О пользе научной периодики

Решив поддержать газету ТрВ-Наука финансово, я оформил подписку, и в первом же полученном выпуске от 8.05.2012 увидел материал Нины Кузен «Как опубликовать научную статью в западном журнале?» [1]. Меня заинтересовало место работы автора — IOP Publishing: я три недели назад подал обзор в один из журналов этого издательства, но не получил формальной регистрации. Я написал Нине, и в тот же день пришла регистрация — вот так нежданно-негаданно «окупились» мои затраты.

Пишу об этом потому, что скоро мне, возможно, писать будет не о чем, а привычка — вторая натура: более 70 опубликованных статей, в том числе в зарубежных изданиях. В упомянутом обзоре более полутора сотен ссылок, большинство из которых «неформальные», т.е. прочитанные. В моем библиографическом архиве около 1200 статей общим объемом около 1 Гб, по теме обзора 400 статей. Мой друг и коллега Алексей Александрович Стучебрюхов, профессор Калифорнийского университета, с которым мы сотрудничаем уже 15 лет, официально оформил мне доступ к университетской библиотеке. Однако времена меняются, и в данный момент доступ закрыт. А в электронной библиотеке по естественным наукам РАН раньше была хоть какая-то подписка на зарубежные издания, но сейчас нет почти ничего, да и этого вскоре не будет: с 1 июля прекращается доступ к ряду изданий (например, J. Chem. Phys.), так как подписка подорожала в 8 раз. Не говоря уже о библиотеке института, которая давно не получает ни иностранных журналов, ни книг, а с этого года ограничили и отечественные. Вспоминаю телепрограмму «Вести»: «А сейчас у нас вести из Тулы. В таком-то поселке три года не было ни газа, ни канализации. И вот теперь, наконец, не стало и света».

Во времена Николая Палкина, после европейских революций 1848 г., цензура столь ужесточилась, что Академия наук лишилась почти всех иностранных журналов [2]. Сегодня науку лишают информации другим, более «цивилизованным» методом: деньги откатились на скол-ковы, роснанотехи, мегагранты, федеральные целевые программы и прочие изобретения, которые годятся лишь для приватизации бюджета. Формальное оправдание такого финансирования можно найти в высказывании С.С. Собянина, который давно, еще до назначения мэром Москвы, сказал: «Даем деньги Академии наук, а толку чуть», т.е. деньги нужно тратить с большей пользой. Вот, например.

Ведущая радиостанции «Маяк» (тогда еще, в лужковские времена) беседует с членом Московского правительства о переработке бытовых отходов. Чиновник рассказывает о планах закупки мусорных заводов за границей. Я звоню и говорю: «А вот в нашем институте в Черноголовке…» [3], но меня уже отключили, чиновник с досадой говорит: «Это старая технология, ей 15 лет!» Возможно, она в чем-то и устарела, если столько лет не была востребована, хотя два завода (в России и Финляндии) работают.

Мой друг и сокурсник Леонид Павлович Межов-Деглин (Институт физики твердого тела РАН) еще студентом увлекся криомедициной. Его учитель, тогда еще не академик, Александр Иосифович Шальников (Институт физических проблем РАН), по просьбе Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко изготовил прибор для операций на головном мозге. С тех пор за полвека изготовлены (вручную, силами лаборатории, по личным просьбам врачей) десятки приборов разного назначения, которые уже помогли сотням, если не тысячам больных. Но производства нет, нет даже специальности «криохирург» в медицинских институтах, вс1 на голом энтузиазме ученых и врачей.

Мой племянник Павел (Prof. Paul Medvedev at Penn State University) защитил диссертацию под руководством другого Павла (Prof. Pavel Pevzner at UC San Diego). Я прочел в ТрВ-Наука, что Павел Певзнер, специалист по биоинформатике, победитель конкурса мегагрантов, дает публичную лекцию в Москве. На лекции я спросил, как он нашел своих молодых коллег в Санкт-Петербурге и какова будет дальнейшая судьба созданной им лаборатории. Он ответил: «Они меня нашли. А судьба лаборатории — это вопрос политики. У нас, если даются большие деньги, в дальнейшем финансирование продолжается до достижения заявленных целей».

Россия чрезвычайно богата способными к наукам людьми. Создать им нормальные условия для работы на родине — и не нужно было бы завлекать их обратно искусственными мерами. Пусть бы и ехали при необходимости — хватило бы и нам, и загранице. Вопрос в правильном финансировании, а оно — «снизу вверх», а не наоборот. И результат не немедленный, а как в анекдоте про настоящий английский газон: поливайте, подстригайте и через 300 лет получите.

Правильно ли выделять сразу огромные деньги на то, чего еще в реальности нет? Мой приятель в США помогает получать финансирование тем, у кого есть коммерчески перспективные идеи. Вот его схема.

Изложи идею на двух страницах. Если она мне понравится, я знаю, как составить заявку и в какой фонд ее подать. Если одобрят, получишь несколько десятков тысяч долларов на разработку детального плана. Если одобрят твой план, получишь сотни тысяч на технологию, затем миллионы на лабораторную установку, затем десятки миллионов на промышленную установку, затем много на строительство завода. И на каждом этапе могут прекратить, а затраты списать. Но такое возможно лишь с частными инвестиционными фондами. У них в самом лучшем случае реализуется лишь один из десяти проектов, несмотря на то, что экспертиза проводится солидными институтами. Прибыльность фонда в том, что один реализованный проект с лихвой покрывает затраты на все проекты. Государство же не имеет права играть в эти игры.

Внедрение достижений науки в производство было головной болью у советской власти. Проблема осталась, а вот головная боль прошла: теперь всё можно купить «у них». Например, компьютеры, ведь у нас своих нет. А как же оборона, космос, тоже на импорте? Слишком много вопросов, адресовать некому.

Поэтому — пример другого свойства. Мой товарищ по аспирантуре Валентин Павлович Гапонцев, лауреат Государственной премии РФ за 2010 год [4], основал фирму по производству волоконных лазеров. Производство в России, США и Германии, обороты — сотни миллионов долларов. Мегагрантов он не получал, начинал с производства лазеров для гравировки надписей на надгробиях. Может, он знает, как науку в России развивать?

Эмиль Самуилович Медведев,
докт.физ.-мат.наук,
г.н.с. ИПХФ РАН

www.esmedvedev.orc.ru

1. http://trv-science.ru/2012/05/08/kak-opublikovat-nauchnuyu-statyu-v-zapadnom-zhurnale/

2. Е.С. Калмановский. Дни и годы: жизнь Т.Н. Грановского. Советский писатель, 1975.

3. См. www.icp.ac.ru — Разработки — сверхадиабатика.

4. http://news.kremlin.ru/ref_notes/960

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: