Открытое письмо

Министру образования и науки РФ Д.В. Ливанову
Председателю Высшей Аттестационной Комиссии
Министерства образования и науки РФ В.М. Филиппову

Уважаемые господа!

Недавние события привлекли внимание общественности к низкому качеству некоторых диссертационных исследований, защищенных в нашей стране в последние годы. К сожалению, одна проблема пока еще не получила достойного освещения — это крайне низкое качество и практическая бесполезность абсолютного большинства диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора педагогических наук.

В профессиональном научном и учительском сообществе эти диссертации и степени давно уже стали «притчей во языцех». На данную тему существует и достаточно обширная литература, и специальные исследования. В качестве примера сошлемся на работу доктора технических наук Д.А. Новикова «Статистические методы в педагогических исследованиях» (М., 2004), который проанализировал 118 кандидатских и докторских диссертаций по педагогическим наукам (успешно защищенных в различных диссертационных советах). Общий вывод — ни одна (!) из этих диссертаций не соответствует требованиям достоверности научных результатов. А это означает, по справедливому мнению академика РАО А.М. Новикова, что эти «исследования», строго говоря, «не несут никакого научного знания — ведь одно из важнейших требований, предъявляемых к научному знанию, является требование достоверности». И с момента, когда проводилось это исследование, ситуация только усугубилась, а вал докторских и кандидатских диссертаций по-прежнему огромен.

В своем докладе на совещании ВАК-РАО 20 ноября 2012 года академик и вице-президент РАО Д.И. Фельдштейн обрисовал удручающую картину ситуации с диссертациями по педагогике По его мнению, «такое положение не просто приводит к засорению науки псевдонаучными опусами, снижая ценность научных знаний, дискредитируя значение диссертационных работ как научных исследований, но является и прямой угрозой для самого процесса роста-развития научных кадров. Надо ли удивляться тому, что в обществе появляется весьма опасная тенденция формирования скептического отношения к людям науки». В первую очередь — к педагогам и педагогике как науке, добавим мы, которую иначе как лженаукой многие и не называют.

Парадокс заключается еще и в том, что есть немало опытных педагогов и методистов, имеющих серьезные наработки, являющихся авторами оригинальных методик, пособий, иногда выходящих миллионными тиражами, — но не имеющих ученой степени! Им просто некогда выполнять множество формальных требований, предъявляемых к диссертации. А вот у множества бездельников и халявщиков такого времени, видимо, навалом.

Заклинания о том, что надо что-то делать, раздаются постоянно (в том числе и на уровне РАО), но при этом ничего не меняется. Очевидно, что ужесточение формальных критериев в рамках существующей системы (к примеру, требований к публикациям) или механическое сокращение числа диссертационных советов решить проблему не может. Настало время для решительных, не побоимся этого слова, хирургических мер.

В настоящее время рассматривается возможность для бизнесменов и чиновников «получить диплом Doctor of Business Administration (DBA) в экономике или Doctor of Public Administration (DPA) в госуправлении. В этом случае в степени не будет слова «наука», ее не будут покупать или получать с помощью других рычагов влияния» (В.М. Филиппов). Отметим, что в некоторых странах Запада специалистам в области педагогики также присваивается отдельная степень Доктор педагогики (англ. Doctor of Education). Не призывая напрямую и целиком переносить иностранный опыт на российскую почву, мы полагаем, что некоторые наработки здесь можно использовать.

В связи с этим предлагается следующее:

1. Отменить степени кандидата педагогических наук и доктора педагогических наук.

2. Учредить новую степень Доктор педагогики.

3. Разработать четкие и прозрачные критерии присвоения степени Доктор педагогики. С нашей точки зрения, должны учитываться:

— совокупность теоретических и практических работ в педагогической сфере (при минимально фиксированном объеме и тираже таких работ);

— наличие трудов, получивших официальное и общественное признание (к примеру, авторство учебников с грифом Министерства образования и науки, наличие наград в сфере педагогической деятельности, грантов и пр.);

— апробация авторских разработок в педагогической деятельности не только самого кандидата на степень, но и других участников образовательного процесса;

— стаж педагогической деятельности (не менее 10 лет).

4. Определить порядок присвоения степени Доктор педагогики и круг научных и образовательных учреждений, имеющих такое право (очевидно, что эту степень должно присуждать профессиональное сообщество). Установить репутационную ответственность учреждений, присуждающих данную степень.

5. Провести широкое общественное обсуждение данных предложений.

Морозов Александр Юрьевич,

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Средних веков и Нового времени Московского государственного областного университета, соавтор школьных учебников по истории, стаж работы в школе 17 лет

Поддержать Открытое письмо можно на сайте Министерства образования и науки РФ http://минобрнауки.рф/обратная-связь/форма, скопировав следующий текст:

Поддерживаю Открытое письмо А.Ю. Морозова по проблеме реформирования ученых степеней кандидата и доктора педагогических наук, предлагаю провести широкое общественное обсуждение данных предложений.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , ,

 

11 комментариев

  • Сергей:

    С тезисом о том, что очень многие педагогические диссертации представляют собой мусор я согласен. Но немного смущает то, что доктор технических наук позволяет выносить себе безапелляционные вердикты относительно достоверности получаемых исследований. Все-таки позитивистская парадигма (которой, видимо, руководствовался оценивающий) в общественно-гуманитарных науках уже давно не является доминирующей, и для этого есть довольно веские причины. Это совсем не означает, что не нужно знать современные теоретические подходы (а педагоги, как правило, не практически не используют современные зарубежные работы) или применять корректную методологию.

    Еще раз повторю, что диссертации по педагогическим наукам я защищать не собираюсь.

  • Sarcasia:

    Совершенно согласна. То, что печатается в ваковских журналах по педагогике — это даже не лженаука, это бессмысленный набор слов.

    Учёные степени по педагогике — это идиотизм. Для того, чтобы учить школьников, степень не нужна, а вузовские преподаватели имеют степени в своей собственной дисциплине и не нуждаются в какой-то особой степени по педагогике.

    К сожалению, в статье не поднят ещё один важный вопрос: то, что в последние 20 лет многие педвузы, а иногда и педучилища, ухитрились присвоить себе статусы университетов. Которые плодят свои «ваковские» вестники и упомянутые выше учёные степени. Столько кандидатов и докторов педагогических наук развелось, а дети после окончания школы едва читать умеют!

    Нам нужно восстанавливать систему средних педагогических училищ, ориентированных на практическую работу. Иначе образование нам не спасти.

  • vlad1950:

    письмо пылкое но не слишком содержательное как и коменты напомню ломать не строить думаю в сСсР этот вопрос глубоко обсуждался и обдумывался компетентными и ответственными, — не в пример нынешней публике- людьми

  • Андрей:

    Судя по авторству многочисленных учебников, что автор письма очень хотел стать доктором педагогических наук, но это у него не получилось. Вот и хочет стать доктором педагогики.

  • А какова научность той же истории? Да не больше, чем педагогических. Согласен, что многие кандидатские и докторские по педагогическим наукам устаревают сразу же после защиты и утверждения, только проверить результат педагогической методы требуются не дни, ни месяцы, как в медицине, ни годы, а десятилетия. Многое не будет проверенно никогда, поскольку не вина исследователя, что кому-то в голову пришло сменить программу обучения, социальный строй или идеологию.

    Мода на преобразования — модой, новаторско-реформаторский зуд — зудом. Только при сильном зуде и присоединение вторичной инфекции к расчесам бывает трудно избежать, особенно, когда почесывать, где чешется с усердием и грязными руками.

  • Шех.:

    Анекдот такой есть:

    — Чем отличается педагог от педофила?

    — Тем, что педофил, всё-таки, любит детей.

    Коллеги, нет смысла переименовывать докторов педагогических или иных наук в докторов педагогики или инологии. У меня, вот, тоже, уже давняя докторская степень по философским наукам, и меня это не смущает. При том, что я хорошо понимаю, что в принятом смысле слова «наука», философия — не она. Просто я хорошо знаю, для чего она нужна и почему без нее ни физика, ни педагогика невозможны. Вот, и работаю.

    Так исторически сложилось, что всё, чему-нибудь научающее, считается наукой, хотя это совсем не верно. Но на практике, это не имеет никакого значения.

    То, что нынешние педагоги сделали со своей степенью, и многие философы, и многие гуманитарии, это — их вина, а не наук. Философские, гуманитарные, социальные науки не имеют математически-однозначного результата, у них — смысловой результат, тоже однозначный, но смысловой. А отсюда и представление о них: либо идеология, либо трёп. А значит, и защитить можно, что угодно.

    Сколько сегодня честных и бескорыстных ученых в нашей стране, таких, кого не взволнуют деньги и не испугает власть? — В среднем процентов 30, у естественников побольше, у нас поменьше. Крепостное, извините, наследие. Как проголосует большинство на защите пустого диссера? — В такой же пропорции.

    Педагогика, просто прикладная философия, как и все гуманитарные науки, и лучшие концепции в науках социальных. Можно назвать гениальных педагогов, много сделавших для воспитания, и создавших свои стили. А то, что нынешняя педагогика выродилась в секту методистов и делопроизводителей, которую давно пора запретить законом за особое изуверство, это — их вина, а не педагогики. Слабы-с против денег и власти, и давно, а иные, никогда не видели детей.

    Спорить о научности педагогики, истории, филологии бессмысленно, общепринятого критерия научности нет. Пусть остается, как есть.

    Спорить стоит о морали в современной науке в целом, и у наших современных ученых. О том, почему министерство обрубило возможность получения зарубежных и международных грантов без его особого разрешения. О том, что останется, когда гуманитарная наука у нас станет выжженной землей, а от великой физики останутся одни прикладники к нефтегазу и бомбе. О том, что мы будем делать, когда необразованная в школе моледежь явится на наши лекции и заявит, что Земля стоит на трех китах, а кто против, того — бьют. О том, что, сравнительно с 1918 годом, СССР развалился практически бескровно, и спасло кривое-косое, отнюдь не лучшее в мире советское образование, а скоро на улицы выйдет молодежь, не имеющая даже его. Она уже выросла.

    Вот, примерно о таких вещах, а не о том, наука ли педагогика или нет, доктора ли они педагогических или исторических наук. Доктора.

  • георгий:

    Ученые степени и звания это разновидность «цветовой дифференциации штанов»...

    Без нее никак не могут жить «наводящие во всем порядок» социальные институции и граждане.

    Есть штаны пристрйные в глазах обывателя, есть так себе.

    Что можно тут изменить.

    Писатели были всегда. И всегда писали не только те, кому было что сказать.

    Может стоит, как на Востоке, всем важным лицам автоматом присваивать почетное звание «муаллим» ( по ихнему учитель). Без всякого Вака.

    А в своей среде ученые-дервиши сами цену друг-другу знают...

  • Николай Згурский, к.социол. н, доцент:

    Согласен с автором, но менять термины «педагогических наук» на «педагогики» — равнозначно замене слов о любых других науках на обозначение научной отрасли (биологии, психологии, химии и т.д.) — ничего по сути не меняет. Во всем мире, кроме СНГ, никаких докторов ни педагогики, ни педагогических наук не существует, а есть, например, Master of Education (образования), это принципиально иной подход, а не просто смена вывесок.

    За сим моё почтение, Николай

  • В.П.:

    Научная степень в области настоящих наук выполняет роль квалификационного документа, подтверждающего способность заниматься наукой по этой специальности. Требования к диссертации — это квалификационные требования к такого рода деятельности.

    Степень в области педагогических, юридических, экономических наук стала по неверной аналогии рассматриваться как квалификационный документ для занятия преподаванием, бизнесом, юридической практикой соответственно. А это вовсе не научная деятельность. Требования предъявляемых к учёным противоестественны по отношению к этим родам деятельности. Отсюда вал липовых диссертаций по этим наукам, как ответ на дурацкие требования.

    Для специалистов в данных областях конечно гораздо более разумны дипломы типа MBA и Master of Education. Но люди носящие гордое звание «доктор» не согласятся, чтобы их именовали «мастер».

    Поэтому считаю правильным 1) выведение присуждения дипломов по этим специальностям из компетенции ВАКа, 2) упразднение диссертаций и защит по ним, 3) переименование всех докторов и кандидатов по этим специальностям в «докторов администрирования», «докторов образования» и т.п.

    • Статья «задела за живое», поскольку ее содержание тесно связано с личной профессиональной историей. Всю жизнь проработал в школе в качестве учителя. Параллельно с этим — около двадцати лет — преподавал в высших учебных заведениях. Учитель высшей категории, ВАКовский кандидат педагогических наук, ВАКовский доцент. Иного пути не было — нужно было иметь определенный статус (для того, чтобы работать в в высших учебных заведениях). Когда через несколько лет работы в школе, уже будучи достаточно опытным и успешным учителем, получил приглашение в аспирантуру с перспективой защиты диссертации по методике обучения одной из школьных дисциплин (за это дают степень кандидата педагогических наук), счел это логичным. Подал документы в очную целевую аспирантуру, потупил, пошел в качестве гостя на процедуру защиты пока еще не своей диссертации, хотел послушать, поучиться... Что же я услышал? Изощренный нечеловеческий язык, которым никогда не говорят педагоги-практики; дикие по своей сложности, схемы; ускользающий в терминологическом многословии конкретный смысл работы. Сразу возникло так и сохранившееся на всю жизнь ощущение того, что есть реальная школьная педагогика, а есть почти недостижимые даже для думающего, достаточно образованного и умелого школьного учителя заоблачные «научные педагогические высоты», за которые дают ученые степени и звания. Стало ясно, что получение этих званий и степеней практически нереально, если ты педагог среднего, а не высшего звена. Но отступать было некуда, изначально признать свое поражение не позволяло самолюбие. Пришлось играть в эти абсурдные игры, познавать нечеловеческий язык, казуистические требования к написанию диссертаций, детально знакомиться со многими неживыми, неприменимыми в школьной практике идеями. Пришло четкое понимание того, что учебный процесс можно организовать, а можно заорганизовать, детально расписанным и скучным «научно обоснованным» алгоритмом, убив в нем прелесть живого, непосредственного, иногда непредсказуемого человеческого общения между учеником и учителем. Испытывая внутреннее отвращение к своему «труду», который писался «по ВАКовским правилам», завершил его, и на диссертационном совете защитил со счетом 14:0. Победа, но с тяжелым осадком на душе... Дал себе слово, что никогда не буду писать докторскую по педагогике — настолько велико было отвращение к тому, что пришлось пережить. Продолжал преподавать и в средней школе (по совместительству), и в ВУЗе (правда, уже в другом). Много публиковался (писал книги и статьи с методическими разработками для учителей, ориентируясь на то, что они — эти разработки — должны быть: а) полезны педагогам-практикам и б) интересны по своему содержанию. При этом понимал, что эти многочисленные публикации, по большому счету, «не соответствуют требованиям ВАК», если рассматривать их с позиций выхода на защиту докторской диссертации. В них не было заумной химерической педагогики, за которые дают степени, но были важные общие идеи других авторов, от которых я отталкивался при разработке собственных практических рекомендаций для учителя. При этом интересно, что около 100 моих научно-методических статей были напечатаны в ВАКовских журналах... Свои идеи я проверял в собственной практике преподавания, не оформляя их как «педагогический эксперимент». К счастью, на это пока еще имеет право каждый учитель... Задачу защиты докторской перед собой по-прежнему не ставил, понимая, что для этого нужно играть в совсем другие игры... Год назад был принят в одну из негосударственных академий, где по совокупности печатных работ диссертационный и ученый советы присвоили мне «академическую степень доктора педагогики» и «ученое звание профессора академии». Там же я был избран «действительным членом академии». Подчеркну, что здесь нет никаких претензий на ВАКовские регалии, поскольку «академическая степень доктора ...» звучит иначе, чем «доктор ... наук», а в выданных мне дипломах «профессора» и «действительного члена академии» указывается название организации, Советы которой мне присвоили эти звания и степени. Таким образом, были по достоинству оценены мои многочисленные печатные работы, написанные для учителей-практиков, совокупность которых, как я полагаю, не могла быть защищена в форме ВАКовской диссертации доктора педагогических наук. В этой связи я абсолютно согласен с позицией автора статьи, к которой пишу этот отзыв. Убежден, что в отношении педагогики неприменимо широко известное понятие «теоретическая наука», а следовательно — выполнение диссертаций по педагогике в виде сложных теоретизированных «конструкций» (а иначе их в ВАКе не защитить) недопустимо, поскольку эти работы никогда не будут освоены учителями-практиками, а следовательно — они бесполезны, а может быть даже и вредны. Ведь в них вложены государственные деньги, время и гонорары научных руководителей, консультантов, рецензентов, оппонентов, членов диссертационных советов и т.д. и т.п. Нужно понимать и другое. «Педагогические результаты», которыми «подтверждается эффективность» теоретических педагогических химер под названием «диссертация», в значительной мере субъективны (это если не подтасованы, что также бывает нередко). «Выводы», которые делаются на основе этих «результатов», часто не учитывают такие весьма значимые различия между учащимися «контрольных» и «экспериментальных» классов, как тип темперамента отдельных учащихся, особенности семейного воспитания, полноту или неполноту семей, домашние условия, состояние здоровья того или иного ребенка, личностные особенности учителей, проводящих эксперимент, и т.д., и т.п. В «контрольном» и «экспериментальном» классах обычно оказываются учащиеся, существенно отличающиеся по этим показателям. Но «экспериментатора» часто интересует, например, только «средний уровень обученности» в этих двух классах. Все же остальное нередко оказывается «за кадром». Надеюсь, истинная цена этих работ и этих «результатов» понятна? Если в конце учебного года в «экспериментальном» классе «средний уровень обученности» значительно выше, чем в «контрольном», следовательно, применяемая методика обучения эффективна... Комментарии излишни... «Педагогическую науку» необходимо оживить и естественным образом объединить с педагогической практикой. При этом слова «наука» и «практика» в данном случае будут уже не нужны, ибо «педагогика» должна предполагать в себе единство того и другого, но необходимость первого будет логично определяться реальными потребностями второго, а не наоборот, как это делается сейчас. А химерическая наука педагогика, акцентированная именно в сторону теоретических построений, в рамках которой сейчас защищаются кандидатские и докторские диссертации, утверждаемые ВАКом на основе ныне существующих требований, должна уйти в прошлое. И тогда вполне логичным будет присвоение степени «доктора педагогики» человеку с многолетним педагогическим опытом, видящим дальше многих своих коллег, хорошо умеющим сочетать в своей преподавательской работе эффективные теоретические идеи с их практическим решением, опубликовавшим в печатных и интернет-изданиях множество полезных методических работ, пользующихся интересом у коллег-преподавателей и используемых ими в своей повседневной работе. Понятно, что и в этом случае будут определенные трудности с критериями в отношении тех, кто «достоин» или «не достоин», но это уже будет совсем другая история, гораздо более близкая к оптимистичной педагогической реальности. Но главным, конечно, будет не это. Важно понимать, что официальная «педагогическая наука» (та самая, ВАКовская), ставящая себя намного выше педагогической практики и, по сути, лишь демонстрирующая уважение к ней, перестанет навязывать школьному и вузовскому педагогу якобы подтвердившие свою эффективность «научные педагогические концепции», убивающие в преподавании жизнь и делающие сами процессы учения и обучения истинным мучением для педагога и школьника...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com