Саша Шень – человек и пароход

Под­го­тов­ка этих двух стра­ниц к пуб­ли­ка­ции мог­ла бы пред­ста­вить инте­рес­ный case для нау­ко­ве­дов и жур­на­ли­стов. Что делать, если само­му герою  интер­вью пуб­ли­ка­ция мате­ри­а­лов о нем кажет­ся не инте­рес­ной для чита­те­ля и совер­шен­но не отве­ча­ю­щей уров­ню нашей газе­ты? Более того, те мате­ма­ти­ки, с кото­ры­ми мы реши­ли посо­ве­то­вать­ся по пово­ду это­го труд­но­го кей­са, наобо­рот отме­ти­ли, что интер­вью очень хоро­шо пред­став­ля­ет лич­ность героя, и поде­ли­лись инте­рес­ны­ми эпи­зо­да­ми из науч­ной жиз­ни Алек­сандра Шеня. Что­бы не огор­чать героя наше­го рас­ска­за еще боль­ше, мы отло­жи­ли несколь­ко откли­ков до какой-нибудь юби­лей­ной даты. Одна­ко один ком­мен­та­рий мы никак не можем отло­жить – про­фес­со­ра МГУ, докт. физ.-мат.наук, авто­ра кни­ги «Апо­ло­гия мате­ма­ти­ки», лау­ре­а­та пре­мии «Про­све­ти­тель» 2010 года Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Успен­ско­го.  

См. также: «Учеником Колмогорова я не был». Интервью Н. Деминой с А. Шенем
В.А. Успенский. Фото с сайта vremyan.ru
В.А. Успен­ский. Фото с сай­та vremyan.ru

Саша Шень, кото­ро­го я доста­точ­но хоро­шо знаю, – лич­ность уни­каль­ная. Он ярко выде­ля­ет­ся как сво­и­ми мате­ма­ти­че­ским и педа­го­ги­че­ским талан­та­ми, так и сво­и­ми чело­ве­че­ски­ми каче­ства­ми. Начать с того, что осе­нью 1972 года, ещё девя­ти­класс­ни­ком, Саша стал ходить на Мех­мат Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та и слу­шать мой факуль­та­тив­ный курс о вычис­ли­мых функ­ци­ях, пред­на­зна­чен­ный преж­де все­го для сту­ден­тов 3-го года обу­че­ния; там мы с ним и позна­ко­ми­лись.

В 1974 году Шень посту­пил на Мех­мат и, когда вто­ро­курс­ни­кам было пред­ло­же­но выбрать кафед­ру на сле­ду­ю­щий учеб­ный год, он выбрал нашу кафед­ру мате­ма­ти­че­ской логи­ки (теперь к её назва­нию при­ба­ви­лась кла­у­зу­ла «и тео­рии алго­рит­мов»). Будучи сту­ден­том, а затем и аспи­ран­том этой кафед­ры он, дей­стви­тель­но, сде­лал­ся моим уче­ни­ком, то есть я был руко­во­ди­те­лем и его кур­со­вых работ, и его диплом­ной рабо­ты, и его дис­сер­та­ции. Не знаю, быва­ют ли быв­шие уче­ни­ки или же тако­вых не быва­ет, как не быва­ет быв­ших кня­зей или быв­ших сен­бер­на­ров. Если он по-преж­не­му назы­ва­ет себя моим уче­ни­ком, это честь для меня. Воз­мож­но, я и обу­чил его неко­то­рым азам, но со вре­ме­нем пере­стал его чему-нибудь учить, а ско­рее стал учить­ся у него.

Разу­ме­ет­ся, у Кол­мо­го­ро­ва, с кото­рым Шень сотруд­ни­чал, он мог научить­ся гораз­до более важ­ным вещам. Сотруд­ни­че­ство Шеня с Кол­мо­го­ро­вым было мно­го­об­раз­ным: тут и пря­мые бесе­ды, и уча­стие в рабо­те семи­на­ра, осно­ван­но­го и руко­во­див­ше­го­ся Кол­мо­го­ро­вым и про­дол­жа­ю­ще­го­ся после его смер­ти; семи­нар теперь назы­ва­ет­ся «Кол­мо­го­ров­ский семи­нар», а Шень вхо­дит в чис­ло его руко­во­ди­те­лей. Кро­ме того, Шень выпол­нил пере­вод с англий­ско­го на рус­ский язык прин­ци­пи­аль­ной ста­тьи Кол­мо­го­ро­ва 1963 г., опуб­ли­ко­ван­ной в индий­ском жур­на­ле; в этой ста­тье были изло­же­ны началь­ные идеи алго­рит­ми­че­ской тео­рии веро­ят­но­стей.

Нако­нец, Шень с дву­мя кол­ле­га­ми осу­ще­ствил труд­ную рабо­ту по рекон­струк­ции выступ­ле­ния Кол­мо­го­ро­ва «О логи­че­ских осно­ва­ни­ях тео­рии веро­ят­но­стей» на Чет­вёр­том совет­ско-япон­ском сим­по­зи­у­ме по тео­рии веро­ят­но­стей и мате­ма­ти­че­ской ста­ти­сти­ке, состо­яв­шем­ся в Тби­ли­си в авгу­сте 1982 г. Выступ­ле­ние сохра­ни­лось в виде весь­ма нека­че­ствен­ной маг­ни­то­фон­ной запи­си; на ней были нераз­бор­чи­во слыш­ны рус­ская речь Кол­мо­го­ро­ва и англий­ская речь пере­вод­чи­ка. В резуль­та­те рекон­струк­ции воз­ник­ли и англий­ский текст, опуб­ли­ко­ван­ный в 1983 г. за рубе­жом, и рус­ский текст, опуб­ли­ко­ван­ный в 1986 г. в Рос­сии. Сто­ит при­ба­вить, что в свои послед­ние годы Кол­мо­го­ров был тяже­ло болен, уже не мог суще­ство­вать без посто­рон­ней помо­щи, и круг­ло­су­точ­но рядом с ним дежу­рил кто-либо из его уче­ни­ков; Шень участ­во­вал в этих дежур­ствах, и уже поэто­му име­ет пра­во на член­ство в брат­стве кол­мо­го­ров­ских уче­ни­ков.

Соб­ствен­ные мате­ма­ти­че­ские заня­тия Шеня как иссле­до­ва­те­ля отно­сят­ся, преж­де все­го, к так назы­ва­е­мой кол­мо­го­ров­ской тео­рии слож­но­сти, она же тео­рия кол­мо­го­ров­ской слож­но­сти. Речь в этой тео­рии идёт о попыт­ке изме­рять слож­ность объ­ек­тов (до того пыта­лись изме­рять лишь слож­ность про­цес­сов). Эта тео­рия была созда­на Кол­мо­го­ро­вым с целью пере­стро­ить на осно­ве поня­тия алго­рит­ма как тео­рию инфор­ма­ции, тра­ди­ци­он­ное изло­же­ние кото­рой опи­ра­ет­ся на тео­рию веро­ят­но­стей, так и самоё тео­рию веро­ят­но­стей. В рам­ках этой тема­ти­ки Шень полу­чил один из осно­во­по­ла­га­ю­щих резуль­та­тов. Дело в том, что алго­рит­ми­че­ский под­ход к поня­тию слу­чай­но­сти при­во­дит к несколь­ким вари­ан­там опре­де­ле­ния слу­чай­ной после­до­ва­тель­но­сти; неко­то­рые из этих опре­де­ле­ний рав­но­силь­ны, неко­то­рые нет, есть и такие, рав­но­силь­ность кото­рых оста­ёт­ся нере­шён­ной про­бле­мой.

Так вот, Шень пока­зал, что опре­де­ле­ние слу­чай­но­сти, осно­ван­ное на ана­ли­зе частот, не рав­но­силь­но опре­де­ле­нию, осно­ван­но­му на поня­тии кол­мо­го­ров­ской слож­но­сти: класс после­до­ва­тель­но­стей, слу­чай­ных соглас­но частот­но­му кри­те­рию, шире того клас­са слу­чай­ных после­до­ва­тель­но­стей, кото­рый воз­ни­ка­ет на осно­ве слож­ност­но­го кри­те­рия. Хотя прин­ци­пи­аль­ность это­го фак­та оче­вид­на, мне при­шлось потра­тить нема­ло уси­лий, что­бы заста­вить Шеня опуб­ли­ко­вать своё дока­за­тель­ство или хотя бы анон­си­ро­вать его. С харак­тер­ной для Шеня скром­но­стью, пере­хо­дя­щей в дан­ном слу­чае в упрям­ство, он отка­зы­вал­ся, без­успеш­но пыта­ясь заста­вить меня пове­рить в то, что его заслу­ги тут нет ника­кой, посколь­ку, по его сло­вам, он все­го лишь исполь­зо­вал метод, опуб­ли­ко­ван­ный дру­гим авто­ром. И дру­гие свои мате­ма­ти­че­ские резуль­та­ты Шень зача­стую не пуб­ли­ку­ет, выдви­гая такую аргу­мен­та­цию: спе­ци­а­ли­сту это оче­вид­но, а неспе­ци­а­ли­сту будет ни к чему; в дей­стви­тель­но­сти же и не всем спе­ци­а­ли­стам рас­смат­ри­ва­е­мый факт оче­ви­ден, да и сам этот факт мог про­сто прой­ти мимо вни­ма­ния дан­но­го спе­ци­а­ли­ста. Но вряд ли мне уда­лось бы пере­убе­дить Сашу.

В отно­ше­нии к соб­ствен­ным мате­ма­ти­че­ским дости­же­ни­ям про­яв­ля­ют­ся две харак­тер­ные чер­ты Шеня: скром­ность и чест­ность. В дан­ном слу­чае скром­ность состо­ит в неже­ла­нии выпя­чи­вать свои дости­же­ния, а чест­ность – в обя­за­тель­ной ссыл­ке на пред­ше­ствен­ни­ка (даже в тех слу­ча­ях, в каких такая ссыл­ка по обыч­ным нор­мам необя­за­тель­на). Шень вооб­ще чело­век высо­ких мораль­ных качеств. Он име­ет твёр­дые пред­став­ле­ния о доб­ре и зле, о прав­де и лжи. В этих вопро­сах он несги­ба­ем – но под­час не толь­ко в этих.

Слу­ча­ет­ся, что несги­ба­е­мость Шеня ока­зы­ва­ет ему дур­ную услу­гу, мешая нор­маль­ным отно­ше­ни­ям с тем или иным кол­ле­гой, осо­бен­но из чис­ла тех, кто свя­зан с ком­пью­те­ра­ми и с ком­пью­тер­ной поли­гра­фи­ей. Тут мне­ния Шеня о том, каки­ми опе­ра­ци­он­ны­ми систе­ма­ми, каки­ми изда­тель­ски­ми про­грам­ма­ми и каки­ми шриф­та­ми сле­ду­ет поль­зо­вать­ся, осо­бен­но твер­ды. Заме­чу, что как раз мне Саши­ны взгля­ды ока­за­лись очень полез­ны­ми: без его щед­рой помо­щи я не осво­ил бы ком­пью­тер, а мой двух­том­ник «Тру­ды по немате­ма­ти­ке» вряд ли уви­дел бы свет.

Мой пер­вый ком­пью­тер Шень при­нёс мне в рюк­за­ке вме­сте с мони­то­ром в 1995 году; вспом­ним, что плос­ких экра­нов тогда не было, и мони­тор был весь­ма объ­ё­мен. Ком­пью­тер был в опе­ра­ци­он­ной систе­ме DOS, и Саша тер­пе­ли­во учил меня ею поль­зо­вать­ся. Уже в XXI веке у меня появил­ся новый ком­пью­тер с нелю­би­мой Шенем опе­ра­ци­он­ной систе­мой Windows. Саша орга­ни­зо­вал налад­ку ново­го ком­пью­те­ра, одна­ко впо­след­ствии на мои вопро­сы, воз­ни­кав­шие, когда что-либо не рабо­та­ло, Саша не без удо­воль­ствия неиз­мен­но отве­чал: «А это не ко мне, это к Бил­лу Гейт­су». Но потом всё-таки помо­гал. А на мой вопрос, будет ли теперь ком­пью­тер рабо­тать пра­виль­но, обыч­но отве­чал уклон­чи­во: «Я не могу вам гаран­ти­ро­вать, что зав­тра он будет рабо­тать непра­виль­но».

Как и у Кол­мо­го­ро­ва, зна­чи­тель­ная часть устрем­ле­ний, вре­ме­ни и энер­гии Шеня направ­ле­на на педа­го­ги­че­скую и про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность. В тече­ние деся­ти­ле­тий он пре­по­да­вал мате­ма­ти­ку и инфор­ма­ти­ку в сред­ней шко­ле – в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных мате­ма­ти­че­ских клас­сах. Он любит это дело, тем более что обла­да­ет неча­сто встре­ча­ю­щей­ся спо­соб­но­стью внят­но и доход­чи­во объ­яс­нять. Мно­гие счи­та­ют его одним из луч­ших лек­то­ров Моск­вы. Мно­го лет он очень актив­но пре­по­да­вал на Мех­ма­те и при­ни­мал самое дея­тель­ное уча­стие в рабо­те Неза­ви­си­мо­го мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та.

Сей­час он – к сожа­ле­нию, для его мос­ков­ских дру­зей и уче­ни­ков – поло­ви­ну сво­е­го вре­ме­ни про­во­дит во Фран­ции, где сов­мест­но с фран­цуз­ски­ми кол­ле­га­ми зани­ма­ет­ся иссле­до­ва­тель­ской рабо­той в обла­сти тео­ре­ти­че­ской инфор­ма­ти­ки. При этом мос­ков­ских свя­зей он не теря­ет, и фак­ти­че­ски (хотя и не юри­ди­че­ски) руко­во­дит рядом сту­ден­тов кафед­ры мате­ма­ти­че­ской логи­ки и тео­рии алго­рит­мов Мех­ма­та МГУ. О том, что он явля­ет­ся одним из руко­во­ди­те­лей Кол­мо­го­ров­ско­го семи­на­ра, уже было ска­за­но. Непо­сред­ствен­ный, визу­аль­ный кон­такт с уче­ни­ка­ми и слу­ша­те­ля­ми обра­зу­ет, как извест­но, лишь одну из сто­рон про­све­ще­ния.

Дру­гая сто­ро­на – это обще­ние кос­вен­ное, обще­ние с чита­те­ля­ми. На сай­те http://www.mccme.ru/free-books/ ука­за­ны назва­ния свы­ше десят­ка изда­ний, напи­сан­ных Шенем в соав­тор­стве (тако­вых мень­шин­ство) или в оди­ноч­ку. Хоро­шо изве­стен выдер­жав­ший два изда­ния его учеб­ник алгеб­ры, сочи­нён­ный в соав­тор­стве с вели­ким мате­ма­ти­ком И.М. Гель­фандом; зная обо­их, могу – не ума­ляя роли Гель­фанда как авто­ра – утвер­ждать, что текст напи­сан Шенем. Мно­гие кни­ги Шеня пред­на­зна­че­ны для школь­ни­ков, дру­гие (как «Лек­ции по мате­ма­ти­че­ской логи­ке и тео­рии алго­рит­мов» в соав­тор­стве с Вере­ща­ги­ным) явля­ют­ся учеб­ны­ми посо­би­я­ми для сту­ден­тов, тре­тьи (напри­мер, «Про­грам­ми­ро­ва­ние: тео­ре­мы и зада­чи») полез­ны и школь­ни­кам, и сту­ден­там. Заме­ча­тель­на и по замыс­лу, и по испол­не­нию, и по оформ­ле­нию неболь­шая кни­га Шеня «Кос­мо­гра­фия», в кото­рой объ­яс­ня­ет­ся, «отче­го быва­ют день и ночь, зима и лето, поче­му Луна ино­гда вид­на в виде сер­па и так далее» (теперь, увы, это­го мно­гие не зна­ют, и – ещё более увы – не хотят знать). Кста­ти, все кни­ги Шеня доступ­ны для сво­бод­но­го ска­чи­ва­ния c назван­но­го сай­та.

 Несколь­ко раз мне при­хо­ди­лось убеж­дать­ся, что Саша, не афи­ши­руя это, хоро­шо зна­ет клас­си­че­скую лите­ра­ту­ру. Как-то я допу­стил ошиб­ку в цити­ро­ва­нии Гёте; Саша мяг­ко меня попра­вил. В дру­гой раз выяс­ни­лось, что лите­ра­тур­но-кри­ти­че­ские тек­сты Пуш­ки­на он зна­ет, как мало кто (если бы я Шеню это ска­зал, он бы воз­му­тил­ся и стал меня разу­ве­рять). Подоб­но мое­му вели­ко­му учи­те­лю Кол­мо­го­ро­ву, Шень пре­крас­но зна­ет музы­ку, но, в отли­чие от Кол­мо­го­ро­ва, игра­ет и сам – на фор­те­пи­а­но, на кла­ве­сине, на гита­ре, на флей­те; не исклю­чаю, что и на дру­гих музы­каль­ных инстру­мен­тах. У меня пол­но­стью отсут­ству­ет музы­каль­ный слух. Саша, воз­мож­но, не верит в это, пото­му что тро­га­тель­но (хотя и без­успеш­но) забо­тит­ся о моём обра­зо­ва­нии в обла­сти музы­каль­ной клас­си­ки, снаб­жая как соот­вет­ству­ю­щи­ми дис­ка­ми, так и сред­ства­ми их про­слу­ши­ва­ния. В этой сво­ей забо­те он так же напо­ми­на­ет мне Кол­мо­го­ро­ва, кото­рый, начи­ная с моих сту­ден­че­ских лет, стре­мил­ся при­об­щить меня к клас­си­че­ской музы­ке.

На мой взгляд, Саша Шень вооб­ще чело­век очень доб­рый. На помощь он при­хо­дит тогда, когда видит, что реаль­но может помочь. И помощь его неред­ко быва­ет бес­цен­на.

 

    Ком­мен­та­рий к ком­мен­та­рию (его В.А. Успен­ский попро­сил обя­за­тель­но опуб­ли­ко­вать):

1 июня 2012 г. мне при­шло ниже­сле­ду­ю­щее элек­трон­ное пись­мо от извест­ной науч­ной жур­на­лист­ки Ната­лии Деми­ной:

    Я сде­ла­ла интер­вью с А. Шенем, мате­ма­ти­ком и чело­ве­ком, кото­рый мне кажет­ся очень инте­рес­ным, но он чело­век скром­ный и о сво­их мате­ма­ти­че­ских шту­ди­ях мало что захо­тел рас­ска­зать. И ему вооб­ще кажет­ся, что интер­вью с ним не нуж­но, так как он не «звез­да».
Не мог­ли бы Вы ска­зать мне несколь­ко доб­рых слов о нем. Он в интер­вью гово­рит, что был Вашим уче­ни­ком, а не Кол­мо­го­ро­ва, как порой гово­рят
.

      Пред­ло­же­ние, кото­рое сде­ла­ла мне Н.Д., отно­сит­ся к извест­ной кате­го­рии пред­ло­же­ний, от кото­рых невоз­мож­но отка­зать­ся. Пре­ду­пре­жу чита­те­ля, что упо­ми­на­е­мо­го Н. Деми­ной интер­вью я не видел, так что мои «несколь­ко доб­рых слов» нико­им обра­зом нель­зя рас­смат­ри­вать как ком­мен­та­рий к это­му интер­вью.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: