Революции-2017

На исхо­де года авто­ры «Тро­иц­ко­го вари­ан­та — Нау­ка» по прось­бе редак­ции рас­ска­за­ли, какие рево­лю­ции в нау­ке и в жиз­ни они пере­жи­ли в 2017 году.

Сергей ПоповСер­гей Попов, докт. физ.-мат. наук, вед. науч. сотр. ГАИШ МГУ, про­фес­сор РАН:

В близ­кой мне нау­ке в ухо­дя­щем году рево­лю­ций, кажет­ся, не слу­чи­лось, но был забав­ный пере­ход коли­че­ства в каче­ство. Когда в нояб­ре вышла ста­тья о еще одной реги­стра­ции сли­я­ния чер­ных дыр уста­нов­ка­ми LIGO, то это впер­вые не сопро­вож­да­лось пресс-кон­фе­рен­ци­я­ми. Так что это теперь не сен­са­ция, а нор­маль­ная нау­ка.

А я в 2017 году в пер­вый раз попро­бо­вал рас­кру­тить в СМИ свой науч­ный резуль­тат (иден­ти­фи­ка­ция сжи­ма­ю­ще­го­ся бело­го кар­ли­ка). Полу­чи­лось. Вклю­чая миро­вые: от phys.org до International Business Times. Доволь­но инте­рес­ные впе­чат­ле­ния. Ведь, конеч­но, гораз­до при­ят­нее рас­ска­зы­вать не о чужих резуль­та­тах, а о сво­их.

Но соб­ствен­но лич­ной рево­лю­ци­ей явля­ет­ся, воз­мож­но вре­мен­ное, реше­ние про­бле­мы «нау­ка или попу­ля­ри­за­ция». В тече­ние доста­точ­но дол­го­го вре­ме­ни я пытал­ся сов­ме­щать одно с дру­гим, но делать это доста­точ­но каче­ствен­но и про­дук­тив­но очень труд­но. По моло­до­сти сил еще хва­та­ет… А тут рабо­та над кни­гой плюс более полу­сот­ни науч­но-попу­ляр­ных лек­ций за год (в том чис­ле в Аст­ра­ха­ни и Дубне, Хай­фе и Ниж­нем Нов­го­ро­де, Яро­слав­ле и Крас­но­да­ре, Петер­бур­ге и Алма­ты) и вся­кие дру­гие «попу­ляр­ные дела» при­ве­ли к тому, что на свои иссле­до­ва­ния вре­ме­ни и сил почти не оста­ет­ся. Так что с 2018 года пла­ни­рую рез­ко сокра­тить чис­ло науч­но-попу­ляр­ных лек­ций (осо­бен­но с разъ­ез­да­ми), ком­мен­та­ри­ев вся­ким СМИ, если они не свя­за­ны непо­сред­ствен­но с мои­ми обла­стя­ми иссле­до­ва­ний, и т. п.

Ольга ОрловаОль­га Орло­ва, науч­ный жур­на­лист, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии:

Рево­лю­ции в нау­ке — вещь сомни­тель­ная. Все-таки нау­ка стро­ит­ся и сто­ит «на пле­чах гиган­тов». А рево­лю­ци­о­не­ры как раз пред­ше­ствен­ни­ков свер­га­ют. Поэто­му типич­ный науч­ный рево­лю­ци­о­нер — это лже­уче­ный, кото­рый при­хо­дит кого-нибудь отме­нить или опро­верг­нуть. Такие люди почти каж­дый день пишут мне пись­ма на канал. И я ста­ра­юсь не всту­пать с ними в пере­пис­ку. Став­лю в «пол­ный игнор».

В око­ло­на­уч­ной жиз­ни было рез­кое собы­тие, почти рево­лю­ци­он­ное, — это выбо­ры пре­зи­ден­та РАН. Они долж­ны были быть вполне себе рядо­вы­ми, внут­ри­кор­по­ра­тив­ны­ми. Но пре­вра­ти­лись сна­ча­ла в спе­цо­пе­ра­цию, а потом, бла­го­да­ря сопро­тив­ле­нию, кото­рое ока­за­ло актив­ное науч­ное сооб­ще­ства этой спе­цо­пе­ра­ции, и в нор­маль­ные выбо­ры. Не иде­аль­ные. Не образ­цо­вые. Но насто­я­щие выбо­ры.

И это само по себе рево­лю­ци­он­но по нынеш­ним вре­ме­нам. Нет ни одно­го места, ни одной орга­ни­за­ции в Рос­сии не толь­ко феде­раль­но­го, но и реги­о­наль­но­го мас­шта­ба, где бы мож­но было уви­деть нор­маль­ную борь­бу с обсуж­де­ни­ем про­грамм, с пред­вы­бор­ной аги­та­ци­ей, вли­я­ни­ем рито­ри­ки на реше­ния кон­крет­ных людей, с уме­ни­ем дого­ва­ри­вать­ся. Мы в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни даже наблю­да­ли эле­мен­ты поли­ти­че­ской зре­ло­сти неко­то­рых участ­ни­ков. Я это запом­ню надол­го. Ибо, судя по тому, как раз­ви­ва­ют­ся собы­тия даль­ше внут­ри Ака­де­мии и в стране, сле­ду­ю­щие насто­я­щие выбо­ры кого-либо мы уви­дим уже очень неско­ро.

Александр МещеряковАлек­сандр Меще­ря­ков, докт. ист. наук, про­фес­сор ИВКА РГГУ, про­фес­сор РАН­ХиГС и Инсти­ту­та клас­си­че­ско­го Восто­ка и антич­но­сти ВШЭ, лау­ре­ат пре­мии «Про­све­ти­тель» за 2012 год:

Рево­лю­ции в рос­сий­ской нау­ке в 2017 году не слу­чи­лось. Ско­рее сле­ду­ет гово­рить о ре-эво­лю­ции, то есть дегра­да­ция про­дол­жа­лась. Санкт-Петер­бург­ский куль­тур­ный форум выгля­дел на этом фоне собы­ти­ем вызы­ва­ю­щим. Япо­нии был при­сво­ен спе­ци­аль­ный госте­вой ста­тус, и мно­гие мои япон­ские уче­ные дру­зья побы­ва­ли на нем (сам я в это вре­мя нахо­дил­ся в Япо­нии). На вопрос, как про­шло меро­при­я­тие, они зака­ты­ва­ли гла­за и вос­кли­ца­ли: «Шикар­но!» Потом, будучи осве­дом­ле­ны о том, сколь­ко зара­ба­ты­ва­ют рос­сий­ские уче­ные, тупи­ли взор и добав­ля­ли: «Луч­ше бы эти день­ги исполь­зо­ва­ли на поощ­ре­ние уче­ных заня­тий».

Общая дегра­да­ция не озна­ча­ет, что жизнь пре­кра­ти­лась. Лич­но я ста­ра­юсь дока­зать себе, что это не так. В этом году вышел поощ­рен­ный Япон­ским фон­дом мой пере­вод двух трак­та­тов сред­не­ве­ко­вых япон­ских мыс­ли­те­лей. Оба учат пра­виль­но­му отно­ше­нию к себе и к миру. Трак­тат Кай­ба­ра Эки­к­эна учит радо­вать­ся жиз­ни. К чис­лу радо­стей он отно­сит соблю­де­ние мораль­но­го дол­га, любо­ва­ние при­ро­дой, уме­рен­ное вино­пи­тие вме­сте с дру­зья­ми и чте­ние хоро­ших книг. Вполне соот­вет­ству­ет моим пред­став­ле­ни­ям о пре­крас­ном. Текст Ниси­ка­вы Дзёк­эна осо­бен­но люб мне такой исто­ри­ей.

Некий чело­век гово­рил: «Во вре­ме­на прав­ле­ния пер­во­го мини­стра Тоё­то­ми Хид­эё­си появи­лось зна­ме­ние, соглас­но кото­ро­му жизнь это­го гор­де­ца ско­ро при­дет к кон­цу. На что тот заме­тил, что и скром­ня­га тоже не про­тя­нет дол­го. Мир печа­лен: и пра­вед­ник, и раз­бой­ник непре­мен­но сгни­ют в одной и той же зем­ле». Собе­сед­ник это­го чело­ве­ка отве­чал: «Пусть жиз­ни гор­де­ца и скром­но­го чело­ве­ка не про­длят­ся дол­го, но толь­ко быть скром­ным все-таки луч­ше. Муд­рец и раз­бой­ник лягут в одну зем­лю, но быть пра­вед­ни­ком все-таки луч­ше».

Что ж, воз­ра­зить нече­го.

Еще я опуб­ли­ко­вал в изда­тель­стве «Гипе­ри­он» книж­ку мему­а­ров «Оста­ет­ся доба­вить…». Мои домаш­ние гово­ри­ли, что писать мему­а­ры мне рано, но я не послу­шал­ся. Я решил, что надо вспо­ми­нать, пока еще что-то пом­нишь. В этих мему­а­рах мно­го печаль­но­го, мно­го смеш­но­го. Это мой люби­мый жанр, кото­рый я опре­де­ляю как «смех сквозь сле­зы». Мой друг при­знал­ся: книж­ка ему так понра­ви­лась, что он не брал ее с собой в элек­трич­ку. Хоро­шую книж­ку сле­ду­ет читать в оди­но­че­стве.

А еще режис­сер Олег Колод­ник снял фильм «Скор­лу­па», в кото­ром я высту­паю в каче­стве глав­но­го акте­ра и глав­но­го героя. Я впер­вые уви­дел фильм толь­ко на пре­мье­ре — Олег хотел, что­бы он стал для меня сюр­при­зом. Фильм и вправ­ду ока­зал­ся талант­ли­вым. Но не толь­ко режис­сер­ским талан­том он про­из­вел на меня впе­чат­ле­ние. Рань­ше я имел воз­мож­ность наблю­дать за собой со сто­ро­ны в зер­ка­ле (где ростом равен сам себе) и на фото­гра­фи­ях (где мень­ше себя). В кино­за­ле же я вдруг уви­дел на боль­шом экране огром­но­го чело­ве­ка и ощу­тил себя Гул­ли­ве­ром. Это было уди­ви­тель­ное чув­ство. Пси­хо­ло­гия акте­ров, кото­рые пре­ис­пол­не­ны соб­ствен­ной важ­но­сти, ста­ла мне намно­го понят­нее.

В общем, я заклю­чил: пока спо­со­бен удив­лять­ся, ты не утра­тил спо­соб­но­сти удив­лять.

Александр ПоддьяковАлек­сандр Под­дья­ков, докт. пси­хол. наук, про­фес­сор Депар­та­мен­та пси­хо­ло­гии Факуль­те­та соци­аль­ных наук Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки:

1. На рус­ском язы­ке вышла во мно­гих отно­ше­ни­ях рево­лю­ци­он­ная кни­га «Охо­та на про­ста­ка. Эко­но­ми­ка мани­пу­ля­ций и обма­на» (М.: Манн, Ива­нов и Фер­бер, 2017). В ней нобе­лев­ские лау­ре­а­ты по эко­но­ми­ке Джордж Акер­лоф и Роберт Шил­лер дока­зы­ва­ют: фишинг (мани­пу­ля­ция и обман) — это не «болезнь» сво­бод­но­го рын­ка, как счи­та­ют мно­гие эко­но­ми­сты. Сама она не прой­дет. «Неви­ди­мая рука рын­ка»: (а) с неиз­беж­но­стью порож­да­ет фишинг и (б) рас­став­ля­ет фише­ров в самых раз­ных обла­стях, вклю­чая кри­ти­че­ски важ­ные (поли­ти­ка, меди­ци­на и др.). Фишин­го­вое рав­но­ве­сие (новое поня­тие, вве­ден­ное авто­ра­ми), подви­га­ясь в ходе тех или иных воз­му­ще­ний, всё рав­но дости­га­ет­ся сно­ва — «неви­ди­мая рука рын­ка» об этом забо­тит­ся. Но важен уро­вень это­го рав­но­ве­сия.

2. В про­дол­же­ние темы обма­на (ста­тья опуб­ли­ко­ва­на в июне 2015 года, но я узнал о ней не сра­зу): в изоб­ре­та­тель­ном пси­хо­ло­ги­че­ском экс­пе­ри­мен­те пока­за­но, что дошколь­ни­ки могут учить дру­го­го пра­виль­но, а могут — созда­вая усло­вия, что­бы дру­гой сде­лал непра­виль­ные выво­ды из пред­став­лен­ной инфор­ма­ции. Дети демон­стри­ро­ва­ли кук­ле рабо­ту тех­ни­че­ской игруш­ки на реле­вант­ных при­ме­рах, если взрос­лый про­сил ребен­ка пока­зать кук­ле такие при­ме­ры, из кото­рых мож­но узнать пра­ви­ло рабо­ты этой игруш­ки. Если же взрос­лый про­сил ребен­ка под­шу­тить над кук­лой и запу­тать ее так, что­бы она при­шла к непра­виль­но­му заклю­че­нию о рабо­те устрой­ства, дети подыс­ки­ва­ли и пока­зы­ва­ли кук­ле нере­ле­вант­ные при­ме­ры, про­во­ци­ру­ю­щие оши­боч­ный вывод. Зада­ча тре­бо­ва­ла пони­ма­ния логи­ки рабо­ты устрой­ства, уме­ния стро­ить умо­за­клю­че­ния, а так­же соци­аль­но­го интел­лек­та — спо­соб­но­сти встать на пози­цию дру­го­го и понять, какие выво­ды он из чего может сде­лать.

3. Выяс­ни­лось, что воз­мож­но обман­ное («тро­ян­ское») обу­че­ние систем машин­но­го обу­че­ния. Это несанк­ци­о­ни­ро­ван­ное добав­ле­ние зло­умыш­лен­ни­ком сби­ва­ю­щих при­ме­ров в базу дан­ных, на кото­рой про­ис­хо­дит обу­че­ние. Пока воз­мож­но­сти этих «отрав­ля­ю­щих атак» лишь изу­ча­ют­ся.

4. Всё чест­но: полу­че­но самое корот­кое на дан­ный момент дока­за­тель­ство, что в шах­ма­тах невоз­мож­на мате­ма­ти­че­ская фор­му­ла, оце­ни­ва­ю­щая отдель­но пози­цию чер­ных и отдель­но белых для срав­не­ния силы этих пози­ций [5]. Стро­гие дока­за­тель­ства, под­креп­ля­ю­щие убеж­ден­ность, луч­ше, чем про­сто убеж­ден­ность.

Сергей ЛёзовСер­гей Лёзов, канд. ист. наук, доцент кафед­ры исто­рии и фило­ло­гии Древ­не­го Восто­ка ИВКА РГГУ:

Я думаю, вопрос непра­виль­но постав­лен. Рево­лю­ция в нау­ке — это то, что осмыс­ля­ет­ся как рево­лю­ция лишь зад­ним чис­лом. Ты каж­дый день о чем-то дума­ешь, пыта­ешь­ся решить зада­чу. Про­хо­дят годы. И вдруг ты заме­ча­ешь, что зада­ча реше­на, что пер­вые под­хо­ды к ней были наив­ны­ми, да и сам ты стал дру­гим. А точ­нее, ни ты, ни зада­ча не оста­лись преж­ни­ми. Вот при­мер — из мно­гих в моей жиз­ни. Лет 15 назад я начал увле­кать­ся мор­фо­ло­ги­че­ской семан­ти­кой аккад­ско­го гла­го­ла. Пер­вые лет девять тыкал­ся в тему бес­по­мощ­но: опуб­ли­ко­вал десят­ка два ста­тей, о кото­рых сей­час даже вспо­ми­нать нелов­ко. Но поти­хонь­ку я набрел на буду­ще­го соав­то­ра — чело­ве­ка, по внеш­ним пара­мет­рам похо­же­го на меня лишь тем, что у него тоже две руки и две ноги. И мы ста­ли рабо­тать вме­сте, «как Ильф и Пет­ров». Ну, само­го себя лег­ко убол­тать, а дру­го­го чело­ве­ка — чуть труд­ней. И вот к сен­тяб­рю это­го года мы пред­ва­ри­тель­но закон­чи­ли рабо­ту, за кото­рую пока что не стыд­но. Это, в част­но­сти, итог моих пят­на­дца­ти лет. Но — и тут нет иллю­зий — за нее тоже будет стыд­но лет через десять, если я и даль­ше буду жить и думать. Одна­ко сего­дня — с высо­ты поня­то­го — я по-ново­му вижу те зада­чи в смеж­ных обла­стях (преж­де все­го, в ара­ме­и­сти­ке), кото­рые пред­сто­ит решить. Вот, заод­но у меня полу­чил­ся и ответ про «рево­лю­ции» в жиз­ни.

Алексей Касьян (ИЯз РАН, РАНХиГС)Алек­сей Касьян, докт. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН, соос­но­ва­тель «Дис­се­ро­пе­дии рос­сий­ских жур­на­лов»:

В линг­ви­сти­ке мне слож­но выде­лить какие-либо зна­ко­вые собы­тия, этот год про­шел доста­точ­но спо­кой­но и для оте­че­ствен­но­го, и для миро­во­го язы­ко­зна­ния. Зато в 2017-м крайне горя­чим для Рос­сии полу­чил­ся экс­тра­на­уч­ный сюжет: борь­ба с нека­че­ствен­ны­ми науч­ны­ми жур­на­ла­ми (мусор­ны­ми жур­на­ла­ми, как их назы­ва­ют на нашем про­фес­си­о­наль­ном жар­гоне). В Рос­сии огром­ное коли­че­ство науч­ных жур­на­лов, кото­рые печа­та­ют низ­ко­ка­че­ствен­ный кон­тент, и в науч­ном сооб­ще­стве, нако­нец, созрел запрос на сана­цию жур­наль­но­го рын­ка. У нас в стране нау­ка тес­ней­шим обра­зом инте­гри­ро­ва­на с гос­струк­ту­ра­ми, и всё нарас­та­ю­щий вал мусор­ных и ими­та­ци­он­ных ста­тей вно­сит силь­ные иска­же­ния в рас­пре­де­ле­ние бюд­жет­ных средств. Во мно­гом сти­му­ли­ро­ва­ни­ем мусор­ной пери­о­ди­ки зани­ма­ет­ся само госу­дар­ство, кото­рое пред­по­чи­та­ет тащить и не пущать вме­сто попы­ток интел­лек­ту­аль­но­го реше­ния вопро­са. Тут и нынеш­нее тре­бо­ва­ние ФАНО отчи­ты­вать­ся пуб­ли­ка­ци­я­ми в жур­на­лах РИНЦ вме­сто преды­ду­щей моде­ли, где учи­ты­ва­лись толь­ко жур­на­лы из переч­ня ВАК (жур­на­лу про­ще попасть в РИНЦ, чем в пере­чень ВАК, поэто­му в РИНЦ намно­го боль­ше про­цент низ­ко­ка­че­ствен­ных изда­ний). Тут и всё воз­рас­та­ю­щие тре­бо­ва­ния ВАК к коли­че­ству пуб­ли­ка­ций соис­ка­те­ля. Тут и заяви­тель­ная де-факто про­це­ду­ра попа­да­ния жур­на­ла в пере­чень ВАК (доста­точ­но выпол­нить фор­маль­ные тре­бо­ва­ния по фор­ма­ту, и изда­ние вклю­чат в пере­чень, какой-либо реаль­ной экс­пер­ти­зы науч­но­го уров­ня жур­на­ла-пре­тен­ден­та не про­из­во­дит­ся). В 2017 году иммун­ная систе­ма науч­но­го сооб­ще­ства нача­ла дей­ство­вать. На пол­ную мощ­ность зара­бо­та­ла «Дис­се­ро­пе­дия рос­сий­ских жур­на­лов», а РИНЦ исклю­чил несколь­ко сотен мусор­ных изда­ний и соби­ра­ет­ся про­дол­жать. Посте­пен­ное вскры­тие гной­ни­ка встре­ча­ет силь­ней­шее (обыч­но под­ко­вер­ное) про­ти­во­дей­ствие зна­чи­тель­ной части науч­но­го сооб­ще­ства, об этом мож­но сожа­леть, но удив­лять­ся не сто­ит: подав­ля­ю­щее боль­шин­ство науч­ных и педа­го­ги­че­ских кад­ров заин­те­ре­со­ва­но в мусор­ных жур­на­лах (кому для отчет­но­сти, кому — чтоб горе-аспи­рант смог защи­тить­ся). Что каса­ет­ся Мино­бр­на­у­ки и ВАК, их, увы, нель­зя похва­лить за муже­ство. Летом ВАК заяви­ла, что с 2018 года сокра­тит на чет­верть свой пере­чень, была про­ве­де­на экс­пер­ти­за и опре­де­ле­ны несколь­ко сотен жур­на­лов — кан­ди­да­тов на вылет. Одна­ко защит­ная реак­ция изда­те­лей и авто­ров была так силь­на, что в нояб­ре пре­зи­ди­ум ВАК про­го­ло­со­вал (по слу­хам, почти еди­но­душ­но) за отме­ну реше­ния. Несмот­ря на нере­ши­тель­ность и анга­жи­ро­ван­ность неко­то­рых инсти­ту­ций, я смот­рю в буду­щее с осто­рож­ным опти­миз­мом и думаю, что ситу­а­цию с низ­ко­ка­че­ствен­ны­ми жур­на­ла­ми удаст­ся пере­ло­мить.

Александр Марков

Алек­сандр Мар­ков, докт. филол. наук, про­фес­сор РГГУ, вед. науч. сотр. МГУ:

Науч­ная рево­лю­ция — это не столь­ко утвер­жде­ние новой иссле­до­ва­тель­ской про­грам­мы, сколь­ко пере­жи­ва­ние оче­вид­ной недо­ста­точ­но­сти или непол­но­ты ста­рых про­грамм, что бы ни гово­ри­ли пред­ста­ви­те­ли инсти­ту­ций. Для меня 2017 год и был таким годом откры­тия непол­но­ты тех иссле­до­ва­тель­ских про­грамм в гума­ни­тар­ных нау­ках, кото­рые при­тя­за­ли дать самую общую, а пото­му все­о­хват­ную кар­ти­ну про­ис­хо­дя­ще­го.

Так, циф­ро­вые иссле­до­ва­ния и меди­а­ис­сле­до­ва­ния ока­за­лись лишь частью «поли­тик речи» (в кри­ти­ке Дэви­да Голам­биа); спе­ку­ля­тив­ный реа­лизм — лишь частью интер­пре­та­тив­ных тех­ник (в послед­них выступ­ле­ни­ях Квен­ти­на Мей­яс­су и вокруг него); социо­ло­гия куль­ту­ры и искус­ства — лишь частью иссле­до­ва­ний интен­ци­о­наль­но­сти (в новых спо­рах о месте фран­цуз­ской тео­рии в обос­но­ва­нии куль­ту­раль­ных дис­ци­плин как уни­вер­си­тет­ских); нако­нец, соци­аль­ная пси­хо­ло­гия куль­ту­ры, вклю­чая антро­по­ло­гию пат­тер­нов, риту­а­лов или иных схем пове­де­ния — лишь частью экс­пе­ри­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний созна­ния (спо­ры, нача­тые заяв­ле­ни­ем Ж.-М. Шеф­фе­ра десять лет назад о «кон­це чело­ве­че­ской исклю­чи­тель­но­сти» и про­дол­жа­ю­щи­е­ся в поле иссле­до­ва­ний био­ло­ги­че­ских пред­по­сы­лок «субъ­ект­но­сти»).

В обще­ствен­ной жиз­ни это­му откры­тию непол­но­ты соот­вет­ству­ет новая про­бле­ма­ти­за­ция хар­расмен­та как не име­ю­ще­го сро­ка дав­но­сти и не могу­ще­го быть пред­ме­том соци­аль­ной сдел­ки, что как раз тоже гово­рит о непол­но­те гото­вых инсти­ту­ци­о­наль­ных интер­пре­та­ций чело­ве­че­ско­го пове­де­ния.

Если гово­рить о дости­же­ни­ях, то угро­зы миро­вой гума­ни­тар­ной нау­ке пока вид­ны луч­ше, чем дости­же­ния. К дости­же­ни­ям я отне­су раз­ве что новую ака­де­ми­че­скую моду на re-reading — оче­ред­ную вол­ну пере­чи­ты­ва­ния науч­ной клас­си­ки, кото­рая обыч­но обнов­ля­ет струк­ту­ру нон-фикшн как про­дук­та потреб­ле­ния и дела­ет более вос­тре­бо­ван­ны­ми не спра­воч­ные, а более серьез­ные его жан­ры. С локаль­ны­ми дости­же­ни­я­ми луч­ше: сокра­тил­ся срок меж­ду появ­ле­ни­ем интел­лек­ту­аль­но про­дук­тив­ной кни­ги в мире и ее пере­во­дом на рус­ский язык: так, «Кан­ни­баль­ские мета­фи­зи­ки» Э. Вивей­ро­са де Каст­ро (пере­смат­ри­ва­ю­щие осно­вы струк­ту­ра­лист­ской антро­по­ло­гии, так что жерт­во­при­но­ше­ние ока­зы­ва­ет­ся не пере­со­би­ра­ни­ем струк­тур мира, а фор­мой вер­но­сти этим струк­ту­рам) выхо­дят на рус­ском через три года после выхо­да ори­ги­на­ла, так же, как и кни­га Р. Дарн­то­на «Цен­зо­ры за рабо­той», в кото­рой цен­зу­ра рас­смат­ри­ва­ет­ся не как конеч­ный инсти­тут кон­тро­ля, а как пере­мен­ная в функ­ци­о­ни­ро­ва­нии дру­гих инсти­ту­тов.

Сокра­ще­ние это­го сро­ка до трех лет, что явля­ет­ся и обыч­ным цик­лом в гума­ни­тар­ных нау­ках от нача­ла рабо­ты над темой до пуб­ли­ка­ции ста­тьи в веду­щем рецен­зи­ру­е­мом изда­нии, при­бли­жа­ет воз­мож­но­сти оте­че­ствен­ной гума­ни­тар­ной нау­ки к воз­мож­но­стям миро­вой.

Мате­ри­ал под­го­то­вил Алек­сей Огнёв

  1. trv-science.ru/2017/11/21/szhimayushhijsya-belyj-karlik/
  2. bit.ly/2kvVTzP
  3. bit.ly/2AJMXdS
  4. bit.ly/2iAufgV
  5. bit.ly/2kqUme7

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,40 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

9 комментариев

  • Не надо такой без­на­де­ги. Рево­лю­ции есть, но авто­ры ста­тьи, навер­но, не в кур­се собы­тий.
    Ген­ри Мар­крам отстра­нен от руко­вод­ста­ва ББП. Яхно В.Г. пред­ста­вил ПО для моде­ли­ро­ва­ния ней­ро-гли­аль­но­го ком­плек­са, в кото­рый вклю­чил «вре­мен­ную задерж­ку», при­знав её зна­чи­мым фак­то­ром. Теперь и synaptic delay, и the velocity of action potential propagation, и мие­ли­ни­зи­цию мож­но будет вклю­чать в симу­ля­то­ры нерв­ной тка­ни. А ней­рон­ные сети (в ваку­у­ме, в купе со сфе­ри­че­ским конем) без ковы­чек исполь­зо­вать не кор­рект­но, уж очень силь­но модель отли­ча­ет­ся от про­то­ти­па.
    Мож­но, исполь­зуя адми­ни­стра­тив­ный ресурс, про­дол­жать назы­вать их «ней­рон­ным сетя­ми». но луч­ше, исполь­зуя воз­мож­но­сти Вели­ко­го и Могу­че­го, назы­вать их пер­цеп­тро­на­ми или как-нибудь ещё…

    Рево­лю­ция про­изо­шла не к сто­ле­тию Фев­раль­ско-Октябрь­ских, а чуть рань­ше. «Есть у рево­лю­ции нача­ло, нет у рево­лю­ции кон­ца», одна­ко, сей­час важен не при­о­ри­тет (дату кото­ро­го мож­но уста­но­вить «The Neuron Doctrine, Redux» ), а индекс Хир­ша рас­кри­ти­ко­ван­ный ещё Кры­ло­вым: «За что же не боясь гре­ха кукуш­ка хва­лит пету­ха? За то, что хва­лит он кукуш­ку!»

    Спа­си­бо и ней­ро­ным сетям, и теп­ло­ро­ду, за то, что при­бли­зи­ли нас к пони­ма­нию сути вещей.
    Коли­че­ство теп­ло­ты в наших серд­цах к пред­ше­ствен­ни­кам оста­нет­ся неиз­мен­ным.

  • Нау­ка – это все­об­щий труд, обу­слов­лен­ный частью коопе­ра­ци­ей совре­мен­ни­ков, частью исполь­зо­ва­ни­ем тру­да пред­ше­ствен­ни­ков (К.Маркс). Поэто­му науч­ная рево­лю­ция про­ис­хо­дит толь­ко тогда, когда начи­на­ет­ся про­цесс рево­лю­ци­он­но­го изме­не­ния фор­мы орга­ни­за­ции все­об­ще­го науч­но­го тру­да.

  • Здрав­ствуй­те Вла­ди­мир Мои­се­е­вич! http://www.koob.ru/rofman/
    Вынуж­ден Вам сооб­щить, что «Кита­ец Мао раз­дол­бал еврея Маркса»(с)

  • Совер­шать рево­лю­цию в мето­дах орга­ни­за­ции все­об­ще­го науч­но­го тру­да, конеч­но, мно­гим не хочет­ся. Такая науч­ная рево­лю­ция болез­нен­но затра­ги­ва­ет корыст­ные инте­ре­сы боль­шо­го коли­че­ства людей, кото­рые при­шли в нау­ку в поис­ках «местеч­ка и дохо­дов». Но, что не раз­ви­ва­ет­ся, то неиз­беж­но поги­ба­ет! Печаль­ная исто­рия хро­ни­че­ско­го интел­лек­ту­аль­но­го бес­пло­дия и гни­лост­но­го раз­ло­же­ния Рос­сий­ской Ака­де­мии Наук – яркий тому при­мер…

  • Сущ­ность науч­ных рево­лю­ций совер­шен­но пра­виль­но сфор­му­ли­ро­вал С.В.Лёзов: » Рево­лю­ция в нау­ке — это то, что осмыс­ля­ет­ся как рево­лю­ция лишь зад­ним чис­лом.». Имен­но поэто­му для того, что­бы оце­нить что-то как науч­ную рево­лю­цию, долж­но прой­ти несколь­ко лет. (А воз­мож­но, и несколь­ко десят­ков лет!). Лишь тогда в ито­ге ста­но­вит­ся ясным, дей­стви­тель­но ли име­ла место науч­ная рево­лю­ция. В част­но­сти, в той обла­сти, кото­рая мне зна­ко­ма более дру­гих обла­стей (тео­ре­ти­че­ской общей линг­ви­сти­ки), это, без­услов­но, имен­но так.

  • С фле­ги­сто­ном и эфи­ром был каче­ствен­ный ска­чек. Систе­ма Пто­ло­мея – поупи­ра­лась немно­го, на жел­тый и зеле­ный, мор­щи­ни­стый и глад­кий горох – мало кто обра­тил вни­ма­ние. Транс­по­зо­ны отнес­ли у обла­сти лже­на­у­ки.

    Так что, по раз­но­му быва­ет.

  • Пра­виль­ное пони­ма­ние сущ­но­сти науч­ной рево­лю­ции явля­ет­ся след­стви­ем науч­но­го отве­та на вопрос, как чело­век позна­ёт мир, каков эври­сти­че­ский меха­низм гене­ра­ции новых науч­ных идей в его голов­ном моз­ге.
    Если понять, что «бытие опре­де­ля­ет созна­ние» (науч­ное созна­ние в первую оче­редь!), то ста­но­вит­ся понят­ным и то, что целе­со­об­раз­ной орга­ни­за­ци­ей сво­их отно­ше­ний интел­лек­ту­аль­но­го обще­ния, учё­ный спо­со­бен – умствен­но отра­жая про­цесс фор­ми­ро­ва­ния таких орга­ни­за­ци­он­ных изме­не­ний – созна­тель­но про­из­во­дить каче­ствен­но новые науч­ные зна­ния.
    А рево­лю­ци­он­ные изме­не­ния в прак­ти­ке орга­ни­за­ции науч­но­го про­из­вод­ства при­во­дят к науч­ной рево­лю­ции во всей систе­ме науч­ных пред­став­ле­ний.

  • Я пони­маю, оно конеч­но нескром­но, но что делать :) –

    * Yasnitsky, A. & van der Veer, R. (Eds.) (2016). Revisionist Revolution in Vygotsky Studies. London and New York: Routledge
    https://www.routledge.com/Revisionist-Revolution-in-Vygotsky-Studies-The-State-of-the-Art/Yasnitsky-Van-der-Veer/p/book/9781138887305

    * Yasnitsky, A. (2016). Реви­зи­о­нист­ская рево­лю­ция в выгот­ско­ве­де­нии и насле­дие Выгот­ско­го в 21 веке [Revisionist Revolution in Vygotsky Studies and Vygotsky’s Legacy in the 21st century]. Paper prepared for presentation on November 15, 2016 at the International Network Congress of Psychology dedicated to the 120th Anniversary of L.S. Vygotsky’s birthday held at Moscow State Pedagogical University, November 14–19, 2016, Moscow, Russia
    http://individual.utoronto.ca/yasnitsky/texts/Yasnitsky%20(2016).%20REVpaper_RUS.pdf

    И ещё, из совсем све­же­го:
    * Ясниц­кий А.
    «Ору­дие и знак в раз­ви­тии ребен­ка»: Cамая извест­ная рабо­та Л.С. Выгот­ско­го, кото­рую он нико­гда не писал /​/​ Пси­хо­ло­гия. Жур­нал ВШЭ [2017] Т. 14 № 4. С. 576–606
    https://psy-journal.hse.ru/2017–14-4/213550762.html

    • Пояс­не­ние: Л.С.Выготский (1896–1934) счи­та­ет­ся одной из клю­че­вых фигур оте­че­ствен­ной (а может быть, и миро­вой) пси­хо­ло­гии. Чита­те­ли ТрВ мог­ли узнать о нем из недав­ней замет­ки Ека­те­ри­ны Заверш­не­вой («Неиз­вест­ный Выгот­ский: воз­вра­ще­ние к пер­во­ис­точ­ни­кам» https://trv-science.ru/2017/09/26/neizvestnyj-vygotsky/). Так­же о нем напи­са­ла эссе посто­ян­ный автор ТрВ Ревек­ка Мар­ков­на Фрум­ки­на http://magazines.russ.ru/nlo/2007/85/fr-pr.html , и само это мно­гое может ска­зать тем, кто не слы­шал о Выгот­ском, но чита­ет тек­сты Р.М.Фрумкиной.

      Цита­та из тек­ста Е.Завершневой: «В насто­я­щий момент фигу­ра Выгот­ско­го окру­же­на не толь­ко орео­лом почи­та­ния, но и все­воз­мож­ны­ми мифа­ми, кото­рые во мно­гом заме­ща­ют необ­хо­ди­мое чте­ние пер­во­ис­точ­ни­ков. Мож­но гово­рить о воз­ник­но­ве­нии риту­аль­но­го дис­кур­са, ана­ло­гич­но­го тому, что когда-то доми­ни­ро­вал в отно­ше­нии отцов-осно­ва­те­лей марк­сиз­ма-лени­низ­ма».

      Рабо­ты Анто­на Ясниц­ко­го и, шире, дан­но­го направ­ле­ния – контр­ри­ту­аль­ные, пока­зы­ва­ю­щие и игно­ри­ру­е­мые про­бле­мы под­хо­да Л.С.Выготского, и, похо­же, даже пря­мые под­ло­ги – когда, после смер­ти Л.С.Выготского под его име­нем пуб­ли­ко­ва­лись тек­сты, рекон­стру­и­ро­ван­ные (не все­гда удач­но) его после­до­ва­те­ля­ми на осно­ве тех или иных доступ­ных им источ­ни­ков. Об этом послед­няя упо­мя­ну­тая А.Ясницким ста­тья ««Ору­дие и знак в раз­ви­тии ребен­ка»: Cамая извест­ная рабо­та Л.С. Выгот­ско­го, кото­рую он нико­гда не писал».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com