Прогноз как непреложная ценность (серия вторая)

В 19-м номере «Троицкого варианта» от 23 декабря 2008 г. была опубликована моя статья «Чудо-методика прогнозирования на российской земле», где рассказывалось о результатах двухгодичной работы над «Долгосрочным научно-техническим прогнозом Российской Федерации» [1]. Вкратце напомню суть. В 2007 г. лоты на формирование научно-технологического Форсайта получили четыре организации: РНЦ «Курчатовский институт», открытое акционерное общество «Межведомственный аналитический центр», ГУ «Высшая школа экономики» и некоммерческое партнерство «Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования», которым было выделено 156 млн руб. В конце 2008 г. три последние организации (вероятно, Курчатовский институт не смог обеспечить качественное выполнение задания) представили на круглом столе в Минобрнауки подготовленный по результатам работы 800-страничный доклад «Долгосрочный научно-технический прогноз Российской Федерации». Доклад был анонсирован как «первое в России глобальное исследование текущего состояния сектора науки технологий и первая попытка дать адекватный, с учётом мировых тенденций, прогноз его развития».

От знакомства с текстом доклада волосы вставали дыбом. Например, авторы не уделили ни малейшего внимания описанию используемых ими методик: из текста доклада невозможно понять, как и на основании каких критериев отбирались эксперты, как проводились опросы и т.д., — в докладе вообще отсутствует соответствующий раздел! Только в одной из сносок говорилось, что «базовое сообщество наиболее квалифицированных экспертов составляет, по предварительным оценкам, более 2 тыс. человек, что сопоставимо с экспертными сообществами в зарубежных системах Форсайта».

Глубина осмысления проблем иногда заставляла прослезиться («4. Экологический вызов. Этот вызов является глобальным и связан с истощением природной среды под влиянием индустриализации. Одним из самых ярких его проявлений является изменение климата, которое может привести в ряде случаев к катастрофическим последствиям. Для России острота этого вызова имеет ярко выраженный региональный характер...»). Доклад был написан рубленым, иногда без смысловых связок языком, встречаются фразы, свидетельствующие о том, что, несмотря на тысячи экспертов, к вычитке доклада так и не привлекли даже двух-трех представителей естественных наук («на смену заряда электрона придут другие характеристики его состояния -фотоны», «специалисты ИБМ уже добились успеха в создании транзисторов на карбонных на-нотрубках, характеристики которых значительно превосходят изделия на кремнии», и т.д.).

Статья заканчивалась следующим выводом: «... в настоящем виде система распределения финансирования через лоты может давать серьезные результаты только в виде своего рода «побочного продукта», потому что она на деле не позволяет вести нормальный конкурсный отбор и не предусматривает жесткой ответственности за результат. Наведение порядка, в том числе в области конкурсного финансирования, сейчас гораздо важнее внедрения каких-то «чудо-методик прогнозирования» для формирования согласованного видения и т.д., поскольку отсутствие порядка и последовательности делает все такие прогнозы в принципе бессмысленными. И единственный вопрос по сути, который остается, таков: сколько будет уплачено за очередной этап прогностической активности?»

Не прошло и полугода, а ответ уже известен. В начале этого года в рамках ФЦП по исследованиям и разработкам было объявлено пять лотов на продолжение прогнозирования, а затем определены победители конкурсов.

Рис. В.Богорада

Рис. В.Богорада

ОАО «Межведомственный аналитический центр» получило два лота (2009-01-1.1-00-01 «Разработка прогноза долгосрочного научно-технологического развития ключевых секторов российской экономики на период до 2030 года» на сумму 60.6 млн руб. и 2009-01-1.1-00-03 «Разработка прогноза научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу (до 2030 г.) как регулярно проводимой процедуры, встроенной в систему стратегического управления развитием страны» на сумму 49,2 млн руб.).

Высшая школа экономики получила лот 2009-01-1.1-00-04 «Разработка прогноза на долгосрочную перспективу (до 2030 г.) по важнейшим направлениям научно-технологического развития в Российской Федерации» на сумму 60,6 млн руб.

Некоммерческое партнерство «Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования» получило лот 2009-01-1.1-00-05 «Разработка макроэкономического прогноза как базы для прогноза научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу (до 2030 года) с учетом последствий изменения структуры мировых и российских рынков» на сумму 43.6 млн руб.

Наконец, Институт мировой экономики и международных отношений РАН получил лот 2009-01-1.1-00-02 «Применение зарубежных прогнозов и международных сопоставлений в интересах разработки прогноза научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу (до 2030 года)» на сумму всего лишь 16 млн руб. (оно и понятно — не Курчатник). Всего, как несложно посчитать, на прогнозирование планируется за два года потратить 230 млн руб.!

Мало того, что сумма огромна сама по себе, так в условиях существенного урезания бюджета федеральных целевых программ и научных фондов мы наблюдаем прирост финансирования по отношению к предыдущему этапу прогнозирования почти на 50%. Но, может быть, это настолько сложная и дорогостоящая процедура, что более 5 млн евро — не такая большая цена? Обратимся к зарубежному опыту, к примеру японскому. В Японии на проведение — при поддержке Министерства образования, спорта, культуры, науки и технологий — очередного двухгодичного (2003—2004 гг.) этапа научно-технологического Форсайта (на период до 2035 г.), в котором участвовало более 2200 независимых экспертов, было потрачено 650 тыс. евро [2]. Бедная, неразвитая Япония: этого не хватило бы и на один лот кого-нибудь из «великолепной тройки», представлявшей эпохальный доклад в прошлом году. Думаю, о качестве работ при таком сравнении лучше и не вспоминать.

Обращает на себя внимание то, что при общем ударном повышении финансирования прогностической активности в одном случае рост просто сногсшибателен: ОАО «Межведомственный аналитический центр» (МАЦ) получит в 2,6 раза больше денег, чем в 2007—2008 гг. (т.е. львиная доля общего увеличения финансирования приходится именно на МАЦ)! Пир во время чумы.

Что же это за экспертная акционерная организация? С 2005 г. МАЦ 19 раз участвовал в конкурсах, проводимых Минобрнауки, и. 19 раз становился победителем, выиграв в общей сложности более 260 млн руб. При этом сайт столь мощной аналитической организации отсутствует. Тем не менее, поиск в Интернете позволяет найти информацию о руководстве МАЦ.

Вот выдержки из юбилейной заметки с сайта ВШЭ «Создатель институтов» [3]: «10 апреля исполняется 50 лет Алексею Пономареву, генеральному директору Межведомственного аналитического центра, выпускнику Высшей школы экономики. Алексей Константинович Пономарев — один из ключевых российских специалистов по промышленной политике и управлению предприятиями в государственном секторе, прежде всего в оборонно-промышленном комплексе. Ему было чуть больше тридцати лет, когда он создал «с нуля» Межведомственный аналитический центр (МАЦ) — консалтинговую структуру, сегодня объединяющую лучших экспертов в этой области и работающую по заказам ведомств и крупных компаний... С его именем связана разработка и внедрение механизмов частно-государственного партнерства в России. Он был одним из идеологов реформирования оборонно-промышленного комплекса страны на рубеже веков. При его участии созданы такие мощные структуры, как Объединенная авиастроительная корпорация и Объединенная судостроительная корпорация. Он разрабатывал дизайн конкурса «мегапроектов», который «запускал» Андрей Фурсенко в бытность заместителем министра науки, промышленности и технологий. В последние годы ГУ-ВШЭ и МАЦ вместе участвуют в реализации российского Форсайта.» Видно, что гендиректор МАЦ — человек влиятельный, со связями. Однако в состав Совета директоров входят и еще более интересные люди.

Вот цитата из распоряжения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 26 июня 2007 г. № 2085-р «О решениях годового собрания акционеров открытого акционерного общества «Межведомственный аналитический центр» (ОАО «МАЦ»)» [4]:

«В связи с осуществлением Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом. полномочий общего собрания акционеров ОАО «Межведомственный аналитический центр», 100 (сто) процентов акций которого находится в собственности Российской Федерации:

1. Утвердить годовой отчет, годовую бухгалтерскую отчетность, в том числе отчет о прибылях и убытках (счета прибылей и убытков) ОАО «МАЦ» за 2006 г.

2. Утвердить распределение прибыли ОАО «МАЦ» за 2006 год, в том числе направить на выплату дивидендов по акциям за 2006 год 1684000 (один миллион шестьсот восемьдесят четыре тысячи) рублей, что составляет 25% от чистой прибыли ОАО «МАЦ».

3. Избрать Совет директоров ОАО «МАЦ» в количестве 5 человек в следующем составе:

Фурсенко Андрей Александрович  — министр образования и науки Российской Федерации;

Биленкина Инна Петровна  — заместитель руководителя Федерального агентства по науке и инновациям;

Варначев Александр Алексеевич  — начальник Управления имущества организаций науки и социальной сферы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом;

Свинаренко Андрей Геннадьевич  — исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей;

Пономарев Алексей Константинович  — генеральный директор ОАО МАЦ.

С таким Советом директоров не кажется столь уж сложным выигрывать многие десятки миллионов по конкурсам Минобрнауки. Даже несмотря на то, что, как приходилось слышать, некоторые представители Роснауки критически относятся к Форсайт-деятельности, и в частности к организации опроса экспертов.

Налицо ситуация очевидного конфликта интересов, когда одни и те же люди руководят формулировкой тематики госзаказа, утверждают результаты работ и входят (или по крайней мере совсем недавно входили) в руководство организации — исполнителя работ. По сути, было принято решение о выделении больших средств дружественной государственной структуре, и оно реализуется через как бы конкурсный механизм. Играя в такие игры, руководство Минобрнауки, очевидно, подает очень нехороший пример сотрудникам министерства и подведомственных федеральных агентств.

Я не юрист, но кажется, что такие действия вызывают немало вопросов и с чисто юридической точки зрения. Статья 19 Федерального закона РФ от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» формулирует понятие конфликта интересов: «Конфликт интересов — ситуация, при которой личная заинтересованность гражданского служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей. Под личной заинтересованностью гражданского служащего, которая влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей, понимается возможность получения гражданским служащим при исполнении должностных обязанностей доходов (неосновательного обогащения) в денежной либо натуральной форме, доходов в виде материальной выгоды непосредственно для гражданского служащего, членов его семьи или лиц, указанных в пункте 5 части 1 статьи 16 настоящего Федерального закона, а также для граждан или организаций, с которыми гражданский служащий связан финансовыми или иными обязательствами». Похоже, в данном случае можно говорить об «иных обязательствах».

Пункт 6 статьи 20 Федерального закона РФ от 21 июля 2005г. № 94-ФЗ гласит: «При проведении конкурса какие-либо переговоры заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации или конкурсной комиссии с участником размещения заказа не допускаются». А как с точки зрения закона оценить ситуацию, когда в руководство участника размещения заказа (МАЦ) входит (или недавно входила) заместитель руководителя государственного заказчика ФЦП по исследованиям и разработкам — Роснауки, — И.П.Биленкина, к ведению которой относятся вопросы «реализации федеральных целевых программ (в том числе ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007—2012 годы»...)» [5]? Именно в рамках последней ФЦП, напомним, и выделяются лоты на прогнозирование, получаемые МАЦ. Конкурсная документация по этим лотам также утверждена И.П.Биленкиной.

Было бы здорово, если бы руководство Минобрнауки ознакомилось не только с презентациями результатов форсайтных работ, но и — хотя бы бегло — с самим текстом подготовленного в прошлом году доклада, а уже после этого решало, стоит ли выделять на продолжение прогнозирования гигантские средства в условиях кризиса. А также озаботилось вопросами недопущения конфликта интересов. Не говоря уже о вопросе, каков толк в прогнозировании до 2030 г. вообще, когда неясна, к примеру, судьба ведущих государственных научных фондов, равно как и размер бюджетного финансирования науки в будущем году. Наверное, логично сначала не допустить очередного резкого урезания научного бюджета в 2010 г. и сохранить ведущие научные фонды, РФФИ и РГНФ, в качестве общегосударственных грантовых структур, а потом уж думать о подготовке прогнозов.

Евгений Онищенко

  1. www.strf.ru/attach/prognoz_.doc
  2. www.efmn.info/files/efmn-brief35.pdf
  3. www.hse.ru/news/extraordinary/7045703.html
  4. http://lawrussia.ru/texts/legal_634/doc634a418x473.htm
  5. www.fasi.gov.ru/fasi/structure/leaders/bilenkina.htm

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *