Ученые и чиновники: диалог возможен?

Дискуссия в Доме ученых была жаркой (фотографии с сайта «Научная Россия»)

Дискуссия в Доме ученых была жаркой (фотографии с сайта «Научная Россия»)


А. Сергеев

А.М. Сергеев

Собрание профессоров РАН, состоявшееся в московском Доме ученых 30 ноября 2017 года, сюрпризов не предвещало. В самом начале перед собравшимися выступил президент РАН Александр Сергеев. Он сообщил, что на Общем собрании РАН, которое состоится 29–30 марта 2018 года, помимо прочих важных дел пройдут довыборы профессоров РАН. Руководство Академии пока не хочет увеличивать число профессоров РАН до 1500 человек (как это было задумано изначально). В марте довыберут лишь 100 человек на те места, что освободились после избрания коллег в члены-корреспонденты РАН. (Резолюцию собрания можно прочитать здесь).

Зам. министра образования и науки Григорий Трубников выступил с рассказом о новых инициативах руководства страны в научно-образовательной сфере. Речь шла о гармоничной интеграции вузовской и академической науки, о привлечении профессоров РАН к разработке программы фундаментальных исследований Академии наук, о существенном и качественном расширении фронтов взаимодействия Минобрнауки и РАН. «Популяризация науки — тут тоже нужно складывать усилия и вместе это делать», — заметил Григорий Владимирович.

Трубников считает, что необходимо создать непрерывную линейку грантов для молодежи от школьников до ученых до 45 лет, чтобы исследователи не искали ресурсы за границами нашей страны. Впрочем, помощник президента РФ Андрей Фурсенко затем высказал мнение, что никаких особых молодежных грантов после 35–40 лет не нужно. «Если к 40 годам ты не состоялся как человек, который способен на себя взять решение масштабной задачи… то тебя уже не надо поддерживать».

Зам. министра призвал профессоров РАН активнее взаимодействовать с министерством. Он напомнил, что под его кураторством в Минобрнауки работают два департамента, и у него есть вакансии в Департамент науки и технологий, в том числе на руководящие должности. «Если бы профессора РАН не побоялись бы прийти и усилить министерство, то это было бы хорошо». Андрей Фурсенко во время своего общения с профессорами РАН также сетовал, что мало кто хочет брать на себя ответственность за институт, идти в директора — ученым свобода дороже. (И их можно понять, ведь многие молодые ученые, ставшие администраторами, жалуются, что бюрократия занимает всё их время и на науку остаются только редкие выходные и отпуск.)

Григорий Трубников также сообщил, что к 1 января 2018 года будет создан проектный офис по разработке и мониторингу госпрограммы научно-технологического развития. «Это будет мозговой штаб из 10-12 человек, крайне энергичная и активная разумная структура, которая должна заниматься реализацией стратегией НТР. Мне хотелось бы, чтобы кто-то из профессоров РАН присоединился к этой работе».

Г. Трубников

Г.В. Трубников

Самое громкое заявление Трубникова было о деньгах. Он, в частности, рассказал о планах руководства страны инвестировать в науку 4 трлн руб. бюджетных средств. «И если бы это было реализовано, то к 2025 году, за 7 лет, можно было бы достигнуть главного показателя стратегии, определенной президентом, — тех самых 2% ВВП».

Радужные планы сразу же были спущены на грешную землю российской науки. Пётр Микляев из Института геоэкологии РАН похвалил зам. министра за хороший и интересный доклад и тут же спросил: «А как эти планы будут реализовываться? Мы знаем, что предыдущие майские указы президента о зарплатах научных работников… заставляют институты заниматься приписками и фальсификациями данных. И, можно сказать, обманом в государственных масштабах. Некоторые институты отказались в этом участвовать, но большинство из них в этом участвует… Если мы так же будем осуществлять и эти планы: на бумаге и скорее для вида, то ничего хорошего из этого не выйдет».

«То мы выступаем и говорим, что на науку выделяются миллиарды долларов, больше чем во Франции и Италии, хотя на самом деле это не так и деньги выделяются не тем, кто реально работает в науке»,  – продолжил профессор РАН. «То мы говорим, что на 30% увеличивается число молодых ученых, хотя это всего лишь естественная убыль. …Я надеюсь, что практика, которая у нас была распространена последние годы, не продолжится».

Трубников ответил довольно резко: «Вы сделали два утверждения, сказав, что „как мы знаем, институты занимаются приписками и всё это обман“. Я об этом ничего не знаю — факты, пожалуйста».

Пётр Микляев в ответ порекомендовал зам. министра поинтересоваться ситуацией в РАН. Зам. министра не сдавался: «Я не знаю ни одного такого факта, я ежедневно общаюсь со своими коллегами из Отделения физических наук. И действительно шуму много, но пока ни одного факта я не видел». Вед. науч. сотр. ИГЭ РАН в ответ заметил, что там, где он сейчас работает, средняя зарплата по отчетам — 80 тыс. руб., а сотрудники получают 15–20 тысяч. «Это факт! И такие факты можно еще поискать».

Профессор Микляев считает, что такая практика «приводит к тому, что мы разрушаем науку. Ведь молодежь пойдет не на ту среднюю зарплату, которую отправляют [в отчетах в] министерство, а на ту среднюю зарплату, которая есть. И пока молодежь получает фиктивную зарплату, она работать не будет. И не только молодежь. Ведь отчитываться [за нереальную зарплату] нужно реальной работой».

Президент РАН поспешил на помощь коллеге из Минобрнауки, отметив, что этот вопрос вовсе не к Трубникову, а к институтам РАН — ФАНО: «Да, есть серьезные проблемы с тем, что денег вдруг стало намного больше. Когда их мало — нам плохо, а когда их неожиданно вбрасывается больше, то возникают проблемы». Александр Сергеев также подчеркнул, что эта жалоба на бардак вовсе не к руководству научной отрасли, а прежде всего к руководству конкретного института.

Григорий Трубников не воспользовался защитой главы РАН и сказал, что отработал в ОИЯИ в Дубне 20 лет, и «там нет таких цифр, о которых вы говорите. Я знаю ситуацию в институте А. М. Сергеева, когда он еще не был президентом РАН. Мне не хватит пальцев рук назвать институты, где довольно высокие средние зарплаты. Не 15 тысяч, а те самые 60–80. Нельзя стричь всех под одну гребенку. Надо разбираться с проблемными вопросами конкретных институтов».

По словам зам. министра, «статистика — упрямая вещь, цифры не обманешь. Есть численность, есть общий фонд заработной платы. На следующий год правительство добавило несколько десятков миллиардов рублей на увеличение зарплаты. И это колоссальные средства, и таких шагов не было, наверное, лет 15. На следующий год нам удалось добиться увеличения финансирования фундаментальной науки (фонда РФФИ, в частности) в два раза, с 10 до 20 млрд руб. Вспомните, за последние 10 лет было где-нибудь такое или нет?» Он считает, что в подавляющем большинстве институтов РАН ситуация вовсе не такая, как рассказал профессор Микляев. «Я это заявляю совершенно ответственно».

Сергей Люлин, директор Института высокомолекулярных соединений РАН (Санкт-Петербург), задал вопрос Фурсенко: «…Изменения назрели, назрели давно. Но те перемены, которые происходят… во-первых, нет никаких выводов по той реформе, которая произошла. И зачастую (я отчасти согласен с первым выступающим), что за какими-то фактами кроется массовое недоверие какого-то количества сотрудников… Вы говорили об интеграции университетов и академических институтов. Это хорошее дело, так как Академии нужны кадры. Но за этим кроется то, что академические институты могут лишиться собственности. В Петербурге была жуткая история, когда весь май ФАНО засыпало нас предложениями о переезде из центра города».

Он обратился к руководителям научной отрасли с просьбой зафиксировать правила игры на пять лет, чтобы можно было под них подстроиться, а не находиться в ситуации постоянного реформирования. «Для того, чтобы привлечь молодежь, нужно играть с ней по честным правилам. Та профанация, которая есть, очень сильно всё разрушает. При реализации реформ нужно не просто говорить о приоритетах, о мегаустановках, нужно довести до конкретного человека, который занимается умственным трудом, что для него конкретно изменится. Обычный научный сотрудник этого не понимает», — заметил Сергей Люлин.

«Сейчас такая ситуация, что только деньгами проблемы российской науки уже не решить. У нас огромная кадровая проблема. Я сужу по Петербургу, лучшие выпускники физматшкол не идут на естественнонаучные факультеты, те места, откуда я, директор института, должен черпать свои кадры… Есть большой зазор между реструктуризацией и реформами, которые идут наверху, и пониманием этих реформ внизу, чем конкретно они будут заниматься в науке», — продолжил директор Института высокомолекулярных соединений.

А. Фурсенко

А.А. Фурсенко

Андрей Фурсенко потихоньку набирал обороты. Он заметил, что если разговаривать по существу, то Академия наук тоже не должна лукавить. Ситуация, когда две трети отделений РАН оценило работу своих институтов по первой категории, — это самообман. По его словам, если бы в науку были выделены все те средства, которые были обещаны майскими указами президента, то освоить их в нормальном смысле этого слова было бы невозможно. «У нас не хватает сегодня человеческого капитала, масштабных задач, в которые мы могли бы вложить такого масштаба деньгиДолжны быть масштабные задачи, на которые люди были бы готовы переориентироваться. На сегодняшний день никто не выражает готовность переориентироваться, отказаться от своих исследований, даже если появляются деньги». Так, конкурс на инициативные гранты РНФ велик, а заявок на гранты по приоритетным направлениям существенно меньше.  

Андрей Фурсенко предупредил, что движение будет идти главным образом в направлении задач, связанных с государственными приоритетами. «Среди научных сотрудников будет достаточно мощный протест, они будут говорить, что «вы вместо того, чтобы давать возможность заниматься тем, что мы хорошо умеем заниматься и что действительно очень важно, втравливаете нас непонятные истории»». Но помощник президента к этому готов, и считает, что подобные разговоры о сельскохозяйственных проектах сейчас свелись на нет.

Александр Лутовинов из Института космических исследований РАН поднял вопрос о законе о науке, стоит ли тратить усилия на доработку этого проекта. Фурсенко высказал свою личную точку зрения: закон в таком виде не имеет смысла, но полезен как стартовая позиция для изменений. Трубников сообщил, что вопрос о законе будет главным в повестке дня ближайшего Совета по науке при Минобрнауки.

Вопрос Лутовинова о том, будет ли сохраняться Болонская система, привел к высказыванию Трубникова о том, что в ведущих вузах России зарплаты по 80–90 тысяч, а у профессорско-преподавательского состава средняя зарплата — 140 тыс. руб.

В зале поднялся шум, народ хотел знать, в каких именно вузах «наступил коммунизм». Зам. министра сообщил, что был на наблюдательном совете Физтеха, где озвучивались эти цифры. Некий профессор РАН (его имя не удалось узнать) воскликнул: «А вы знаете, что Физтех устраивает людей на 10% ставки?»

Фурсенко: «А сколько времени работают?» Физик: «А работают больше!» Фурсенко: «2% [времени]?» Физик: «Нам, например, на всю кафедру дали одну ставку, и мы ее разделили на 10… Есть люди, которые получают 6% ставки». Тут же из зала прозвучала реплика, обращенная к Трубникову: «Вы говорили, что вы не знаете, так пусть вам расскажут, что происходит».

Фурсенко не давали ответить. Он воскликнул: «Можно я договорю? Или у вас так принято (перебивать)? Что за люди такие!?» Ему в ответ: «Сколько можно одно и то же говорить, а?» И к профессорам РАН понеслось: «А вы сколько можете одно и то же говорить?» И «ответка» была такой: «Мы делаем вид, что работаем, а вы делаете вид, что…» Тут в дело вступил вице-президент РАН Алексей Хохлов, призвавший коллег к спокойствию.

Но Андрея Александровича защищать было не нужно: «У нас был опыт общения с собранием Академии наук 12 лет назад, когда я пришел на Общее собрание РАН и сказал: „Давайте вместе подумаем о том, что мы получаем деньги налогоплательщиков. Может, надо подумать о том, что требуется государству?“ В ответ один из уважаемых членкоров начал свистеть. Ну посвистел, а дальше-то чем кончилось? Никто же не стал думать о том, что тратим деньги налогоплательщиков. Вы повторяете то, что я много раз слышал. Я готов поговорить о вашем институте…»

В ответ на реплики зала Фурсенко продолжил: «Мы хотим найти общее решение? Тогда мы его ищем… То, что денег в науке не хватает, это так. Наука однозначно недофинансирована… Не хотел бы, чтобы мы ушли в конфронтационном плане». Он предложил залу оценить результаты реформ последних лет, в качестве иллюстрации рассказав анекдот про трех девушек в бане, сетующих, что у них мало шуб, машин и брелоков.

Помощник президента уже миролюбиво сказал: «Вы хотите диалога? Я тоже хочу. Ну тогда давайте. Я тоже могу каких-то гадостей наговорить, причем обоснованных, но это неправильно. Не это цель. Каждая из этих неприятностей имеет под собой определенное основание, к сожалению, и… судить об этих вещах нельзя. Какие-то вещи связаны с какими-то объективными ограничениями… Есть вещи, которые действительно надо менять» .

Как сказал бы на это Михаил Сергеевич Горбачёв, «лед тронулся, товарищи, процесс пошел!»

Наталия Демина

Видеозапись собрания можно посмотреть на странице «Научной России»

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

130 комментариев

  • Вот и поговорили!

  • Ash:

    1. «Он считает, что в подавляющем большинстве институтов РАН ситуация вовсе не такая, как рассказал профессор Микляев. ``Я это заявляю совершенно ответственно''.»

    Так Трубников ещё и издевается, с...

    2. Андрей Фурсенко: «У нас не хватает сегодня человеческого капитала, масштабных задач...»

    Это называется — проговорился. Действительно, зачем наука нашей экономике?

    -------------------

    «Может, надо подумать о том, что требуется государству?»

    А вот это — здравая мысль.

    И чрезвычайно характерно, что ни один человек даже не попытался поставить задачу — самую главную сегодняшнюю задачу — как выйти из того совершенно неприемлемого экономического положения, в котором находится наша страна?

    Другими словами — никто считает науку способной вывести нас из тупика: ни чиновники, ни сами учёные.

    Даже и мысли об этом нет.

    • Лёня:

      “«Может, надо подумать о том, что требуется государству?» А вот это — здравая мысль.”

      Не путайте помпезное сотрясание воздуха со “здравой мыслью”. Его реальные мысли просочились в анекдоте “про трех девушек в бане”.

      • Ash:

        «...сотрясание воздуха...»

        «Всевышнего помощью, волею которого язык младенцев становится красноречивым и который часто малым открывает, что от умудренных скрывает...»

        «Католикон» 1460 г. (начало колофона)

        • Сергей:

          “«Может, надо подумать о том, что требуется государству?» А вот это — здравая мысль.”

          Если предположить, что мы согласились с тезисом о том, что нужно государству. Но остаётся вопрос КАК ОПРЕДЕЛИТЬ, что нужно? Определение приоритетов это самое сложное. В экономике, как я понимаю, для того, чтобы определить потребности есть несовершенный институт рынка (более «совершенный» институт народнохозяйственного планирования на практике показал свои ограничения). Может не стоит наступать на одни и те же грабли? Может быть ученые как СООБЩЕСТВО в состоянии определять цели? Может стоит внимательней относится к развитию реального частного бизнеса и прислушиваться к его потребностям? Может стоит отказаться от выполнения взятых с неба показателей, а финансировать науку ДОСТОЙНО. Откуда можно взять человеческий капитал без реальных и видимых перспектив? «Приоритетами» можно было стимулировать развитие науки в СССР, но сейчас к сожалению или к счастью другое время. Я знаю о Российской науке не очень много, но мои впечатления таковы — я не видел российских учёных (не функционеров) которые бы выражали оптимизм относительно развития Российской науки. Главный вопрос: как без инвестиций будет накапливаться и развиваться человеческий капитал?

          • Ash:

            1. «...есть несовершенный институт рынка...»

            Львиная часть нашей экономики построена так, что в условиях рынка работать не может. Поэтому после ликвидации централизованного советского управления сами собой возникли олигархические группировки, осуществляющие суррогат планового управления.

            Они нами и правят.

            2. «...институт народнохозяйственного планирования на практике показал свои ограничения...»

            Да. Невозможно планировать деятельность каждой парикмахерской в отдельности. Зато можно управлять всей совокупностью мелких предприятий одного сектора методами регулируемого рынка как стохастической системой, что хорошо известно. При этом, например, с точки зрения подсчёта межотраслевого баланса почти ничего не меняется, так как средние показатели остаются устойчивыми — будь то чисто плановая экономика или комбинированный вариант, о котором я и говорю.

            3. «Но остаётся вопрос...»

            Начать можно с незамысловатой вещи.

            Например, разослать от имени президиума РАН в институты официальное указание: всем, у кого есть предложения по реформированию нашей экономики с целью выхода из кризиса, прислать их в президиум в какой-нибудь разумный срок — скажем, два-три месяца, тем более что в начале года нагрузка в институтах обычно невелика. Причём предложения требовать не вообще, а в соответствии со специальностью — скажем, от прикладных математиков по организации системы управления экономикой. Присланные материалы для начала можно разместить в свободном доступе.

            Организационных усилий потребуется примерно столько же, сколько и для какой-нибудь конференции, которые проводят пачками.

            Но нужна инициатива, а у нас без удара начальственного сапога под копчик никто ничего не делает.

      • ...

        О Ах!!!

        Ученые...

        Так ставьте вопрос прямо — о сути РФ как государства...

        Ведь РФ — воровское олигархическое государство, созданное для разворовывания страны кучкой воров олигархов...

        Разворовывание идет ЭФФЕКТИВНО и ЗАКОННО...

        Народ — управляем, о вилах не помышляет...как и РАН...

        Так какой смысл надувать щеки и и кричать — ...

        • Ash:

          1. «Народ — управляем...»

          Это Вы про Пикалёво?

          2. «Так какой смысл надувать щеки и и кричать...»

          А что делать?

          • ...РАН — как элемент воровского олигархического государства...

            И если даже таке умные люди, с образованием и кругозором не видят. что происходит в стране...то что делать остальному народу??

    • Александр:

      «Другими словами — никто считает науку способной вывести нас из тупика: ни чиновники, ни сами учёные.

      Даже и мысли об этом нет.»-Естественно. Ведь иначе необходимо будет если не идти на уступки, что вряд-ли, то по крайней мере произносить неприятные вещи публично. Типа того, что оплачиваемая наука занимается не генерацией знания, а обслуживанием правящей прослойки. Самоубийц нет, но при этом классическая негласная договорёнка «мы вам чуть-чуть платим-а вы на это что-нибудь для отчётности сделайте, пипл всё равно ничего же не поймёт» работает.

      • Ash:

        «...оплачиваемая наука занимается не генерацией знания, а обслуживанием правящей прослойки.»

        Какое обслуживание? Кого? Зачем правящим сырьевым олигархическим группировкам научная отчётность?

        В том-то и беда, что на науку в нашей стране практически нет платёжеспособного спроса.

        Ни в какой форме.

        • Александр:

          А кто сказал, что «наука» официально работающая по принципу «кто девушку ужинает-тот её и танцует» будет заниматься наукой?

          Речь, про то, что функционеры от науки, привычно оперирующие терминами «генерация знаний», «академические свободы», «свобода исследования» и прочей демагогией должны будут в результате консенсуса официально публично заявить, что вся их лавочка от высокой культуры и духовности со взглядом на будующее детей принципиально ничем не отличается от дома терпимости, где любой каприз за деньги, т.е. это сфера услуг. Это полностью противоречит официальной и устоявшейся десятилетиями позиции-стереотипу про науку РИ-СССР-РФ. Пока академиков кормят хорошо, дураков признавать и заявлять такое не будет.

          А подобное заявление как раз и есть признание консенсуса. Подчинённые же их могут жить абсолютно в другой более жестокой реальности, академиков это не касается. Студентам на лекциях они будут втирать своё обычное клише про розовые сопли в науке и дальше. Сомневаюсь, что ваша совершенно верная позиция «на науку в нашей стране практически нет платёжеспособного спроса» часто будет молодёжи озвучиваться.

          • Ash:

            «...что функционеры от науки...» «...Подчинённые же их могут жить абсолютно в другой более жестокой реальности, академиков это не касается.»

            Вы обратите внимание на то, кто был в зале. Не на сцене, а именно в зале. Функционеров и академиков там было мало. Наоборот, было много «рядовых учёных». И даже им в голову мысль о том, что выход из тупика можно найти с помощью науки, не пришла.

            Беда именно в этом.

            • Александр:

              Так выхода из тупика с помощью науки нет(скорее уж властьпридержащие рассматривают науку как помеху выходу из тупика клерикализацией). Разве что обещаемые полёты на Марс( и Сникерс до кучи) профинансируют в стиле Кенноди.

              Консенсус с функционерами от науки есть уже давно как минимум он стал явен при реформе РАН-мы вам академикам обеспечиваем на вкусную жизнь и свободу горлодёрства в критике Господина Дракона, но когда надо поставить подпись под очередным незаметным отрезанием кусочка хвоста-извольте.

              То что были рядовые учёные только добавило комизма ситуации. У них наивность сильнее распространена. В стиле «Дорогой товарищ Сталин, разберитесь и наведите порядок! Меня оклеветали и посадили в ГУЛАГ несправедливо...»

              • Ash:

                «Так выхода из тупика с помощью науки нет...»

                А откуда Вы знаете? Ведь никто никогда учёных об этом не спрашивал.

                • Александр:

                  А что учёные могут предложить? Без двуличности и отступления от научной этики.

                  Если в СССР наука занималась конструированием оружия и его принципов, и чуть-чуть была фасадом достижений социализма, то сейчас ни то ни другое не нужно. Если академическая была инкубатором кадров для ВПК, то это сейчас тоже не слишком актульно. Каких-то глобальных программ, где требуются сотни тысяч людей критически мыслящих т.е. без православия головного мозга, алля полёт на луну, нет.

                  Колониально-провинциальная интеллегенция никогда не могла ничего предложить столичной поскольку отставала от неё на несколько поколений. Сейчас ровно тоже.

                  Могут быть локальные точки соприкосновения в геологии нефтянке материаловедении, но глобально наука как единая система генерации знаний не нужна и даже вредна для режима, вот и деградирует.

                  • Ash:

                    «А что учёные могут предложить?»

                    Например, из математики известно, каким ограничениям должна удовлетворять система управления экономикой и как её построить. Этот вопрос хорошо изучен применительно к техническим устройствам. Всё, что нужно, так это применить известные результаты к экономике.

                    И наверняка представителям других отраслей знания тоже найдётся что сказать.

                    Проблема в том, что очень мало кто думает в этом направлении из-за лени и традиций.

                    • Александр:

                      Думаю, олигархам не интересно как организовать экономику, а если бы было интересно, то к такому умнику-изобретателю, который научно аргументировал неоптимальность семиолигархщины, выслали бы киллера.

                      Да даже если и заинтересуются, то это всё, локальные интересы, на маленькие, относительно стоимости всего здания науки деньги, которые не окупают её содержания и подготовку кадров в том числе. Наука же целиком, как было в СССР никому не нужна.

                      Про лень-тут вечное. Всегда есть и за и против. Но работать в направлении «мы можем вам предложить-далее список ништяков»-это единственное что разумно и, возможно, осмысленно в конечном итоге.

                    • Ash:

                      «Думаю, олигархам не интересно как организовать экономику...»

                      Проблема не в том, что олигархам это неинтересно.

                      Проблема в том, что это неинтересно самим учёным, причём не академикам, а тем, кто реально страдает от экономических неурядиц.

                      То есть люди не хотят применять свои знания к решению своих насущных задач.

                    • Иван Осипович:

                      В России квалифицированных экономистов-теоретиков, активно работающих на мировом уровне, и десятка не наберется. А практиков нет вовсе. Тем, кто в России называет себя экономистом, даже детей обучать доверить чаще всего нельзя.

                      Иначе бы рисками в банках не занимались физики и кибернетики. На Западе люди из НАСА или MIT тоже идут на WS работать, но экономистов там в банках достаточно.

                      В России же в таких же отделах экономистов практически нет.

                      Возможно потому, что условные физики хотя бы понимают, что они экономику не знают, и когда по работе нужда возникает, начинают ее изучение с лучших западных учебников и работ нобелевских лауреатов по этой самой экономике, и далее по списку литературы.

                      В России же экономисты в лучшем случае читали в оригинале Милтона Фридмана сотоварищи (секта имени ВШЭ) да Марковица с Шарпом или Мертона с Шоулзом (те, кто видит себя квантом).

                      Когда доходит до работ Уильяма Викри, Акерлофа, Стиглица (занимались вопросами ассиметрии информации, это критично важно для компаний, занимающихся обработкой информации о клиентах, особенно в b2c сегменте), глубокого разбора работ того же Солоу (разработка альтернатив его теории экзогенного роста), выясняется, что спецов то немного, мягко говоря, да и те, теоретики-теоретики из категории ВУЗ-аспирантура-кафедра, и от вопросов, связанных с реальным миром, шарахаются как чОрт от ладана

                      Для понимания. Вопросами связи интенсивности научных исследований и экономического роста занимался, например, Чарльз Джонс (не лауреат). Его работы в России здорово изучают? Как бороться с преступностью (а это и коррупция, и много иное) изучал Бэккер (точнее, он изучал поведение преступников как рациональных экономических агентов). Влияние регулирования на рынки глубоко изучал Стиглер. Шульц и Льюис изучали, с какими проблемами сталкиваются развивающиеся страны. Проблемами сочетания экономической эффективности и справедливости в распределении доходов занимался Морис Алле.

                      Вы много знаете людей в России, которые с работами этих исследователей знакомы?

                      Экономику они собрались, блин, реформировать...Хоть бы кто матчать изучил для начала.

                      P.S. Иногда читаю Троицкий вариант, такое ощущение, что всех проблем в российской науке, — кто кого за бороды дергал на очередном заседалище, и 100500 комментариев к такой статье, что доколе, что долой.

                    • Ash:

                      1. «Хоть бы кто матчать изучил для начала.»

                      Для начала могли бы привлечь к делу математиков и посмотреть на экономику как на техническую систему. Ведь в технике многие проблемы, стоящие перед экономистами, давным-давно решены.

                      И сразу же бы выяснилось, где нужно применять детерминированные модели и методы Госплана, а где — стохастические конструкции и регулируемый рынок.

                      У нас основная проблема — полное игнорирование реальных особенностей конкретно нашей экономики. Скажем, на те же моногорода до сих пор смотрят, как известные животные на крашеные ворота.

                      2. «...такое ощущение, что всех проблем в российской науке...комментариев к такой статье, что доколе, что долой.»

                      Это точно. Народ дошёл до состояния, когда нет времени решить проблемы, отнимающие всё время.

                      Чтобы добыть гроши, люди наизнанку выворачиваются. А сесть и подумать: нет чего-то до боли знакомого в тех проблемах, которые не могут решить экономисты — нет ни времени, ни желания.

                      В общем, ждём большевиков.

        • Иван Осипович:

          Cпрос есть. Но когда доходит до практики, выясняется простая вещь: многие важные направления в России в полном загоне и специалистов по ним нормальных в России нет.

          А ждать многие годы, пока экспертиза сформируется, бизнес в общем случае не готов.

          Исключения есть, ЦРТ, Яндекс, Cбербанк в фундаментальную науку (различные направления математики и CS в основном) вкладываются, есть примеры и не с математикой (НТ-МДТ, положим) но:

          1. администрирование полностью на стороне таких компаний, включая постановку задач, подготовку планов работ, решение вопросов с инфраструктурой, организацию взаимодействия различных научных групп (в РАН и университетах реальных организаторов науки по пальцам пересчитать, а организаторов прикладной науки можно днем с фонарем искать — на найдешь). Ради справедливости, во всех перечисленных компаниях количество организаторов науки или высокотехнологичного производства тоже очень невелико и развалиться все это благолепие может от любого чиха, достаточно посмотреть, как в Яндексе многие процессы деградировали после смерти Сегаловича. Плюс часть таких организаторов имеют по 2 паспорта и достаточно немного закрутить гайки, чтобы они Россию покинули вместе с ключевыми спецами-исполнителями.

          Россию такие люди любят достаточно, чтобы здесь пытаться что-то сделать (в бизнесе, образовании, науке), но к государству (политическому режиму, если угодно) относятся достаточно настороженно.

          2. вся прикладная наука — на стороне таких компаний, причем эта наука достаточно качественная, которая уже нуждается в экспертизе фундаментальной, и что важно, эта прикладная наука в таких компаниях тесно связана с производством, которое, в свою очередь, приносит очень большие деньги,и является источником реальных, сложных задач. Но опять-таки, реальное количество квалифицированных исследователей-прикладников в таких компаниях — порядка нескольких десятков спецов, редко больше сотни, в пару-тройку раз больше людей толковых людей уровнем пониже, да несколько сотен тех, кто с ними активно работает со стороны производства (квалифицированные программисты обычно с учетом российской специфики)

          3. в России были какие-то точки роста (научные группы высокого уровня или хотя бы отдельные выдающиеся исследователи), которые имело/имеет смысл развивать. Причем важно, что эти точки роста были в тех областях, которые реально интересовали высокотехнологичный бизнес, имеющийся в России (с некоторыми разделами знания и при СССР то проблемы были)

          • Ash:

            1. «А ждать многие годы, пока экспертиза сформируется, бизнес в общем случае не готов.»

            И что мешает нашему бизнесу делать заказы на исследования за рубежом?

            Проблема же не в том, что он не обращается к нашим специалистам, а в том, что он вообще не обращаются ни к каким: доля расходов на НИОКР у наших компаний по мировым меркам очень мала.

            2. «...во всех перечисленных компаниях количество организаторов науки или высокотехнологичного производства тоже очень невелико...» «...реальное количество квалифицированных исследователей-прикладников в таких компаниях — порядка нескольких десятков спецов...»

            А причина такого положения дел в том, что основной бизнес у нас — сырьевой. И потому может существовать без самых передовых технологий.

            3. «Причем важно, что эти точки роста были в тех областях, которые реально интересовали высокотехнологичный бизнес, имеющийся в России...»

            Главное — сделать так, чтобы в России было выгодней заниматься высокими технологиями, чем добывать нефть.

            Пока этого не будет, всё остальное — мышиная возня.

            • Denny:

              «Главное — сделать так, чтобы в России было выгодней заниматься высокими технологиями, чем добывать нефть.»

              И как это сделать?

              • Ash:

                «И как это сделать?»

                Прекратить делать вид (для начала — в рамках экономической теории), что ряд основных отраслей нашей экономики являются рыночными. Особенно хорошо это видно на примере банковского сектора — из десяти крупнейших банков восемь находятся под контролем государства. Причём два оставшихся — Альфа и МКБ — связаны с Авеном (одним из тех, кто в своё время выдвинул Путина) и Сечиным (которого рекламировать, надеюсь, не требуется).

                Однако все эти восемь банков работают так, как если бы у них были разные собственники — то есть государство почти никак не координирует их деятельность, не ставит перед ними каких-либо крупных задач, требующих совместных усилий, и т.д.

                Необходимо ввести централизованное управление всеми предприятиями, которые, подобно указанным крупнейшим банкам, не могут функционировать по рыночным правилам.

                Вот тогда и можно будет сделать так, чтобы в околонефтяной сфере зарплаты были средними по региону, а в промышленности, занимающейся высокими технологиями — заметно выше.

                Основных путей для воплощения этой схемы два — либо через некую разновидность майдана, либо через «укрупнение» олигархов.

                Пока мы движемся, в основном, в сторону первого варианта.

                • Denny:

                  Ну и наивняк! И майдан и укрупненные олигархи займутся дележкой нефтяной ренты. Вот и все.

                  • Ash:

                    1. «...укрупненные олигархи займутся дележкой нефтяной ренты.»

                    В олигархи сами собой отбираются люди, которые, помимо прочего, не могут удовлетвориться никакой суммой денег, как бы велика она ни была.

                    И если, скажем, тот же Сечин захватит себе кусок из телекоммуникационного сектора, то он будет вкладывать в него деньги в расчёте на дополнительную (к нефтяной ренте) прибыль.

                    2. «И майдан... займутся дележкой нефтяной ренты.»

                    А тут всё ещё проще — майдану этой ренты не хватит. У нас слишком большое население. Было бы столько, сколько в Саудовской Аравии — не было бы проблем.

                    Поэтому перед лидерами майдана встанет задача запуска остановленных предприятий, для чего потребуется координация в сфере производства, то есть централизованное управление.

                    А пока не остановятся предприятия, никакого сколько-нибудь эффективного майдана быть не может, что и показывает пример наших соседей, сменивших в руководстве страной одни фамилии на другие и оставивших неизменной систему управления экономикой.

                    Так что пока ждём мирового экономического кризиса.

                    • Denny:

                      «Главное — сделать так, чтобы в России было выгодней заниматься высокими технологиями, чем добывать нефть.»

                      «Так что пока ждём мирового экономического кризиса.»

                      Вот и вся суть ваших наивных предложений. А высокие технологии тем временем развиваются. Но по своим законам, а не по вашим выдумкам.

                    • Ash:

                      «А высокие технологии тем временем развиваются. Но по своим законам, а не по вашим выдумкам.»

                      К сожалению, Вы так ничего и не поняли из моих объяснений.

                      Я указываю: при каких обстоятельствах и каким образом возможно развитие этих технологий в нашей стране.

                      Других возможностей просто не существует.

                    • Denny:

                      В нашей как и в любой другой стране возможно два сценария развития высоких технологий: северокорейский и южнокорейский (мобилизационный и рыночный). А выдумки про майдан или олигархов — это только лично ваши фантазии.

                    • Ash:

                      1. «...два сценария развития высоких технологий: северокорейский ... (мобилизационный...»

                      Мобилизация здесь не при чём. О ней говорят «рыночники», для которых централизованное управление оправдано только во время войны.

                      Этот сценарий предполагает централизованное управление основной частью экономики, о чём я и говорю.

                      То, что Северная Корея плохо управляет рыночной составляющей экономики - отдельный вопрос.

                      2. «...два сценария развития высоких технологий: ... южнокорейский (...рыночный).»

                      Это Вы о чём? Где Вы у нас увидели рынок? В инфраструктуре, добыче сырья или моногородах?

                      Вы присмотритесь к нашей экономике повнимательнее. Что у нас общего с Южной Кореей? Розничная торговля и услуги. Вы на базе этих секторов хотите высокие технологии развивать?

                      Наша проблема в том, чтобы перенаправить средства из сырьевых секторов в высокотехнологичные. И основных вариантов (подчёркиваю - в данный момент) всего два:

                      — либо взять деньги у Сечина и отдать Евтушенкову;

                      — либо отнять высокотехнологичный бизнес у Евтушенкова и отдать Сечину.

                      Очень рассчитываю на то, что мне не придётся объяснять, какой именно вариант имеет наибольшие шансы на реализацию.

                    • Denny:

                      Объясняю. Высокие технологии может делать государство в целях всяких безопасностей. Или хорошо наполненный рынок, когда вложения средств в обычные бизнесы становятся малоинтересными для предпринимателей.

                      А "сделать так, чтобы в России было выгодней заниматься высокими технологиями, чем добывать нефть " невозможно. В лучшем случае можно сделать так, чтобы появились симулякры технологий, вроде электромобилей, йотафонов и прочего Роснано.

                    • Ash:

                      1. "сделать так, чтобы в России было выгодней заниматься высокими технологиями, чем добывать нефть " невозможно''.

                      В рамках централизованного управления добычей сырья — запросто.

                      2. «Высокие технологии может делать государство в целях всяких безопасностей.»

                      Сделать-то оно, в принципе, может. Однако толку для нашей экономики от этого почти не будет. Разве только что-то из оружия получится продать за рубеж, но это пустяки.

                      3. «Или хорошо наполненный рынок...»

                      Наш рынок очень хорошо наполнен — китайскими товарами.

                      4. «...когда вложения средств в обычные бизнесы становятся малоинтересными для предпринимателей.»

                      Денег у предпринимателей, как правило, очень мало. Деньги есть у банков и, разумеется, у контролирующих банки олигархов.

                      Вы что имеете ввиду?

                    • Denny:

                      «В рамках централизованного управления добычей сырья — запросто.» Не согласен. Вы запросто можете перекачать туда деньги. Это да. Но будет получаться космодром Восточный, зенит-арена, суперджет и йотафон. То есть коммерчески убыточные штуки, выгодные только олигархам, осваивающим бюджет. Но никто в здравом уме не станет брать кредит в банке, чтобы вложить в такой проект. Это и есть мобилизационный сценарий. Однако толку для нашей экономики от этого почти не будет. Разве только что-то из оружия получится продать за рубеж, но это пустяки.

                      А «выгодно производить» это именно такая ситуация, когда предприниматель берет кредит и вкладывает в высокотехнологичный проект. Потому что вложение в такой проект ВЫГОДНЕЕ, чем в ширпотреб. А это может быть только тогда, когда обычные рыночные ниши хорошо насыщены, и вложение в туда не сулит больших прибылей.

                    • Ash:

                      1. «То есть коммерчески убыточные штуки, выгодные только олигархам, осваивающим бюджет.»

                      Олигархи исчезнут в тот самый момент, когда будет введено централизованное управление предприятиями, которые не могут работать в рыночных условиях. Останутся только обычные предприниматели.

                      2. «Но будет получаться космодром Восточный, зенит-арена, суперджет и йотафон.»

                      Например, в СССР получали, в частности, вполне приличные вооружения, самолёты и космическую технику. Да и в целом тяжёлая промышленность была не сказать чтобы совсем плохая. Тут уже проблема правильного использования централизованного управления.

                      3. «Это и есть мобилизационный сценарий.»

                      Ещё раз повторяю: не нужно смешивать искусственную централизацию, применяемую, в частности, в условиях войны, с централизацией, введение которой обусловлено применяемыми технологиями, не допускающими существование рынка.

                      4. «А это может быть только тогда, когда обычные рыночные ниши хорошо насыщены, и вложение в туда не сулит больших прибылей.»

                      Совершенно необязательно. Существуют налоговая и кредитная политики. Можно (и нужно) предоставлять налоговые льготы для производителей высокотехнологичной продукции и выдавать им кредиты под пониженный процент.

                      5. «...именно такая ситуация, когда предприниматель берет кредит и вкладывает в высокотехнологичный проект.»

                      Так как раз про это я и говорю. Для кредита нужны деньги. Взять их в достаточном количестве можно только из сырьевых отраслей, что реально сделать либо введя в этих отраслях централизованное управление, либо «укрупнив» олигархов.

                    • Denny:

                      Натурально никакой разницы. Можно укрупнить олигархов. Можно ввести центральное управление. Можно давать льготы предпринимателям. Это только управленческие решения. Относительно способа перекачки денег. Суть не меняется. Государство тратит деньги на развитие технологий. Получается Сколково, Роснано, Зенит-арена и далее по списку. В любом случае зарабатываются деньги на «трубе», а проедаются в «высоких технологиях». Те или иные версии мобилизационного варианта.

                      Другой вариант — это когда развитие технологий ПРИНОСИТ деньги. В том числе и в бюджет.

                    • Ash:

                      1. «Другой вариант — это когда развитие технологий...»

                      Это не другой вариант. Это — другая сторона того же самого варианта.

                      Инвестиции можно и нужно делать как в рамках централизованной части экономики, так и в рамках рыночной. Эти инвестиции могут быть как удачными, так и неудачными, что является следствием конкретных управленческих решений и прочих обстоятельств. Деньги-то нужны в любом случае.

                      2. «Государство тратит деньги на развитие технологий.» ``В любом случае зарабатываются деньги на ``трубе'', а проедаются в "высоких технологиях''.

                      А вот тратить деньги можно по-разному. В нашем случае не было принято никаких мер для создания платёжеспособного спроса на эти технологии.

                      Например, можно направить деньги на развитие технологий в области ширпотреба. Что для этого нужно?

                      а) Сделать предварительный расчёт — сколько и каких китайских товаров мы закупаем, какое оборудование нужно для их выпуска, сколько оно стоит и когда окупится и т.д...

                      б) Составить портфель заявок от предпринимателей на закупку оборудования за рубежом и выпуск указанных товаров в нашей стране.

                      в) На основании предварительных расчётов и заявок определить объём потребного кредитования, соответствующую ставку процента и уровень налоговой нагрузки так, чтобы выпуск этих товаров приносил хорошую прибыль.

                      г) Рассчитать уровень, очередность введения и время действия заградительных пошлин.

                      А потом запустить всю схему.

                      И только после этого можно приступать к подъёму высоких технологий как таковых (в сфере ширпотреба). Для этого необходимо ввести соответствующие льготные кредиты и обеспечить прочую поддержку.

                      В этих условиях спрос на высокие технологии возникнет сам собой: их применение обеспечит заметный рост прибыли.

                      А теперь можете сравнить описанные действия с чисто магическими процедурами в форме Сколково, Роснано, Зенит-арены и т.д., которые не имеют ничего общего ни с какими разновидностями мобилизационного варианта...

                    • Denny:

                      Классический конь в вакууме.

                      «Сделать предварительный расчёт — сколько и каких китайских товаров мы закупаем, какое оборудование нужно для их выпуска, сколько оно стоит и когда окупится и т.д...»

                      Предварительный расчет покажет, что не окупится никогда. Хотя бы потому. что оборудование придется закупать в том же Китае. А китайцы тоже считать умеют. И их меры в ответ на наши тоже придется принимать в расчет. В самом лучшем случае вы получите вариант — Россия производит ширпотреб для себя, а Китай — высокотехнологичное оборудование для производства этого ширпотреба. И закупаем мы это оборудование в Китае обмен на нефть и газ. Причем постоянно. Ибо технологии не стоят на месте, и оборудование будет быстро устаревать морально.

                      Увы. Ваша схема устарела еще в середине прошлого века. Технологии прогрессируют слишком быстро. Купить и пользоваться — нельзя. Нужны технологии производства новых технологий.

                    • Denny:

                      В реальности вы получите:

                      1. Огромные затраты на закупку оборудования.

                      2. Кризис потребительского рынка при введении пошлин.

                      3. Ответные меры Китая.

                      4. Дорогой отечественный ширпотреб вроде вечнозеленых помидор.

                      5. Списание всей схемы в утиль в скором времени с фиксацией убытков по причине устаревания технологий.

                      То есть ровно еще один пример неэффективной траты средств вроде Сколково, Роснано и прочего.

                    • Ash:

                      1. «Хотя бы потому. что оборудование придется закупать в том же Китае.»

                      А что, по-Вашему, производит Европа (да и США) вообще и та же Германия в особенности?

                      2. «И их меры в ответ на наши тоже придется принимать в расчет.»

                      Поэтому перед китайцами встанет вопрос: либо отдавать все заказы в другие страны, либо выполнять хоть что-то. И выбор очевиден.

                      3. «...производит ширпотреб для себя, а Китай — высокотехнологичное оборудование для производства этого ширпотреба.»

                      В самом начале — да. И одно это будет гигантским прогрессом, потому что мы кардинально уменьшим нашу зависимость от экспорта сырья, так как резко сократим траты валюты.

                      4. «Причем постоянно. Ибо технологии не стоят на месте, и оборудование будет быстро устаревать морально.»

                      Если не претендовать на «последний писк технологической моды» (а поначалу это и не требуется), то такой проблемы нет. Подавляющая часть ширпотреба может быть изготовлена на оборудовании десяти-двадцатилетней давности (в смысле применяемых технологий). А окупается оно за несколько лет.

                      Что такого навороченного нужно для изготовления той же одежды для подавляющей части нашего населения?

                      5. «Нужны технологии производства новых технологий.»

                      Это — следующий этап. Но сначала необходимо тупо заместить тот импорт, который можно.

                      Ведь то, что я описал, неоднократно и успешно применялось в самых разных странах, в том числе в СССР в 20-е и 30-е годы, в Китае в 90-е (да и позже) и т.д.

                      Ничего здесь не требуется изобретать — всё давным-давно изобретено и опробовано.

                      Сначала нужно выйти на тот уровень, которого достигли другие (что можно сделать довольно быстро), а уж только потом пытаться обогнать.

                    • Ash:

                      «Списание всей схемы в утиль в скором времени с фиксацией убытков по причине устаревания технологий.»

                      Ничего подобного.

                      Совсем недавно описанный мною стандартный алгоритм (в сильно упрощённом варианте) был с успехом опробован нашими куроводами. Результат — отечественный рынок практически полностью обеспечен нашей продукцией.

                      Даже на Украине, где деятели ни на грош не лучше наших, и то кое-что вышло (правда, в экспортном варианте).

                      ---------------------------------------

                      В 1999 году Украина ввела 23-процентную пошлину на вывоз семечки подсолнуха. До этого из страны экспортировалось примерно половина выращенных семян подсолнуха.

                      После того как экспорт “семечки” стал экономически не выгоден, компании начали перерабатывать ее в подсолнечное масло внутри страны.

                      Масложировая отрасль пошла вверх. Агробизнес начал активно инвестировать в строительство экстракционных заводов и перевалочных терминалов. С 1999 года экстракционные мощности выросли в 5 раз и продолжают расти.

                      Сегодня Украина — мировой лидер по экспорту подсолнечного масла, не смотря на то, что в 2001 году вывозная пошлина на семена подсолнуха была снижена до 17%, а потом ежегодно уменьшалась еще на один пункт до 10%.

                      То есть пошлина перестала быть заградительной. Но, благодаря ее действию, Украина смогла построить внутри страны переработку, занять лидирующее место в мире, и зарабатывать на экспорте миллиарды долларов — $3,7 млрд в 2016 году.

                      Если бы Украина вместо масла экспортировала б только семечку подсолнуха, то заработала б всего $900 млн.

                      ukrrudprom.com/digest/CHe..._proizvodit.html

                      ---------------------------------------

                      Так что были бы деньги и желание разумно их использовать.

                    • Denny:

                      « Но сначала необходимо тупо заместить тот импорт, который можно.»

                      Вот не надо «тупо замещать». Замещение не должно быть ради замещения. Надо умно. Не там, где возможно. А там, где выгодно. Там, где у российского производителя могут быть конкурентные преимущества. Хороший пример с Украиной. Экспортировать не сырье, а продукты его переработки. В том числе высокотехнологичной. Для сырьевой страны, каковой является Россия, это важно. Можно и нужно замещать импорт гражданской авиации. Здесь тоже есть козырь. Школа военного авиастроения вполне жива. Есть люди, есть технологии. Так что суперджет и мс-21 — вполне разумные проекты. Имеют под собой основу. И они потянут за собой смежные отрасли. Только быстро это не делается. Постепенно наполняя рынок экономически обоснованными проектами, можно переходить в область высоких технологий. Тогда российские компании будут РЕАЛЬНО заинтересованы в РЕАЛЬНЫХ технологиях и науке. А не в симулякрах по распилу бюджета.

                      А замещать «тупо» это все равно что выращивать бананы в условиях вечной мерзлоты. Можно. Но категорически не выгодно. И создавать ради этого высокие технологии выращивания бананов в заполярье — смысла нет.

                    • Ash:

                      «Там, где у российского производителя могут быть конкурентные преимущества.»

                      Это принципиально неверный подход. Не можем мы сейчас конкурировать с тем же Китаем и в ближайшее время не сможем.

                      Цель работы экономики отнюдь не состоит в производстве продукции, конкурентоспособной на мировом рынке. Цель — обеспечить жизнь населения, пусть и не на очень высоком уровне. Меньше производительность труда — ниже уровень жизни.

                      Если же ориентироваться на мировой рынок, то оказывается, что огромная часть нашего населения неконкурентоспособна. Но её, в отличие от соответствующих предприятий, нельзя выключить. Наоборот, доведённая до состояния озверения, эта часть сама выключит кого угодно.

                      Речь, разумеется, не идёт о выращивании бананов. Но жизненно необходимо получить предсказуемо развивающуюся экономику. Не могут сто с лишним миллионов населения зависеть от нефтяного рынка, который даже профессиональные биржевые спекулянты считают весьма волатильным и вкладываются в него с осторожностью.

                      Наши рычаги влияния на нефтяные цены крайне ограничены. Но импорт заместить мы можем в очень значительной степени, причём довольно быстро. Чем и нужно срочно заниматься, а не ждать, пока что-то там вырастет.

                      Иначе после очередного биржевого краха мы получим очередной «бенц». И тогда импортозамещать будут уже большевики, причём никакого морального права ни у кого на претензии к применяемым большевиками методам не будет.

                      Ибо дождались.

                    • Denny:

                      Автаркия в 21 веке? Обсудите это с кем-нибудь другим.

                    • Ash:

                      «Автаркия в 21 веке?»

                      Какая автаркия? Просто с ширпотребом нужно поступить точно так же, как поступили с курятиной.

                      К текущему положению с курятиной вопросы есть?

                    • Denny:

                      А вот с этим соглашусь. Российская курятина оказалась вполне конкурентоспособна на российском рынке. С курятиной проблем нет. И недорого и качественно и всегда в достатке. Именно так и надо поступать. Понимаете? На одном полюсе курятина. На другом — бананы. В каждом конкретном случае надо исходить из конкретной целесообразности, конъюнктуры, возможностей . А не «тупо замещать». Тупо замещать — автаркия.

                    • Ash:

                      «В каждом конкретном случае надо исходить из конкретной целесообразности, конъюнктуры, возможностей.»

                      Это для сферической страны в вакууме.

                      Особенность конкретной ситуации в нашей стране в том и состоит, что куда ни плюнь — попадёшь в импортную вещь, то есть найти предмет для замещения очень легко. Только в последние годы в сельском хозяйстве кое-что изменилось, но строго против существующей экономической теории. Сами эти изменения стали возможными только потому, что речь шла о жалких нескольких десятках миллиардах рублей в год, на что монетаристы согласились закрыть глаза. Ну а олигархам эта курятина — ...

                      Короче говоря, все усилия по развитию новых технологий имеют смысл, как правило, лишь тогда, когда освоены технологии старые, потому что новое крайне редко замещает старое начисто. Как правило, речь идёт о некоторых модификациях старого, пусть и существенных.

                      И для всего этого нужны деньги. Деньги же есть, в основном, только у сырьевиков.

                      Вот и вся история.

                    • Denny:

                      Вопрос не в деньгах совершенно. Государство само их печатает. Вопрос в том, замкнется ли круг деньги-товар-деньги. Или вложененые деньги просто уйдут в песок. Проблема не в том, что деньги только у сырьевиков. А в том, что только у сырьевиков (в целом) деньги возвращаются с прибылью. А остальные эти деньги только проедают. Так и ваше «тупое импортозамещение» будет только проедать. И постоянно просить добавки.

                    • Ash:

                      «Вопрос в том, замкнется ли круг деньги-товар-деньги.»

                      Конечно! Разумеется! Для этого и нужны все те предварительные мероприятия, о которых я говорил.

                      Собственно, дело сводится к тому, что уже сейчас, заранее, можно сказать, что программа импортозамещения должна иметь большой масштаб — триллионы рублей в год.

                      А вот выбор конкретных товаров — дело научного подхода, как раз для РАН в рамках госзадания. И главное — именно то, что Вы и указали.

                      Кстати, тот же Глазьев ни разу (насколько мне известно), не упоминал об этом обстоятельстве (а уж про Кудрина и говорить нечего). Вот так у них всё и происходит.

                    • Denny:

                      Пошли по новому кругу.

                      «Сделать предварительный расчёт — сколько и каких китайских товаров мы закупаем, какое оборудование нужно для их выпуска, сколько оно стоит и когда окупится и т.д...»

                      «Предварительный расчет покажет, что не окупится никогда.»

                      А участие в этом деле РАН надежно обеспечит потерю триллионов рублей.

                    • Ash:

                      Так значит, курятину производить можно, а штаны шить нельзя.

                      Я правильно понял?

                    • Denny:

                      Разумеется, вы поняли неправильно. Нельзя «тупо замещать». В каждом конкретном случае действуют свои факторы. Я не спец по курятине и по штанам. Так что просто навскидку.

                      Свежая местная курятина имеет преимущество перед привозной перемороженной. А для штанов это значения не имеет.

                      Ассортимент курятины не меняется годами. Курятина — она курятина и есть. А вот ассортимент штанов надо регулярно обновлять, иначе спрос упадет.

                      Еще надо подумать о сырье, об использовании отходов производства и много о чем еще, из чего складывается конкурентоспособность конкретного производства в конкретных условиях.

                      В результате для разных товаров получатся совершенно разные решения. Причем ситуация может меняться со временем.

                      Поэтому глобальные программы «тупого импортозамещения» обречены на провал. Рынок надо наполнять не чем попало (лишь бы своим), а конкурентоспособными проектами. Они действительно снизят зависимость от импорта и, при удаче, помогут разнообразить экспорт. А если «тупо замещать», то получим дополнительных едоков бюджета, кормящихся от все той же нефтянки.

                      Кстати, я не уверен, что в той же курятине нет изрядной доли нефти, то есть средств, так или иначе туда закачивающихся.

                      Помните мушкетеров: все мы едим конину, Может быть даже вместе с седлом.

                    • Иван Осипович:

                      Странная ситуация с кнопкой «ответить»...поэтому буду писать, где она есть

                      1. Привлечь РАН к разработке плана реформ...

                      РАН в 80-е годы уже привлекали для разработки планов реформ. СССР они не сильно помогли. И в политику люди из науки тогда шли. Немцов, Березовский. Дальше мысль развивать?

                      2. Кроме спроса внутреннего бывает еще и внешний. Конкурировать на международном рынке сложно, т.к. надо быть или, условно, дешевле китайцев или качественнее немцев, но пытаться можно было бы и энергичнее.

                      Вопрос в том, что сейчас в России ЛЮБЫМ делом заниматься — очень и очень сложно.

                      Любым. Доля малого бизнеса в экономике РФ мала не потому, что его кто-то направленно давит, а потому что издержки на различное администрирование такие, что его потянуть может только компания с размерами выше некоторого критического. Либо та, которая часть этих правил не выполняет.

                      Какой к черту план реформ? какая к черту математика?

                      Надо переделывать налоговый кодекс, чтобы в основные фонды вкладываться выгодно было (для этого требуется понимание математики на уровне арифметики), упрощать регулирование, переходить от разрешительных к уведомительным моделям взаимодействия, а чтобы бизнес не борзел — реформировать судебную систему, например, ввести практику коллективных судебных исков и т.д. Собственно, достаточно внимательно посмотреть, как у соседей на Западе и Востоке что работает и адаптировать сие под российские реалии, это не очень просто, но и не рокетсайнс.

                      Мы несколько раз пытались донести до коллег из Правительства и АП, что мешает развитию бизнеса наших клиентов. Список, замечу, довольно внушительный. И науку он тоже затрагивает. Начиная тем, что у госкомпаний многих банально отсутствует статья расходов НИОКР, то есть деньги выделить на какие-то исследования = подвиг разведчика (обычно под видом консалтинга делается), и заканчивая тем, что права на результат исследований по умолчанию остаются у государства, что заказчиков не устраивает от слова совсем (этот вопрос в большей части случаев разруливается в ручном режиме, с привлечением руководителей НИИ или ректоров ВУЗов, руководства компаний-заказчиков и с долгими ритуальными плясками юристов и обычно решается весьма замысловатым образом)

                      Еще раз — в России не решены самые элементарные проблемы, на уровне здравого смысла. И их надо решать. Срочно.

                    • Ash:

                      1. «Странная ситуация с кнопкой...»

                      Просто уровень вложенности комментариев ограничен. Пишите где хотите — мне всё равно.

                      2. «РАН в 80-е годы уже привлекали для разработки планов реформ.»

                      Тогда существовали идеологические ограничения. Например, нельзя было критиковать классиков. Сейчас можно ругать кого угодно (из числа теоретиков).

                      3. «...Березовский...»

                      Этот шёл за деньгами и властью, а отнюдь не математику применять.

                      4. «...издержки на различное администрирование такие, что его потянуть может только компания с размерами выше некоторого критического.»

                      Допустимый уровень этих издержек определяется, в частности, высотой ставки по кредитам, их величиной и срокам, на которые кредиты выдают. Если бы можно было спокойно получать «длинные деньги» под небольшой процент, то можно было бы оплачивать высокие издержки на администрирование. Это вопрос рыночного регулирования.

                      5. «Доля малого бизнеса в экономике РФ мала не потому, что его кто-то направленно давит...»

                      Никто направленно не давит. Просто вся система построена под олигархов, а не под малый бизнес. Например, когда Сечину потребовались деньги, ЦБ тут же напечатал чуть ли не 650 миллиардов рублей, причём поперёк всех монетаристских теорий.

                      7. «...переделывать налоговый кодекс, чтобы в основные фонды вкладываться выгодно было...»

                      Тут мало налогового кодекса. Тут нужны деньги — большие деньги.

                      8. «Какой к черту план реформ? какая к черту математика?»

                      «Собственно, достаточно внимательно посмотреть, как у соседей на Западе и Востоке что работает и адаптировать сие под российские реалии...»

                      Сначала нужно установить эти реалии. Вот тут математика и нужна.

                      Фокус в том, что у нас (в отличие от Запада и Востока) львиная доля секторов не вписывается в класс стохастических моделей. В переводе на язык экономики: эта часть физически не может работать в условиях рынка.

                      Простейший пример — московский метрополитен. В точности то же самое можно сказать про абсолютно все моногорода, подавляющую часть энергетики и инфраструктуры, добычу сырья и т.д.

                      Поэтому в этих секторах никакого рынка никогда не было, нет и в обозримом будущем не предвидится. Эта часть экономики может работать только по плану. В СССР планом занималось правительство, а сейчас — олигархические группировки. Последние в силу объективных факторов планируют намного хуже, откуда и наблюдаемый результат. В частности, производство, требующее сложной кооперации, создать практически невозможно.

                      Следовательно, необходимо вернуть указанные секторы под централизованное управление советского типа — с министерствами, Госпланом и т.д.

                      Остальная часть экономики, которая хорошо описывается стохастическими моделями (т.е. рыночная), должна работать по правилам регулируемого рынка.

                      9. «...в России не решены самые элементарные проблемы, на уровне здравого смысла.»

                      И пока не будет реализована указанная выше схема, никакой здравый смысл не поможет, потому что с математикой бороться бесполезно: Вы будете повсюду натыкаться на производства, которые физически не могут работать по рыночным правилам, но вынуждены имитировать рынок.

                      10. «...госкомпаний многих банально отсутствует статья расходов НИОКР...»

                      Например, у нас нет госкомпаний, если понимать под госкомпанией совокупность предприятий, работающих на экономику в целом. Причина проста — никто не координирует их деятельность, а конкурентов в обычном смысле у них тоже нет. Поэтому фактически наши так называемые госкомпании находятся в руках высшего менеджмента, т.е. разновидности олигархов.

                      И зачем им НИОКР? Проще купить готовые технологии — денег-то много.

                      11. «...права на результат исследований по умолчанию остаются у государства, что заказчиков не устраивает...»

                      Уверяю Вас: если бы тот же Сечин был заинтересован в НИОКР, то вопрос с правами был бы решён с гиперзвуковой скоростью. А сопротивляющимся подарили бы колбаски.

                      ---------------------

                      В СССР пытались управлять стохастическими системами как детерминированными, из-за чего не было пива.

                      Сейчас пытаются управлять детерминированными системами как стохастическими, из-за чего нет высокотехнологичной промышленности.

                      Математику не обманешь.

                  • Ash:

                    «Кстати, я не уверен, что в той же курятине нет изрядной доли нефти, то есть средств, так или иначе туда закачивающихся.»

                    Наша курятина имеет несколько более высокую себестоимость, за которую платит в конечном счёте потребитель. Существует ряд инфраструктурных аспектов, из-за которых даже при точном воспроизведении используемых на Западе технологий у нас невозможно ограничиться теми же расходами.

                    Поэтому я и говорю, что во многих случаях мы не можем выпускать продукт, конкурентоспособный на мировом рынке, но нам это пока и не нужно. Пока главная цель — обеспечить предсказуемое развитие экономики, потому что если не будет такого развития, то не будет и конкурентоспособности — нельзя развивать экономику, которую трясёт вместе с сырьевой биржей.

                    Но пока дело даже не в этом. А в том, что, как Вы правильно сказали,

                    «Еще надо подумать о сырье, об использовании отходов производства и много о чем еще, из чего складывается конкурентоспособность конкретного производства в конкретных условиях.»

                    Кто должен об этом думать? Чиновники? ЦСР Кудрина? Столыпинский клуб пополам с Глазьевым?

                    Или всё-таки пока лучшие головы находятся в РАН?

                    Вот в чём вопрос.

                    И если просто ждать, то финиш гарантирован — полный крах с последующим приходом к власти радикалов.

                    • Denny:

                      «Кто должен об этом думать? Чиновники? ЦСР Кудрина? Столыпинский клуб пополам с Глазьевым? Или всё-таки пока лучшие головы находятся в РАН?»

                      Ау, мы говорим о ширпотребе. Это чисто рыночная область. Огромное количество малых и средних предприятий. Лучшая голова здесь та, которая рискует своими деньгами.

                      Я вообще не понимаю, что вас понесло на ширпотреб. Его Китай гонит на весь мир по вполне понятным причинам. Не надо высоких технологий, зато козырем является большое количество малоквалифицированной и дешевой рабсилы.

                      России, с ее унаследованной от СССР экономикой, подошло бы что-то вроде крупного машиностроения. Умеренное развитие технологий, необходимость центрального управления для реализации таких крупных проектов, высокие затраты сырья и энергии (у России все свое).

                  • Ash:

                    1. «Это чисто рыночная область. Огромное количество малых и средних предприятий. Лучшая голова здесь та, которая рискует своими деньгами.»

                    В том-то и дело, что у них нет ни денег, ни общего плана. История с сельским хозяйством (и, в частности, с курятиной) была реализована по политической инициативе «патриотов», которой воспользовались производители сельхозпродукции. Были выделены небольшие деньги на субсидирование ставок по кредитам и закрыт внутренний рынок под политическим предлогом продовольственной независимости. Если бы это не было сделано, то вообще ничего бы не вышло.

                    И другие наши рыночные секторы нуждаются в создании аналогичных условий. Только там масштаб на триллионы рублей в год и без научного подхода станет только хуже.

                    2. «...подошло бы что-то вроде крупного машиностроения.»

                    Это тоже нужно, но это намного сложнее. Сначала нужно отключиться от нефтяной зависимости, насколько это возможно. Завезти оборудование и резко сократить выпуск ширпотреба — дело нескольких лет. А на тяжёлую промышленность даже СССР потребовалось свыше десяти лет огромных усилий и жертв.

                    Указанные выше вещи намного проще.

                    • Denny:

                      У нас с вами разница в одном. Вы верите, что большая госпрограмма, реализуемая по общему плану с вливанием больших денег может решить проблему ширпотреба. А я убежден, что это дело кончится провалом и приведет только к еще большей зависимости от трубы.

                      Мои основания просты. Ширпотреб — сугубо рыночная область. Состоит из огромного числа мелких и средних бизнесов. Централизованные планы-программы как раз тут работают плохо. Эффективность тут определяется способностью мелко-средних независимых бизнесов оперативно подстраиваться под конкретные и меняющиеся условия. От государства в этой области требуется создание условий развития мелко-среднего предпринимательства. А не задавливание его стратегическими планами.

                      Другое дело — крупное машиностроение. Там наоборот для успеха нужна центральная координация, четкое долгосрочное планирование и централизованное вливание больших денег на начальном этапе.

                      Да вы же сами это прекрасно знаете. Нельзя булочными управлять как крупными предприятиями. И наоборот.

                    • Ash:

                      1. «Состоит из огромного числа мелких и средних бизнесов. Централизованные планы-программы как раз тут работают плохо.»

                      А здесь нужно использовать те достижения математики, которые давно применяют в технике и которыми экономисты не умели пользоваться в СССР (и не умеют пользоваться сейчас) : нужно управлять средними значениями стохастической системы.

                      То есть создавать условия, при которых в среднем по определённому сектору экономики имеет место определённый уровень прибыли, что достигается регулированием ставки кредита, уровнем налоговой нагрузки и прочими мерами регулируемого рынка.

                      2. «От государства в этой области требуется создание условий развития мелко-среднего предпринимательства.»

                      И, разумеется, необходимо обеспечивать, чтобы управляемая система была стохастической, то есть состоять из значительного количества независимых производителей, относительный вклад каждого из которых в общее производство невелик. Другими словами, требуется антимонопольное регулирование, создание равных условий для конкуренции (в том числе правовых) и т.д.

                      3. «А не задавливание его стратегическими планами.»

                      Поэтому ни о каком принуждении к определённой деятельности речь не идёт.

                      Достаточно создать условия, при которых работа в определённом секторе приносит в среднем определённую прибыль. Тогда в те сектора, где прибыль выше, пойдёт больше предпринимателей.

                      Но согласование средних величин выпуска разных секторов в физических величинах методами регулируемого рынка может произвести только государство на основании расчётов по всей экономике в целом. Причём как раз здесь ничего нового придумывать не нужно — считать можно точно так же, как и в СССР, потому что средние величины устойчивы и ведут себя почти как детерминированные.

                      И ведь в технических приложениях всё это хорошо известно — нужно только использовать эти старые методы в экономике.

                    • Denny:

                      «То есть создавать условия, при которых в среднем по определённому сектору экономики имеет место определённый уровень прибыли, что достигается регулированием ставки кредита, уровнем налоговой нагрузки и прочими мерами регулируемого рынка.»

                      Пошел третий круг... Это будет планово-убыточная отрасль. Создание и поддержание этих условий (из которых будет получаться определенный уровень прибыли в отрасли) будет требовать постоянных денежных вливаний. Так многие отрасли в мире живут. Во имя социальных ценностей и сохранения внутреннего рынка.

                      Но деньги на это благое дело надо брать из других отраслей. Которые приносят прибыль в том числе и в бюджет. А в России источником прибыли является только сырье. В этом главная проблема. В этом и заключается сырьевая зависимость. Все кроме сырьевиков сидят в той или иной степени на госдотациях. Избавиться от сырьевой зависимости можно только одним способом: развивать отрасли, которые приносили бы деньги, а не тратили их.

                    • Ash:

                      «Это будет планово-убыточная отрасль.»

                      Теперь я понял, что нужно объяснить: сама по себе плановая убыточность не вредна и не полезна.

                      Представим себе, что в экономике никаких денег нет вообще и происходит простой обмен товарами. Если одного товара не хватает, а другой находится в избытке, то малое количество первого товара может быть обменено на большое количество второго. Когда объём производства первого товара увеличивается, то меняется и пропорция, в которой один обменивают на другой. (Это рассуждение имеет определённые принципиальные дефекты, но для грубого понимания вопроса его достаточно).

                      «Идеальное» соотношение между количествами разных товаров (количество левых перчаток = количеству правых) и оптимальная скорость роста производства могут быть достигнуты совершенно независимо от того, применяют ли в экономике деньги или нет. Но правильное использование денег радикально облегчает достижение указанных целей. И если при этом оказывается, что из некоторой отрасли (скажем, добычи сырья) деньги извлекают с помощью налогов для передачи, скажем, в сельское хозяйство, то никакой проблемы в этом нет, если указанная схема обеспечивает нормальное сбалансированное развитие экономики в целом.

                      Ведь уровень жизни населения в среднем не зависит от количества бумажек как такового и распределения этих бумажек по отраслям, а лишь от эффективности использования сырья и труда работников (для простоты не будем брать в расчёт ренту). И бумажки необходимо распределить так, чтобы эффективность была максимальна, а конкретные способы этого распределения могут быть разными.

                      В целом вопрос не очень сложный, но требует некоторого размышления для понимания. Так что если я что-то плохо объяснил — спрашивайте.

                    • Denny:

                      «сама по себе плановая убыточность не вредна и не полезна.»

                      Я так и написал: «Так многие отрасли в мире живут. Во имя социальных ценностей и сохранения внутреннего рынка.»

                      Так что объясняли общеизвестные вещи вы напрасно. Вы только не хотите понять одну простую штуку. Что в планово-убыточные отрасли надо перекачивать деньги из прибыльных. А прибыльное в России одно сырье. И этого мало для стабильного поддержания экономики по вполне понятным причинам. Неужели не ясно? Нужны несырьевые прибыльные производства, которые смогут кормить бюджетников и планово-убыточные отрасли независимо от сырьевой конъюктуры. Надо (образно говоря) учиться производить масло вместо семечек. А наращивание планово-убыточных производств без соответствующего роста базы, обеспечивающей прибыль — дохлый номер.

                    • Ash:

                      «Что в планово-убыточные отрасли надо перекачивать деньги из прибыльных.»

                      Представьте себе, что никаких других стран нет. И что есть одна-единственная экономика из учебника. Какие отрасли в этой экономике являются убыточными? Те, которые расходуют на производство товара больше сырья и труда (а не бумажек!), чем то количество сырья и труда, на которое этот товар можно обменять. Это — исключительная ситуация, которую можно пока оставить в стороне.

                      В нашем куроводстве такой проблемы нет. Оно приносит прибыль в физическом выражении, и весьма ощутимую. Но если полностью снять защиту от импорта, то выяснится, что эта прибыль несколько меньше, чем в некоторых других странах, и наши работники будут уволены. То же самое произойдёт, если прекратить субсидировать ставки по кредитам — выяснится, что нефть добывать выгоднее.

                      «Рыночники» исходят из того, что так и должно быть — уволенные найдут себе применение в тех отраслях, где прибыль средняя или выше средней. Но такой взгляд верен только для асимптотически «чистой» рыночной экономики вроде той, которая была в Германии в XV-ом веке.

                      В современной же экономике, не являющейся в целом стохастической системой из-за наличия больших корреляций (в первую очередь в финансовой системе), происходят непредсказуемые (скорее всего, хаотические) движения с большими (измеряемыми десятками лет) характерными временами.

                      Необходимо рациональное перераспределение ресурсов между отраслями с различной (положительной!) прибыльностью.

                    • Denny:

                      "Представьте себе, что никаких других стран нет. " Это автаркия. Дальше можно не продолжать.

                      На самом деле все страны защищают некоторые отрасли своей национальной экономики. Это совершенно нормальная практика. Но всегда и везде это делается за счет тех отраслей, которые приносят прибыль на мировом рынке. Защитить все — получим автаркию. Убогое беспросветное существование на полном самообеспечении. За железным занавесом. Поскольку бизнес не согласится на «меньшую прибыль» и будет просто убегать.

                      В реальном мире мы всегда должны что-то покупать. То, что у нас производить не выгодно. Чтобы что-то покупать, надо что-то продавать.

                      Чтобы не увольнять наших работников в куроводстве, чтобы бизнесмены были заинтересованы работать в этой отрасли, мы должны их в той или иной форме субсидировать. Иначе их норма прибыли будет низкой, и они уйдут. в другую отрасль или в другую страну. Это нормально! Но чтобы субсидировать одних, надо чтоб другие приносили деньги в казну.

                      А у нас приносит деньги только сырье. остальные сидят на дотации. Это и есть сырьевая зависимость. Есть только ОДИН способ от нее избавиться. Создавать и развивать другие источники прибыли, которую можно будет использовать на субсидирование.

                    • Ash:

                      1. «Это автаркия.»

                      Это математическая абстракция, необходимая для простого понимания существа дела. Попробую объяснить без неё.

                      2. «Но всегда и везде это делается за счет тех отраслей, которые приносят прибыль на мировом рынке.»

                      Допустим, мы получаем за сырьё в течение 5 лет X долларов. Из них Y долларов уходит на закупку ширпотреба (причём Y<X). Теперь давайте закупим на Z долларов оборудование (причём Z<Y) и выпустим тот же самый ширпотреб внутри страны. Экономия валюты составит Y-Z долларов.

                      Потребители внутри страны заплатят за ширпотреб рубли, значительная часть которых будет заработана ими же на производстве этого ширпотреба. Кроме того, некоторое количество рублей будет использовано государством на субсидирование ставок по кредитам для производителей того же ширпотреба. Вся эта рублёвая история на уровне экономики страны имеет значение лишь постольку, поскольку приводит к перераспределению товаров: люди, участвующие в добыче сырья, получат несколько меньше, а люди, участвующие в производстве ширпотреба — заметно больше больше товаров, чем при прежнем порядке вещей.

                      Именно, суммарный внутренний выигрыш для всей экономики будет лишь немного меньше, чем рублёвый эквивалент Y-Z долларов. Точное значение этого "немного меньше" аккурат и равно разнице в себестоимости производства у нас и за рубежом.

                      Таким образом, получаем, во-первых, экономию Y-Z долларов, и, во-вторых, товаров чуть меньше чем на Y-Z долларов.

                      Фокус в том, что мы подключили незадействованный ранее труд населения, жившего на сырьевую ренту.

                      Так понятно или всё-таки сложновато?

                    • Denny:

                      «Фокус в том, что мы подключили незадействованный ранее труд населения, жившего на сырьевую ренту.»

                      Ну так с этого и надо было начинать. Все остальное ни к чему совершенно. В основе схемы — заставить бездельников работать. Тогда я согласен. Увольняем научников, живущих на сырьевую ренту, и ставим к станку на производство ширпотреба. Я давно предлагал применить их к какому-то полезному делу.

                    • Ash:

                      «Увольняем научников, живущих на сырьевую ренту, и ставим к станку на производство ширпотреба.»

                      Сначала пусть переведут инструкцию, обучат население началам наук и т.д.

                      А там видно будет.

                    • Иван Осипович:

                      1. Приход к власти радикалов возможен, только если в стране есть либо системный кризис власти (и некому радикалов разогнать), либо если этих радикалов накапливается слишком много (например, из-за демографического взрыва, неконтролируемой миграции или стремительного роста популярности какого-то общественно-политического или религиозного движения и.т.д.).

                      От структуры экономики все это слабо зависит. РИ была аграрной страной, веймарская Германия вполне себе индустриальной, радикалы к власти пришли и там, и там.

                      2. РАН это классическая академия. Классические академии изначального создавались как мозговые штабы при монархах-абсолютистах. Без заинтересованного в таком органе единоличного правителя, который лично с академией взаимодействует, польза от классической академии стремится к нулю. При отсутствии такого правителя и иной форме управления страной, классические академии не очень то и нужны.

                      Это к вопросу о проблемах постсоветсткой РАН и тому, почему она последняя классическая академия в изначальном смысле этого слова.

                      Задачей академий традиционно было укрепление власти монарха-спонсора (ну или ИВС в случае советской академии) в ШИРОКОМ смысле этого слова. Тонкая пропаганда через «правильные» курсы истории, борьба с эпидемиями и голодом, которые способны ослабить власть спонсора или подорвать мобилизационный потенциал, создание интеллектуальной базы для развития военно-промышленного комплекса и т. д.

                      Если внимательно присмотреться к французской академии времен Наполеона, РИ времен Петра 1 или советской времен ИВС, можно найти немало общего.

                      Об этом за пределами академий мало кто знает, а внутри мало кто любит вспоминать.

                      Но академии это НИ РАЗУ не про управление экономикой и прикладную науку в целом, это всегда иначе делалось, что при Наполеоне во Франции, что при ИВС в СССР.

                      3. Проблема в том, что прикладная наука в России уничтожена настолько обстоятельно, что мало кому в голову приходит, что кроме фундаментальной науки в РАН (и в полудюжине исследовательских университетов) бывает еще какая-то другая наука. В итоге от РАН или этих университетов требуют практического результата, что настолько же глупо, как требовать с козла молока. Козлы нужны, чтобы были козы, которые дают молоко. Но сами козлы молока не дают. А то, что дают, если козла выжать до суха, на молоко похоже слабо

                      Остальные проблемы — производные от этого непонимания. Это, впрочем, не только науки касается. В образовании схожие проблемы. Сначала в стране тихо скончалось проф. образование (то, что осталось — скорее таким называется), а потом от оставшихся компонент требуют то, что они в принципе не способны дать. Подумать над тем, что вместо реформ имеющегося, надо воссоздать отсутствующие элементы, почему то в голову никому не приходит. Впрочем, если вспомнить конец 80-х и 90-е и про добрых 15 лет попыток реформировать советские органы власти, многое становится понятным. Прикол в том, что эти органы власти изначально бутафорскими были, СССР управляли посредством партийного контроля. Пока эту систему управления не воссоздали в каком-то виде (та самая вертикаль), в стране полная анархия творилась.

                      И я сейчас не про то, что вертикаль это плохо или хорошо, а про то, что огромное количество вроде бы неглупых людей много лет увлеченно пытались круглое нести, а квадратное катить и никого это не смущало. Все спорили только о том, как именно это делать.

                      Интересно, сколько времени потребуется, чтобы понять, что в науке или образовании ситуация схожая, и все реформаторы четверть века не с той стороны к снаряду вообще подходят

                      В остальном я соглашусь скорее с Denny. России нужны нормальные правила игры и контроль их исполнения. Очередная мегапрограмма не нужна от слова совсем.

                      Доступные для реального сектора длинные деньги и инфраструктура тоже не помешают, но первое нужно куда как сильнее. Чем тут может помочь РАН не очень понятно, если учесть, что даже организаторов науки в РАН днем с фонарем можно искать. Популяризаторы науки есть и неплохие, отдельные выдающиеся исследователи есть, некоторое количество сильных научных групп/школ/лабораторий присутствует. Но вот организаторов науки ...Функционеры есть, включая бывших партийных, администраторы есть, чиновники, политические тяжеловесы в отставке, заслуженные свадебные генералы. Организаторов науки — почти нет, организаторов прикладной науки или высокотехнологичного производства нет вообще.

                      Это еще одна беда академии в текущем ее виде — там просто почти нет людей, которые понимают, как организовывать продуктивную работу больших групп квалифицированных людей, и тем более, как организовывать ее так, чтобы на выходе получалось что-то материальное. В РАН при этом есть немалое количество людей, которые понимают, как делать не надо, но почти нет тех, кто понимает, что требуется делать здесь и сейчас, и готов этим заниматься на регулярной основе, разбираться со всем тем, что этому мешает, включая внесение поправок в ФЗ, правку ВНД в НИИ и принятие необходимых кадровых решений в них же.

                      Вливать при таком раскладе деньги в РАН это не в коня корм, даже если завтра случится чудо, и кто-то решит залить РАН деньгами.

                    • Ash:

                      1. «От структуры экономики все это слабо зависит. РИ была аграрной страной, веймарская Германия вполне себе индустриальной, радикалы к власти пришли и там, и там.»

                      Приход к власти радикалов зависит, в первую очередь, не от структуры экономики, а от неспособности менее радикальных сил решить насущные вопросы. А вот то, какие именно вопросы являются насущными и, следовательно, какие именно радикалы могут их решить, от структуры экономики зависит очень сильно.

                      2. «Без заинтересованного в таком органе единоличного правителя, который лично с академией взаимодействует, польза от классической академии стремится к нулю.»

                      Вам не кажется, что Вы привели доказательство невозможности существования централизованно управляемых вооружённых сил в демократической стране?

                      3. «...не про управление экономикой и прикладную науку в целом, это всегда иначе делалось...»

                      Не одну сотню тысяч лет абсолютно все топоры были исключительно каменными. И что отсюда следует?

                      4. «Проблема в том, что прикладная наука в России уничтожена настолько обстоятельно, что мало кому в голову приходит, что кроме фундаментальной науки в РАН (и в полудюжине исследовательских университетов) бывает еще какая-то другая наука.»

                      Абсолютно верно.

                      5. «В итоге от РАН или этих университетов требуют практического результата...»

                      Даже если часть фундаментальных учреждений преобразовать в прикладные, толку всё равно не будет, потому что отсутствует платёжеспособный спрос на результаты деятельности прикладной науки.

                      6. «Сначала в стране тихо скончалось проф. образование...»

                      Оно скончалось в той же мере, что и промышленность.

                      7. «Подумать над тем, что вместо реформ имеющегося, надо воссоздать отсутствующие элементы, почему то в голову никому не приходит.»

                      То, что нужно воссоздавать промышленность, очевидно если не всем, то очень многим. Проблема в том, что предлагаемые способы не годятся.

                      8. «Прикол в том, что эти органы власти изначально бутафорскими были, СССР управляли посредством партийного контроля.»

                      Это неверно. Министерства и ведомства осуществляли очень большую работу. Разумеется, в тесном взаимодействии с партийными органами.

                      9. «Пока эту систему управления не воссоздали в каком-то виде (та самая вертикаль), в стране полная анархия творилась.»

                      Огромная часть нашей экономики «с нуля» построена под централизованное управление. Поэтому чем ближе система управления к централизованной, тем лучше эта часть работает.

                      10. «России нужны нормальные правила игры и контроль их исполнения.»

                      Как Вы себе представляете правила игры для Сечина и ему подобных, а равно контроль за исполнением этих правил? Только в форме некого «консенсуса олигархов», а его мы и так имеем.

                      11. «Доступные для реального сектора длинные деньги и инфраструктура тоже не помешают, но первое нужно куда как сильнее.»

                      Это — другая сторона той же проблемы. Отправим олигархов куда-нибудь подальше — можно будет создать правила, контроль и длинные деньги. Не отправим — ничего не будет.

                      Единственная альтернатива — ждать, пока олигархи сами собой «укрупнятся». Однако это очень долгая история.

                      12. «Чем тут может помочь РАН не очень понятно, если учесть, что даже организаторов науки в РАН днем с фонарем можно искать.»

                      Для начала нужно просто применить хорошо известные в технических приложениях принципы к организации управления экономикой. А в РАН есть куча народа, очень хорошо с этими принципами знакомого, который не хочет пошевелить мозгами в нужном направлении исключительно из-за сложившихся привычек.

                      Никаких других препятствий нет.

                      13. «...организаторов прикладной науки или высокотехнологичного производства нет вообще.»

                      Как можно организовать то, на что нет платёжеспособного спроса?

                      14. «В РАН при этом есть немалое количество людей, которые понимают, как делать не надо...»

                      Если бы они объяснили это нашим экономистам, то огромная польза образовалась бы практически немедленно.

                      Например, люди, придумавшие гениальные «майские указы», до сих пор вздрагивали бы, вспоминая день, когда эта мысль пришла им в голову.

                      15. «Вливать при таком раскладе деньги в РАН это не в коня корм...»

                      А это смотря с какими целями вливать. Если, например, поручить РАН сделать программу выхода экономики из кризиса и дать под это дело деньги, то польза может выйти очень большая.

                      ----------------------------

                      В целом Вы исходите из того, что вопрос поднятия высокотехнологичной экономики может быть решён «со стороны науки», то есть в рамках организационных и прочих мероприятий, не затрагивающих реальный сектор. В этом Вы полностью согласны с нынешними официальными реформаторами.

                      Но без платёжеспособного спроса на новшества со стороны экономики ничего, кроме бумажек, не будет.

                      Максимум, который можно получить таким способом — это план действий по реорганизации экономики, то есть план создания указанного спроса.

                      Этим и нужно сейчас заниматься.

  • Ну-ну. Взрослые, образованные люди. Мать-перемать, вот падение.

    • Ash:

      Меня лично удивляет, что Трубников вообще оттуда живой ушёл.

      На мой взгляд, это можно объяснить только сравнительно высоким средним возрастом аудитории.

  • Министерские врут в глаза и пробуют одергивать

    • Михаил Скориков:

      Неприятно,что не только министерские и прочие вертикальные врут, но и новый президент РАН им с готовностью поддакивает. Выдумал ещё какие-то «неожиданно вброшенные деньги» из-за которых «возникли проблемы». О чём это он вообще?

      • Denny:

        Насколько я понимаю, имеются в виду деньги, переведенные в институты в 4 квартале на поднятие средней зарплаты научных сотрудников до уровня, установленного пресловутыми указами президента. Там суммы порядка 10-20% от годового бюджета инстиутов.

        • Михаил Скориков:

          Суммы действительно оказались побольше, чем ожидалось, но далеко не такими, чтобы можно было говорить будто «денег вдруг стало намного больше». И, главное, какие такие проблемы из-за них возникли? Только те, что и этих денег для Москвы совершенно недостаточно, чтобы средняя зарплата (без мошенничества с полставками) приблизилась к 180% от средней.

          • Denny:

            У нас в Питере оказалось достаточно, учитывая деньги, которые пришли буквально вчера. Но проблемы возникли. Например с тем, что лаборантам-инженерам там ничего нет. А это очень нехорошо для коллектива. Проблемы возникнут и в следующем году, если повышенное финансирование не продолжится. Из чего платить резко подскакивающие отпускные? Правда, вроде бы деньги на следующий год обещали...

            • Михаил Скориков:

              Отпускные всё же возрастут не так уж резко, ведь недавние выплаты усреднятся (если только кто-то не пойдёт в отпуск этой зимой). Но в любом случае, неужели эту гипотетическую проблему и имел в виду президент Академии? Вряд ли...

              Инженерам ничего нет — это проблема, но разве она связана с тем, что внезапно свалились нам деньжищи? И на «бардак в руководстве конкретного института» её тоже не спишешь, как раз это «бардак в руководстве научной отрасли».

              В общем, подавляющее большинство проблем связано с лицемерием всей конструкции (начиная с нелепого положения о том, что в Москве научный сотрудник должен зарабатывать больше, чем в Питере или Нижнем) и тех, кто должен её реализовывать, а не с тем, что некоторые директора изредка кое-где у нас порой, и уж никак не с тем, что денег слишком много. Разве нет?

              • Denny:

                Бардак присутствует во всех элементах системы. Отсюда и проблемы. Но это банально...

              • Ash:

                1. «...подавляющее большинство проблем связано с лицемерием всей конструкции...»

                Ничего подобного. Никакого лицемерия здесь нет. Есть результат работы совершенно определённой группы специалистов, а именно экономистов.

                Вся история с региональными уровнями зарплат — придумка вполне определённых учёных, работающих во вполне определённых организациях.

                2. «...некоторые директора изредка кое-где у нас порой...»

                Директора привыкли к тому, что указания от РАН имеют хоть сколько-нибудь осмысленный характер.

                И когда, вследствие исчезновения «демпфера» в виде РАН, произошло «короткое замыкание» с настоящей бюрократической конструкцией в виде ФАНО, то некоторые директора просто потеряли голову.

                • Denny:

                  « указания от РАН имеют хоть сколько-нибудь осмысленный характер.»

                  Это даже не смешно.

                  • Ash:

                    «Это даже не смешно.»

                    Например, если бы выполнением майских указов занималась РАН, то она либо упёрлась бы и выбила бы под них деньги, либо донесла бы до директоров мысль о том, что эти указы придётся выполнять «всухую».

                    В любом случае на эту тему были бы разговоры, жалобы, выступления и прочий шум.

                    А «кондовые» чиновники из ФАНО тихо прописали в контракт требование и решили, что раз написано, то будет и выполнено.

                    И получили в итоге аврал.

                • Михаил Скориков:

                  Экая досада. Хорошо ещё, что только некоторые, а не все разом.

  • n11:

    О каком падении идет речь? Фурсенко падать ниже просто некуда

  • На самом деле достаточно провести финансовую министерскую проверку институтов, чтобы выяснить откуда такая высокая «среднепотолочная» зарплата и какая реальная средняя зарплата ппс (отдельно от администрации). Если огромные суммы министерством выделяются институтам и именно там куда-то растворяются. Но чиновникам знать такую информацию невыгодно. Может какую-то коллективную петицию отправить Трубникову с приложением зарплатных листочков? Просто возмутительное лицемерие!

    • Ash:

      «...провести финансовую министерскую проверку институтов...»

      Мне кажется, что можно (и нужно) сделать весьма простую вещь.

      Нужно обратиться в профсоюз работников РАН (скажем, к Онищенко)

      www.ras.ru/tradeunion.aspx

      чтобы профсоюз собрал данные от ВУЗов и институтов, которые занимались (и продолжают заниматься) фокусами со ставками для фиктивного выполнения майских указов. Эти данные нужно обнародовать.

      Профсоюз может это сделать очень быстро, а время дорого — нужно успеть хотя бы за месяц-другой до выборов.

      Но, к сожалению, всем лень (или сообразительности не хватает).

      P.S. Единственное, что можно послать к Трубникову, так это пакетик со спорами. Надеюсь, они выдержат общение с ним.

      • Андрей:

        Вы явно не в теме. ФАНО уже больше года назад ввело так называемые нормочасы. На каждый институт выделяется госзадание (х рублей), которое включает (y) оплачиваемых нормочасов, стоимостью (z) рублей каждый. Так вот, стоимость нормочаса в Москве такова, что содержать то количество сотрудников, которое сейчас имеется в институтах, можно только на долю ставки — 0,5 и менее. Дополнительно к этому, ФАНО с этого года ввело строгий учёт рабочего времени. ФАНО считает, что сотрудник, потративший часть своего основного рабочего времени на преподавание или работы по РФФИ, не имеет права получать в это время зарплату из госзадания. Иными словами, все, кто работает в институтах над чем-то помимо госзадания, должны переходить на долю ставки. Можно и иначе — вести строгий учёт работ по каждому виду деятельности, и в табеле учета рабочего времени проставлять (и оплачивать) только часы, потраченные на госзадание.

        Профсоюз РАН прекрасно обо всем этом знает, и Калинушкин принимал личное участие в семинарах ФАНО, где разъяснялись эти особенности учёта рабочего времени. Калинушкин их одобрил.

        Не надо валить с больной головы на здоровую. Сколько в институты денег направили по госзаданию, столько институты их на выплату зарплаты и потратили. И правомерность этих трат контролируют многочисленные проверяющие, вплоть до прокуратуры. Вообще говоря, объемы госзадания для каждого института любой желающий может посмотреть на bus.gov.ru, стоимость нормочаса тоже не секрет. Делите одно на другое и получаете количество нормочасов, из которого легко определить количество полных ставок, которые может себе позволить институт.

        • Ash:

          «...уже больше года назад ввело так называемые нормочасы.»

          Ноги-то у всей этой истории растут из майских указов, а не из нормочасов. Как Вы думаете, откуда взялась стоимость нормочаса?

          Именно весной этого года на руководство институтов начали давить именно с целью выполнения дорожной карты по майским указам, а не по нормочасам. Сотрудников добровольно-принудительно заставляли писать заявления на долю ставки отнюдь не по степени их участия в различных грантах.

          И, кстати, вопрос о массвом переводе на доли ставки неоднократно всплывал именно в связи с майскими указами, а отнюдь не нормочасами.

          Короче говоря, Вы работаете в какой-то очень странной конторе, где всё не как у людей и при этом не знаете, что творится в обычных местах.

          • Андрей:

            Все-то вы знаете, везде-то вы побывали ©. Давить по майским указам нереально. А вот по нормочасам — легко. И именно это давление и реализуется ФАНО. А то, что нормочасы привязаны к указу, это и ежу ясно.

            • Ash:

              «Давить по майским указам нереально.»

              Не нужно мне верить. Поспрашивайте у людей.

              С 2014 года существует совершенно официальная дорожная карта по выходу на показатели согласно майским указам.

              И давят именно по этой линии. Поэтому институты уменьшают среднесписочную численность, переводя народ на доли ставки.

              И меньше всего смотрят на наличие грантов и/или договоров.

              • Андрей:

                По дорожной карте можно давить только на руководителя. У него и в контракте записана необходимость выполнения указа президента. А единственный на сегодняшний день инструмент воздействия на институт в целом — учёт рабочего времени.

                Поскольку вы своим умом живете, на этом свои пояснения прекращу.

                • Ash:

                  1. «По дорожной карте можно давить только на руководителя.»

                  Так Вы, оказывается, в курсе основного обстоятельства. Тогда могу сократить пояснения к минимуму.

                  2. «А единственный на сегодняшний день инструмент воздействия на институт в целом — учёт рабочего времени.»

                  Вы исходите из того, что руководители, во-первых, знают законы, и, во-вторых, хотят их соблюдать. Это неверно.

                  В реальности многие из руководителей просто не могли поверить, что с них будут требовать выполнения майских указов (в рамках любого механизма) «as is», то есть дословно и без дополнительного финансирования. Поэтому далеко не все принимали меры заранее, хотя с 2014 года была куча времени. А весной на руководителей нажали по-настоящему, запугивая, в том числе, перспективой объединения институтов — кто лучше выполнит майские указы, тот не только премию получит на весь институт, но и будет тем, к кому присоединят, а не тем, кто потеряет самостоятельность.

                  Поэтому действия носили судорожный характер и противоречили не только трудовому законодательству, но и здравому смыслу.

                  Вот этих «обломистов» и стоило бы вывесить в сеть.

                  Сделать же это быстро и эффективно может именно профсоюз.

                  • Андрей:

                    Как вы неаккуратно проговорились. «Поэтому далеко не все принимали меры заранее, хотя с 2014 года была куча времени.» Расскажите-ка, какие меры им надо было предпринимать?

                    • Ash:

                      «...какие меры им надо было предпринимать?»

                      Например, Denny мог бы воспользоваться удобным случаем и уволить хотя бы часть из тех 90%, которых он хочет отправить в дворники.

                      А если серьёзно, то для начала следовало бы сразу же собрать сотрудников и сделать объявление — вот такая проблема, что делать будем?

                      Ну и определили бы критерии, по которым можно людей, действительно этого заслуживающих, отправить на полставки в строгом соответствии с законом. Другими словами, сформулировали бы более-менее разумные требования, а через два года посмотрели бы, кто им удовлетворяет.

                      И кроме того, есть всякие финты. Скажем, в разных регионах средняя зарплата разная. Скажем, в Москве одна, а в Подмосковье — другая.

                      Да мало ли ещё чего можно за пару лет изобрести.

                  • Андрей:

                    Спасибо, повеселили.

                    Способа отправить человека на полставки «по закону» не существует, к вашему сведению.

                    Тем не менее, если даже предположить, что такой способ есть, то отправить на полставки в Москве пришлось бы всех, а не некоторых, поскольку средняя зарплата в институтах обычно не превышает 60 тысяч, а чаще составляет 40 тысяч. Поделите 40 тысяч на искомые 135 тысяч и вы получите реальную долю ставки, на которую надо перевести ВСЕХ, а не каких-то там мифических единичных лентяев.

                    Идея взять и переехать всем московским институтам в Подмосковье, чтобы просоответствовать указу — просто бесценна и отлично характеризует уровень вашей аналитики. Или вы предлагаете фиктивный переезд? Вот это была бы по настоящему знатная афера.

                    В целом ни одно из ваших предложений нереалистично, а все, что вы сказали, сводится к идее «сокращения неэффективных». Именно против этого в своё время и протестовал профсоюз РАН, причем справедливо, поскольку любая попытка выполнить майские указы без дополнительного финансирования неизбежно приведёт либо к массовому сокращению (вдвое-вчетверо), либо к переходу на доли ставок. И директора институтов, массово перешедших на доли ставки, избежали массового сокращения, столь любезного вашему сердцу.

                    Но вы пожалуйтесь в профсоюз. Они без вас ничего не видят и не понимают, разумеется. Внесите свои предложения, пусть у них тоже будет хорошее настроение.

                    • Ash:

                      1. ``Способа отправить человека на полставки ``по закону'' не существует, к вашему сведению.''

                      Вы прямо как из Америки приехали.

                      Есть способы и очень простые. Например, основанные на контроле реальной посещаемости. А потом перед человеком ставят условие — либо пишешь добровольное заявление на полставки, либо мы тебя уволим «начисто».

                      2. «...то отправить на полставки в Москве пришлось бы всех...»

                      Ну и что? Если бы коллектив принял такое решение, то оно бы и было осуществлено.

                      А лентяев (отнюдь не мифических и далеко не единичных) переводить можно не только на полставки, но и, скажем, на 1/10 (что местами и сделали).

                      3. «...отлично характеризует уровень вашей аналитики.»

                      Это характеризует, в основном, уровень Вашего восприятия. В следующий раз буду разжёвывать, как для студентов-заочников.

                      4. «Или вы предлагаете фиктивный переезд?»

                      Разумеется. Только делать нужно с умом. Открыть, скажем, филиальчик на площади «союзного» подмосковного института. И перевести туда временно часть народа (опять же, избирательно). Но сейчас проводить такие операции уже поздно.

                      5. «В целом ни одно из ваших предложений нереалистично...»

                      Это Вы про необходимость посоветоваться с народом ещё в 2014 году?

                      6. «И директора институтов, массово перешедших на доли ставки, избежали массового сокращения, столь любезного вашему сердцу.»

                      Вы, ко всему прочему, даже читать толком не умеете. Поэтому повторяю ещё раз: речь идёт не о переходе на доли ставки как таковом, а том, каким способом он был реализован.

                      7. «...пусть у них тоже будет хорошее настроение.»

                      Ваша беда, как и многих реформаторов, в том, что Вы относитесь к народу, как к пассивному материалу для Ваших экспериментов. Вы не хотите с ним общаться и не верите, что другие люди могут быть умнее Вас.

                      Поэтому повышайте своё настроение перед зеркалом.

                      -----------------

                      ...упомянутый Шуа дю-Гюрзель, аристократ и гипнотизер необычайной силы, налетел на свое отражение в зеркале, когда «взгляд его был полон желания, мольбы, властного и нежного повеления, призыва к покорности и любви». И поскольку «воле Шуа дю-Гюрзеля не мог противостоять даже сам Шуа дю-Гюрзель», бедняга безумно влюбился сам в себя. Как Нарцисс. Дьявольски элегантный и аристократический рассказ. Там есть еще такое место: «К его счастью, после Нарцисса жил еще пастух Онан. Так что граф живет сам с собою, выводит себя в свет и кокетничает с дамами, вызывая, вероятно, у себя приятную возбуждающую ревность к самому себе».

                      www.e-reading.club/chapte...ya_sud%27ba.html

              • Андрей:

                Опять повеселили, ей-богу.

                По поводу посещаемости и перевода на полставки — а вы не в курсе, что на работу надо ходить?! Это ваша прямая обязанность по трудовому договору. А вы, наверно, хотели бы дома «работать»? Не получится. Именно в этом вопросе Трудовой кодекс защищает работодателя, а не работника.

                По поводу перевода на полставки всех — вы только что писали, что профсоюз должен обнародовать данные о «ВУЗах и институтах, которые занимались (и продолжают заниматься) фокусами со ставками для фиктивного выполнения майских указов». А потом в прыжке попытались переобуться — мол, если коллектив принял решение перейти на полставки, то это допустимо, а если директор с коллективом не посоветовался — это плохо. Сказанное вами настолько комично и абсурдно с точки зрения вышеупомянутого Трудового кодекса, что я даже не берусь это дополнительно комментировать. Времени займет много, а вы все равно не разберетесь.

                По поводу «разжевывать» — не затрудняйтесь, от этого сказанные вами глупости не перестанут быть глупостями.

                По поводу фиктивного переезда — прокуратура будет просто счастлива. Переход на полставки по сравнению с этой аферой — весьма невинное деяние.

                По поводу посоветоваться с народом — это с вами, что ли злой директор не посоветовался, и вы теперь эту обиду третий год несете? Ну и правильно сделал. Не дай бог ему последовать вашим советам, посадят :)

                По поводу неумения читать — вы так много пишете, что за всеми извивами вашей мысли сложно уследить.

                По поводу ваших завершающих ремарок — вы явно хорошо знакомы с предметом :))

                Резюме — ходите на работу, и вас не уволят и не переведу на полставки. И не сидите так много в интернете :)

                • Ash:

                  Ну что же, займёмся, как обычно говорят особо одарённым студентам.

                  1. «...а вы не в курсе, что на работу надо ходить?!»

                  Существует сильная корреляционная зависимость между «хождением на работу» и «склонностью к облому». Поэтому описанный мной способ перевода на доли ставки реальных и отнюдь не единичных сотрудников, занимающихся, в основном, не работой, а другими делами, весьма эффективен.

                  С чем Вы и согласились. Так что этот вопрос закрыт.

                  2. «...если коллектив принял решение перейти на полставки, то это допустимо, а если директор с коллективом не посоветовался — это плохо...» «...за всеми извивами вашей мысли сложно уследить.»

                  Тут, конечно, моя вина. Я рассчитывал на уровень научного сотрудника, а нужно было — на уровень прапорщика в отставке. Сейчас поправим.

                  Крайне маловероятно, что коллектив примет решение о поголовном переводе всех на полставки, и ещё менее вероятно, что тот же коллектив рекомендует сделать это в один приём.

                  Поголовный перевод не нужен потому, что нет необходимости выполнять указы в полном объёме — это почти ни у кого не выйдет. Поэтому нужно просто следить за показателями других организаций и стараться держаться в середине. В результате награды, скорее всего, не будет, но и наказания тоже. В чём цель и состоит.

                  Резкие действия (вроде массового перевода) нецелесообразны в любом случае, так как привлекают внимание проверяющих и почти всегда имеют нежелательные побочные результаты, так как повышают вероятность разнообразных ошибок.

                  Таким образом, если в какой-то момент произошёл массовый перевод сотрудников на доли ставки, то можно не сомневаться, что это судорожные и неизбирательные действия администрации, не имеющие ничего общего с решением трудового коллектива.

                  За что администрации и полагаются горяченькие.

                  3. «По поводу фиктивного переезда — прокуратура будет просто счастлива.»

                  Снимите кирзовые сапоги и задействуйте шарики в голове (если, конечно, они ещё остались).

                  Какой фиктивный переезд? О чём Вы? Совершенно реальный совместный филиал (для выполнения совместных проектов) на территории другого института в Подмосковье, с реальными сотрудниками, пусть и не появляющимися там каждый день, каковое обстоятельство прокуратура отслеживать не должна и не сможет.

                  4. «Ну и правильно сделал.»

                  Тут я Вас полностью понимаю. Чтобы командир части советовался с прапорщиками вроде Вас? Действительно, незачем.

                  5. «И не сидите так много в интернете...»

                  И тут Вы правы. Многие знания — многие печали. А лично Вас ждёт плац.

                  Признайтесь — Вы же иногда, по ночам, выходите на улицу и тихонько занимаетесь строевой подготовкой — вроде команды «смирно», выполняемой «на одиннадцать счетов». Для собственного удовольствия.

                  Ведь так?

                  • Петр:

                    Господа! Ваш спор лишен всякого смысла, т.к. никто нам не гарантирует, что после «оптимизации» штата нам не « оптимизируют» бюджет института. Проще говоря, уволим мы всех мнимых или реальных лентяев и сократим штат в 3 раза, а нам со следующего года и денег выплатят в 3 раза меньше. Это очевидно! Пока нет четких правил игры никакие преобразования не возможны!

                    • Ash:

                      1. «Проще говоря, уволим мы всех мнимых или реальных лентяев и сократим штат в 3 раза, а нам со следующего года и денег выплатят в 3 раза меньше.»

                      В этом-то почти никаких сомнений нет.

                      2. «Пока нет четких правил игры никакие преобразования не возможны!»

                      А от кого Вы хотите получить эти правила?

                      Нынешнее начальство вообще не знает, что с наукой делать и зачем вообще она нужна.

                      Рядовые научные сотрудники тоже не знают ответ на этот вопрос.

                      И мало того, что не знают — он их даже не интересует.

  • Сергей:

    В статье очень хорошо показано как ведутся дискуссии в научном сообществе. Браво! Давно не получал такого удовольствия от от чтения о Российской науке. Я думаю, что внимательно чтение аргументации чиновников от науки даёт богатую пищу для размышлений о ее перспективах.

    • vnbiryukov:

      Сергей! насчет «богатой пищи» — вы это серьезно? Вы раньше не знали, кто руководит нашей наукой?

  • Сергей:

    «Григорий Трубников также сообщил, что к 1 января 2018 года будет создан проектный офис по разработке и мониторингу госпрограммы научно-технологического развития. «Это будет мозговой штаб из 10-12 человек, крайне энергичная и активная разумная структура, которая должна заниматься реализацией стратегией НТР».

    Давайте поиграем в игру: заменим «научно-технологического развития» на, например, «новые перспективные смартфоны». Можем ли мы экспертно предсказать как будут развиваться смартфоны (на котором я все это пишу) в обозримом будущем? Я думаю даже эту скромную задачу эксперты решить не смогут. Пусть лучше составляют детальный поквартальный план научных открытий на перспективный отчетный период)))

  • Влад:

    Суда по конспекту дискуссии, оч. мало конкретики.

    Список НИИ с фиктивными средними легко привести. Почему не привели??

    Затем, про какие такие фин ресурсы говорил Фурсенко, мол денег не осилим.

    Какие такие деньги? Где деньги, Зин?? Мы их осилим.

    А про молодежь?? Ведь ее и 30% от состава нет.

    Да и те — только мнсы, т.к. сами еще ничего не умеют. И печатаются с докторами в соавторстве.

    Завал в науке полный.

    Но директора-академики живут припеваючи. Их все устраивает.

    Одни парадоксы...

    • Петр:

      С конкретикой все не так просто! Трубников не зря так уверенно спросил про факты — он то точно знает, что ни один институт не признает официально приписки и, следовательно, фактов ее будет. Проверки дело долгое, тем более что их надо проводить массово, что бы доказать, что это не «проблемы отдельных институтов». Но ни чиновники ни руководство институтов в таких проверках не заинтересовано.

      А по поводу слов Фурсенко, то их смысл вообще непостижим, скорее всего, он сам не понимает, что говорит, его задача — заговаривать зубы. Он тут недавно сказал, что ученым следует заняться решением задач не имеющих решения. Вот это, по его словам, настоящая наука, это действительно интересно, а решать задачи, имеющие решение — это скучно! Так и сказал! Видимо это он придумал для институтов задачу не имеющую решения — повысить зарплаты ученым до 60-80 тыс, не выделяя никакого финансирования. Он забыл, что в отличие от чиновников, ученые еще не изобрели способ делать деньги из воздуха.

      • Ash:

        1. «Но ни чиновники ни руководство институтов в таких проверках не заинтересовано.»

        Профсоюз может очень быстро собрать надёжные данные. И если кто-нибудь в них усомнится, то проверить будет нетрудно: зайти в отдел кадров и посмотреть — когда была массовая подача заявлений о переводе на доли ставки.

        2. «...скорее всего, он сам не понимает, что говорит...»

        В этом-то никаких сомнений нет. Потому он и оказался помощником президента.

        3. «...ученым следует заняться решением задач не имеющих решения.»

        « — Голубчики, — сказал Фёдор Симеонович озабоченно, разобравшись в почерках. — Это же проблема Бен Бецалеля. Калиостро же доказал, что она не имеет решения.

        — Мы сами знаем, что она не имеет решения, — сказал Хунта, немедленно ощетиниваясь. — Мы хотим знать, как её решать.

        — Как-то странно ты рассуждаешь, Кристо… Как же искать решение, когда его нет? Бессмыслица какая-то…

        — Извини, Теодор, но это ты очень странно рассуждаешь. Бессмыслица — искать решение, если оно и так есть. Речь идёт о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет. Это глубоко принципиальный вопрос…»

        4. «Видимо это он придумал для институтов задачу не имеющую решения — повысить зарплаты ученым до 60-80 тыс, не выделяя никакого финансирования.»

        Нет. Это придумали деятели, гнездящиеся во ВШЭ и консультирующие ЦСР Кудрина.

        И кое-кто из них до сих пор уверен, что придумал правильно.

      • vnbiryukov:

        Когда Фурсенко был министром в физтехе произошел маленький скандал. Шестеро старшекурсников попались на сдаче ЕГЭ по паспортам школьников, милиция составила протокол и копию отправила ректору. Ректор сам вопрос решать не захотел и передал его на решение Совету. Совет с 1-й попытки решения не принял. Тут Фурсенко и вмешался, публично посоветовав «отчислить так, чтобы можно было восстановить». Студентов отчислили, а через месяц восстановили. Теперь они работают, возможно в РАН, а Фурсенко на посту главного в Администрации по образованию продолжает сеять разумное, доброе и вечное. Вот такие фурсенки, мединские и васильевы нами руководят. И кто-то с ними «решает вопросы». Понятно, что результаты «решения» известны априорно, — то, что началось в 70-е, будет продолжаться.

      • vnbiryukov:

        Вы недооцениваете наших ученых. Делали и именно из воздуха.

        В 70-е годы в госгидромете работал один молодой кандидат, который исследовал несколько лет движение воздушных масс в зоне Кавказа. Случайно его задержала милиция при скупке на вокзале железнодорожных билетов. Оказалось ему надо было писать отчет об экспедициях, ну вот...

        Это были сущие копейки по сравнению с проектами «персональный компьютер» — «растворился» миллиард долларов и "торсионные поля — успели «освоить» пол миллиарда. Еще в 95-м была попытка защитить докторскую по торсионным полям. Но и одиночек работает много. Один доктор географических наук объяснял читателям Новой газеты что на северном полюсе не так холодно, как на южном, потому что северный полюс притягивает положительно заряженные космические частицы, а южный — отрицательно заряженные.

        Передо мной лежит статья одного доктора экономических наук, из которой следует, что доктор не знает процентов. Не знает доктор наук, не знает соавтор — кандидат наук, не знает рецензент уважаемого журнала, издающегося, кстати, министерством образования. Все они получают свою зарплату из воздуха. При этом они же рассчитывают мою зарплату!

    • Ash:

      1. «Список НИИ с фиктивными средними легко привести.»

      Кому легко? Профсоюзу — легко. Остальным — нет.

      2. «Почему не привели??»

      Лень-матушка и облом-батюшка. Да и шарики в головах ржавые.

      3. «Какие такие деньги? Где деньги, Зин?? Мы их осилим.»

      Не осилим. По большому счёту Фурсенко прав (если смотреть на слова, а не на то, что у него на самом деле было на уме).

      Если сейчас профинансировать науку в объёме, сопоставимом с объёмом времён СССР, то выяснится, что разумно осваивать деньги некому, потому что прикладные институты разогнаны.

      4. «Одни парадоксы...»

      Не нужно путать лень и хрень с парадоксами.

  • Михаил:

    У нас многие сотрудники сидят на 0.5 и даже 0.25 ставки. Аргументация была такая: сейчас наберем молодежь, а когда аттестация институтов закончится, дай бог, ставки в институтах появятся. Теперь эти полу- и четверть-ставочники оказались очень удобными для чиновников от науки для отчетов о выполнении майских указов.

    • Ash:

      «...а когда аттестация институтов закончится...»

      История с аттестацией — отдельная.

      Там цель — уменьшить количество единиц управления в рамках ФАНО.

      При нынешнем положении дел на одного клерка приходится примерно по несколько десятков институтов.

  • Сергей:

    Любые аттестации, проверки, комиссии и т.д.: если нет должного, финансирования, если руководство зависит только от внешних показателей и благосклонности ФАНО и т.п., если нет связей с реальной экономикой или хотя бы образованием, то они (аттестации, проверки, комиссии) лишь отвлекают ваше внимание от самоидентификации полной ж... с тем, что называется наукой и перспективами

  • res:

    Осталось ввести доцентов РАН. Самое время. И вообще, что мелочиться, было же у Петра 1-го 14 классов, вот к ним и вернуться. Только для всех, для всех, граждане. А то сейчас там где-то есть государственные советники, а на земле, где, собственно, все и делается, по советской старинке. Самое порочное в этой системе — стипендии.

  • «ученым свобода дороже»

    Вот именно!

    Основная рабочая единица — лаборатория. Если возникает необходимость лаборатории объединят усилия сами. Без помощи извне. Искусственно объединять и руководить нет никакого смысла.

    Семинары и конференции обеспечат обмен информацией. Один или несколько органов распределяют ресурсы по лабораториям, закрывают не перспективные, открывают новые. Система грантов дополняет это.

    • Ash:

      1. «Искусственно объединять и руководить нет никакого смысла.»

      Это может быть справедливо для математиков. В принципе можно арендовать офис для встреч и работы тех, кто не в состоянии по жилищным условиям работать дома. И менять арендодателя хоть каждый год.

      Но с людьми, которым нужна для деятельности экспериментальная установка, такой номер не пройдёт.

      2. «Один или несколько органов распределяют ресурсы по лабораториям, закрывают не перспективные, открывают новые.»

      Нагрузка на эти органы будет колоссальная: скажем, 650 институтов умножить на, например, 20 лабораторий = 13 000 единиц, которыми нужно управлять.

      Другими словами, потребуется примерно те же 650 промежуточных центров управления нижнего уровня плюс штук 20 центров уровня, соответствующего бывшим отделениям РАН. С учётом экспериментаторов выйдет реинкарнация прежней структуры с, быть может, несколько облегчённым режимом перехода из одного центра в другой, что реально лишь для теоретиков (которые и сейчас не особо административно привязаны).

      3. «Система грантов дополняет это.»

      Сегодня грант есть, а завтра — нет. Чем питаться в промежутках?

      • «Но с людьми, которым нужна для деятельности экспериментальная установка, такой номер не пройдёт.»

        Коллективное пользование установками, особенно большими и, например, космическими телескопами отлажено... и не дай бог ими начнут руководить министерства или завхозы ФАНО.

        Вот к примеру, Северинов с его двумя лабораториями. Не думаю, что ему чем-то поможет директор или, извините министр.

        Или ЭПР лаборатория в Швейцарии, набрали классных специалистов по всему миру. Зав лаб., секретарша и механик который умеет делать все. Кстати дипломированный. Наши умельцы, как правило, самородки.

        А лаборатория Кавендиша?

        Кому-то нужно общение, кому-то не очень. Можно собрать математиков в одном большом здании и назвать его МИАН, но математик много и каждая группа занимается своей математикой.

        Ну назовите завлаба директором. Только не делайте из него чиновника, а из лаборатории контору по переработке отчетов. Кстати я работал именно в такой лаборатории. За тридцать лет она превратилась в контору с парой ребят которые чего-то делали, а белее десятка человек писали и переписывали. Самое странное что-то делалось...

      • «Сегодня грант есть, а завтра — нет.»

        Это верно.

        Я по этому и сказал — дополняет. Плохо ли хорошо не знаю. Нет у меня никакой информации. Никогда не просил денег, ни у кого. Если не считать до получки...

      • "650 институтов умножить на, например, 20 лабораторий = 13 000 единиц, которыми нужно управлять. "

        А что значит управлять? В том-то и дело, что управлять не нужно. Работу и перспективы оценивать по результатам и реальному потенциалу. Это работа экспертов. Нужно сравнивать работу в различных регионах и странах, а не с соседями через стенку.

        • Ash:

          1. «Коллективное пользование установками, особенно большими и, например, космическими телескопами отлажено...»

          Речь идёт не о больших установках, а, скажем, о занимающих пару десятков квадратных метров. Разобрать такую не очень просто, и, главное, собрать на новом месте и снова всё настроить — очень муторное и трудоёмкое дело.

          2. «Можно собрать математиков в одном большом здании...»

          С теоретиками особых проблем нет, с этим я уже согласился.

          3. «Ну назовите завлаба директором. Только не делайте из него чиновника...»

          Человек, имеющий право подписи финансовых документов и работающий на бюджетные деньги, автоматически выполняет обязанности чиновника пропорционально суммам, которые он имеет право распределять. Он обязан соблюдать действующее законодательство, которое можно называть как угодно, но слово «простое» к нему не подходит.

          Одна только часть, относящаяся к госзакупкам, чего стоит. Да и КЗоТ не подарок.

          4. «...а из лаборатории контору по переработке отчетов.»

          Для этого нужен платёжеспособный спрос со стороны промышленности. Если нет реальных задач, то нет и реальной деятельности.

          5. «Самое странное что-то делалось...»

          Это остаточные флуктуации.

          6. «Я по этому и сказал — дополняет.»

          Так вопрос-то: дополняет что? Если, скажем, институт примерно наполовину (в среднем) загружен задачами из реального сектора (примерно как в СССР), то тогда всё более-менее понятно: кто выиграл грант, тот по нему, в основном, и работает, а кто не выиграл — тот выполняет заказы и думает, как выиграть грант в будущем.

          7. «А что значит управлять? В том-то и дело, что управлять не нужно.»

          Конечно не нужно, если нет задач, востребованных экономикой. Зачем управлять ненужным сектором, то есть наукой?

          8. «Нужно сравнивать работу в различных регионах и странах, а не с соседями через стенку.»

          А кому вообще нужна какая-либо работа? Только тем, кто пользуется её результатами. Наши научные сотрудники, поскольку они получают содержательные результаты, работают на экономики других стран.

          Поэтому следует не только сравнивать наши результаты с результатами, полученными в других странах, но и передать управление нашей наукой представителям этих других стран. Пусть там и определяют приоритеты, выделяют средства на большие экспериментальные установки, следят за целевым расходованием финансирования и т.д.

          Наша-то страна здесь при чём?

          • «Речь идёт не о больших установках»

            Я и не говорил, что установки только большие. Мне просто кажется на больших процесс сотрудничества лучше отработан.

            «Наша-то страна здесь при чём?»

            Вот именно не причем. Но есть тенденция все мерять своим аршином.

            «Человек, имеющий право подписи финансовых документов и работающий на бюджетные деньги, автоматически выполняет обязанности чиновника пропорционально суммам»

            В швейцарской лаборатории ЭПР, о которой я читал, этим ведает секретарша. И, как я понял она не бегает за подписью к ректору или завхозу. Есть бюджет и завлаб праве сам решет какое оборудование покупать, какое ремонтировать.

            Я с вами во многом согласен заранее... только не всегда промышленность готова к использованию результатов. Ели заранее известно, что ожидается результат, этим должна заниматься промышленность... так и делается. Конечно есть риск, что вместо копейки компания заработает всего лишь нобелевскую премию. Кстати на западе обычное дело. У нас до этого далеко, работает тупая модель — что б заработать деньги нужны только деньги. Результат — уродцы Роснано и Сколково.

            • Ash:

              1. «Мне просто кажется на больших процесс сотрудничества лучше отработан.»

              Здесь имеет место принципиальная разница: больших установок мало, а небольших — много. Поэтому система управления большими установками принципиально не годится для малых.

              Разница примерно та же, что и между принципами управления электростанцией и ларьком. В СССР получили на этот счёт исчерпывающие экспериментальные результаты — то, что годится для небольшого числа крупных предприятий, совершенно неприемлемо для большого количества мелких.

              2. «Есть бюджет и завлаб праве сам решет какое оборудование покупать, какое ремонтировать.»

              Завлаб при этом обязан выполнять действующее законодательство. И, насколько мне известно, этим занимаются специальные юридические отделы, под руководством которых (и, разумеется, не только их) этот бюджет и составляют. Собственно, в составлении бюджета и заключается львиная доля управления.

              Просто у нас любят гоняться за мухами (упуская слонов), что и приводит к лишним сложностям. Но управлять-то всё равно нужно.

              3. «...только не всегда промышленность готова к использованию результатов.»

              Не в этом дело. В более-менее нормальной экономике расходы на фундаментальную науку составляют считанные проценты от расходов на прикладные исследования. Поэтому что там нашли фундаментальщики, для экономики не очень важно — если сейчас не готовы использовать, то большой беды в этом нет.

              У нас же прикладная наука в значительной мере ликвидирована. В результате в головах фундаментальные результаты приобрели совершенно несвойственное им значение. В нормальной системе они являются второстепенными с точки зрения текущей работы.

              4. «...Роснано и Сколково.»

              Это результат отождествления корреляционных связей с причинно-следственными на почве прикладного монетаризма.

              Наши деятели от экономики заметили, что в других странах большие денежные потоки в высокотехнологичной промышленности коррелируют с относительно большими денежными потоками в конторах, занимающихся примерно тем же, чем должны заниматься в Роснано и Сколково. Отсюда, в лучших традициях магического мышления, был сделан вывод: если создать Роснано и Сколково, то возникнет и высокотехнологичная промышленность.

              Вот и размахивают ветками, желая поднять ветер.

              • Тут просто, наша экономика устроена по принципу деньги делают деньги. Религия 20-30-х, хорошо известно чем это кончилось. Американцы выучили этот урок, теперь они хорошо знают кто делает деньги.

                Все хорошо описано у Уилсона «Брат мой, враг мой».

                Требовать от людей, работающих по двенадцать часов, во-время приходить на работу странно.

                Другая странность увеличивать зарплату преподавателям путем сокращения часов. В результате зарплата уменьшается, а студент получает небольшую добавку к школьным знаниям, вполне достаточную для работы «менеджером» за прилавком овощного магазина. .

              • «У нас же прикладная наука в значительной мере ликвидирована.»

                Да и была она достаточно кривенькая. И к 80-тым стала окончательно кривой. И рассыпалась мелким бисером. Кто что-то умел делать делает и неплохо живет, по крайне мере какая-то часть.

                Секрет простой, если что-то получилось — это и производи.

                • В любой науке нельзя ждать немедленного практического применения...

                  Сначала надо получить неожиданное решение. Потом, возможно, придется искать неожиданное применение.

                • Ash:

                  1. «И к 80-тым стала окончательно кривой. И рассыпалась мелким бисером.»

                  Не нужно смазывать картину. Масштаб разгрома прикладной науки в 90-е совершенно очевиден.

                  2. «Секрет простой, если что-то получилось — это и производи.»

                  Современное производство — не цех народных промыслов.

  • vnbiryukov:

    По словам зам. министра, «статистика — упрямая вещь, цифры не обманешь."

    1. Есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика. — Марк Твен популяризовал высказывание, упомянув, что оно приписывается Дизраэли («Главы моей автобиографии — ХХ», Обзор № DCXVIII, 5 июля 1907).

    2. Размер зарплаты — величина статистическая, которую невозможно описать одним числом. В России, где разброс доходов колоссальный, необходимы ПОЛНЫЕ данные о зарплате. Но вот как раз сведений о распределении зарплат среди мнс-ов, снс0в, профессоров, доцентов МОН НИКОГДА не публиковало. Позиция МОН по этому вопросу понятна, но вот позиция научных работников требует объяснения. Объяснения же дать сложно: «Грубо говоря нельзя сказать, а мягко говоря — нет слов» (Жванецкий). Ситуация пикантная — лучим в стране специалистам по экономике и статистике не говорят какая у них фактическая зарплата, а они этого и не требуют!

  • Сергей:

    Браво! Прочитал Ваши комментарии. Конечно действительность «еще шикарней» как пел Высоцкий. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com