ФЦП: конкурсы и «конкурсы»

Как уже писал ТрВ-Наука (см. статью «ФЦП «Кадры» — деньги университетам» в № 73 от 1 марта 2011 г.), после принятия решений о перебросе значительной части выделяемых на ФЦП «Кадры» средств (более 30 млрд руб.) на финансирование программ развития национальных исследовательских университетов массовые конкурсы для докторов и кандидатов наук в этом году резко сокращены, а конкурсы для научно-образовательных центров (НОЦ) не объявлены вообще.

Тем не менее, и на примере идущих конкурсов можно видеть, сколь сильный негативный эффект оказывают правила их проведения. Когда разрабатывалась ФЦП «Кадры» (конец 2006 г. — начало 2007 г.), суммы финансирования работ по контрактам по разным мероприятиям задавались в том числе исходя и из некоторого разумного уровня оплаты труда участников проекта. Однако федеральный закон 94-ФЗ не дает реализовать эти планы, поскольку обязательным критерием оценки заявки является цена контракта и оценка идет по принципу «чем меньше, тем лучше» независимо от размера коллектива, специфики и объема предлагаемых работ.

В массовых конкурсах для научных групп и НОЦ, для молодых кандидатов наук и аспирантов в 2009 г. критерий «цена контракта» имел значимость 35%, а на критерий «качество работ и квалификация участника конкурса» приходились положенные по закону 45%. Еще 20% отводилось на критерий «срок выполнения работ» — это было сделано для уменьшения роли критерия «цена контракта» (было необходимо уменьшить заявленный в документации срок выполнения работ на десять недель, чтобы получить максимальный балл). Участники конкурсов вынуждены были снижать запрашиваемую цену, но не очень сильно: на один контракт, выигранный в рамках основного тура конкурсов НОЦ, в среднем приходилось примерно 12,4 млн руб. на три года вместо максимально возможных 15 млн руб., т.е. около 83% от максимальной цены. В 2010 г. ситуация изменилась: на критерий «цена контракта» отводилось уже 55% оценки (как объясняли чиновники Минобрнауки, им указали, что если они хотят, чтобы работа была выполнена быстрее, то нужно сразу указывать меньший срок). В первом туре конкурсов НОЦ 2010 г. средний размер финансирования трехлетнего контракта составил примерно 8,7 млн руб., т.е. 58% от максимально возможного.

Рис. И. Кийко

Все увидели, что необходимо демпинговать, чтобы иметь реальный шанс выиграть, и во втором туре НОЦ (это был полноценный второй тур — число контрактов, заключенных по его итогам, всего на 15% меньше, чем в первом туре) средний размер финансирования контракта составил 7,3 млн руб. на три года, т.е. менее 49% от максимальной цены.

В этом году конкурсы НОЦ не проводятся, как уже говорилось, но можно посмотреть на итоги конкурсов для групп под руководством докторов и кандидатов наук. Рассмотрение результатов конкурсов в области физики и астрономии показывает, что в этом году средний размер контракта опустился уже до 42% от максимально возможного. Таким образом, закон о госзакупках вкупе с инфляцией превратили массовые конкурсы ФЦП «Кадры» в конкурсы «по поддержке штанов», несмотря на то, что изначально предполагалось иное.

Прогнозировать — и никаких гвоздей!

Но это массовые конкурсы «для простых людей». Совсем другая ситуация складывается в тех случаях, когда в рамках ФЦП предусматриваются «правильные» конкурсы для «правильных» людей. Возьмем для примера ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы». Еще в конце 2008 г., когда были обнародованы предварительные итоги первых лотов по долгосрочному научно-технологическому прогнозированию1, многие были поражены качеством работ, за которые было заплачено примерно 150 млн руб. (см. статью «Чудо-методика прогнозирования на российской земле» в ТрВ-Наука № 19 от 23 декабря 2008 г.).

Несмотря на это, а также на начало кризиса, в 2009 г. была проведена вторая серия конкурсов на долгосрочное научно-техническое прогнозирование и заключены контракты на общую сумму более 190 млн руб. Почти половину этих денег получило ОАО «Межведомственный аналитический центр» (ОАО МАЦ), которое и ранее беспроигрышно участвовало в различных конкурсах Минобрнауки. Причиной такой истории успеха могут быть люди, которые входили в руководящие органы этого государственного ОАО: членами его совета директоров являлись министр образования и науки Андрей Фурсенко и заместитель руководителя Роснауки Инна Биленкина2. Последняя утверждала конкурсную документацию по лотам на научно-техническое прогнозирование, а председателем конкурсной комиссии была Ольга Лесина, член ревизионной комиссии ОАО МАЦ.

Прошло два года, в руководстве Минобрнауки произошли заметные изменения, заместителями министра стали, в частности, Инна Биленкина и Алексей Пономарев, создатель и бывший генеральный директор ОАО МАЦ. И вот объявлена новая серия лотов на долгосрочное прогнозирование3.

Всего заявлено четыре лота: «Актуализация долгосрочного прогноза важнейших направлений научно-технологического развития на период до 2030 г.» (максимальная цена — 82 млн руб.), «Исследование взаимосвязей важнейших параметров социально-экономического, научно-технологического и инновационного развития на период до 2030 г.» (максимальная цена — 16 млн руб.), «Актуализация долгосрочного прогноза направлений фундаментальных исследований» (максимальная цена — 30 млн руб.) и «Исследование долгосрочного спроса на кадры, обладающие компетенциями в сфере технологических инноваций» (максимальная цена — 80 млн руб.). Общая начальная цена всех лотов составляет 208 млн руб., из них 112 млн. руб. идет на «актуализацию прогноза». Напомню, что в Японии на проведение — при поддержке Министерства образования, спорта, культуры, науки и технологий — очередного двухгодичного (2003-2004 гг.) этапа научно-технологического прогнозирования (на период до 2035 г.) было потрачено в четыре с лишним раза меньше средств4.

Правда, финансирование работ рассчитано на три года — 2011, 2012 и 2013 гг., что само по себе несколько удивительно: ФЦП по исследованиям и разработкам заканчивается в 2012 г. Однако фактический срок выполнения работ может быть меньше: максимальный срок выполнения работ — 900 дней, минимальный — 675 дней. И сделано так не случайно: критерии оценки заявок идентичны тем, что использовались в первый год ФЦП «Кадры», — есть критерий «срок выполнения работ» (20%), а значимость критерия «цена контракта» составляет 35%.

Таким образом, для «правильных» организаций снижать значимость цены контракта за счет срока выполнения работ можно и нужно. И всё становится предсказуемым: «правильные» заявки получат близкий к максимальному балл за качество работ и квалификацию как имеющие большой опыт работ и предложившие наиболее качественную программу выполнения работ. И все, «кому надо», легко победят, для проформы снизив цену контракта на 10-15% по сравнению с максимальной.

Вскрытие конвертов состоится 26 мая, так что мы уже скоро сможем увидеть, какие организации будут заниматься прогностической деятельностью в ближайшие годы. Наверняка в их число войдет ОАО МАЦ, но можно ожидать и появления в числе участников конкурса новых, не слишком «засвеченных», структур. К примеру, в числе претендентов на выполнение «чрезвычайно значимой» и «высоконаучной» работы «Исследование взаимосвязей важнейших параметров социально-экономического, научно-технологического и инновационного развития на период до 2030 г.».

И еще одна трогательная деталь: конкурсная документация по лотам утверждена заместителем министра образования и науки Алексеем Пономаревым и согласована с заместителем министра образования и науки Инной Биленкиной…

Евгений Онищенко

1 www.strf.ru/attach/prognoz_.doc

2 http://trv-science.ru/2009/06/09/prognoz-kak-neprelozhnaya-cennost-seriya-vtoraya/

3 www.fcpir.ru/catalog.aspx?CatalogId=1274

4 www.efmn.info/files/efmn-brief35.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Бизнес и Право в Галактике23.11.2010 Бизнес и Право в Галактике Какие работы по контрактам с госструктурами могут выполнять организации с названиями ООО «Агентство правовой поддержки "Бизнес и Право"» и ООО «Издательский дом "Кладезь"»?
  • Алексей Оскольский25.08.2020 Конкурс «а»: диалог с виртуальным анонимом и его продолжение В ТрВ-Наука № 15 (309) от 28 июля мы с Ларисой Колесниченко опубликовали результаты опроса российских ученых, проведенного Обществом научных работников, об их отношении к конкурсу «а» и перспективе их возможной ликвидации. Единственной реакцией на наш материал стала заметка «„а“з есмь грант», вышедшая 29 июля в Telegram-канале «Научно-образовательная политика». 14 августа на сайте ТрВ-Наука были опубликованы мои комментарии к этой заметке. 17 августа на канале НОП появился ответ на них…
  • РФФИ14.08.2020 Конкурс «а»: диалог с виртуальным анонимом В ТрВ-Наука №15 (309) от 28 июля мы с Ларисой Колесниченко опубликовали результаты опроса российских ученых, проведенного Обществом научных работников, об их отношении к конкурсу инициативных проектов РФФИ (конкурсу «а») и перспективе их возможной ликвидации. Опрос еще раз подтвердил большую значимость инициативных грантов для отечественной науки и обеспокоенность ученых дальнейшей судьбой этого конкурса. К сожалению, за время, прошедшее после публикации, повод для волнений не исчез, а надежд не прибавилось…
  • 28.07.2020 Конкурс «а» РФФИ: ученые волнуются, министр уходит от ответа В июне 2020 года впервые за двадцать семь лет не был объявлен конкурс инициативных проектов (он же конкурс «а») Российского фонда фундаментальных исследований. Перспектива его ликвидации стала для ученых ничуть не меньшим поводом для беспокойства, чем пандемия коронавируса и прочие неурядицы нынешнего года. Сейчас судьба конкурса «а» под вопросом, и особую тревогу вызывает полная информационная блокада вокруг ситуации с ним…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: