История, или О чем я мечтаю?

Фото Н. Четвериковой («Полит.ру»)

Фото Н. Чет­ве­ри­ко­вой («Полит.ру»)

Рос­сий­ская дей­стви­тель­ность не созда­ла язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском; уни­вер­саль­ный язык, при­ня­тый в боль­шин­стве стран, ока­зал­ся очень быст­ро дис­кре­ди­ти­ро­ван; поли­ти­че­ские тер­ми­ны поте­ря­ли свое зна­че­ние мно­го лет назад. Либе­ра­лы и демо­кра­ты, ком­му­низм и наци­о­на­лизм, пар­ла­мент и выбо­ры, аннек­сия и рефе­рен­дум — все эти сло­ва в Рос­сии озна­ча­ют не совсем то, что на Запа­де, или даже совсем не то, или же не озна­ча­ют уже ниче­го опре­де­лен­но­го.

В этой ситу­а­ции исто­рия в нашей стране ста­ла уни­вер­саль­ным язы­ком, на кото­ром гово­рят рос­си­яне, когда хотят выра­зить свои поли­ти­че­ские взгля­ды. Выска­зы­ва­ния о Ста­лине, об отно­ше­нии к пере­строй­ке, рас­па­ду СССР, к 1990-м или к 2000-м опре­де­ля­ют поли­ти­че­ский про­филь собе­сед­ни­ка, в то вре­мя как пре­зи­дент и министр ино­стран­ных дел объ­яс­ня­ют внеш­не­по­ли­ти­че­ские реше­ния рас­ска­зом о собы­ти­ях тыся­че­лет­ней дав­но­сти.

Уче­ные-исто­ри­ки в этой ситу­а­ции столк­ну­лись с целым рядом про­блем, глав­ная из кото­рых про­ис­те­ка­ет из неже­ла­ния поли­ти­ков усту­пать исто­ри­кам кон­троль над дис­кур­сом. Исто­рик, не желая это­го, ока­зы­ва­ет­ся ква­зи­по­ли­ти­ком, пото­му что гово­рит о сво­ей обла­сти иссле­до­ва­ний, исто­рии, и тем втор­га­ет­ся в область поли­ти­че­ско­го.

Вряд ли какая-нибудь дру­гая нау­ка (вклю­чая соб­ствен­но поли­то­ло­гию) испы­та­ла за послед­нее деся­ти­ле­тие такое коли­че­ство попы­ток огра­ни­чить область и содер­жа­ние иссле­до­ва­ний со сто­ро­ны поли­ти­ков и госу­дар­ства — от созда­ния пре­зи­дент­ской комис­сии по борь­бе с фаль­си­фи­ка­ци­я­ми исто­рии в ущерб инте­ре­сам Рос­сии до вне­се­ния в Уго­лов­ный кодекс РФ ста­тьи «Реа­би­ли­та­ция нациз­ма» и от идеи созда­ния «еди­но­го учеб­ни­ка исто­рии» до запре­та рас­про­стра­не­ния «выра­жа­ю­щих явное неува­же­ние к обще­ству све­де­ний о днях воин­ской сла­вы… Рос­сии».

Конеч­но, непо­сред­ствен­но эти запре­ты боль­ше все­го каса­ют­ся исто­ри­ков XX века, и осо­бен­но кол­лег, иссле­ду­ю­щих Вто­рую миро­вую вой­ну. Надо, одна­ко, пони­мать, что нау­ка еди­на, и запре­ты в какой-то ее части могут аук­нуть­ся в совер­шен­но неожи­дан­ных обла­стях, дале­ких от «чув­стви­тель­ной» сфе­ры.

К тому же запре­ты созда­ют пре­це­дент и вызы­ва­ют к жиз­ни жела­ние ради­каль­ных поли­ти­ков и про­па­ган­ди­стов создать и внед­рить соб­ствен­ный канон оте­че­ствен­ной исто­рии. Новые нар­ра­ти­вы рас­про­стра­ня­ют­ся в теле­пе­ре­да­чах про Визан­тию и рево­лю­цию, на выстав­ках, посвя­щен­ных Рома­но­вым и Рюри­ко­ви­чам, в про­па­ган­дист­ских кни­гах, заму­со­рив­ших отде­лы исто­рии круп­ных мага­зи­нов.

Исто­рия, без како­го-либо жела­ния со сто­ро­ны исто­ри­ков заняв­шая место поли­ти­ки, выгля­дит чем-то боль­шим, чем одна из наук, и испы­ты­ва­ет про­бле­мы, дру­гим нау­кам не очень зна­ко­мые.

Поэто­му ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что сего­дня при­хо­дит­ся дока­зы­вать: исто­рия исто­ри­ков, исто­рия как нау­ка, исто­рия «с малень­кой бук­вы» име­ет само­сто­я­тель­ное зна­че­ние и соб­ствен­ную мето­до­ло­гию, она откры­ва­ет новое зна­ние и несво­ди­ма к повест­во­ва­нию учеб­ни­ка или еди­ной интер­пре­та­ции. Исто­рия — одна из наук, поз­во­ля­ю­щих понять слож­ность мира, а не реду­ци­ро­вать его к про­сто­те мифа.

Имен­но поэто­му, отве­чая на вопрос «О чем Вы меч­та­е­те?», я преж­де все­го ска­жу, что меч­таю о том, что­бы поли­ти­ки сфор­ми­ро­ва­ли нако­нец свой соб­ствен­ный язык, адек­ват­ный реаль­но­сти и поз­во­ля­ю­щий спо­рить о сего­дняш­нем и зав­траш­нем дне стра­ны, не при­бе­гая к помо­щи невер­но поня­тых обра­зов про­шло­го.

Исто­рия в этом слу­чае оста­нет­ся важ­ной частью обще­ствен­но­го созна­ния, помо­га­ю­щей совре­мен­ной Рос­сии пони­мать направ­ле­ние и ско­рость сво­е­го дви­же­ния во вре­ме­ни, — но уче­ные смо­гут иссле­до­вать про­шлое без нынеш­не­го дав­ле­ния поли­ти­че­ской повест­ки дня, а их мне­ние будет вос­тре­бо­ва­но как экс­перт­ное и науч­ное зна­ние, а не как непо­сред­ствен­ная часть поли­ти­че­ской борь­бы.

В кон­це кон­цов, сего­дняш­нее отно­ше­ние к про­шло­му само ста­нет пред­ме­том ана­ли­за буду­щих поко­ле­ний исто­ри­ков, и они еще не раз обра­тят­ся к уди­ви­тель­но­му фено­ме­ну стра­ны, раз­го­ва­ри­ва­ю­щей о насто­я­щем и буду­щем в фор­ме спо­ров о про­шлом.

И в самом деле, — если в пер­вые годы ново­го тыся­че­ле­тия мог­ло пока­зать­ся, что вет­ры пере­мен отшу­ме­ли в Рос­сии в кон­це XX века и Исто­рия с боль­шой бук­вы оста­ви­ла рос­си­ян в покое, то сей­час уже оче­вид­но, что исто­ри­че­ские пере­ме­ны всё еще не закон­чи­лись, и про наше вре­мя будет что напи­сать в учеб­ни­ках.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

18 комментариев

  • Юрий Кирпичев:

    Исто­рия отнюдь не остав­ля­ет Рос­сию вни­ма­ни­ем! В этот раз она поряд­ком влип­ла в исто­рию…

  • Alex:

    То же самое вез­де, ника­кой осо­бой рос­сий­ской спе­ци­фи­ки тут нет.

    • Павел П:

      При­ве­ди­те кон­крет­ный при­мер.

      • Alex:

        Ну вот хотя бы све­жень­кое:
        http://inosmi.ru/politic/20160325/235852938.html

        • Alex:

          Если надо пове­се­лее, вот тоже све­жее:
          http://inosmi.ru/history/20160325/235846792.html

          • Павел П:

            Пер­вая ссыл­ка к исто­рии не име­ет отно­ше­ния. Вто­рая же напи­са­на на том же пост­со­вет­ском про­стран­стве.

            • Alex:

              Вам не уго­дишь. Вот может это подой­дёт, ещё све­жЕе:

              http://inosmi.ru/history/20160328/235878069.html

              А вот, кста­ти, забав­ная репли­ка насчёт пост­со­вет­ско­го про­стран­ства:

              http://www.rosbalt.ru/exussr/2016/03/19/1499362.html

              • Павел П:

                Похо­же, вы пута­е­те госу­дар­ствен­ную поли­ти­ку с мне­ни­ем отдель­ных лиц.

                • Alex:

                  Ну на это мож­но было бы мно­гое отве­тить: в исход­ной ста­тье гово­рит­ся отнюдь не толь­ко про госу­дар­ствен­ную поли­ти­ку; ста­тья за реа­би­ли­та­цию нациз­ма – это, конеч­но, поли­ти­ка госу­дар­ствен­ная, но как раз подоб­ные зако­ны есть во мно­гих дру­гих стра­нах; отно­сить ли Энн Аппель­ба­ум к отдель­ным лицам или к госу­дар­ствен­ной поли­ти­ке, это ещё вопрос. Но всё это обсуж­дать скуч­но и нико­му не нуж­но. Я луч­ше при­ве­ду ещё при­ме­ры по США, где, заме­тим, госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка в обла­сти исто­рии тех­ни­че­ски невоз­мож­на.
                  1. Аме­ри­кан­ская исклю­чи­тель­ность. Нуж­ную ссыл­ку мне схо­ду най­ти не уда­лось, но, сколь­ко я пом­ню, у а.и. есть несколь­ко источ­ни­ков, и один из них – исто­рия А. (прав­да, основ­ной источ­ник всё-таки боже­ствен­ный – Аме­ри­ка полу­чи­ла пра­во власт­во­вать над миром непо­сред­ствен­но от само­гО Гос­по­да).
                  2. Аме­ри­ка побе­ди­ла в холод­ной войне. Отку­да взя­лась эта (исто­ри­че­ская по жан­ру) идея – вер­сия С.Коэна:
                  http://inosmi.ru/politic/20160127/235190129.html
                  3. Атом­ные бом­бар­ди­ров­ки спас­ли жиз­ни мил­ли­о­на аме­ри­кан­цев. Эту тему я немно­го обсуж­дал в ком­мен­та­ри­ях к ста­тье http://trv-science.ru/2015/08/13/paradoks-fermi-xxi-vek/ (при­мер­но начи­ная с 7 сен­тяб­ря, если вдруг кому инте­рес­но), но в общем-то тут без лиш­них слов всё понят­но.
                  Это не обя­за­тель­но самые луч­шие при­ме­ры, а то, что вспом­ни­лось. Вер­но, что в США мож­но быть про­фес­со­ром, не раз­де­ляя этих идей, как Н.Хомский и этот же С.Коэн, тем не менее в кон­текст обсуж­да­е­мой замет­ки дан­ные при­ме­ры, по-мое­му, отлич­но укла­ды­ва­ют­ся.

                  • Павел П:

                    Никак они не укла­ды­ва­ют­ся. При­ве­ди­те при­мер исто­ри­ка, кото­ро­му пре­пят­ству­ют какие-либо запад­ные поли­ти­ки.

                    • Alex:

                      Отку­да ж я возь­му такой при­мер? Совер­шен­но ниче­го не знаю о запад­ных исто­ри­ках. Мало того, я бы не смог при­ве­сти при­мер рос­сий­ско­го исто­ри­ка, кото­ро­му пре­пят­ству­ют какие-либо рос­сий­ские поли­ти­ки. Кста­ти, и автор замет­ки не при­во­дит таких при­ме­ров. Одна­ко понят­но, что Вик­тор Суво­ров не нашёл бы рабо­ты в Рос­сии. С дру­гой сто­ро­ны, риск­ну пред­по­ло­жить, что исто­рик, выпа­да­ю­щий из поли­ти­че­ско­го дис­кур­са, на Запа­де про­сто не будет услы­шан (газе­ты не напе­ча­та­ют интер­вью с ним и рецен­зии на его кни­гу), так что с тем же успе­хом он может быть и мёрт­вым. Как бы то ни было, каж­дый, кого это инте­ре­су­ет, может сам про­честь всё выше­ска­зан­ное и соста­вить соб­ствен­ное мне­ние.

                    • Alex:

                      Меж­ду про­чим, похо­жий меха­низм, види­мо, дей­ству­ет и в Рос­сии. Вот недав­но из ино­стран­ной прес­сы узнал про авто­ра, кото­ро­му ниче­го запре­тить было нель­зя, но исто­ри­че­ские взгля­ды кото­ро­го, одна­ко, оста­ва­лись мне совер­шен­но неиз­вест­ны:
                      http://inosmi.ru/politic/20160402/235918301.html

  • Александр:

    Может все же есть спе­ци­фи­ка в том что у нас исто­рия болез­нен­но явно вос­при­ни­ма­ет­ся имен­но как поли­ти­че­ская тех­но­ло­гия. имхо, это пото­му что у нас чув­ство памя­ти было доволь­но капи­таль­но отби­то, и вос­ста­нов­ле­ние меха­низ­ма памя­ти зай­мет еще поко­ле­ния. исто­ри­че­ская нау­ка выпол­ня­ет зада­чу косты­ля-про­те­за ущерб­ной нераз­ви­той памя­ти у совре­мен­ни­ков. эта зада­ча акту­аль­на пото­му что есть про­бле­ма с само­иден­тич­но­стью и соот­ветс­вен­но с поста­нов­кой целей и цен­но­стей. и в нор­маль­ном чело­ве­ке эта зада­ча как раз реша­ет­ся памя­тью, или по край­ней мере память дает иллю­зию реше­ния, удо­вле­тво­ре­ние этой про­бле­мы.
    Когда поли­ти­ки в шко­лах нач­нут полу­чать нор­маль­ное исто­ри­че­ское обра­зо­ва­ние, кото­ро­му смо­гут дове­рять, тогда и дав­ле­ние на нау­ку исто­ри­че­скую при­мет менее спе­ци­фи­че­ские чер­ты.

  • максим кирчанов:

    пра­виль­но ли я понял основ­ную идею авто­ра: «вер­ни­те исто­рию исто­ри­кам»?

    • Виктор Сорокин:

      Я бы ска­зал так:
      Как бы вбить людям в голо­вы пони­ма­ние того, что исто­рия (как часть социо­ло­гии, а исто­рия – имен­но часть социо­ло­гии, как пале­он­то­ло­гия – часть био­ло­гии) – нау­ка?

  • Alex:

    Ещё све­жень­кое на тему:

    http://inosmi.ru/social/20160407/236038739.html

  • Alex:

    Есть и такое мне­ние, что исто­рию как раз сле­ду­ет пол­но­стью пере­де­лать:
    http://inosmi.ru/social/20160515/236521551.html

  • Виктор Сорокин:

    «Рос­сий­ская дей­стви­тель­ность не созда­ла язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском; уни­вер­саль­ный язык, при­ня­тый в боль­шин­стве стран, ока­зал­ся очень быст­ро дис­кре­ди­ти­ро­ван; поли­ти­че­ские тер­ми­ны поте­ря­ли свое зна­че­ние мно­го лет назад. Либе­ра­лы и демо­кра­ты, ком­му­низм и наци­о­на­лизм, пар­ла­мент и выбо­ры, аннек­сия и рефе­рен­дум — все эти сло­ва в Рос­сии озна­ча­ют не совсем то, что на Запа­де, или даже совсем не то, или же не озна­ча­ют уже ниче­го опре­де­лен­но­го.
    В этой ситу­а­ции исто­рия в нашей стране ста­ла уни­вер­саль­ным язы­ком, на кото­ром гово­рят рос­си­яне, когда хотят выра­зить свои поли­ти­че­ские взгля­ды. Выска­зы­ва­ния о Ста­лине, об отно­ше­нии к пере­строй­ке, рас­па­ду СССР, к 1990-м или к 2000-м опре­де­ля­ют поли­ти­че­ский про­филь собе­сед­ни­ка, в то вре­мя как пре­зи­дент и министр ино­стран­ных дел объ­яс­ня­ют внеш­не­по­ли­ти­че­ские реше­ния рас­ска­зом о собы­ти­ях тыся­че­лет­ней дав­но­сти.»

    Уже это – отсут­ствие язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском, при­чи­ны это­го отсут­ствия – может стать пред­ме­том для отдель­но­го (особ­ли­во­го, как гово­ри­ли наши пред­ки) обсуж­де­ния.
    Мне, как диле­тан­ту, видят­ся такие, напри­мер, при­чи­ны:

    Дав­ным-дав­но, ещё до Рево­лю­ции, дей­ство­ва­ли два фак­то­ра (пусть не сму­ща­ет, что я пишу это сло­во с боль­шой бук­вы: это было очень важ­ное собы­тие в жиз­ни стра­ны, с кучей послед­ствий огром­но­го зна­че­ния для всех-всех-всех). Пер­вый дей­ству­ет и по сию пору: прак­ти­че­ски пол­ное неуча­стие «широ­ких народ­ных масс», и даже неши­ро­ких, в «поли­ти­ке». То, что отно­сит­ся к этой сфе­ре, все­гда было и делом узкой груп­пы лиц, и всем про­чим было «не к све­де­нию», всем про­чим пола­га­лось полу­чать резуль­та­ты в дирек­тив­ной фор­ме (и одоб­рять оные).
    Вто­рой фак­тор (касав­ший­ся не толь­ко сфер «поли­ти­ки») – суще­ство­вав­шее в Рос­сии фак­ти­че­ское «про­фес­си­о­наль­ное мно­го­язы­чие». Мало того, что и поли­ти­ка, и нау­ки, все сфе­ры дея­тель­но­сти, тре­бо­вав­шие хоро­ше­го обра­зо­ва­ния, замы­ка­лись в доволь­но узком слое насе­ле­ния, ещё в шко­ле овла­де­вав­шем несколь­ки­ми язы­ка­ми (и живы­ми, и мёрт­вы­ми) – отдель­ные сфе­ры дея­тель­но­сти име­ли свои язы­ки, без вла­де­ния кото­ры­ми в этих сфе­рах было не под­нять­ся выше самых низень­ких пози­ций.

    Так, язы­ком дипло­ма­тии, язы­ком «поли­ти­ки» был фран­цуз­ский. Язы­ка­ми юрис­пру­ден­ции (тех её высей, кото­рые зани­ма­лись тео­ре­ти­че­ски­ми вопро­са­ми) были (как я слы­шал) немец­кий и латынь. Язы­ка­ми точ­ных наук были немец­кий (поне­мно­гу тес­ни­мый англий­ским) и латынь. Язы­ка­ми меди­ци­ны и есте­ствен­ных наук – ана­ло­гич­но.

    Для обра­зо­ван­ных сло­ёв насе­ле­ния, даже не зани­мав­ших­ся дея­тель­но­стью в этих сфе­рах, спе­ци­аль­ные тер­ми­но­ло­гии не были, соот­вет­ствен­но, осо­бой загад­кой. Люди в этих сло­ях и пони­ма­ли эти тер­ми­ны без пере­во­да, и, более того, вла­дея соот­вет­ству­ю­щи­ми язы­ка­ми, име­ли пред­став­ле­ние (или лег­ко мог­ли его полу­чить) и о тех семан­ти­че­ских (попро­сту – куль­тур­ных) сфе­рах, о сфе­рах быто­ва­ния тех язы­ков, где эти тер­ми­ны рож­да­лись.

    Поче­му в поис­ке адек­ват­ных рус­ских тер­ми­нов для этой пуб­ли­ки и не было осо­бой нуж­ды. А всем про­чим они – мно­гие – были и вооб­ще «не к све­де­нию».
    Прав­да, и зна­чи­тель­ной части обра­зо­ван­ной пуб­ли­ки точ­ные зна­че­ния этих тер­ми­нов были не шиб­ко важ­ны. Вся­кие нау­ки были уде­лом обособ­ля­ю­щих­ся групп (вспом­ним: наша зна­ме­ни­тая Рус­ская Лите­ра­ту­ра смот­рит на раз­ных «учё­ных», «тех­но­ло­гов», и даже вра­чей со сто­ро­ны, и насто­ро­жен­но), а что до тер­ми­нов поли­ти­че­ских, то пуб­лич­ной поли­ти­ки (и уж, тем более, воз­мож­но­сти «мас­сам», пусть даже не широ­ким, а обра­зо­ван­ным сло­ям, в её фор­ми­ро­ва­нии участ­во­вать), в Рос­сии прак­ти­че­ски нико­гда не было. То есть в точ­ных дефи­ни­ци­ях этих тер­ми­нов тоже не было нуж­ды.

    (Немнож­ко в сто­ро­ну, но хочет­ся упо­мя­нуть. Меня уже дав­но зани­ма­ет вопрос, как про­све­щён­ная рос­сий­ская пуб­ли­ка вто­рой поло­ви­ны 19-го века вос­при­ни­ма­ла рома­ны, напри­мер, Дик­кен­са? Его рома­ны не про­сто пол­ны поли­ти­че­ских реа­лий бри­тан­ской жиз­ни, но порой (как в «Холод­ном доме» или в «Крош­ке Дор­рит») опре­де­лён­ные реа­лии – осно­ва для повест­во­ва­ния. Но эти реа­лии в жиз­ни рос­сий­ской про­сто не име­ли ана­ло­гов.
    А ведь тогдаш­ние обра­зо­ван­ные чита­те­ли счи­та­ли себя сущи­ми евро­пей­ца­ми, не отно­си­ли свою стра­ну, как их совет­ские потом­ки, к прин­ци­пи­аль­но иной фор­ма­ции.)

    После Рево­лю­ции все «про­фес­си­о­наль­ные язы­ки» заме­ни­лись рус­ским почти на всех уров­нях (толь­ко на самых высо­тах у самых учё­ных спе­ци­а­ли­стов какие-то язы­ки мог­ли быть вто­ры­ми, слу­жеб­ны­ми). Но про­фес­си­о­наль­ная «касто­вость» толь­ко уси­ли­лась, осо­бен­но в обла­стях науч­ных и управ­лен­че­ских, тем более – в обла­стях «поли­ти­че­ских». А уж вли­я­ние «масс» на поли­ти­ку вооб­ще ушло. Так что выра­бот­ки тер­ми­нов и точ­ных, и обще­по­нят­ных не про­изо­шло.

    Види­мо, имен­но поэто­му юри­ди­че­ские фор­му­ли­ров­ки выгля­дят, для не-юри­ста, таки­ми коря­вы­ми (если не анек­до­тич­ны­ми). И, боюсь, с этим свя­за­ны и болез­ни нашей науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры, кото­рая или под­чёрк­ну­то «серьёз­на» (что­бы не ска­зать: нуд­на), либо – часто – неглу­бо­ка.

    А связь (если не пере­пу­ты­ва­ние) в нашей куль­ту­ре тер­ми­но­ло­гии (и поня­тий) «исто­ри­че­ской» и «поли­ти­че­ской» мож­но отдель­но рас­смот­реть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com