Наука фантастических открытий

Павел Амнуэль
Павел Амну­эль

То, что сей­час назы­ва­ют науч­но-фан­та­сти­че­ской литературой,так же отли­ча­ет­ся от НФ 60-х годов про­шло­го века, как весель­ная лод­ка от кате­ра на под­вод­ных кры­льях. Тогда были новые идеи, опе­ре­жав­шие нау­ку и тех­ни­ку, сей­час – лишь обо­лоч­ки идей, названия,антураж.

Науч­ная фан­та­сти­ка раз­ви­ва­ет­ся не толь­ко по зако­нам лите­ра­ту­ры, но и по зако­нам нау­ко­ве­де­ния, посколь­ку сам под­жанр нахо­дит­ся на сты­ке этих двух направ­ле­ний чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Фан­та­сти­че­ская нау­ка, как и нау­ка обыч­ная, пере­жи­ва­ет свои кри­зи­сы, застои, взле­ты и рево­лю­ции. Одна из таких рево­лю­ций про­изо­шла неза­мет­но для чита­те­лей (не исклю­че­но, что и для авто­ров) в 70–90-х годах про­шло­го века, что, в част­но­сти, и при­ве­ло к нынеш­не­му кри­зи­су новых науч­но-фан­та­сти­че­ских идей.

Рево­лю­ция же заклю­ча­лась в том, что про­гно­сти­че­ская функ­ция жест­кой науч­ной фан­та­сти­ки себя на нынеш­нем уровне исчер­па­ла. В фан­та­сти­че­ской нау­ке, как и в нау­ке «обыч­ной», не то что­бы воз­ник­ла (на самом деле она была все­гда, толь­ко в раз­ное вре­мя отно­си­лись к ней по-раз­но­му), но ста­ла раз­ви­вать­ся новая пара­диг­ма, новое отно­ше­ние к тому, како­ва цель (точ­нее – одна из глав­ных целей) жест­кой науч­ной фан­та­сти­ки.

В «реаль­ной» нау­ке дис­кус­сия меж­ду сто­рон­ни­ка­ми двух раз­ных опре­де­ле­ний цели науч­ной тео­рии ведет­ся не пер­вое деся­ти­ле­тие. В нау­ке фан­та­сти­че­ской эта дис­кус­сия еще даже не воз­ник­ла – вре­мя ее насту­па­ет сей­час. В нау­ке «обыч­ной» спор идет меж­ду инстру­мен­та­ли­ста­ми и онто­ло­га­ми. Англий­ский физик Дэвид Дойч опи­сал эту ситу­а­цию в кни­ге «Струк­ту­ра реаль­но­сти».

«Общая тео­рия отно­си­тель­но­сти, – пишет Дойч, – так важ­на не пото­му, что она может чуть более точ­но пред­ска­зать дви­же­ние пла­нет, чем тео­рия Нью­то­на, а пото­му, что она откры­ва­ет и объ­яс­ня­ет такие аспек­ты дей­стви­тель­но­сти, как искрив­ле­ние про­стран­ства и вре­ме­ни, о кото­рых ранее не подо­зре­ва­ли».

Так и науч­но-фан­та­сти­че­ская идея при­об­ре­та­ет в наши дни важ­ность и инте­рес не в том слу­чае, когда она точ­но пред­ска­зы­ва­ет тех­ни­че­ское дости­же­ние бли­жай­ше­го или отно­си­тель­но отда­лен­но­го буду­ще­го, а тогда, когда она откры­ва­ет и объ­яс­ня­ет такие аспек­ты реаль­но­сти, о кото­рых чита­те­ли ранее не подо­зре­ва­ли.

Ины­ми сло­ва­ми, если рань­ше жест­кая науч­ная фан­та­сти­ка име­ла дело в основ­ном с фан­та­сти­че­ски­ми изоб­ре­те­ни­я­ми, то сей­час наста­ло вре­мя для фун­да­мен­таль­ных фан­та­сти­че­ских откры­тий. Одна­ко ни авто­ры, ни чита­те­ли НФ ока­за­лись не гото­вы к тако­му раз­ви­тию собы­тий.

Фан­та­сты сде­ла­ли мно­же­ство инте­рес­ных и важ­ных изоб­ре­те­ний, но в осно­ве каж­до­го изоб­ре­те­ния лежит то или иное дости­же­ние нау­ки, то или иное откры­тие. Мно­го ли откры­тий, объ­яс­ня­ю­щих струк­ту­ру физи­че­ской или соци­аль­ной реаль­но­сти, сде­ла­ли фан­та­сты?

Рис. В.Александрова
Рис. В.Александрова­­

В реаль­ной (и фан­та­сти­че­ской) нау­ке суще­ству­ет три вида откры­тий. Пер­вый: откры­тие, кото­рое мож­но сде­лать «на кон­чи­ке пера». Рабо­та над таким откры­ти­ем подоб­на рабо­те детек­ти­ва при рас­сле­до­ва­нии пре­ступ­ле­ния, имен­но пото­му в фан­та­сти­ке такие откры­тия чаще все­го про­ис­хо­дят в фан­та­сти­че­ских детек­ти­вах. Име­ет­ся пре­ступ­ле­ние (в реаль­но­сти) или явле­ние при­ро­ды (в нау­ке). При­хо­дит сыщик (в нау­ке – наблю­да­тель или экс­пе­ри­мен­та­тор), кото­рый соби­ра­ет ули­ки (дан­ные наблю­де­ний или экс­пе­ри­мен­тов). Затем сле­до­ва­тель эти ули­ки иссле­ду­ет и на их осно­ва­нии стро­ит пред­по­ло­же­ния о том, кто мог быть убий­цей, где его искать и как най­ти. В нау­ке эту роль игра­ет тео­ре­тик-интер­пре­та­тор: на осно­ва­нии дан­ных наблю­де­ний или экс­пе­ри­мен­тов он стро­ит гипо­те­зы, выдви­га­ет пред­по­ло­же­ния о воз­мож­ной физи­че­ской при­ро­де явле­ния. В дей­ствие всту­па­ет экс­перт (в детек­ти­ве), кото­рый изу­ча­ет след­ствен­ные версии,находит в них про­ти­во­ре­чия, срав­ни­ва­ет с реаль­ны­ми ули­ка­ми. В нау­ке в этой роли высту­па­ет науч­ное сооб­ще­ство. В кон­це кон­цов, изу­чив все ули­ки и про­ана­ли­зи­ро­вав все пред­по­ло­же­ния, детек­тив погру­жа­ет­ся в глу­бо­кую задум­чи­вость – вро­де бы ему всё извест­но, но имя пре­ступ­ни­ка поче­му-то оста­ет­ся нена­зван­ным. И тут его посе­ща­ет оза­ре­ние, инсайт: он неожи­дан­но (идея воз­ни­ка­ет буд­то сама собой в под­со­зна­нии) пони­ма­ет, как нуж­но сло­жить ули­ки, что­бы пазл ока­зал­ся запол­нен­ным, и откры­тие сде­ла­но: имя пре­ступ­ни­ка ста­но­вит­ся извест­ным. В нау­ке про­цесс про­ис­хо­дит ана­ло­гич­но: все резуль­та­ты наблю­де­ний (экс­пе­ри­мен­тов) обра­бо­та­ны, все гипо­те­зы выска­за­ны и про­ана­ли­зи­ро­ва­ны, а реше­ния (откры­тия) всё нет и нет. Уче­ный (как, напри­мер, Пуа­ро в рома­нах Ага­ты Кри­сти) остав­ля­ет рабо­ту, начи­на­ет думать о дру­гом, и тогда из под­со­зна­тель­но­го при­хо­дит идея объ­яс­не­ния. Оза­ре­ние. Это может про­изой­ти во сне, на про­гул­ке, да где и когда угод­но. Но все­гда неожи­дан­но. В нау­ке опи­са­но мно­же­ство таких слу­ча­ев, начи­ная с всем извест­но­го – о том, как Д.И. Мен­де­ле­е­ву при­сни­лась его пери­о­ди­че­ская систе­ма эле­мен­тов. В детек­тив­ных про­из­ве­де­ни­ях в этот момент сыщик хло­па­ет себя по лбу и вос­кли­ца­ет: «Как же я был слеп!»

В фан­та­сти­че­ском детек­ти­ве собы­тия обыч­но раз­ви­ва­ют­ся имен­но таким обра­зом. Суще­ству­ет загад­ка (не обя­за­тель­но свя­зан­ная с пре­ступ­ле­ни­ем, пре­ступ­ле­ние лишь поз­во­ля­ет сде­лать сюжет более дина­мич­ным), детек­тив или уче­ный (часто тот и дру­гой в одном лице) стро­ит пред­по­ло­же­ния, иссле­ду­ет ули­ки и, нако­нец, пред­ла­га­ет фан­та­сти­че­скую идею, ради кото­рой, соб­ствен­но, и горо­дил­ся весь ого­род. Резуль­та­том фан­та­сти­че­ско­го рас­сле­до­ва­ния ста­но­вит­ся фан­та­сти­че­ское откры­тие, объ­яс­не­ние.

В при­мер при­ве­ду роман Ста­ни­сла­ва Лема «Насморк». Фабу­ла про­из­ве­де­ния реа­ли­стич­на, хотя фор­маль­но дей­ствие про­ис­хо­дит в неда­ле­ком буду­щем. Герой рома­на, быв­ший аст­ро­навт, рас­сле­ду­ет серию стран­ных смер­тей и скру­пу­лез­но обна­ру­жи­ва­ет ули­ки, в резуль­та­те чего в фина­ле воз­ни­ка­ет объ­яс­не­ние – вполне науч­ное (всё, что опи­сы­ва­ет Лем, мог­ло про­изой­ти в реаль­но­сти без вся­кой фан­та­сти­ки) и в то же вре­мя фан­та­сти­че­ское. Фан­та­сти­че­ский детек­тив вооб­ще явля­ет­ся тем под­жан­ром, в кото­ром объ­яс­ни­тель­ная роль фан­та­сти­ки про­яв­ля­ет­ся есте­ствен­нее все­го. В «Насмор­ке» это откры­тие вли­я­ния на орга­низм сово­куп­но­сти без­обид­ных, каж­дый сам по себе, хими­че­ских фак­то­ров.

Откры­тие вто­ро­го типа в нау­ке про­ис­хо­дит не в резуль­та­те после­до­ва­тель­ной рабо­ты ума (завер­ша­е­мой обыч­но актом оза­ре­ния). Это откры­тие, кото­ро­го не жда­ли. Дела­ют его слу­чай­но – чаще все­го когда тех­ни­че­ские воз­мож­но­сти (новый уско­ри­тель, новый круп­ный теле­скоп, новое био­ло­ги­че­ское обо­ру­до­ва­ние) поз­во­ля­ют загля­нуть в более глу­бо­кую (дале­кую) реаль­ность. В этом слу­чае роль логи­ки и оза­ре­ния мини­маль­на.

В фан­та­сти­ке тоже суще­ству­ют откры­тия вто­ро­го типа. Разу­ме­ет­ся, фан­та­сти­че­ское откры­тие вто­ро­го типа отли­ча­ет­ся от ана­ло­гич­но­го откры­тия в нау­ке – ведь фан­таст ста­вит мыс­лен­ный экс­пе­ри­мент, резуль­та­том кото­ро­го ста­но­вит­ся обна­ру­же­ние ранее неиз­вест­но­го явле­ния, при­чем

тако­го, какое никто и пред­ска­зать не мог! В 1908 году рус­ский уче­ный Алек­сандр Бог­да­нов (Мали­нов­ский) опуб­ли­ко­вал роман «Крас­ная звез­да», где опи­сал «эте­ро­неф»: кос­ми­че­ский корабль мар­си­ан с атом­ны­ми дви­га­те­ля­ми. Еще до того, как Эрнст Резер­форд создал пла­не­тар­ную модель ато­ма!

С исполь­зо­ва­ни­ем атом­ной энер­гии в фан­та­сти­ке свя­за­но нема­ло уди­ви­тель­ных сов­па­де­ний. Напри­мер, Вла­ди­мир Николь­ский, опуб­ли­ко­вав­ший в 1926 году повесть «Через тыся­чу лет», писал о том, что пер­вая атом­ная бом­ба будет взо­рва­на в 1945 году1. Гер­берт Уэллс в романе «Осво­бож­ден­ный мир»(1913 год) писал о том, что пер­вая атом­ная элек­тро­стан­ция всту­пит в строй в 1953 году.

Откры­ти­ем вто­ро­го типа была идея о смер­тель­ной опас­но­сти вза­и­мо­дей­ствия мик­ро­ор­га­низ­мов с раз­ных пла­нет. Мар­си­ан в романе Гер­бер­та Уэлл­са «Вой­на миров» (1897) погу­би­ла не бит­ва с зем­ля­на­ми (кото­рую зем­ляне про­иг­ра­ли), но обыч­ные зем­ные бак­те­рии.

Тре­тий тип откры­тий: «сме­шан­ные» откры­тия, когда все пред­по­сыл­ки для них уже суще­ству­ют, но инсай­та, оза­ре­ния (откры­тия пер­во­го рода) так и не про­изо­шло, а в это вре­мя почти пред­ска­зан­ное явле­ние обна­ру­жи­ва­ют слу­чай­но и неза­ви­си­мо (откры­тие вто­ро­го рода). Тогда и пра­виль­ное объ­яс­не­ние нахо­дят быст­ро, ведь «поч­ва» уже под­го­тов­ле­на! Так про­изо­шло, к при­ме­ру, когда Энто­ни Хью­иш и Джо­се­лин Белл в 1967 году откры­ли пуль­са­ры – быст­ро вра­ща­ю­щи­е­ся ней­трон­ные звез­ды с силь­ным маг­нит­ным полем.

Откры­тий тре­тье­го типа нема­ло и в науч­ной фан­та­сти­ке. При­мер: откры­тие дав­ле­ния све­та на твер­дые тела. Откры­ли этот эффект фран­цуз­ские писа­те­ли Жак Ле Фор и Анту­ан Гра­фи­ньи, опуб­ли­ко­вав в 1896 году повесть «Вокруг Солн­ца». Тео­ре­ти­че­ски дав­ле­ние элек­тро­маг­нит­но­го излу­че­ния было пред­ска­за­но Джор­джем Макс­вел­лом в 1873 году, но пер­вые реаль­ные успеш­ные опы­ты Пет­ра Нико­ла­е­ви­ча Лебе­де­ва, дока­зав­ше­го, что такое дав­ле­ние суще­ству­ет, были завер­ше­ны лишь в 1900 году. Фан­та­сты же не толь­ко «совер­ши­ли» реаль­ное откры­тие, но и исполь­зо­ва­ли его – луч све­та тол­ка­ет кос­ми­че­ский корабль.

Еще одно откры­тие тре­тье­го типа: гипер­про­стран­ство, опи­сан­ное впер­вые Джо­ном Кем­п­бел­лом в романе «Ловуш­ка» (1934 год). Про­стран­ства с более чем четырь­мя изме­ре­ни­я­ми были опи­са­ны до Кем­п­бел­ла, но то были сугу­бо мате­ма­ти­че­ские рабо­ты, не имев­шие, как каза­лось, ника­ко­го выхо­да в реаль­ную физи­ку. Кем­п­белл открыл высо­кие про­стран­ствен­ные изме­ре­ния в «реаль­ном фан­та­сти­че­ском» мире и исполь­зо­вал их для пере­ме­ще­ния со сверх­све­то­вы­ми ско­ро­стя­ми.

В совре­мен­ной кван­то­вой тео­рии струн без мно­го­мер­ных (11 изме­ре­ний!) про­странств обой­тись невоз­мож­но. Физи­че­ское четы­рех­мер­ное про­стран­ство – вре­мя явля­ет­ся лишь «про­ек­ци­ей», доступ­ной нашим орга­нам чувств и при­бо­рам. Вопрос о том, явля­ет­ся ли эта мно­го­мер­ность лишь мате­ма­ти­че­ской абстрак­ци­ей, пока открыт.

Конеч­но, откры­тия, сде­лан­ные на стра­ни­цах науч­но-фан­та­сти­че­ских про­из­ве­де­ний, не огра­ни­чи­ва­ют­ся пере­чис­лен­ны­ми выше. В патент­ном фон­де фан­та­сти­че­ских откры­тий есть и новые типы небес­ных тел, и новые клас­сы разум­ных и нера­зум­ных существ, и новые зако­ны физи­ки, химии, био­ло­гии и даже исто­рии. Фан­та­сты «обна­ру­жи­ли» неиз­вест­ные преж­де явле­ния при­ро­ды и мно­гое дру­гое. Будут ли эти откры­тия повто­ре­ны уче­ны­ми, или нау­ка отка­жет­ся от боль­шин­ства из них? На этот вопрос отве­тит лишь вре­мя. То самое вре­мя, в пото­ке кото­ро­го мы дви­жем­ся в буду­щее, так и не научив­шись пока ни изме­нять ско­рость дви­же­ния, ни выби­рать­ся на берег… 


1 Аме­ри­кан­ский ясно­ви­дя­щий Сти­вен Кей­си про­сла­вил­ся тем, что вер­но пред­ска­зал дату окон­ча­ния Вто­рой миро­вой вой­ны. Николь­ский сде­лал не менее точ­ное пред­ска­за­ние, но Кей­си изве­стен всем (несмот­ря на то, что мно­же­ство его дру­гих пред­ска­за­ний ока­за­лось оши­боч­ным), а о Николь­ском пом­нят толь­ко исто­ри­ки науч­ной фан­та­сти­ки…

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
svyat0sПавел КвартальновАндрей ЛетаровРозенфельд Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Розенфельд
Розенфельд

Хоро­ший обзор! Спа­си­бо

Андрей Летаров
Андрей Летаров

В нача­ле ста­тьи гово­рить­ся, что НФ ста­ла уже не та (с чем я в целом скло­нен согла­сить­ся), а в кон­це – что фан­та­сты дела­ют имен­но то, что реко­мен­ду­ет автор, фор­му­ли­ру­ют новые зако­ны фан­та­сти­че­ской химии- физи­ки – био­ло­гии и даже исто­рии, нахо­дят новые типы небес­ных тел и пр. В чем же тогда при­чи­на кри­зи­са жан­ра?

Павел Квартальнов
Павел Квартальнов

«Откры­ти­ем вто­ро­го типа была идея о смер­тель­ной опас­но­сти вза­и­мо­дей­ствия мик­ро­ор­га­низ­мов с раз­ных пла­нет.» – ника­кое это не откры­тие. Во-пер­вых, никто не зна­ет точ­но, чем может обер­нуть­ся встре­ча орга­низ­мов с раз­ных пла­нет, посколь­ку сле­ды вне­зем­ной жиз­ни пока никем не най­де­ны. Во-вто­рых, Уэллс про­сто обоб­щил извест­ную уже в его вре­мя зако­но­мер­ность: орга­низ­мы, дли­тель­ное вре­мя раз­ви­вав­ши­е­ся в усло­ви­ях изо­ля­ции (напри­мер, на оке­а­ни­че­ских ост­ро­вах), ока­зы­ва­ют­ся уяз­ви­мы­ми перед чуже­род­ны­ми болез­ня­ми и хищ­ни­ка­ми. Инте­рес­ная мысль о том, что «науч­но-фан­та­сти­че­ская идея при­об­ре­та­ет в наши дни важ­ность и инте­рес не в том слу­чае, когда она точ­но пред­ска­зы­ва­ет тех­ни­че­ское дости­же­ние бли­жай­ше­го или отно­си­тель­но отда­лен­но­го буду­ще­го, а тогда, когда она откры­ва­ет и объ­яс­ня­ет такие аспек­ты реаль­но­сти, о кото­рых чита­те­ли ранее не подо­зре­ва­ли», к сожа­ле­нию,… Подробнее »

svyat0s
svyat0s

Абсо­лют­но согла­сен)

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: