«Учеником Колмогорова я не был»

Алек­сандр Хани­е­вич Шень — кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции РАН (Москва) и LIRMM CNRS — Лабо­ра­то­рии Наци­о­наль­но­го цен­тра науч­ных иссле­до­ва­ний Фран­ции (Мон­пе­лье). Пре­по­да­вал в Неза­ви­си­мом мос­ков­ском уни­вер­си­те­те и 57-ой мос­ков­ской шко­ле, автор попу­ляр­ных кни­жек по мате­ма­ти­ке и про­грам­ми­ро­ва­нию (см. ftp://ftp.mccme.ru/users/shen/progbook, ftp://ftp.mccme.ru/users/shen/logic). Несколь­ко лет вёл раз­дел мате­ма­ти­че­ских раз­вле­че­ний в жур­на­ле Mathematical Intelligencer. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

Александр Шень. Фото с сайта МЦНМО
Алек­сандр Шень. Фото с сай­та МЦНМО

Гово­рят, что Вы в дет­стве были вун­дер­кин­дом, пере­пры­ги­ва­ли из клас­са в класс – так ли это?

Нет, вун­дер­кин­дом я не был. Когда я посту­пал в музы­каль­ную шко­лу, куда меня отда­ли, то меня при­ня­ли, не дожи­да­ясь 7 лет. Я играл на роя­ле. А потом я еще пере­прыг­нул через 4-й класс музы­каль­ной шко­лы. Шко­ла была хоро­шая, ЦМШ при Кон­сер­ва­то­рии. В одном клас­се со мной учи­лась доч­ка Ростро­по­ви­ча…

Роди­те­ли хоте­ли, что­бы Вы ста­ли музы­кан­том?

В основ­ном это­го хоте­ла моя бабуш­ка. У нас дома был рояль, а она сама игра­ла на скрип­ке. Ну, и меня учи­ли, как всех в дет­стве учат.

Как про­явил­ся Ваш инте­рес к мате­ма­ти­ке?

Мож­но ска­зать, что от уси­лен­ных заня­тий музы­кой – она мне надо­е­ла. Кро­ме того, я ходил в мате­ма­ти­че­ский кру­жок во Двор­це пио­не­ров. Сна­ча­ла я ходил в кру­жок тех­ни­ки – там мож­но было пилить, делать что-то сво­и­ми рука­ми, а потом там обра­зо­вал­ся мате­ма­ти­че­ский кру­жок. Во Двор­це пио­не­ров появил­ся Вик­тор Нико­ла­е­вич Трост­ни­ков и стал вести заня­тия по мате­ма­ти­ке, сей­час же он – зна­ме­ни­тый пра­во­слав­ный фило­соф. Потом в семье реши­ли, видя, что с музы­кой как-то всё пло­хо полу­ча­ет­ся, что я пой­ду в мате­ма­ти­че­скую шко­лу. Я пошел на собе­се­до­ва­ние во Вто­рую шко­лу, и меня туда при­ня­ли.

Это в каком клас­се было?

Во Вто­рой шко­ле я учил­ся 4 года: 7, 8, 9 и 10 клас­сы.

С како­го воз­рас­та Вы нача­ли регу­ляр­но зани­мать­ся мате­ма­ти­кой?

В кру­жок я ходил еще в 5-м клас­се, но более систе­ма­ти­че­ски это было уже в шко­ле…

А во Вто­рой шко­ле Вы пере­пры­ги­ва­ли из клас­са в класс?

Нет. Я про­сто не учил­ся в 4 клас­се музы­каль­ной шко­лы, в этом все мое вун­дер­киндство.

Но в резуль­та­те я посту­пил в МГУ, когда мне не было 16 лет.

Полу­ча­ет­ся, что сра­зу после ЦМШ Вы ста­ли учить­ся во Вто­рой шко­ле?

Да.

Здо­ро­во! Необыч­но. А потом посту­пи­ли в МГУ?

Да, потом посту­пил на мех­мат в МГУ. Я тогда еще ездил на раз­ные олим­пи­а­ды по физи­ке, в отли­чие от мате­ма­ти­ки это было про­ще. Но потом ста­ло ясно, что на физи­че­ский факуль­тет меня, навер­ное, не при­мут… Отец у меня был граж­да­ни­ном Китая, и на тот момент он был в Китае и с ним не было свя­зи… В общем, было ясно, что для поступ­ле­ния на физи­че­ский факуль­тет – это «нехо­ро­шо»… На самом деле, и для мате­ма­ти­ки это было не очень хоро­шо, но меня поче­му-то при­ня­ли.

Вы зна­е­те китай­ский язык?

Нет, в дет­стве меня вози­ли в Китай один раз, когда мне было все­го 4 года — на месяц.

И боль­ше ни разу не были?

Потом был, когда там всё кон­чи­лось – и Куль­тур­ная рево­лю­ция, и… Я был там в 1995 году, когда вос­ста­но­ви­лись свя­зи, и мож­но было поехать… Но отец тогда уже был очень болен. Потом через несколь­ко лет умер, но я все-таки его пови­дал.

Фото из архива героя интервью
Это фото герой интер­вью при­слал нам с под­пи­сью «Край­ний спра­ва».

Вы себя ощу­ща­е­те немно­го китай­цем?

Я совер­шен­но не в кур­се, что там про­ис­хо­дит. Я и язы­ка не знаю, и ника­кой китай­ской куль­ту­ры… Даже и в пере­во­дах я абсо­лют­но с ней не зна­ком.

Я поче­му-то реши­ла, что вы коре­ец.

Нет, нет, Корея – это совсем дру­гое.

А прав­ду гово­рят, что Вы были одним из послед­них уче­ни­ков Кол­мо­го­ро­ва?

Нет, уче­ни­ком Кол­мо­го­ро­ва я не был, но, когда я был аспи­ран­том, он стал заве­ду­ю­щим кафед­рой логи­ки на мех­ма­те МГУ. И у него была такая идея – устро­ить семи­нар по кол­мо­го­ров­ской слож­но­сти, это его послед­няя науч­ная тема, и он пред­ло­жил орга­ни­зо­вать такой семи­нар. Посколь­ку я тоже этим немно­го зани­мал­ся, то я был его помощ­ни­ком. Ну, ему тогда было уже тяже­ло, он был тяже­ло болен, почти ниче­го не видел, с тру­дом при­хо­дил, но, тем не менее, это про­дол­жа­лось два года, пока он был в силах при­хо­дить. Потом семи­нар был уже без него (и до сих пор сохра­нил­ся).

Чьим уче­ни­ком Вы себя счи­та­е­те?

Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Успен­ско­го, кото­рый был уче­ни­ком Кол­мо­го­ро­ва. Успен­ский был моим руко­во­ди­те­лем и как сту­ден­та, и в аспи­ран­ту­ре.

Когда Кол­мо­го­ров был болен, при нем все вре­мя было какое-то дежур­ство – сотруд­ни­ки, уче­ни­ки и про­чее, все вре­мя кто-то был при нем. Соот­вет­ствен­но, я тоже имел воз­мож­ность в каче­стве дежур­но­го с ним немно­го раз­го­ва­ри­вать…

Т.е., тако­го близ­ко­го сотруд­ни­че­ства у Вас с ним не про­ис­хо­ди­ло?

Кро­ме как во вре­мя семи­на­ра… Кол­мо­го­ров на этом семи­на­ре сфор­му­ли­ро­вал неко­то­рые вопро­сы, на кото­рые я пытал­ся отве­тить… В общем, уче­ни­ком Кол­мо­го­ро­ва я никак не реша­юсь себя счи­тать. Это слиш­ком почет­но…

А что Вы може­те ска­зать о Вла­ди­ми­ре Андре­еви­че Успен­ском как о науч­ном руко­во­ди­те­ле? Како­го типа он руко­во­ди­тель – авто­ри­тар­но­го, демо­кра­ти­че­ско­го? Если, конеч­но, хоти­те об этом пого­во­рить.

Я вооб­ще не уве­рен, что такая клас­си­фи­ка­ция пра­виль­ная.

А какая пра­виль­ная?

Я бы ска­зал, что Успен­ский пред­ла­гал неко­то­рые темы для заня­тий, но нико­гда не воз­ра­жал, что чело­век зани­ма­ет­ся тем, чем хочет. Идеи, что надо обя­за­тель­но делать толь­ко то, что он пред­ло­жил, нико­гда не было. 

Вы в это вре­мя уже ходи­ли на семи­на­ры к И.М. Гель­фанду?

Нет, на семи­на­ры к Гель­фанду я уже потом ходил, в кон­це 80-х годов, когда нача­лось внед­ре­ние школь­ной инфор­ма­ти­ки. В свя­зи с этим внед­ре­ни­ем я помо­гал Куш­ни­рен­ко, и когда  Гель­фанд устро­ил семи­нар по инфор­ма­ти­ке, он при­влек к это­му делу Куш­ни­рен­ко, кото­рый позвал меня. Потом я бывал и на мате­ма­ти­че­ском семи­на­ре И.М.

В какие годы Вы учи­лись в МГУ?

С 1974 по 1979 годы, а в аспи­ран­ту­ре с 79-го по 82-й.

Вас как-то кос­ну­лось «позор­ное 20-летие» на мех­ма­те МГУ?

Посколь­ку моим отцом был кита­ец, то было не так ясно, что я – еврей (хотя так было напи­са­но в пас­пор­те моей мамы — по бабуш­ке, её маме). Про Китай спе­ци­аль­ной поли­ти­ки не было, поэто­му счи­та­лось, ну кита­ец и кита­ец… Меня вро­де и при­ня­ли без осо­бо­го тру­да, и как-то ника­ких труд­но­стей не было, я никак не постра­дал.

В аспи­ран­ту­ру лег­ко посту­пи­ли?

Там была про­бле­ма: я при поступ­ле­нии напи­сал, что мама еврей­ка. Это ока­за­лось непра­виль­ным, и даже спе­ци­аль­но нуж­но было эту бумаж­ку забрать и заме­нить на дру­гую, где утвер­жда­лось, что она нем­ка (и дей­стви­тель­но отец её, мой дедуш­ка, был из Гер­ма­нии) – вот была такая исто­рия. Реаль­но ника­ких пре­пят­ствий не было.

Чему была посвя­ще­на Ваша кан­ди­дат­ская дис­сер­та­ция?

Кол­мо­го­ров­ской слож­но­сти, по кото­рой был семи­нар и кото­рой я с тех пор в основ­ном зани­ма­юсь.

Это какая область мате­ма­ти­ки?

Алго­рит­ми­че­ская тео­рия веро­ят­но­стей, алго­рит­ми­че­ская тео­рия инфор­ма­ции. Эта послед­няя тема, кото­рой Кол­мо­го­ров зани­мал­ся в 80-е годы. По этим темам у него были раз­ные уче­ни­ки. Леня Левин, в то вре­мя это как раз была его тема. Звон­кин тоже начи­нал с нее. Пер­вая ста­тья Звон­ки­на и Леви­на – это был очень инте­рес­ный обзор по кол­мо­го­ров­ской слож­но­сти.

Где Вы рабо­та­ли после аспи­ран­ту­ры?

После аспи­ран­ту­ры Успен­ский дого­во­рил­ся, что­бы меня при­ня­ли в Инсти­тут про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции. Я там до сих пор счи­та­юсь в отпус­ке.

Я чита­ла на Вашем лич­ном сай­те обра­ще­ние к кол­ле­гам по пово­ду избра­ния ново­го дирек­то­ра ИППИ.

Да, да! Это было недав­но, но рань­ше я дол­гое вре­мя там рабо­тал в лабо­ра­то­рии Моде­ста Нико­ла­е­ви­ча Вайн­ц­вай­га, очень мило­го чело­ве­ка, кото­рый хотел изоб­ре­сти искус­ствен­ный интел­лект. Он твер­до верил, что он на пути к наме­чен­ной цели, но… ниче­го из это­го не вышло. Мне и тогда каза­лось, что ниче­го не вый­дет.

У него был под­ход непра­виль­ный?

Ну да. Я бы ска­зал, что там не было идеи, с кото­рой мож­но было бы начать.

Как Вы отно­си­тесь к идее искус­ствен­но­го интел­лек­та? Насколь­ко это дости­жи­мо? Когда будет дости­жи­мо созда­ние искус­ствен­но­го интел­лек­та?

Пока боль­ших про­дви­же­ний нет, но и гаран­ти­ро­вать, что ниче­го нико­гда не будет, нель­зя. Тью­ринг счи­тал, что к 2000 году это все будет. Теперь мы сами можем убе­дить­ся, был ли он прав или нет.

А как полу­чи­лось, что Вы ста­ли рабо­тать во Фран­ции?

Полу­чи­лось так, что в 90-е годы В.А. Успен­ский ездил во Фран­цию. Он был оппо­нен­том на защи­те дис­сер­та­ции фран­цуз­ско­го мате­ма­ти­ка, Брю­но Дюра­на — кото­рый потом его при­гла­сил на какой-то более дли­тель­ный срок. Успен­ский ска­зал, что у него есть уче­ни­ки, кото­рые тоже этой темой зани­ма­ют­ся и их мож­но тоже вызвать. Вере­ща­гин и я съез­ди­ли туда на неко­то­рое вре­мя, и потом вре­мя от вре­ме­ни при­ез­жа­ли туда. А в какой-то момент наши фран­цуз­ские соав­то­ры ска­за­ли, что сей­час объ­яв­лен кон­курс в CRNS – Фран­цуз­скую ака­де­мию наук, что надо подать доку­мен­ты. Вро­де было понят­но, что ниче­го из это­го не вый­дет, но с дру­гой сто­ро­ны, если люди пред­ла­га­ют, то невеж­ли­во про­игно­ри­ро­вать. Нуж­но было запол­нить бумаж­ки, но совсем неслож­ные. И вот мы с Андре­ем Рома­щен­ко пода­ли доку­мен­ты. В тот год была какая-то спе­ци­аль­ная ситу­а­ция, види­мо, то ли у них было мест мно­го, то ли места были какие-то осо­бен­ные, но кон­курс был в тот год мини­маль­ный. Андрея при­ня­ли, – и к боль­шо­му мое­му удив­ле­нию, меня тоже.

Вы какую долж­ность там зани­ма­е­те?

Я явля­юсь науч­ным сотруд­ни­ком. Там они быва­ют пер­во­го «сор­та» и вто­ро­го. Вот я – вто­ро­го.

Это выше или ниже, чем пер­во­го?

Это как чай, быва­ет пер­во­го сор­та, вто­ро­го, а быва­ет еще «экс­т­ра». Вот я – вто­ро­го сор­та.

Вы там и посто­ян­ную зар­пла­ту полу­ча­е­те?

Да.

Похо­же на рос­сий­скую систе­му?

В CNRS очень слож­ная систе­ма. Во-пер­вых, быва­ют «сор­та». Внут­ри каж­до­го «сор­та» они делят­ся на «эше­ло­ны» и как-то с выслу­гой лет «эше­лон» меня­ет­ся… Но при этом они очень любез­но засчи­та­ли мой рос­сий­ский стаж и при­сво­и­ли мне более высо­кий «эше­лон», чем мог­ло бы быть, если бы я там начал рабо­тать с нуля.

А как дол­го Вы там живе­те и рабо­та­е­те?

Дого­во­рен­ность такая, что я дол­жен про­во­дить там поло­ви­ну вре­ме­ни. И это про­ис­хо­дит с сен­тяб­ря 2005 года. 

Сколь­ко меся­цев в году Вы там живе­те?

Это как полу­чит­ся. Сей­час мне выда­ли кар­точ­ку вида на житель­ство на 10 лет. Но рань­ше нуж­но было про­дле­вать визу, и тогда нель­зя было уехать, из-за это­го были слож­но­сти. Но я и так ста­ра­юсь про­во­дить замет­ную часть вре­ме­ни во Фран­ции. Посколь­ку им там от меня тол­ком ниче­го не надо и мож­но спо­кой­но рабо­тать…

Т.е., Вы не пре­по­да­е­те?

Нет, я не пре­по­даю. Во-пер­вых, это не поло­же­но. А во-вто­рых, к сво­е­му сты­ду, я по-фран­цуз­ски ниче­го не пони­маю. Пре­по­да­вать по-фран­цуз­ски – это выше моих сил… Но это и не тре­бу­ет­ся.

В Рос­сии Вы были учи­те­лем в 57-й шко­ле?

Насто­я­щим учи­те­лем я нико­гда не был. Я участ­во­вал в пре­по­да­ва­нии в отдель­ных клас­сах. При­хо­дил, как теперь помощ­ни­ки Сере­жи Дори­чен­ко при­хо­дят к нему помо­гать в 179-ю шко­лу. Это было несколь­ко клас­сов – сна­ча­ла был класс в 91-й шко­ле, потом в 57-й класс 86-го года выпус­ка, потом 89-го, 90-го, 94-го, 2000-го, 2004-го и 2008-го. Потом, когда ста­ло ясно, что мне нуж­но ехать во Фран­цию и пре­по­да­вать здесь воз­мож­но­сти нет, то я этим пере­стал зани­мать­ся…

Може­те назвать несколь­ко имен моло­дых мате­ма­ти­ков, кото­рых вы учи­ли? Поси­цель­ский?

Есть два бра­та Поси­цель­ских. Я бы ска­зал, что нико­гда не имел чести обу­чать Леню Поси­цель­ско­го. Он учил­ся в 57-й шко­ле, при­хо­дил и помо­гал в клас­се, где я участ­во­вал в пре­по­да­ва­нии, но его я не обу­чал… Да мне его и учить было осо­бо нече­му.

Кто из Ваших уче­ни­ков наи­бо­лее изве­стен?

В 91-й шко­ле в клас­се, где я в пер­вый раз пре­по­да­вал, из зна­ме­ни­тых ныне людей учил­ся Мак­сим Кон­це­вич, кото­рый теперь Фил­дсов­ский лау­ре­ат и вооб­ще – извест­ный чело­век. В клас­се 86-го года учил­ся Миша Вер­биц­кий, кото­рый пре­по­да­ет в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки, кото­ро­го сна­ча­ла «коты» повре­ди­ли, а теперь «боро­ды». Кста­ти, если есть спе­ци­а­ли­сты, кото­рые могут про­честь и про­ком­мен­ти­ро­вать эту исто­рию с «боро­дой», это было бы любо­пыт­но, пото­му что я видел эти доку­мен­ты. Они про­из­во­дят совер­шен­но фее­ри­че­ское впе­чат­ле­ние… Напри­мер, одним из доку­мен­тов в ком­плек­те это­го иско­во­го заяв­ле­ния явля­ет­ся справ­ка, что «на имя Пуга­ча И.В. заре­ги­стри­ро­ван сайт АдольфГитлер.ру» или чего-то в таком роде. Меня пора­жа­ет идея, что для дости­же­ния любых целей может ока­зать­ся целе­со­об­раз­ным пода­вать в суд такую вот бума­гу…

Вам сра­зу было понят­но, что Кон­це­вич и Вер­биц­кий – талант­ли­вые ребя­та?

Когда Кон­це­вич посту­пал в 91-ю шко­лу, было вид­но, что чело­век он исклю­чи­тель­но силь­ный и ком­пе­тент­ный. Не то, что он посту­пил, его обу­чи­ли – и он стал хоро­шим. Он был с само­го нача­ла талант­ли­вым мате­ма­ти­ком. Но быва­ет по-раз­но­му. Быва­ет, что чело­век очень силь­ный в мате­ма­ти­ке, но потом начи­на­ет инте­ре­со­вать­ся чем-то дру­гим … Ещё об извест­ных людях, учив­ших­ся в клас­се, где я рабо­тал – Рома Без­ру­кав­ни­ков, ныне про­фес­сор мате­ма­ти­ки в MIT. Еще был Ося Пол­те­ро­вич, кото­рый рабо­та­ет в Кана­де, и дру­гие. В клас­се 86 года был моло­дой чело­век, один из самых силь­ных школь­ни­ков, кото­рых я видел – Антон Лунин. Потом он (уже после ВУЗа) забо­лел рас­се­ян­ным скле­ро­зом и умер…

Вы не очень отли­ча­лись от сво­их уче­ни­ков по воз­рас­ту? Сколь­ко вам было лет – 20–30?

Нет, ну когда я начи­нал пре­по­да­вать в клас­се Кон­це­ви­ча, я был на тре­тьем кур­се. Я был года на четы­ре их стар­ше.

А Ник­Ник Кон­стан­ти­нов как-то повли­ял на Ваше ста­нов­ле­ние как мате­ма­ти­ка?

Он меня втра­вил в эту идею пре­по­да­ва­ния.

Поче­му Вам нра­вит­ся пре­по­да­вать? Это же очень затрат­но энер­ге­ти­че­ски…

Во-пер­вых, это неко­то­рое раз­вле­че­ние. Во-вто­рых, хочет­ся наде­ять­ся, что и для школь­ни­ков от это­го боль­ше поль­зы, чем вре­да.

Како­во на ваш взгляд совре­мен­ное мате­ма­ти­че­ское школь­ное обра­зо­ва­ние? Что дума­е­те о ЕГЭ?

Ниче­го хоро­ше­го. Пото­му что то, чего все опа­са­лись с при­хо­дом ЕГЭ, сей­час более-менее и про­изо­шло. Сей­час по ЕГЭ есть зада­чи А1, А2, А3, В2, С что-то. И сей­час есть книж­ки типа «Как решать зада­чу А2» или С4. И рань­ше-то боль­шин­ство школь­ни­ков ниче­го не уме­ло, но, по край­ней мере, неко­то­рые школь­ни­ки и неко­то­рые учи­те­ля зани­ма­лись чем-то инте­рес­ным. В прин­ци­пе, это и сей­час воз­мож­но… Понят­но, что есть какое-то дав­ле­ние – есть тесты, нуж­но уве­ли­чи­вать про­цен­ты…

А то, что КИМы по ЕГЭ ста­ли гото­вить сами мате­ма­ти­ки – это не помог­ло?

Как ска­зать… Мож­но ска­зать, что рань­ше они были еще более абсурд­ны­ми, но мне кажет­ся, что общий эффект ЕГЭ состо­ит не в том, какие в нем зада­чи, а в том, что школь­ный курс пре­вра­ща­ет­ся в под­го­тов­ку к ЕГЭ… Если счи­тать, что нуж­но, что­бы все уме­ли скла­ды­вать, то в этом есть и поло­жи­тель­ная сто­ро­на. Рань­ше ведь часть людей вооб­ще ниче­го не зна­ла и на это не обра­ща­ли вни­ма­ние. А сей­час есть такое тре­бо­ва­ние ко всем, и есть пони­ма­ние, что надо либо пытать­ся укло­нить­ся от это­го, либо что-то сда­вать.

А для спе­ци­аль­ных школ ЕГЭ создал боль­ше труд­но­стей?

ЕГЭ на них никак не появли­ял. Сей­час вооб­ще жела­ю­щих посту­пить в вузы по физ­мат спе­ци­аль­но­стям ста­ло мало, так что про­бле­мы с поступ­ле­ни­ем почти нет.

Я знаю от сту­ден­тов Выш­ки, что кон­курс на эко­но­ми­че­ский факуль­тет гораз­до выше, чем на факуль­тет мате­ма­ти­ки, и те, кто не попал на эко­но­ми­че­ский, идут на мате­ма­ти­че­ский факуль­тет.

Я это­го не знаю. Может быть… Да и обра­зо­ван факуль­тет мате­ма­ти­ки НИУ ВШЭ недав­но, жела­ю­щих посту­пать туда мало, и соот­вет­ствен­но, силь­ных школь­ни­ков туда посту­па­ет тоже мало. У них про­бле­ма ско­рее недо­бо­ра…

Вы еще мно­го зани­ма­е­тесь обще­ствен­ной дея­тель­но­стью. В част­но­сти, инте­ре­су­е­тесь элек­то­раль­ной ста­ти­сти­кой. Поче­му Вы заня­лись этой темой?

Иван Ящен­ко в свое вре­мя сде­лал такую вред­ную вещь: он добил­ся, что­бы в про­грам­му вклю­чи­ли курс «Тео­рию веро­ят­но­стей» и напи­сал такую абсурд­ную кни­гу вме­сте с дру­ги­ми това­ри­ща­ми. Я настоль­ко был ею недо­во­лен, что напи­сал на нее оскор­би­тель­ную рецен­зию и решил, что надо само­му попро­бо­вать напи­сать что-то более разум­ное. И напи­сал малень­кую бро­шюр­ку для школь­ни­ков по тео­рии веро­ят­но­сти (не знаю, хоро­шо ли полу­чи­лось). И отча­сти в свя­зи с этим, когда появи­лись эти элек­то­раль­ные гра­фи­ки, кар­тин­ки и про­чее, я тоже заин­те­ре­со­вал­ся – что там реаль­но про­ис­хо­дит, стал соби­рать все эти ссыл­ки… Но ника­ко­го иссле­до­ва­ния реаль­но не пытал­ся про­во­дить, я про­сто соби­рал суще­ству­ю­щие фак­ты и гипо­те­зы о выбо­рах в Рос­сии.

А. Шень на семинаре "Полит.ру" по избирательной статистике, декабрь 2011 г. Фото Н. Четвериковой
А. Шень на семи­на­ре «Полит.ру» по изби­ра­тель­ной ста­ти­сти­ке, декабрь 2011 г. Фото Н. Чет­ве­ри­ко­вой

Когда проснул­ся Ваш инте­рес к изби­ра­тель­ной ста­ти­сти­ке?

Я про­чел ста­тьи о выбо­рах 2009 года. Не пом­ню, что имен­но про­чел пер­вым, но свя­за­но было с выбо­ра­ми 2009 года, когда была эта кар­тин­ка с пика­ми и все такое.

Чем сей­час Вы зани­ма­е­тесь в мате­ма­ти­ке, что вхо­дит сей­час в сфе­ру теку­щих инте­ре­сов?

Не ска­зать, что­бы это про­хо­ди­ло очень успеш­но, но я зани­ма­юсь кол­мо­го­ров­ской слож­но­стью.

Вы про­дол­жа­е­те ею зани­мать­ся со сту­ден­че­ских лет?

Да, да. Там есть раз­ные темы, была еще дру­гая тема, свя­зан­ная с тем, что назы­ва­ет­ся «кле­точ­ны­ми авто­ма­та­ми и само­по­до­би­ем», но… Но ниче­го осо­бо выда­ю­ще­го­ся в этом я не сде­лал…

Это при­клад­ная мате­ма­ти­ка?

Нет, в этом ниче­го при­клад­но­го нет, это т.н. computer science –  часть мате­ма­ти­ки, свя­зан­ная с алго­рит­ма­ми, вычис­ле­ни­я­ми.

Т.е., Вы не про­грам­ми­ру­е­те на язы­ке про­грам­ми­ро­ва­ния?

Нет.

А зна­е­те ли Вы язы­ки про­грам­ми­ро­ва­ния? Може­те про­грам­ми­ро­вать?

Я могу напи­сать какую-нибудь корот­кую про­грам­му… Я даже пре­по­да­вал инфор­ма­ти­ку в шко­ле и напи­сал задач­ник для мате­ма­ти­че­ских клас­сов по про­грам­ми­ро­ва­нию. Кста­ти, в отли­чие от пре­по­да­ва­ния мате­ма­ти­ки, кото­рое труд­но назвать успеш­ным, этот задач­ник имел неожи­дан­ный эффект [1]. Потом неко­то­рые участ­ни­ки олим­пи­ад по про­грам­ми­ро­ва­нию совер­шен­но неожи­дан­но для меня гово­ри­ли, что, когда они были в шко­ле, им попа­лась эта кни­га, они ее чита­ли, и какая-то поль­за от нее была.

Когда Вы ее напи­са­ли, в каком году?

Пер­вый вари­ант для школь­ни­ков был напи­сан в 1990м году, но пер­вое изда­ние было в 1995–96. Тот же Иван Ящен­ко его издал…

Сей­час этим задач­ни­ком еще мож­но поль­зо­вать­ся, он актуа­лен?

С тех пор появи­лось мно­го новых книг. В смыс­ле тем осо­бо ниче­го не изме­ни­лось с тех пор, но… Вто­рая вещь, с кото­рой, я счи­таю, мы удач­но «попа­ли в струю» – в какой-то момент пере­ве­ли книж­ку Кор­ме­на [2]. Есть такой учеб­ник по алго­рит­мам. Я как-то был в MIT (США) и видел, как там пре­по­да­ют курс алго­рит­мов, видел тамош­ний учеб­ник и понял, что было бы хоро­шо, если бы он был издан на рус­ском. И я уго­во­рил Ящен­ко это пере­ве­сти и издать, боль­шая груп­па людей это пере­во­ди­ла. Там даже есть раз­дел, кото­рый пере­во­дил Костя Сонин, кото­рый тогда был сту­ден­том или аспи­ран­том. И тоже участ­ни­ки олим­пи­ад гово­ри­ли, что это посо­бие, по кото­ро­му они гото­ви­лись. Если иметь в виду что-то такое обще­ствен­но-полез­ное, то пере­вод Кор­ме­на был наи­бо­лее полез­ным…

Гото­ви­те ли Вы сей­час какие-то учеб­ни­ки, учеб­ные посо­бия. Пиши­те книж­ки? Высту­па­е­те с лек­ци­я­ми?

Быва­ет, рас­ска­зы­ваю школь­ни­кам на «малом Мех­ма­те» по прось­бе Спи­ва­ка… Зна­е­те, кто такой Спи­вак?

Нет.

Это Саша Спивак, уче­ник В.И. Арноль­да, кото­рый стал очень извест­ным пре­по­да­ва­те­лем мате­ма­ти­ки. Он мно­го лет ведет круж­ки, при­чем доволь­но боль­шие круж­ки – был такой кру­жок в 1408 – это такая боль­шая ауди­то­рия в МГУ, в кото­рой может собрать­ся мно­го школь­ни­ков. Это очень силь­ные круж­ки. Спи­вак мно­го лет рабо­та­ет в раз­ных шко­лах и вооб­ще очень обра­зо­ван­ный чело­век.

Он – попу­ля­ри­за­тор? Чита­ет лек­ции?

Да. Он издал, напри­мер, очень хоро­шую «Энцик­ло­пе­дию эле­мен­тар­ной мате­ма­ти­ки». Я думаю, напи­сал там боль­шую часть тек­ста. Не знаю, какое изда­тель­ство ее изда­ло, но это огром­ный труд. Не знаю, что сей­час про­ис­хо­дит. Он жалу­ет­ся, что его круж­ки не под­дер­жи­ва­ют­ся… Но чело­век он чрез­вы­чай­но заслу­жен­ный!

Вы пре­по­да­е­те?

Сей­час ред­ко бываю в Москве. Но есть мех­ма­тов­ские сту­ден­ты, кото­ры­ми я ста­ра­юсь руко­во­дить, по боль­шей части неофи­ци­аль­но. Ино­гда выяс­ня­ет­ся, что дол­жен быть офи­ци­аль­ный руко­во­ди­тель с мех­ма­та, и кто-то под­пи­сы­ва­ет эти бума­ги вме­сте со мной… Из людей, кото­рых я обу­чал, были такие бра­тья-близ­не­цы Костя и Юра Мака­ры­че­вы. Они учи­лись в 57-ой шко­ле, кста­ти, в клас­се Ива­на Ящен­ко, потом они посту­пи­ли на мех­мат, потом реши­ли, что хотят зани­мать­ся computer science, и в тече­ние 2 лет мы с Вере­ща­ги­ным пыта­лись им как-то в этом содей­ство­вать. Потом они уеха­ли в Прин­стон­ский уни­вер­си­тет в аспи­ран­ту­ру и теперь они зна­ме­ни­тые това­ри­щи. Есть такие очень пре­стиж­ные кон­фе­рен­ции, два­жды в год, STOC и FOCS — куда люди счаст­ли­вы попасть доклад­чи­ка­ми раз в жиз­ни, так Костя с Юрой там чуть ли не еже­год­но быва­ют авто­ра­ми, и не в одной ста­тье.

 См. так­же ком­мен­та­рий В.А. Успен­ско­го об А.Х. Шене.

 

При­ме­ча­ния:

1. А. Шень «Про­грам­ми­ро­ва­ние: тео­ре­мы и зада­чи» МЦHМО, 1995 г. Сво­бод­но-рас­про­стра­ня­е­мый текст кни­ги (ASCII, TeX, PostScript) нахо­дит­ся по адре­су ftp://ftp.mccme.ru/pub/users/shen/progbook

2. Т. Кор­мен, Ч. Лей­зер­сон, Р. Ривест «Алго­рит­мы: постро­е­ние и ана­лиз»

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Евгений Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Евгений
Евгений

Я водил на заня­тия Спи­ва­ка на мех­ма­те сво­е­го сына-семи­класс­ни­ка (по-ста­ро­му – 6 класс). Немно­го втя­нул­ся сам. Спи­вак про­из­во­дил хоор­шее впе­чат­ле­ни, пока не пред­ло­жил детям дока­зать утвер­жде­ние, для кото­ро­го мне сра­зу при­шел в голо­ву эле­мен­тар­ный опро­вер­га­ю­щий при­мер. Посколь­ку я не мате­ма­тик (быв­ший физик-тео­ре­тик), дол­го сомне­вал­ся, но вышел к дос­ке и пока­зал. Меня пора­зи­ла реак­ция Спи­ва­ка – он даже не сму­тил­ся. Если бы это был наш покой­ный учи­тель В.М. Сапож­ни­ков из 91 шко­лы (кото­ро­му помо­гал А.Х. Шень сту­ден­том, жаль, что он его не упо­ми­на­ет), он бы сго­рел со сты­да. А Спи­вак даже не сму­тил­ся. Так что гово­рить о нем, как о мате­ма­ти­ке и пре­по­да­ва­те­ле, сле­ду­ет сдер­жан­нее – такие вещи у нор­маль­ных людей… Подробнее »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: