Разруха в головах

Андрей Калиничев
Андрей Калиничев

При чтении статьи Михаила Зеленского о состоянии и перспективах науки в России меня не покидало какое-то двойственное чувство. С одной стороны, автор в очередной раз с цифрами в руках убедительно показывает, что по объективным библиометрическим показателям научной активности и продуктивности Россия в последние годы находится где-то «близко к Венесуэле, Бангладеш и Буркина-Фасо», и не видно никаких предпосылок для улучшения этой ситуации в ближайшем будущем. Это далеко не первое и далеко не единственное исследование такого рода, но автор, во-первых, проанализировал действительно огромный глобальный массив данных по 190 странам, а во-вторых, нашел новые наглядные способы выражения результатов своего анализа. Графики на рис. 1 и особенно рис. 4 говорят сами за себя.

С другой стороны, удручает наличие какой-то каши в голове у автора, который может легко забыть свои же собственные результаты анализа ради красного словца и совершенно неоправданного «надувания щек» в великодержавной риторике, сам себе при этом противореча. Не стоило бы, наверное, об этом писать, если бы подобная риторика не была достаточно распространена в современной российской публицистике, причем даже у самых продвинутых и научно подкованных авторов. Мне кажется, что это прямое проявление успехов советской шапкозакидательской пропаганды, результаты которой живы и поныне и легко воспроизводятся даже в устах многих вполне образованных и глобально мыслящих людей. Не отказавшись сознательно от этих давних пропагандистских штампов в своем мышлении, совершенно невозможно адекватно оценить место России в современном мире — не только в науке, но и в экономике и культуре; следовательно, совершенно невозможно искать разумные реалистичные пути выхода из той непростой ситуации, в которой мы находимся. Рисунок 4 из статьи Зеленского наглядно показывает, что оторванные от реальности планы и научно-технические прогнозы характерны не только для отдельных доморощенных аналитиков, но и для серьезных государственных программ и президентских указов. А между тем давно бы уже пора снять со своего носа искажающие действительность великодержавные очки и попытаться посмотреть на себя и на мир вокруг трезвым невооруженным взглядом.

Великая Россия, — пишет М. Зеленский, — наследница сверхдержавы… занимает скромное место чуть ниже крошечного Тайваня (территория в 650 раз меньше и население в 15 раз меньше нашего). Как будто автору неизвестно, что величие страны и ее влияние в мире давно уже определяются совсем не размером территории и не численностью населения, а тем, насколько успешно страна использует и развивает собственный человеческий потенциал (и привлекает внешний), в том числе и научный. Автор обнаруживает в своем анализе Россию рядом с Венесуэлой, Бангладеш, Буркина-Фасо, Гвинеей и Мавританией, даже находит в этом подтверждение полузабытому тезису о России как Верхней Вольте с ядерными ракетами, но тут же покровительственно риторически похлопывает по плечу своих соседей по рейтингу, мол, вызывает лишь удивление, что какая-то наука там вообще существует.

Автора ужасает то, что скоро по абсолютному числу публикаций нас догонит бананово-лимонный Сингапур, а между тем Сингапур давно уже перестал быть только бананово-лимонным. Со времени написания процитированной песенки Вертинского Национальный университет Сингапура (NUS) вырос из маленького колониального медицинского факультета с 23 студентами в один из крупнейших университетов Азии, который стабильно занимает верхние строчки не только азиатских, но и мировых рейтингов. Его давно по праву называют «азиатским MIT», и туда стремятся работать и учиться профессора и студенты со всего мира.

Некоторое утешение весьма незавидному положению России в анализируемых М. Зеленским научных трендах он находит в том, что кое-где дела обстоят еще хуже, например на Украине, в Белоруссии, Молдове и Киргизии. Объяснение этому, оказывается простое: наши ученые собратья по СНГ ведь выпорхнули из уютного гнездышка Академии наук СССР. Как и российская наука, стоило бы добавить. Как и эстонская, латвийская и литовская. Но, кто бы мог подумать! — по своим трендам Эстония находится среди научно-развитых стран. Если бы автор внимательнее присмотрелся к собственным данным, то увидел бы там неподалеку и Латвию с Литвой. Как-то так им удалось за прошедшие 20 лет, выпорхнув из того же самого уютного гнездышка АН СССР, достичь весьма значительных успехов. Неужели автор действительно полагает, что это достигнуто за счет возврата к успешной, по его мнению, практике советских времен, когда за результаты надо спрашивать не только с ученых, но пуще всего — с научного начальства? Неужели же в Прибалтике должности научных начальников теперь стали «расстрельными»? Может быть, автору стоит также хотя бы поинтересоваться, как изменились тамошние академии наук?

Я уж не говорю о том, что сам термин «расстрельная должность» будет очень нелегко перевести и объяснить любому руководителю научного проекта из любой другой обнаруженной автором страны с развитой наукой. Как-то все они умудряются мотивировать совсем не наличием как реального кнута, так и реального пряника, а именно стремлением удовлетворить собственное любопытство за счет государства. Просто там государства умеют настолько успешно использовать удовлетворенное любопытство отдельных ученых к пользе всего общества, что даже готовы за это серьезно платить. Но если роль и ответственность научных начальников так велика (вплоть до расстрельной!) и именно в этом, по мнению автора, действительно состоял успех управления наукой в советское время, то почему же в качестве основной причины нынешнего столь удручающего положения науки в России он называет феодальную систему распределения ресурсов сверху — сначала своим,затем достойным? Разве это не является прямым наследием тех же самых советских успехов?

Такой взгляд на мир и на место в нем России позволяет непостижимым образом сочетать искреннее возмущение мнением (якобы распространенным на Западе), что в Москве медведи по улицам гуляют, и одновременно смело заявлять о том, что сама мысль о науке в таких странах, как Саудовская Аравия или Сербия, кажется противоестественной. Я ни в коей мере не являюсь сторонником феодального режима Саудовской Аравии, но хотел бы сообщить М. Зеленскому, что Саудовский научный фонд (King AbduLaziz City for Science and Technology, KACST) — некий аналог РФФИ, если угодно, — принимает заявки на проекты по-английски, посылает их на экспертизу международно-признанным ученым по всему миру (при поддержке Американской ассоциации содействия развитию науки, AAAS), выделяет по результатам такого конкурса гранты на 2-3 года по размерам, вполне сопоставимые с американским NSF (порядка 100-150 тыс. долл. США в год), и, прежде чем выделить последний транш финансирования, направляет отчет по проекту на повторную международную экспертизу. Я думаю, у автора достаточно опыта, чтобы сравнить это с практикой РФФИ.

Рис. Л. Мельника

В 2007 году король Саудовской Аравии затеял крайне амбициозный проект по созданию неподалеку от Джидды совершенно нового университета западного типа — King Abdullah University of Science and Technology, KAUST. За два года, несмотря на мировой экономический кризис и сильное падение цен на нефть — основной источник саудовских доходов, новый университетский кампус на берегу Красного моря был в основном построен и принял первых студентов со всего мира. Преподавание там ведется по-английски, а профессора набраны по международному конкурсу, который проводился даже не самим университетом, а был доверен самым авторитетным учебным заведениям в мире, таким как MIT, Columbia University, Imperial College London, University of Texas, University of California at Berkeley, University of Illinois и т. д. (между прочим, среди набранных таким образом профессоров есть и несколько наших бывших соотечественников). Сейчас в KAUST уже обучается около тысячи студентов, в распоряжении которых — просторные лаборатории, современнейшее оборудование, один из самых мощных в мире суперкомпьютеров. Магистерская студенческая стипендия составляет там около 20 тыс. долл. США в год при бесплатных проживании и медицинской страховке. KAUST открыто провозглашает цель стать со временем «арабским MIT» и, судя по всему, уверенно к этому идет.

В марте 2010 года президент Медведев объявил о создании Сколковского «российского MIT». Хотелось бы пожелать ему в этом успехов, но, как бы то ни было, в лице NUS и KAUST у СколТеха есть уже и достойные примеры, и очень серьезные конкуренты. Можно было бы согласиться с М. Зеленским, что корреляция политического устройства страны и состояния науки весьма отчетливая. Говоря проще, какая страна — такая и наука. Но те же примеры Сингапура и Саудовской Аравии (и Китая, и Бразилии, и Индии, и Турции, и Эстонии…) показывают, что всё гораздо сложнее. И чем скорее в России откажутся от застарелых, въевшихся в мозги пропагандистских клише, чем скорее придет понимание всей этой сложности современного мира и истинного места в нем собственной страны и ее науки, тем успешнее будет ее развитие, касается ли это фундаментальных научных публикаций, реализации инновационных научно-технических проектов или просто более спокойной и комфортной жизни для ее граждан. Иначе — полная Туркмения Россия.

Андрей Калиничев,
член редсовета ТрВ-Наука

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
11 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
12 Авторы комментариев
ИгорьГлебПудовкин А.И.Артёмв горшке толчёный Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Петър Иванож
Петър Иванож

Ссылка на статью Михаила Зеленского не работает.

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

поправили, спасибо

Петър Иванов
Петър Иванов

Критика очень содержательная. Спасибо за приведение конкретных примеров, а не просто за говорение в воздухе как Ваш коллега сделал.

Александр
Александр

Да, содерательно, спасиба.
интересно ещеб услышать мнение о параметре годовой зарплаты по отношению к ВВП на душу населения по паритету покупательной способности.

Наталья
Наталья

Спасибо за конструктивную критику. Зеленский действительно злоупоребляет великодержавным пафосом, как вы совершенно верно заметили. И да, ни размеры страны, ни ее население не определяет ее роли в мировой политике или науки. Но это показывает потенциал страны. Грубо говоря, страна, имеющая богатейшие природные ресурсы, имеет априори больший потенциал для развития науки, чем крошечное государство, на территории которого ничего не растет, так как при правильном использовании сырья можно получить гораздо большие средства на финансирование науки. Опять же, найти умных людей, которые могут и хотят двигать науку вперед проще, когда в стране 150 миллионов человек, чем когда их всего несколько тысяч. Тем обиднее… Подробнее »

NickName
NickName

По моему статья Зеленского более корректно написана, чем критика на него. По крайней мере в тексте практически нет содержательных утверждений. 1-2 абзац пересказ статьи без утверждений. 3- абзац критик утверждает, что СССР не был сверхдержавой. Хотелось бы уточнить, тогда что автор называет сверждержавой. 4 — абзац в Сингапуре с наукой сейчас всё хорошо. Никто с этим и не спорит, а после войны было плохо. 5 — критик занисается демагогией, приписываю Зеленскому утверждения которые тот в статье не делал. (Я вообще не нашёл в статье Зеленского упоминаний Литвы и Латвии) 6 — критик считает, что в Европе нет ни кнута, ни… Подробнее »

zbl
zbl

Я думаю, что Михаил Зеленский так злоупотребляет великодержавным пафосом потому, что помнит историю своей Родины. А сравнение с Туркменией не имеет целью обидеть туркменов, а лишь отмечает определённое различие историй двух стран. Причём, историю творим мы сами и туркменам, как и сингапурцам, ничто не мешает сейчас сотворить великую историю своих стран. Нация же, которая не помнит великие дела своих предков, не достойна их и не может, разумеется, считать свою страну великой. Вот с этой точки зрения критика великодержавного пафоса, по-моему, совершенно оправдана. Действительно; поколение, профуковшее всё, что тяжким трудом было построено отцами и дедами, не создавшая ничего не только равного,… Подробнее »

Саша Андреев
Саша Андреев

Статья Зеленского написано вполне неплохо, много данных. Весело и наглядно представлено как Россия постепенно уйдет с научной карты мира. Какой же тут великодержавный пафос? Просто пышные и яркие формы предложений, чтобы было наглядней, что старна теоретически может, а что практически имеет и будет иметь в обозримом будущем.

Сергей Маликов
Сергей Маликов

Ну, то, что у нас с наукой все плохо — это я знал и без статьи М.Зеленского. Спасибо ему за то, что теперь я узнал насколько все плохо. А вот смысл статьи А.Калиничева мне не ясен. Если второй автор критикует первого за то,
что тот говорит, что все плохо, то стоит ли это понимать как то, что второй автор (А.Калиничев) хочет сказать, что все на самом деле не так, как в статье Зеленского(потому, что тот чего-то там не понимает) и у нас здесь все хорошо? Я не нашел конкретного смысла в этой статье.

Пудовкин А.И.
Пудовкин А.И.

В статье Калиничева много интересных дополнений к превосходной, очень содержательной статье Зеленского. Не вижу никаких противоречий в существе обеих статей. Хотя да, у Калиничева чувствуется тон некоторого критицизма, хотя весь этот критицизм относится некой великодержавности, которая видится Калиничеву у Зеленского. На мой взгляд это не великодержавность, а просто привычка воспринимать Россию как большую и культурную страну с развитой (в некоторых областях) наукой. К сожалению, наука в России уже давно не является передовой. Справедливости ради надо сказать, что в СССР развитыми были только те области науки, которые обслуживали оборонную промышленность. Все остальное было плохо или очень плохо — вспомните биологию (с… Подробнее »

в горшке толчёный
в горшке толчёный

Вот только давайте не будем требовать, чтобы преподавание в наших университетах велось исключительно на английском по китайскому примеру. Английский можно и нужно(пока что) знать, потому что на нём публикуются самые свежие данные другими учёными. Так когда-то учили латинский. Но последний ведь исчез и кто знает, что ещё с английским будет. Так что науку надо вести на родном языке, а не зависеть от чужого языка, какая бы нас не одолевала зависть к китайцам. И давайте не будем мерить успехи науки количеством публикаций, зарегистрированных в иностранных базах данных. Давайте оценивать успехи нашей науки по нашей способности решать наши же насущные проблемы в… Подробнее »

Пудовкин А.И.
Пудовкин А.И.

Фундаментальная (то есть не прикладная) наука не решает никаких «своих повседневных проблем и своих задач на будущее». Она является мировой. Изоляция фундаментальной науке в какой-нибудь стране привлодит к ее стагнации, а затем деградации, что и наблюдается сейчас. Нужно всеми силами стараться быть частью мировой науки. Поэтому надо публиковаться в международных журналах, писать по-английски, преподавать по-английски. Иначе нашей науке будет окончательный …

Глеб
Глеб

«Ну не дураки же наши управленцы.» — Иногда кажется, что лучше бы были дураками.

Артём
Артём

Наши управленцы не «дураки», поэтому давно выводят все деньги в офшоры.
Зачем им отдавать деньги нашим учёным, когда можно купить за бугром и с гарантией? А если купить нельзя, то надо думать, что это невозможная вещь, т.к. если бы это можно было сделать, то за бугром уже бы сделали — там-то миллиарды вливают!…

Игорь
Игорь

Прочитал обе статьи с интересом. Суть второй статью не понял — нет четко выраженной мысли. Последний пассаж повествует, что надо бежать в сторону светлого будущего, только вот самому автору явно не очень понятно куда и как бежать. Где ссылки на альтернативные стратегии развития? Нет ничего.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: