоподобно с точки зрения здравого смысла; однако можно ли допустить, что именно те годы были по какой-то таинственной причине особенно важны? В 60-е годы Советский Союз сильно изменился; кое-что про это написали Генис и Вайль…

    • Алексей В. Лебедев:

      Вопрос конечно непростой. Выше я писал про волновой эффект. Добавлю еще. Чему учили ученых все упомянутые события при Сталине? Осторожности, консервативности, не выдвигать и не поддерживать новых идей без одобрения сверху, держать нос по ветру, работать в мейнстриме, опираться на признанные авторитеты прошлого, причем отечественные, с подозрением и неприятием относиться к зарубежным ученым и исследованиям. Потом эта стратегия явно или неявно передавалась от учителей ученикам, как культурная традиция. Многие ее придерживаются и сегодня, причем в любых областях. Это не сиюминутные, а долгосрочные последствия для российской науки.

  • Александр Денисенко:

    Уважаемый Алексей В. Лебедев! В связи отмеченной Вами традицией наших учёных осторожничать, в особенности по отношению к иностранным коллегам — как при этом могло возникнуть знаменитое письмо 300 (про защиту генетики и кибернетики), которое появилось ещё до 20 съезда партии. Впрочем, оно мало известно — меньше, чем письмо 79. Хотя его роль (особенно моральная) для нашей науки нельзя переоценить. Вообще история того письма покрыта мраком неизвестности. Получается, исходя из Вашего тезиса, что оно было организовано или спровоцировано кем-то сверху? Готов поверить… Кем же?
    Про статью профессора Валерия Сойфера — хорошо бы ещё про химический резонанс и педологию. У Сталина очевидно это — фрагменты какой-то общей доктрины. Причём её след тянется в наши дни — с образовательными инициативами. Про письмо 300 — это положительный воспитательный пример для нынешнего поколения. Был ведь не только негатив. И учёные тоже нередко играли против власти, даже обыгрывали — и фон Браун, и Королёв, и старший Капица.

    • Алексей В. Лебедев:

      Я не имел в виду, что эта стратегия или традиция стала тотальной (тогда было бы еще гораздо хуже). В каждый момент в обществе, в том числе в науке, сосуществуют, развиваются и явно или неявно борются разные традиции. А происходящие события влияют на их развитие, взаимодействие и соотношение, какие-то к лучшему, какие-то к худшему (в каком-либо смысле), и об этом можно рассуждать. В наше время тоже одни пишут и подписывают какие-то письма или петиции, другие нет. Совершенно согласен, что нужно писать и о положительных примерах.

    • Леонид Коганов:

      Уважаемый господин Денисенко!
      Прошу разъяснить детально по пунктам самую последнюю фразу.
      Заранее признателен,
      Л.К.

      • Александр Денисенко-:

        Джон фон-Браун прекрасно понимал тщетность фау2 как оружия без атомной головки. Он мечтал о космосе. Вождей попросту «разводил» на большие ресурсы. Кстати, и наш Константин Эдуардович не просто так любил нашего вождя, он понимал, что нужны очень большие ресурсы и воля. Сергей Павлович добился программы пилотируемых полётов от Никиты Сергеевича случайно, говорят — подловил настроение. В глазах военных это выглядело как самурайство и камикадзе. Сергей Петрович просто увильнул от атомного проекта. Про Академика Павловна мне рискованно говорить на страницах, где пишет Валерий Сойфер. Он уж точно лучше знает. Что там у Павлова с Ухтомским и Введёнским было, о чем он клялся на смертном одре. Как он умудрился выжить, открыто выступая против власти большевиков.
        Определённо могу судить о компьютерных делах, как околпачивали начальство ещё живые Академики. Как возникали институты, проекты, прочее. Поэтому очень хотел бы докопаться до таких позитивных примеров как письмо 300, издание литературы по кибернетике.

      • Александр Денисенко-:

        Прошу прощения за опечатку в своём ответе ранее. Капица имелся в виду старший, Пётр Леонидович.

        • Леонид Коганов:

          Уважаемый Коллега господин Денисенко!
          Простите меня, но Вы пишете какие-то по меньшей мере странные вещи про господ фон Брауна (как и его коллега Дорнбергер — основной двигателист на Пенемюнде - оба состояли в «СС»!), который вряд ли владел инфой об американском атомном Лос-Аламосском проекте, ибо немецкая атомная разведка в отличие от советской даже близко не подходила к нему. Странные вещи о Королеве, о котором известно, что по доносу попал в лагерь, был там зверски обезображен, что сказалось при анестезии на предсмертной операции.
          Касаемо Циолковского — умолчу, по мне, так Вы пишете бредятину, рад ошибаться — Л.К.
          Теперь о П.Л. Капице, обманом выманенном в СССР. Стал вполне себе просталинским академиком, вписался в систему, с подачи Вернадского писал Сталину безответные письма. Чудом «отбил» Фока и Ландау от прямой расправы. Все.
          Вывод: ИМХО — Вами написана полная чепуха! Покайтесь!
          Л.К.

          • Леонид Коганов:

            Да, кстати, имя господина фон Брауна, «приватизированного» американским ВПК, никоим образом не Джон, как Вы написали, уважаемый господин Денисенко, а, насколько мне известно, Вернер. Можно проверить.
            Стоит, ИМХО, как говорят физики, соблюдать 13 -ю заповедь покойного проф. Хвольсона: дескать, не пиши, о чем не знаешь!
            Л.К.

            • Александр Денисенко-:

              Да, Вернер, конечно. Извиняюсь. Но в остальном остаюсь при своём мнении. Это Нейман был Джон, хотя не по рождению.

              • Алексей В. Лебедев:

                Но вы уверены, что Вернер фон Браун задумывался об атомных боеголовках? Меня тоже смутила эта фраза.

                • Александр Денисенко:

                  Он не мог не понимать неэффективность Фау-2. После нескольких тысяч (!) пусков в среднем
                  по несколько вражеских трупов на ракету. Кистень на муромской дороге эффективнее. То, что он всегда мечтал о Луне — вроде не тайна. Кстати, не так давно вышла переводная книжка про него. Там много занятного. Да и сотрудники некоторые его живы и здравствуют, даже немного работают. Кто-то и у нас работал после войны — сначала в Твери (там с ними работал и один из моих учителей), потом — в Абхазии (там до недавнего времени оставался построенный Лаврентием Палычем для них коттеджный посёлочек), я застал ещё немцев, наезжавших в Абхазию поглядеть на места творческой молодости. Работать на Гиммлера Вернер был вынужден, как и Тимофеев-Ресовский (тот тоже вряд ли верой и правдой служил делу Рейха). Я конечно его не исповедовал и даже не пил с ним даже чаю.

            • Александр Денисенко-:

              Про фон-Брауна всё же добавлю. Его имя практически стёрто из истории американской космонавтики — как 2 или 3 тысяч его немецких коллег. Это по впечатлениями от музеев кейп Канаверал. Там и Королева нет, и даже Гагарина. А мы хнычем про нашу цензуру и квасной патриотизм.

              • Леонид Коганов:

                Позволю себе заметить, что перевод разговора на другие темы, ровно как и упорство (как говорят математики) во вранье, пусть даже в малом — все это представляется мне, имхо, плохой тактикой и неуважением к визави в споре научном/около и не только.
                Л.К.

                • Александр Денисенко:

                  Уважаемый Леонид! Мне казалось, что роль модератора достаточна, чтобы следить за темой.
                  Ну постараюсь усилить самоцензуру, хотя от ТрВ такого пожелания не слыхал.
                  Ваш А.Д.

          • Александр Денисенко-:

            Я успел покопаться в архиве Циолковского.
            Пользуясь толерантностью модератора, останусь при своём мнении. Это не удаляет моего искреннего к Вам почтения.

  • Леонид Коганов:

    https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%BC
    Вот, обнаружил в русской Вике — Википедии — статья «Сталинизм» (имхо, точнее бвло бы «Сталинщина»).
    Л.К.

  • Леонид Коганов:

    А вот эта ссылка — специально для действительно весьма уважаемого пишущим эти строки Алексея Лк:
    https://www.apn.ru/publications/article22444.htm
    Л.К.

  • Алексей В. Лебедев:

    «Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки…»

    Представим себе, что есть фермер, который разводит кроликов. Он обеспечивает их жильем, питанием, убирает за ними, лечит по необходимости. Потом часть забивает на мясо и ценный мех, часть оставляет на развод. И вот кролики обсуждают из поколения в поколение — кто им фермер, злодей или благодетель? И никак не могут договориться. Потому что в языке кроликов нет подходящего слова, или в понятийной системе нет понятия.

    • Александр Денисенко-:

      Удивительно точная формулировка. Правда, кролики могут эволюционировать и мгновенно, осознав себя самостоятельные классом. Но уже три поколения генетически забиты.

  • В.Н.Сойфер:

    Заметная часть комментариев к моим статьям о Сталине и мошенниках в науке написана сталинистами, рьяно и с неизбежными для таких людей извращениями очевидных истин отвергающими вред Сталина для науки и образования Советской страны.
    1. Оскорбительно для российских патриотов заявлять, что в России до 1917 года наука была запредельно отставшей или вообще не существовала. Первый учебник менделизма был издан в России в 1914 году. Разработки Лобачевского, Ковалевских, Менделеева, Павлова, Мечникова (оба — Нобелевские лауреаты), плеяды математиков, химиков, Лазарева и многих других были на самом передовом уровне науки. Не была Россия отсталой страной в научном прогрессе до 1917 года.
    2. Гимназии в России давали очень высокое образование, не сравнимое с программами советских средних школ. Реальные училища в России также были очень высокого прикладного уровня. Всеобщее бесплатное образование стало важным достижением СССР, страна действительно преобразилась в годы сталинизма (как это происходило в те годы повсеместно в мире в еще больших масштабах в европейских странах и США). Но при этом всякий плюрализм мнений, всякое развитие независимо мыслящих и пекущихся о прогрессе страны людей были подавлены. Люди — это винтики в сталинской машине, не раз повторял вождь.
    3. Гигантского масштаба казни и расправы с инакомыслящими стали главной и жуткой для страны проблемой. Исчезали лучшие, самые мыслящие люди. В статье о философах это было показано на массе примеров. Позорить Деборина легко, а то, что многие его ученики погибли от рук Сталина за противостояние ему, выписало индульгенцию самому Деборину. Да, ему не нравились общественные взгляды В. И. Вернадского, но они не нравились не только Деборину, но и другим. Тем не менее их полемика не привела к гибели ни их самих, ни кого-либо еще.
    4. Сталинисты пытаются внушить читателям их комментариев, что большого вреда от Лысенко в общем-то и не было. Тот факт, что Лысенко не сам пришел к отверганию генетики, а поддакивал Сталину, ими заменен тезисом, что это он (Лысенко) пришел к такому отвержению. То, что именно Сталин ответственен за голод и лишения в стране с самой большой площадью черноземных земель, в стране, которая до 1917 года десятилетиями кормила пол-Европы пшеницей, что коллективизация привела к гибели 10 миллионов лучших крестьян России, — это факт. Отставание селекции стало продуктом именно сталинского тяготения к трактовке законов науки. Этот важнейший пункт замазан рассуждениями о роли Лысенко. Во время моих нескольких многочасовых бесед с Трофимом Денисовичем Лысенко с глазу на глаз в 1956—1957 годах он не раз повторял мне, что ДНК не может нести генетического кода, потому что ДНК — это химия, а надо искать законы биологии, что генов нет и быть не может. Он говорил это не только в своем кабинете, но публично и в Тимирязевке, и во время лекции в Политехническом музее, и на встрече со студентами в МГУ. Но все эти разговоры были инспирированы лично Сталиным, а следовательно, на Сталине и лежит ответственность за то, что генетику в СССР запретили на четверть века. Но и после смерти Сталина и отставки Хрущева во всех институтах большинство преподавателей биологических дисциплин составляли явные или потенциальные лысенковцы, в членах Академии наук и в министерствах сохранялось большинство тех, кого выдвинули на их должности за соответствие «партийной доктрине» сталинского коммунизма. Они наплодили выпускников со сталинскими замашками, те занимали (а подчас занимают и по сей день) ключевые позиции во всех сферах жизни, а биология страны отставала все больше и отстала от передовой науки мира. Современная медицина целиком основана на знании генома человека, но в России она по-прежнему в зачаточном состоянии. Генно-модифицированные организмы (ГМО) позволили резко поднять производительность сельскохозяйственных культур и кормят весь мир, а в сегодняшней России они запрещены на уровне Госдумы. Не признавать этого отставания могут только люди с циничным псевдопатриотизмом.
    5. Из-за признания правоты лепешинковщины цитология в СССР была запрещена на многие годы. Крупные ученые Гурвич, Навашин, Александров и другие были отстранены от исследований. Этой дичи не знала ни одна страна. Как не знают в мире сегодня имена Лысенко или Лепешинской. За бортом науки остались их рецепты возникновения клеток из неклеточного вещества, перерождение кукушек в пеночки, пшеницы в рожь, овса в овсюг и наоборот. А в сегодняшней России до сих пор выходят книги о якобы непотопляемом Лысенко и проходят конференции о пользе бредовых идей лысенковщины сельскому хозяйству и медицине. Не замечать этого могут только люди с избирательной слепотой.
    6. Один из сталинистов написал, что всего лишь несколько каких-то учебников было запрещено после Павловской сессии. А где в мире был бы хоть один пример того, чтобы не несколько, а всего ОДИН учебник для университета был запрещен по причине его несоответствия взглядам президента или премьера страны или главы правящей партии?
    7. А то, что в обстановке вакханалии антипавловцев выдающийся ученый Бериташвили и несколько других потеряли работу, что сотням других пришлось перейти на исследование иных проблем, это что — тоже мелочи жизни? Я разговаривал с И. С. Бериташвили в Тбилисском университете и мог убедиться в том, насколько выдающимся ученым был создатель целой науки — зоопсихологии, а ведь не на один год он был отстранен от научной деятельности. И не нужно делать вид, что пресловутый «Павловский научный совет» был краткодействущим и не таким уж зловещим органом. Он функционировал больше 5 лет (с 1950 по 1956 год) и сыграл позорную роль в истории советской физиологии. Недаром и Бериташвили, и Орбели, и — недавно — академик РАН Н. Н. Никольский писали о вреде для советской науки Павловской сессии.
    Достоевский в «Бесах» клеймил тех, кто полагал, что им дается право на бесчестье. Прискорбно, что и сегодня есть люди, с жаром претендующие на то, что у них есть такое право. Конечно, сегодня во многих странах развиваются тенденции, направленные на то, чтобы постхристианская цивилизация трещала по швам, чтобы история замещалась безудержной демагогией любителей сталинистского или гебистского вторжения в трактовку прошлых тенденций. От таких тенденций надо бы избавляться, а они ширятся и поддерживаются.
    Хочу еще возразить по поводу обвинений Ю. А. Жданова в антисемитизме. Он оставался несколько десятилетий ректором Ростовского университета. В подведомственном ему университете работало немало евреев, и антисемитом он себя на показал. Скажу больше: писал ли он сам документ о желательном увольнении евреев с работы, или подмахнул свою подпись на принесенном ему кем-то из подчиненных листке бумаги, или вообще не видал в глаза этого документа, который всплыл многими годами позже, для меня остается неясным, и спросить Юрия Андреевича я уже не могу. Но хочу заметить, что его отца Сталин не просто убрал 8 июля 1948 года с работы секретарем ЦК, а отправил после инфаркта миокарда в санаторий, где от него требовали каждодневных часовых прогулок по вздымающимся вверх-вниз дорожкам северного санатория. Через три недели Жданова-старшего с инфарктным сердцем не стало. Спустя четыре десятилетия я написал, основываясь на рассказах врачей из этого санатория, во «Власти и науке», что Жданова-старшего в санатории «Долгие бороды» попросту убили, а еще через 14 лет Ю. А. Жданов упомянул при мне, что его отца убили по распоряжению Сталина. Я тогда спросил его: «А откуда Вы это знаете?» Он мне ответил: «Вы первый об этом написали и напечатали, а сейчас есть и другие доказательства». Что мог себе позволить человек, отца которого убили по политическим мотивам, что он подмахивал, зная, что за отказ от подписи его самого могут убрать, я сказать не берусь. В первой половине 1948 года Ю. Жданов мужественно выступил на важнейшем партийном инструктаже ЦК ВКП (б) в Москве против Лысенко и лысенковщины и многим поплатился за это от своего же в то время тестя. Он знал, чем может обернуться несогласие с мнением тестя.
    В любом случае я не стремился в своей книге «Сталин и мошенники в науке» или в статьях, написанных на основе этой книги, что-то гипертрофировать, а писал о вещах, подкрепляемых документами и научными публикациями. Если критикам нужны ссылки на каждый пункт, я предлагаю взять книгу в руки и посмотреть более тысячи ссылок на источники информации.

    • Леонид Коганов:

      Простите, мистер Сойфер В.Н., а Ваш предпоследний абзац об отце и сыне Ждановых, — он тоже подкреплен, как Вы утверждаете далее в последнем абзаце, документами и точными ссылками вполне себе независимых источников? Или же я Вас неверно понял, и то, что Вы изволили написать, повторяю, в предпоследнем абзаце о господах/товарищах Ждановых — это есть чистая конспирология и Ваш собственный вымысел/домысел?
      Рад буду прочесть внятный и компактный не в стиле сталинской «Правды» Ваш, мистер Сойфер, ответ.
      Л.К.

      • res:

        Недавно ушедший Ю.Н. Вавилов, сын Н.И. Вавилова, рассказывал, что печально известная сессия задумывалась младшим Ждановым как раз в известной мере против Лысенко. Однако буквально накануне ее последовал жесткий окрик из политбюро, и Ю.А. пришлось все переиграть. Именно поэтому некоторые ученые поначалу довольно резко выступали против Лысенко, они просто не успели получить информацию о полной бесперспективности таковых речей. Потом каялись, но было поздно, их всех разогнали. Кажется, только Рапопорт не каялся, но он прошел войну, получил серьезные ранения и уже ничего не боялся.

      • В.Н. Сойфер:

        Никакой конспирологии я не придерживаюсь. На запрос в Гугле «Инфаркт А.А. Жданова» высвечиваются 177 000 ссылок.

        См., например:
        В.А.Кутузов. Загадочная смерть А.А.Жданова. Журнал «Новейшая история России», 2013, № 1. С. 164−177; https://cyberleninka.ru/article/n/zagadochnaya-smert-a-a-zhdanova

        Бородулин В.И., Тополянский А.В., журнал «Кардиология», 2012, № 10.

        В Википедии в статье А.А.Жданов сказано: «В последние дни жизни Жданова врач Лидия Тимашук, вопреки мнению консилиума Лечебно-санитарного управления Кремля диагностировавшая у пациента инфаркт, обратилась в ЦК с письмом, в котором указала на имевшие место неправильные методы лечения Жданова, приведшие его к смерти[27]»

        В моей книге «Сталин и мошенники в науке» (2 изд., М., 2016) я на стр. 342 написал: «Недавно доцент Московской медакадемии имени Сеченова В. Д. Тополянский разыскал в архиве кардио-грамму А. А. Жданова, сделанную сразу по приезде в Долгие Бороды. На ней отчетливо видно, что прибыл он туда с глубоким инфарктом миокарда, и такие «процедуры» были смертельно для него опасны.

        Н. С. Хрущев в своих мемуарах написал об Ы=А.А. Жданове: «Потом вдруг все перевернулось. Сталин резко отвернулся от Жданова и теперь не терпел его. Последние дни жизни Жданова мне просто было жалко его. Он был по своему человек обаятельный, и я питал к нему определенное уважение».

        В книге «Только один год» дочь Сталина Светлана Аллилуева написала о злобном отношении её отца к А.А. Жданову: «Однажды, незадолго до смерти А. Жданова, зная о его постоянных сердечных приступах, отец, раздраженный тем, что Жданов за столом молчал, вдруг набросился на него: „Сидит как Христос, как будто это его и не касается! Вот — смотрит на меня как Христос!“ Жданов побледнел, его лоб покрылся потом, но продолжал молчать. Я испугалась, что ему будет плохо и дала воды. Это было поздней осенью 1947 года, на одной из дач отца у Черного моря, куда все приезжали к нему».

    • Alex:

      «в 1956—1957 годах он не раз повторял все эти разговоры были инспирированы лично Сталиным»

      Как это?

      • Alex:

        Многоточие пропало между двумя частями цитаты.

        • Леонид Коганов:

          Пункт 4 типа «ответа посторонним» м-ра Сойфера В.Н.
          Замечательный в кавычках «силлогизм»! Потрясает протяженность во времени, как в известном анекдоте — «от забора и до обеда!».
          Спасибо, взял на заметку. Думаю, что этим дело не ограничивается
          Л.К.
          «Стиль — это человек!», не помню, что — то кажется из Густава Флобера, понаслышке. Как все у мистера С.
          К.

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com