Ученые, журналисты, фантасты

Павел Амнуэль
Павел Амну­эль

23 сен­тяб­ря в Санкт-Петер­бур­ге про­шли Вто­рые науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни Алек­сандра Беля­е­ва и были вру­че­ны пре­мии име­ни Беля­е­ва за луч­шие науч­но-попу­ляр­ные пуб­ли­ка­ции 2015 года: луч­шую кни­гу на рус­ском язы­ке, луч­шие пере­во­ды зару­беж­ных науч­но-попу­ляр­ных книг, луч­шие серии очер­ков, луч­ший науч­но-попу­ляр­ный жур­нал и т. д. Читая в каче­стве чле­на жюри номи­ни­ро­ван­ные на Беля­ев­скую пре­мию про­из­ве­де­ния, я полу­чил огром­ное удо­воль­ствие: по-мое­му, все кни­ги, ста­тьи и про­чие пуб­ли­ка­ции были достой­ны награ­ды! Ни одно­го про­ход­но­го, неин­те­рес­но­го тек­ста. Огром­ное коли­че­ство доступ­ной для пони­ма­ния «широ­ко­го чита­те­ля» инфор­ма­ции из самых раз­ных обла­стей нау­ки: от кос­мо­ло­гии и кван­то­вой физи­ки до меди­ци­ны и исто­рии. Пора­до­ва­ли и тира­жи: если несколь­ко лет назад науч­но-попу­ляр­ные кни­ги в Рос­сии выхо­ди­ли скром­ны­ми тира­жа­ми 300–500 экзем­пля­ров, то сей­час сред­ний тираж достиг 3–4 тысяч. Радость, конеч­но, неве­ли­кая: в не столь уж дав­ние вре­ме­на (трид­цать лет — не веч­ность…) тира­жи науч­но-попу­ляр­ных книг на рус­ском язы­ке дохо­ди­ли до ста тысяч экзем­пля­ров, но кто сей­час эти вре­ме­на пом­нит? Нын­че даже науч­ная фан­та­сти­ка изда­ет­ся в сред­нем таки­ми же тира­жа­ми: 3–4 тыс. экзем­пля­ров. Не преж­ние мил­ли­о­ны… Кста­ти, о науч­ной фан­та­сти­ке. Я уже писал на стра­ни­цах ТрВ-Нау­ка (№ 128 от 7 мая 2013 года) о нераз­рыв­ной (и есте­ствен­ной!) свя­зи НФ с нау­кой. НФ не может обой­тись без новых фан­та­сти­че­ских идей, име­ю­щих внут­рен­нее само­раз­ви­тие, не про­ти­во­ре­ча­щее науч­ной логи­ке. Как и реаль­ная нау­ка, науч­ная фан­та­сти­ка вре­мя от вре­ме­ни стал­ки­ва­ет­ся с про­ти­во­ре­чи­я­ми и раз­ре­ша­ет их, поль­зу­ясь вполне науч­ны­ми (хотя бы по види­мо­сти) мето­да­ми и при­е­ма­ми, выдви­гая новые идеи и гипо­те­зы. «Фронт» НФ рас­ши­ря­ет­ся одно­вре­мен­но с пере­до­вым фрон­том науч­ных идей. Слу­ча­ет­ся, что идеи фан­та­стов опе­ре­жа­ют нау­ку, и тогда появ­ля­ют­ся такие про­из­ве­де­ния, как «Алмаз­ная тру­ба», «Эллин­ский сек­рет» и «Тень минув­ше­го» Ива­на Ефре­мо­ва, «Чело­век-амфи­бия» и «Голо­ва про­фес­со­ра Доуэ­ля» Алек­сандра Беля­е­ва, «Ослик и акси­о­ма» Ген­ри­ха Аль­то­ва, а еще рань­ше — «20 тысяч лье под водой» и «Робур-заво­е­ва­тель» Жюля Вер­на, «Маши­на вре­ме­ни» и «Ост­ров док­то­ра Моро» Гер­бер­та Уэлл­са.

Я назвал самые извест­ные име­на и про­из­ве­де­ния, но в НФ есть мно­же­ство дру­гих ори­ги­наль­ных идей, мно­гие из кото­рых уже осу­ще­стви­лись, но еще боль­ше идей ждут, когда уче­ные обра­тят на них вни­ма­ние. Может, и не обра­тят — даже навер­ня­ка не обра­тят: у нау­ки свой век­тор раз­ви­тия, и слу­ча­ет­ся, что уче­ный, изла­гая новую гипо­те­зу, не подо­зре­ва­ет, что ана­ло­гич­ная идея уже была опи­са­на в про­из­ве­де­нии писа­те­ля-фан­та­ста. Что, одна­ко, сто­ит за сло­ва­ми о нераз­рыв­ной свя­зи НФ и нау­ки? Когда авто­ры-фан­та­сты и уче­ные рас­суж­да­ют о такой свя­зи, они обыч­но опус­ка­ют свя­зу­ю­щее зве­но. Зве­но-ката­ли­за­тор. Зве­но, не будь кото­ро­го фан­та­сти­че­ская нау­ка не мог­ла бы раз­ви­вать­ся, а нау­ка реаль­ная мно­го поте­ря­ла бы. Речь о науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре (НПЛ). В подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев авто­ры-фан­та­сты чер­па­ют фак­ты для сво­их фан­та­зий и идей имен­но из науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры, и пото­му роль НПЛ в раз­ви­тии НФ труд­но пере­оце­нить. Слу­чаи, когда за перо берет­ся уче­ный, обла­да­ю­щий кро­ме науч­но­го еще и писа­тель­ским даром, доволь­но ред­ки. Одна­ко даже и в этих слу­ча­ях уче­ный, пишу­щий фан­та­сти­ку, часто обра­ща­ет­ся не к «сво­ей» нау­ке, где он чув­ству­ет себя как рыба в воде, а к нау­кам, в кото­рых он недо­ста­точ­но ком­пе­тен­тен. Тогда автор при­бе­га­ет к кон­суль­та­ци­ям кол­лег, но одно­вре­мен­но — к науч­но-попу­ляр­ным кни­гам в той обла­сти нау­ки, кото­рая будет впо­след­ствии фигу­ри­ро­вать на стра­ни­цах рас­ска­за или рома­на.

За пол­то­ра сто­ле­тия связь НФ с науч­ной попу­ля­ри­за­ци­ей несколь­ко раз меня­лась. Быва­ли вре­ме­на, когда НФ пол­но­стью бра­ла на себя функ­ции, не свой­ствен­ные обыч­но худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре: функ­ции попу­ля­ри­за­ции науч­ных откры­тий и тех­ни­че­ских дости­же­ний. У Жюля Вер­на мож­но най­ти мно­го­слов­ные (по-науч­но­му точ­ные!) опи­са­ния стран, кото­рые посе­ща­ют пер­со­на­жи его про­из­ве­де­ний, живот­ных, новой тех­ни­ки, новей­ших откры­тий в физи­ке и аст­ро­но­мии. Читая «Пять недель на воз­душ­ном шаре», пари­жане сере­ди­ны XIX века узна­ва­ли мно­го для себя ново­го об афри­кан­ском кон­ти­нен­те. В романе «Дети капи­та­на Гран­та» фоном при­клю­че­ний геро­ев слу­жи­ли опи­са­ния стран, морей и оке­а­нов, фло­ры и фау­ны — опи­са­ния точ­ные, взя­тые из науч­ных тру­дов, напи­сан­ных путе­ше­ствен­ни­ка­ми, нату­ра­ли­ста­ми, био­ло­га­ми. Раз­ви­той науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры в те годы еще не было, и НФ взя­ла на себя эту роль. НФ не про­сто попу­ля­ри­зи­ро­ва­ла нау­ку и тех­ни­ку, но пыта­лась про­гно­зи­ро­вать и пред­ска­зы­вать еще не суще­ство­вав­шие дости­же­ния и откры­тия.

Разу­ме­ет­ся, были пре­крас­ные авто­ры-попу­ля­ри­за­то­ры и в преж­ние вре­ме­на — доста­точ­но вспом­нить Камил­ла Флам­ма­ри­о­на. Авто­ры-попу­ля­ри­за­то­ры были, но науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры как спе­ци­фи­че­ско­го направ­ле­ния лите­ра­тур­но­го твор­че­ства еще не суще­ство­ва­ло. Науч­но-попу­ляр­ная лите­ра­ту­ра рас­цве­ла в ХХ веке, когда сами уче­ные ста­ли писать о сво­их иссле­до­ва­ни­ях для широ­ко­го чита­те­ля — любо­зна­тель­но­го, но не имев­ше­го ни воз­мож­но­сти, ни жела­ния сле­дить за раз­ви­ти­ем науч­ных идей, читая ста­тьи уче­ных в науч­ных жур­на­лах. На Запа­де появи­лись кни­ги Эрви­на Шрё­дин­ге­ра («Жизнь с точ­ки зре­ния физи­ки»), Д’Арси Томп­со­на («О росте и фор­ме»), Поля де Крюи («Охот­ни­ки за мик­ро­ба­ми»), Хар­лоу Шеп­ли («Звез­ды и люди»), Арту­ра Эддинг­то­на («Звез­ды и ато­мы»)… В Рос­сии (и впо­след­ствии — в СССР): кни­ги Кон­стан­ти­на Циол­ков­ско­го (напр., «Вне Зем­ли»), Яко­ва Перель­ма­на (нуж­но ли их пере­чис­лять?)…

В ХХ веке появи­лась новая науч­но-попу­ляр­ная лите­ра­ту­ра: кни­ги о нау­ке и тех­ни­ке, напи­сан­ные не уче­ны­ми, а жур­на­ли­ста­ми — посред­ни­ка­ми меж­ду нау­кой и чита­те­лем. Появи­лась новая про­фес­сия: науч­ный жур­на­лист.

Журналист и писатель

Слож­ная про­фес­сия. Науч­ный жур­на­лист дол­жен суметь рас­ска­зать чита­те­лю доста­точ­но про­стым и понят­ным язы­ком о новей­ших науч­ных дости­же­ни­ях. Для это­го жур­на­лист дол­жен сам, без­услов­но, разо­брать­ся в науч­ной про­бле­ма­ти­ке, что­бы пере­кла­ды­вать тек­сты с науч­но­го язы­ка на науч­но-попу­ляр­ный — на самом деле это два язы­ка, сцеп­лен­ных еди­ным пони­ма­ни­ем смыс­лов, но раз­де­лен­ных уров­нем слож­но­сти. Как ни пара­док­саль­но, про­стым язы­ком поль­зо­вать­ся труд­нее, чем язы­ком мно­го­слож­ным. Пол­но­стью (жела­тель­но!) сохра­нить смысл слож­но­го тек­ста, опи­сав его про­стым язы­ком, — зада­ча порой не менее труд­ная, чем создать сам пер­во­на­чаль­ный текст.

А потом при­хо­дит писа­тель-фан­таст, собрав­ший­ся с помо­щью еще более про­сто­го (с точ­ки зре­ния и нау­ки, и НПЛ) язы­ка объ­яс­нить чита­те­лю всё ту же суть, тот же смысл нау­ки, кото­рые содер­жа­лись в науч­ных рабо­тах и НПЛ-адап­та­ци­ях. Зада­ча писа­те­ля-фан­та­ста слож­нее, чем, воз­мож­но, пред­став­ля­ет­ся: он дол­жен (если уж взял­ся) не про­сто объ­яс­нить чита­те­лю суть и смысл, но сде­лать шаг впе­ред: при­ду­мать на осно­ве пере­до­вых науч­ных идей идею науч­но-фан­та­сти­че­скую. Про­дол­жить линию науч­ных и тех­ни­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний в буду­щее (даже если в про­из­ве­де­нии дей­ствие про­ис­хо­дит сего­дня или в про­шлом, новая НФ идея всё рав­но направ­ле­на в буду­щее нау­ки). Разу­ме­ет­ся, автор преж­де все­го поль­зу­ет­ся про­сты­ми мето­да­ми, напри­мер экс­тра­по­ля­ци­ей. Но насто­я­щий успех при­хо­дит, когда автор-фан­таст пишет о каче­ствен­ных скач­ках в нау­ке и тех­ни­ке. В этом НФ прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет­ся и от НПЛ, и от такой нау­ки, как футу­ро­ло­гия, кото­рая тоже пишет о веро­ят­ном буду­щем.

Зада­ча фан­та­ста еще более услож­ня­ет­ся, посколь­ку НФ — худо­же­ствен­ная лите­ра­ту­ра со сво­и­ми зако­на­ми и пра­ви­ла­ми. Недо­ста­точ­но пере­ска­зать науч­ную идею или даже при­ду­мать прин­ци­пи­аль­но новую. Автор дол­жен заин­те­ре­со­вать чита­те­ля пол­но­кров­ны­ми харак­те­ра­ми пер­со­на­жей и их раз­ви­ти­ем, кон­флик­та­ми, сти­лем, сюже­том… Весь бога­тый арсе­нал худо­же­ствен­но­го тек­ста — в рас­по­ря­же­нии авто­ра-фан­та­ста, и он дол­жен уметь этим арсе­на­лом поль­зо­вать­ся.

Шагнуть через барьер

О прин­ци­пи­аль­ной новизне НФ-идей нуж­но ска­зать осо­бо. В романе «Вой­на миров» (1897 год) Гер­берт Уэллс писал о мик­ро­био­ло­ги­че­ской опас­но­сти — не люди побеж­да­ют мар­си­ан, а зем­ные мик­ро­бы, смер­тель­ные для незем­ной жиз­ни. Когда нача­лись пер­вые пило­ти­ру­е­мые поле­ты на Луну и авто­ма­ти­че­ские поле­ты с мяг­кой посад­кой на Вене­ру и Марс, про­бле­ма мик­ро­био­ло­ги­че­ской защи­ты ста­ла одной из важ­ней­ших. С тех пор все кос­ми­че­ские аппа­ра­ты перед пус­ком тща­тель­но сте­ри­ли­зу­ют, а аме­ри­кан­ские аст­ро­нав­ты, летав­шие на Луну, про­хо­ди­ли после воз­вра­ще­ния трех­не­дель­ный каран­тин — их выпус­ка­ли «в мир» толь­ко после того, как убеж­да­лись, что на Зем­лю не зане­се­ны чужие мик­ро­ор­га­низ­мы.

Селениты по Фору и Графиньи. Иллюстрация с сайта www.gutenberg.org
Селе­ни­ты по Фору и Гра­фи­ньи. Иллю­стра­ция с сай­та www.gutenberg.org

В 1889 году фран­цуз­ские фан­та­сты Жорж Ле Фор и Анри де Гра­фи­ньи опуб­ли­ко­ва­ли роман «Вокруг Солн­ца». Роман худо­же­ствен­но сла­бый (впро­чем, вполне на уровне фан­та­сти­ки того вре­ме­ни!), но содер­жав­ший прин­ци­пи­аль­но новую НФ-идею: пере­дви­же­ние кос­ми­че­ско­го аппа­ра­та под дав­ле­ни­ем све­то­во­го луча. Пётр Нико­ла­е­вич Лебе­дев в те годы еще не при­сту­пал к экс­пе­ри­мен­там по изме­ре­нию све­то­во­го дав­ле­ния на твер­дые тела…

В 1960 Ген­рих Аль­тов (рас­сказ «Поли­гон „Звезд­ная река“») пред­ло­жил идею, доста­точ­но «безум­ную», что­бы когда-нибудь уче­ные нача­ли обсуж­дать ее серьез­но. Если невоз­мож­но дви­же­ние со сверх­све­то­вы­ми ско­ро­стя­ми, то поче­му не уве­ли­чить ско­рость све­та? Это поку­ше­ние на фун­да­мен­таль­ный закон при­ро­ды! Да, но, посколь­ку суще­ству­ют зако­ны при­ро­ды, поче­му бы не суще­ство­вать и таким зако­нам (пока неиз­вест­ным), поль­зу­ясь кото­ры­ми мож­но было бы менять зако­ны при­ро­ды (это уже идея из рас­ска­за Пав­ла Амну­э­ля «Все зако­ны Все­лен­ной», 1968)?

В 1965 году Ген­рих Аль­тов (рас­сказ «Ослик и акси­о­ма») пред­ло­жил исполь­зо­вать для раз­го­на звез­до­ле­та луч мощ­но­го лазе­ра, уста­нов­лен­но­го на Зем­ле. Лазе­ры уже суще­ство­ва­ли, но даже для нау­ки (не гово­ря об НПЛ) это была прин­ци­пи­аль­но новая идея, изоб­ре­те­ние высо­ко­го клас­са — тем более инте­рес­ное, что Аль­тов пред­ло­жил исполь­зо­вать тот же лазер­ный луч не толь­ко для раз­го­на, но и для пере­да­чи инфор­ма­ции на борт звез­до­ле­та.

Все эти и мно­же­ство дру­гих НФ-идей (спи­сок «откры­тий» и «изоб­ре­те­ний» авто­ров НФ велик и зай­мет не одну газет­ную поло­су) в момент пуб­ли­ка­ции пред­став­ля­лись нере­а­ли­стич­ны­ми и даже анти­на­уч­ны­ми. Отли­чие таких идей, одна­ко, в том, что рож­да­ют­ся они в рам­ках фан­та­сти­че­ской нау­ки, кото­рая раз­ви­ва­ет­ся по зако­нам, ана­ло­гич­ным зако­нам раз­ви­тия «нор­маль­ной» нау­ки. Автор-фан­таст не огра­ни­чи­ва­ет­ся экс­тра­по­ля­ци­ей уже извест­но­го, но, обна­ру­жив про­ти­во­ре­чие в раз­ви­тии науч­но­го направ­ле­ния, пред­ла­га­ет выход — каче­ствен­но новую идею. Откры­тие, кото­рое не обя­за­тель­но будет сде­ла­но в реаль­но­сти, одна­ко может со вре­ме­нем стать пред­ме­том науч­но­го обсуж­де­ния (а потом и объ­ек­том для НПЛ!).

Маши­на вре­ме­ни была в свое вре­мя каче­ствен­но новой идей. О вре­ме­ни как о чет­вер­том изме­ре­нии Уэллс слы­шал в науч­но-попу­ляр­ной лек­ции и сде­лал свой шаг через барьер, кото­рый нау­ка не пере­шаг­ну­ла. Сей­час идея пере­ме­ще­ния мате­ри­аль­ных тел во вре­ме­ни серьез­но обсуж­да­ет­ся физи­ка­ми высо­чай­ше­го уров­ня. Разу­ме­ет­ся, маши­на вре­ме­ни, если и будет когда-нибудь созда­на (уче­ные в этом пока силь­но сомне­ва­ют­ся), мало чем будет напо­ми­нать аппа­рат, опи­сан­ный Уэлл­сом. Но сила НФ-идеи не в том, что­бы дать вер­ное опи­са­ние, а в том, что­бы дать направ­ле­ние мыс­ли. Ста­ли бы уче­ные думать о воз­мож­но­сти пере­ме­ще­ния во вре­ме­ни, если бы не НФ с ее как бы око­ло­на­уч­ны­ми иде­я­ми?

Виток спирали

В кон­це ХХ — нача­ле XXI века отно­ше­ния НФ и НПЛ вновь изме­ни­лись. Если почти весь ХХ век это были раз­дель­ные направ­ле­ния лите­ра­ту­ры, то сей­час НФ вновь взя­ла на себя неко­то­рые функ­ции НПЛ. Во мно­гих про­из­ве­де­ни­ях «жест­кой» НФ подроб­но объ­яс­ня­ют­ся науч­ные идеи, на кото­рых стро­ит­ся повест­во­ва­ние. Про­ис­хо­дит это не пото­му, что НПЛ «сда­ла пози­ции». Ско­рее, по про­ти­во­по­лож­ной при­чине: НПЛ ста­ла настоль­ко инте­рес­ной и вос­тре­бо­ван­ной, что чита­тель уже и в НФ (а связь меж­ду НФ и НПЛ нико­гда не пре­ры­ва­лась) ищет не про­сто крат­кое объ­яс­не­ние фан­та­сти­че­ской идеи, но доста­точ­но глу­бо­кое обос­но­ва­ние — пусть и ква­зи­на­уч­ное, «на уровне слов». Хоро­ший при­мер тако­го сою­за НФ и НПЛ — роман Нила Сти­вен­со­на «Ана­фем». Про­ис­хо­дит и обрат­ный про­цесс: авто­ры НПЛ всё чаще исполь­зу­ют в сво­их кни­гах науч­ную фан­та­сти­ку. Син­тез ока­зал­ся удач­ным. Кни­га Бори­са Штер­на «Про­рыв за край мира», лау­ре­ат Беля­ев­ской пре­мии 2015 года, -при­мер как высо­ко­ка­че­ствен­ной науч­ной попу­ля­ри­за­ции, так и инте­рес­ной НФ. Успех «Про­ры­ва…» (насколь­ко вооб­ще в совре­мен­ной Рос­сии может быть успеш­ной науч­но-попу­ляр­ная кни­га) при­вел к тому, что Штерн напи­сал вто­рую кни­гу в этом новом как для НФ, так и для НПЛ жан­ре: «Ков­чег 47 Либ­ра».

Направ­ле­ние эво­лю­ции ясно: «жест­кая» науч­ная фан­та­сти­ка и науч­но-попу­ляр­ная лите­ра­ту­ра, ско­рее все­го, созда­дут в буду­щем син­те­ти­че­скую ветвь худо­же­ствен­ной про­зы. Вре­ме­на Жюля Вер­на воз­ро­дят­ся — на новом вит­ке спи­ра­ли и в новом каче­стве.

Инте­рес­но будет послу­шать докла­ды на Беля­ев­ских чте­ни­ях лет через пять (может, и рань­ше!)…

Павел Амну­эль

БЕЛЯЕВСКАЯ ПРЕМИЯ. ЛАУРЕАТЫ 2016 ГОДА

  • В номи­на­ции «Луч­шая ори­ги­наль­ная про­све­ти­тель­ская кни­га года» -Алек­сандр Соко­лов за кни­гу «Мифы об эво­лю­ции чело­ве­ка».
  • В номи­на­ции «Луч­ший пере­вод про­све­ти­тель­ской кни­ги на рус­ский язык» — Олег Сив­чен­ко за пере­во­ды книг Р. Джа­явар­д­ха­на «Охот­ни­ки за ней­три­но», Э. Уил­сон «Смысл суще­ство­ва­ния чело­ве­ка», Р. Лан­ца и Б. Бер­ман «Био­цен­тризм. Как жизнь созда­ет Все­лен­ную».
  • Ста­ни­слав Лома­кин за пере­вод кни­ги К.Торна «Интер­стел­лар: Нау­ка за кад­ром» [за счет сво­бод­ной номи­на­ции].
  • В номи­на­ции «Луч­шая ори­ги­наль­ная серия очер­ков, посвя­щен­ных какой-либо общей теме, или раз­вер­ну­тое эссе» — Лев Бор­кин за цикл очер­ков «Гима­лай­ский про­ект», опуб­ли­ко­ван­ных в газе­те «Тро­иц­кий вари­ант — Нау­ка» в тече­ние 2015 года.
  • В номи­на­ции «Изда­тель­ству — за луч­шую под­бор­ку про­све­ти­тель­ской лите­ра­ту­ры, выпу­щен­ную в тече­ние года» — изда­тель­ство «МИФ -Манн, Ива­нов и Фер­бер» (Москва) за серию книг «Прак­ти­че­ская пси­хо­ло­гия», издан­ных в тече­ние 2015 года.
  • В номи­на­ции «Жур­на­лу — за наи­бо­лее инте­рес­ную дея­тель­ность в тече­ние года» — жур­нал «Кот Шрё­дин­ге­ра» (Москва).
  • В номи­на­ции «Спе­ци­аль­ная пре­мия жюри» — Лео­нид и Антон Гри­ни­ны за кни­гу «От рубил до нано­ро­бо­тов. Мир на пути к эпо­хе само­управ­ля­е­мых систем (исто­рия тех­но­ло­гий)».
  • Мари­на Коло­ти­ло за серию из пяти книг «Тол­стов­ский Дом. Люди и судь­бы», издан­ных с 2010 по 2015 год [за счет вто­рой сво­бод­ной номи­на­ции].
  • Илья Кисе­лёв за кни­гу «Сек­ре­ты Дома Лаза­ре­вых (три­птих)» [за счет тре­тьей сво­бод­ной номи­на­ции].
  • В номи­на­ции «Вос­ста­нов­ле­ние спра­вед­ли­во­сти» — Кирилл Есь­ков за уни­каль­ную кни­гу «Исто­рия Зем­ли и жиз­ни на ней», неод­но­крат­но пере­из­да­вав­шу­ю­ся с 1999 года.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: