Это только начинается

Репортаж с судебного процесса (дело 2-4617) по иску Ольги Николаевны Кажевой к профессору Римме Николаевне Любовской. «Плагиат» — мнение или диагноз?

Станция Захарово, следующая после Ногинска, — тупик. Здание Ногинского городского суда расположено в центре города, в том смысле, что за ним еще много городских кварталов, но локально это типичная промышленная окраина. Через дорогу — завод «Строй-фарфор», через реку — мебельный; рядом заброшенные трамвайные и железнодорожные пути.

Заседание суда началось почти на час позже объявленного времени, но, как пояснил коллегам, приехавшим поддержать профессора Любовскую, ее адвокат Роман Малков (кстати, физик по образованию, выпускник Физтеха), в судебной практике это считается нормально, как академические 15 минут. После стандартных формальностей судья Наталья Алексеевна Попова, очень ровно и спокойно проведшая всё заседание, предложила сторонам прийти к мировому соглашению. Истица в качестве условий для заключения мирового соглашения повторила требования искового заявления, на что судья отметила, что это не мировое соглашение, а удовлетворение иска. Сторона ответчика предложила «разойтись по нулям», пообещав отказаться от требования возместить судебные издержки. Это предложение не было принято.

Содержательная часть заседания в основном состояла из выяснения сути исковых требований. Кроме миллиона за моральный ущерб и 60 тысяч оплаты юридических услуг ООО «РезультатЪ» (именно так, с большим ером на конце), там было еще много чего.

Требование опубликовать извинения Любовской в ТрВ-Наука и, почему-то в «Черноголовской газете» и в «Поиске» (представляю себе, как удивились бы коллеги из уважаемого органа РАН, которые, что называется, ни сном, ни духом), извиниться перед оппонентами, академиком Трофимовым, жюри и организаторами конкурса «Л’Ореаль-Юнеско» и т.д. и т.п. было снято судом сразу. Во-первых, согласно постановлению Верховного суда, никто не может быть принужден к принесению извинений; во-вторых, указанные газеты не являются сторонами процесса и потому не могут по его результатам быть обязаны публиковать что бы то ни было (впрочем, редакция ТрВ-Наука подтверждает свою готовность опубликовать комментарии всех заинтересованных сторон); в-третьих, перечисленные уважаемые коллеги также не являются сторонами процесса и, в частности, не заявляли никаких требований об извинениях перед ними.

Как пишет Ольга Кажева в исковом заявлении, «в результате действий ответчика <…> сложилась ситуация, при которой совет, введенный в заблуждение ответчиком, не продемонстрировал готовности положительно проголосовать по диссертации, представленной на соискание докторской степени. А я со своей стороны, обвиненная в плагиате, была вынуждена снять диссертацию с защиты». Эта коллизия также была обсуждена. Адвокат ответчика обратил внимание, что сам термин «защита диссертации» предполагает необходимость публично отстаивать как представленные результаты, так и способ их представления. Если диссертационный совет был введен в заблуждение (по некоторым сведениям, результаты голосования были таковы: 9 — за, 5 — против, 1 недействительный бюллетень), кто мешал это заблуждение рассеять? Да и в чем состояло это «заблуждение»? — в том, что тексты двух обзоров идентичны чуть менее, чем полностью, может убедиться любой, кто не поленится положить их рядом и сравнить [1, 2]. Особо въедливые читатели могут поискать ошибки, вкравшиеся при копировании в химические формулы. Как утверждает истица, «ответчик <…> сообщила о том, что с моей стороны при подготовке диссертации был использован чужой труд, который выдавался за мои собственные изыскания <…> Обязательным признаком плагиата является присвоение авторства. А статья Б.А. Трофимова и Н.К. Гусаровой приведена мною в главе «Литературный обзор» с указанием литературной ссылки на авторов. Кроме того, литературный обзор — это обзор имеющейся литературы, известных опубликованных источников. Самой сущностью литературного обзора предполагается пользование чужими данными без самостоятельной обработки при приведении ссылок». Читатели могут составить собственное мнение о внутренней непротиворечивости этих пассажей и их соответствии научной практике вообще и практике написания аналитических обзоров в диссертациях, в частности. Отметим лишь, что в тексте диссертации и автореферата в качестве «личного вклада автора» указано, что был «проведен анализ литературных данных». Впрочем, по просьбе истца к делу был приобщен факс из Иркутска, в котором Трофимов и Гусарова подтвердили, что разрешили Кажевой использовать свой обзор при написании диссертации. Забавно, что это разрешение всплыло только сейчас.

В первоначальном варианте искового заявления истица просила «рекомендовать диссертационному совету Д.002.082.02 ИПХФ РАН или другому диссертационному совету по профилю принять вне очереди к защите диссертационную работу Кажевой О.Н.». Видимо, заметив некоторую несообразность (представим себе решение суда, обращенное к неопределенному «другому совету»), адвокаты истца сменили это требование на более мягкое «признать несостоятельным заседание диссертационного совета Д.002.082.02 от 29 июня по защите докторской диссертации О.Н. Кажевой». Но, как указал адвокат Любовской, «несостоятельность» — это строгий юридический термин; в переводе на обычный язык сказанное значит, что уровень компетентности членов совета не позволял им принимать решения. По его словам, с которыми согласился суд, ответчик не является членом диссертационного совета; ни совет в целом, ни кто-либо из его членов не являются сторонами процесса, и потому указанное требование рассмотрению в рамках данного процесса не подлежит.

В июльском заявлении истица просила также вызвать в суд в качестве свидетелей О.А. Дьяченко и Э.Б. Ягубского. К сожалению, в дополнительном заявлении это требование было снято. Мнение профессора Ягубского мы, в общем, знаем (ТрВ-Наука №15(84) от 2 августа 12011 г.), а вот узнать, что думает о происходящем научный консультант диссертантки-истицы профессор Дьяченко, было бы I крайне интересно. Зато сторона ‘ ответчика заявила ходатайство о вызове свидетелем одного из оппонентов, В.П. Ананикова.

Как бы то ни было, адвокат Кажевой обещал до понедельника 26 сентября устранить отмеченные несообразности и представить в суд новый, уже третий (и, как было обещано, последний) вариант искового заявления.

Ну и, конечно, много времени было уделено тому, был ли плагиат и было ли сказано «плагиат». В первом и втором исковых заявлениях Ольги Кажевой приводятся несколько различные варианты расшифровки стенограммы. Сначала высказывания Любовской цитировались так: «Я обнаружила здесь плагиат, слово в слово, и все схемы, и весь обзор. При голосовании совет должен голосовать «против», это престиж совета, института и всех нас, если мы пропускаем такие работы, то цена нам никакая». В дополнительном же заявлении мы видим нарезку из отдельных предложений с небольшими текстуальными изменениями: «»..Я нашла на сайте обзор Трофимова и Гусаровой 2007 г. и сравнила его с обзором Кажевой…»... «…Я обнаружила здесь плагиат, слово в слово, и все схемы, весь обзор..»... «.. При голосовании совет должен очень ответственно подойти к этой работе, это престиж совета, института и всех нас, если мы пропускаем такие работы, то цена нам никакая.. ». Далее Кажева пишет: «Данные нелицеприятные заявления порочащие мою честь, достоинство и деловую репутацию являются ложью, если говорить о гражданско-правовых категориях, но данные высказывания можно характеризовать и как «клевета», что по закону является уголовно наказуемым деянием» (стилистика и пунктуация сохранены). Доводы стороны ответчика состоят в том, что профессором Любовской в научной полемике было высказано личное мнение. В подтверждение этого к делу было приложено решение ученого совета Института проблем химической физики РАН, в котором, в частности, отмечалась недопустимость переноса научных споров из аудитории в зал суда. Ольга Кажева, отвечая на вопрос судьи, согласилась с тем, что ею была допущена небрежность при оформлении цитат, однако настаивала на том, что плагиата не было, коль скоро ссылка на обзор Трифонова и Гусаровой в тексте присутствовала. (Если кому-то это напоминает доводы в известной полемике о монографии одного вице-президента РАН, то пусть это остается на его совести.)

Очередное заседание суда назначено на 21 октября, в 11.30.

М. Г.

1. Введение, литературный обзор и список литературы из диссертации О.Н. Кажевой (http://trv-science.ru/uploads/kazheva.pdf).

2. Б.А.Трофимов, Н.К.Гусарова. «Ацетилен: новые возможности классических реакций», Успехи химии, 76 (6), 550-570 (2007) (http://trv-science.ru/uploads/UspekhiKhimii.PDF).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: