Речное цунами и российская наука

Илья Мирмов
Илья Мир­мов

С гора­ми шут­ки пло­хи — исти­на рас­хо­жая. За то уже нема­лое вре­мя, что я регу­ляр­но езжу рабо­тать в Бак­сан­скую ней­трин­ную обсер­ва­то­рию (БНО), слу­чи­лось три серьез­ных про­ис­ше­ствия, свя­зан­ных с капри­за­ми при­ро­ды.

Сель в Тыр­ны­а­у­зе в июле 2000-го при­вел к затоп­ле­нию почти поло­ви­ны горо­да, но БНО затро­нул постоль­ку-посколь­ку. Несколь­ко дней отсут­ство­ва­ло элек­тро­снаб­же­ние, без кото­ро­го не мог­ли функ­ци­о­ни­ро­вать науч­ные лабо­ра­то­рии. А в посел­ке Ней­три­но, в кото­ром рас­по­ло­же­на обсер­ва­то­рия, раз­мо­ро­зи­лись холо­диль­ни­ки и не рабо­та­ли элек­тро­пли­ты — жите­лям неволь­но при­шлось устра­и­вать шаш­лы­ки нон-стоп на кострах. Не рабо­тал и водо­про­вод. Но в посел­ке, во-пер­вых, име­ют­ся при­род­ные источ­ни­ки чистой воды, а во-вто­рых, по обес­то­чен­ной и обез­во­жен­ной части уще­лья МЧС раз­во­зи­ло питье­вую воду в авто­ци­стер­нах.

В мар­те 2006 года непо­сред­ствен­но в посел­ке сошла лави­на — с той самой горы Андыр­чи, под кото­рой нахо­дит­ся под­зем­ный науч­ный ком­плекс. Погиб­ло три чело­ве­ка — дежур­ная сме­на гор­но­спа­са­те­лей, — но всё мог­ло быть гораз­до хуже. Лави­на сошла в пол­седь­мо­го утра, когда в тех­но­ло­ги­че­ской зоне почти нико­го нет. Слу­чись несча­стье часом-дву­мя поз­же, когда основ­ная мас­са сотруд­ни­ков направ­ля­ет­ся на рабо­ту, коли­че­ство жертв мог­ло исчис­лять­ся десят­ка­ми.

В ночь на 1 сен­тяб­ря нынеш­не­го года слу­чил­ся оче­ред­ной ката­клизм. На этот раз в боко­вом уще­лье Адыл­су, при­ле­га­ю­щем к основ­но­му, Бак­сан­ско­му, раз­ру­шил­ся сток на одном из гор­ных озер лед­ни­ка Баш­ка­ра. В резуль­та­те изряд­ной жары, сто­яв­шей в тече­ние несколь­ких недель, нача­лось интен­сив­ное тая­ние лед­ни­ков. Жара сме­ни­лась про­лив­ны­ми дождя­ми, внес­ши­ми свою леп­ту. Про­рвав­ша­я­ся вода, уно­ся с собой под­мы­тый дождя­ми грунт, кам­ни, дере­вья и кустар­ни­ки, рос­шие вдоль устья на скло­нах уще­лья, пока­ти­лась вниз, обра­зо­вав на реке Бак­сан вол­ну высо­той за два мет­ра. Силь­но постра­дал рай­он­ный центр Эль­брус, что в 5 км от БНО выше по уще­лью. Но науч­но­му посел­ку доста­лось боль­ше — в трех местах вокруг Ней­три­но смы­ло участ­ки доро­ги, а так­же снес­ло пеше­ход­ный под­вес­ной мост, соеди­няв­ший посе­лок и так назы­ва­е­мый пор­тал — место вхо­да в под­зем­ный ком­плекс БНО. Мост сам по себе соору­же­ние важ­ное, а вдо­ба­вок по нему шли тех­но­ло­ги­че­ские ком­му­ни­ка­ции, обес­пе­чи­вав­шие под­зем­ные лабо­ра­то­рии. Посе­лок вновь остал­ся без све­та, воды и газа. Маги­страль­ная газо­вая тру­ба ока­за­лась повре­жде­на сра­зу в несколь­ких местах; кро­ме Ней­три­но еще пять посе­ле­ний лиши­лись газо­снаб­же­ния.

И опять мест­ным жите­лям повез­ло, что сель про­шел в рай­оне трех часов ночи, когда на доро­ге почти нет ни машин, ни людей. Тем не менее, три чело­ве­ка погиб­ли, в том чис­ле гла­ва адми­ни­стра­ции посел­ка Эль­брус Муса Джап­пу­ев. Чет­вер­той жерт­вой чуть было не стал глав­ный инже­нер БНО Муга­зим Гежа­ев, кото­рый ока­зал­ся вме­сте с Джап­пу­е­вым на доро­ге по дол­гу служ­бы. Сра­зу после поступ­ле­ния сиг­на­ла бед­ствия они пыта­лись оце­нить мас­шта­бы бед­ствия и понять, какие меры сле­ду­ет сроч­но пред­при­нять. Ночь была не про­сто тем­ной, но и туман­ной, и они сами не заме­ти­ли, как ока­за­лись в несу­щем­ся пото­ке. Обо­им уда­лось выбрать­ся из маши­ны через окно, но до твер­дой зем­ли суж­де­но было добрать­ся толь­ко одно­му. Тело погиб­ше­го гла­вы Эль­бру­са было обна­ру­же­но и пре­да­но зем­ле толь­ко на исхо­де тре­тьей неде­ли непре­рыв­ных поис­ков.

Про­бле­мы науч­но­го посел­ка, несо­мнен­но, важ­ны, но не сто­ит забы­вать, что раз­ру­ше­ния про­изо­шли не толь­ко в посел­ке Ней­три­но. Феде­раль­ная авто­до­ро­га, иду­щая по уще­лью, — это един­ствен­ное свя­зу­ю­щее зве­но меж­ду «Боль­шой зем­лей» и гор­ны­ми посел­ка­ми. Поэто­му к ее вос­ста­нов­ле­нию при­сту­пи­ли опе­ра­тив­но и боль­ши­ми сила­ми. Актив­ные рабо­ты ведут­ся и сей­час, спу­стя более чем месяц после про­ис­ше­ствия, и до их завер­ше­ния еще дале­ко. Одна­ко основ­ные про­бле­мы жиз­не­обес­пе­че­ния уще­лья уже реше­ны.

С нау­кой несколь­ко слож­нее. Мож­но сколь­ко угод­но утвер­ждать, что в такие дни не до нау­ки, но, увы, это не совсем спра­вед­ли­во. Под­зем­ные лабо­ра­то­рии БНО — слож­ные тех­но­ло­ги­че­ские ком­плек­сы и абсо­лют­но без­опас­ны толь­ко при пра­виль­ной экс­плу­а­та­ции — в первую оче­редь при регу­ляр­ном и пол­но­цен­ном ресур­со­обес­пе­че­нии. Элек­тро­энер­ги­ей, водой, воз­душ­ной вен­ти­ля­ци­ей. В 2000 году мы опа­са­лись, что гал­лий (мишень для захва­та ней­три­но), нахо­дя­щий­ся в жид­ком виде, без при­ну­ди­тель­но­го подо­гре­ва замерз­нет. Это озна­ча­ло, что он не про­сто засты­нет в реак­то­рах, но и выве­дет их из строя (попро­сту разо­рвет), посколь­ку в твер­дом состо­я­нии гал­лий, как и вода, име­ет мень­шую плот­ность, чем в жид­ком. Послед­ствия мог­ли быть непо­пра­ви­мы, не счи­тая колос­саль­но­го эко­но­ми­че­ско­го ущер­ба. Но не было бы сча­стья… Без элек­три­че­ства и воды не может рабо­тать мощ­ная систе­ма кон­ди­ци­о­ни­ро­ва­ния ГГНТ — тем­пе­ра­ту­ра в лабо­ра­то­рии доста­точ­но быст­ро под­ни­ма­ет­ся выше 30 гра­ду­сов и предо­хра­ня­ет лег­ко­плав­кий гал­лий (t = 29,8 oC) от замер­за­ния.

Так что на этот раз мы хотя бы не бес­по­ко­и­лись за нашу дра­го­цен­ную мишень. Тем не менее, воз­врат и лабо­ра­то­рии гал­лий-гер­ма­ни­е­во­го теле­ско­па, и лабо­ра­то­рии под­зем­но­го сцин­тил­ля­ци­он­но­го теле­ско­па (330 тонн уайт-спи­ри­та), и дру­гих не менее важ­ных, хоть и менее круп­ных под­зем­ных лабо­ра­то­рий к штат­но­му режи­му — зада­ча пер­во­сте­пен­ной важ­но­сти. Ведь при нера­бо­та­ю­щих систе­мах жиз­не­обес­пе­че­ния в усло­ви­ях высо­кой тем­пе­ра­ту­ры и влаж­но­сти обо­ру­до­ва­ние быст­ро выхо­дит из строя. Про­бле­ма серьез­но услож­ня­лась (в отли­чие от при­род­ных бед­ствий 2000 и 2006 годов) раз­ру­ше­ни­ем основ­ных ком­му­ни­ка­ций, обес­пе­чи­ва­ю­щих под­зем­ный ком­плекс. Повез­ло (если здесь мож­но гово­рить о везе­нии) хотя бы в том, что усто­ял капи­таль­ный мост, рас­по­ло­жен­ный на доро­ге чуть выше посел­ка Ней­три­но. Ина­че бы и верх­няя часть уще­лья ока­за­лась пол­но­стью отре­зан­ной, и пор­тал БНО пре­вра­тил­ся бы в труд­но­до­ступ­ный ост­ров. Ведь мост, в отли­чие от доро­ги, быст­ро в экс­плу­а­та­цию не вер­нешь. Для уско­ре­ния вос­ста­нов­ле­ния про­ез­да по уще­лью при­шлось взры­вать несколь­ко скло­нов в окрест­но­стях посел­ка. В лабо­ра­тор­ном кор­пу­се БНО не выдер­жи­ва­ли окон­ные стек­ла…

Одна­ко служ­бы БНО, разу­ме­ет­ся, при помо­щи МЧС, в целом спра­ви­лись и в крат­чай­шие сро­ки вос­ста­но­ви­ли жиз­не­обес­пе­че­ние посел­ка. Заве­ду­ю­ще­му лабо­ра­то­ри­ей ГГНТ В. Н. Гаври­ну при­шлось сроч­но пре­рвать отпуск, при­быть из Моск­вы на место про­ис­ше­ствия и лич­но решать воз­ни­ка­ю­щие про­бле­мы. Не обхо­ди­лось без накла­док, и мно­гое сей­час сде­ла­но по вре­мен­ной схе­ме, но жить и даже рабо­тать мож­но. В част­но­сти, лабо­ра­то­рия ГГНТ, в кото­рой я рабо­таю, бла­го­да­ря уце­лев­шим сило­вым фиде­рам, систе­мам свя­зи и само­от­вер­жен­ным уси­ли­ям сотруд­ни­ков уже на сле­ду­ю­щий день после слу­чив­ше­го­ся функ­ци­о­ни­ро­ва­ла прак­ти­че­ски в штат­ном режи­ме, исполь­зуя толь­ко соб­ствен­ные локаль­ные систе­мы жиз­не­обес­пе­че­ния. В таком режи­ме лабо­ра­то­рия про­дол­жа­ла рабо­тать без серьез­ных непо­ла­док более двух недель, вплоть до запус­ка систем глав­но­го вытяж­но­го вен­ти­ля­то­ра и водо­снаб­же­ния. Далее, с задерж­кой все­го на один день отно­си­тель­но пла­на, утвер­жден­но­го в нояб­ре про­шло­го года, лабо­ра­то­рия ГГНТ успеш­но про­ве­ла еже­ме­сяч­ный цикл изме­ре­ния сол­неч­но­го ней­трин­но­го пото­ка. А ведь этот цикл длит­ся око­ло 40 часов, тре­бу­ет серьез­ной под­го­тов­ки и каче­ствен­но­го обес­пе­че­ния ресур­са­ми. Несколь­ко тонн сверх­чи­стой и тех­но­ло­ги­че­ской воды, ста­биль­ное элек­тро­снаб­же­ние, пода­ча све­же­го воз­ду­ха и пол­но­стью функ­ци­о­ни­ру­ю­щий кон­ди­ци­о­нер (люди ведь под зем­лей нахо­дят­ся сут­ка­ми!) — обя­за­тель­ные усло­вия для науч­но­го цик­ла ГГНТ.

Может, и не сто­и­ло так напря­гать систе­мы жиз­не­обес­пе­че­ния обсер­ва­то­рии и посел­ка, но рабо­та в подоб­ных усло­ви­ях пока­за­ла реаль­ные воз­мож­но­сти как всех струк­тур БНО, так и лабо­ра­то­рии ГГНТ, кото­рая гото­вит­ся осу­ще­ствить гло­баль­ный экс­пе­ри­мент по поис­ку сте­риль­ных ней­три­но (про­ект BEST — Baksan Exsperiment on Sterile Transitions). Экс­пе­ри­мент сто­ит доро­го, борь­ба за его финан­си­ро­ва­ние идет с пере­мен­ным успе­хом не один год, и ситу­а­ция с реч­ным цуна­ми ста­ла допол­ни­тель­ным аргу­мен­том в поль­зу того, что уче­ные спо­соб­ны справ­лять­ся не толь­ко с пря­мы­ми зада­ча­ми, но и с капри­за­ми при­ро­ды.

Есть надеж­да, что слу­чив­ше­е­ся ста­нет пово­дом обра­тить более серьез­ное вни­ма­ние на обсер­ва­то­рию и для мест­ных вла­стей, и для руко­вод­ства нау­кой. На место про­ис­ше­ствия при­ле­тал гла­ва КБР Ю. А. Коков. Он не мог не обра­тить вни­ма­ния на то, что инфра­струк­ту­ра посел­ка силь­но изно­ше­на и не соот­вет­ству­ет уров­ню реша­е­мых науч­ных задач. Одна доро­га внут­ри Ней­три­но, раз­би­тая еще в про­шлом веке, чего сто­ит. Новое покры­тие появи­лось на ней бук­валь­но в тече­ние послед­них двух лет. Но хва­ти­ло его толь­ко мет­ров на три­ста — от шос­се и до пово­ро­та от лабо­ра­тор­но­го кор­пу­са в посе­лок. Зато дру­гая про­бле­ма, став­шая объ­ек­том вни­ма­ния ТрВ-Нау­ка, уже реши­лась. Спа­са­тель­ный пост МЧС, постро­ен­ный на тер­ри­то­рии БНО после (и вви­ду) лави­ны 2006 года, недав­но с целью «опти­ми­за­ции» попал под сокра­ще­ние и был рас­фор­ми­ро­ван. Объ­ек­ты поста пере­да­ны на баланс обсер­ва­то­рии. Теперь там, в част­но­сти, рас­по­ло­жи­лось авто­хо­зяй­ство БНО, преж­няя дис­ло­ка­ция кото­ро­го ока­за­лась в зоне под­топ­ле­ния.

А уче­ные, ранее при­хо­див­шие на пор­тал пеш­ком через вися­чий мост за несколь­ко минут, теперь едут к нему на авто­бу­се несколь­ко кило­мет­ров в объ­езд. Рабо­ты по вос­ста­нов­ле­нию инфра­струк­ту­ры обсер­ва­то­рии еще предо­ста­точ­но. Есть надеж­да, что при­род­ный ката­клизм при­влек доста­точ­но вни­ма­ния к флаг­ма­ну рос­сий­ской под­зем­ной физи­ки. И при помо­щи госу­дар­ства, кото­рое так печет­ся о при­о­ри­те­тах и само­до­ста­точ­но­сти, БНО не про­сто будет вос­ста­нов­ле­на, а вый­дет на каче­ствен­но новый, совре­мен­ный уро­вень.

Илья Мир­мов, ст. науч. сотр. ИЯИ РАН

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: