РФФИ не даёт покоя…

Российский фонд фундаментальных исследований, созданный в 1992 г., по господствующему мнению научных работников, является наиболее эффективным и наименее коррумпированным каналом финансирования науки. Его доля составляла всего 6% гражданского научного бюджета (после 2008 г. она упала до 2,6%), но эти 6% заметно меняли климат.

Чем РФФИ отличается от других систем финансирования? Прежде всего тем, что он по своим принципам не имеет никого отношения к административным вертикалям и «вертикалькам», утыкавшим всё вокруг. Средства поступают непосредственно в распоряжение руководителя гранта, который может быть (и очень часто бывает) обыкновенным научным сотрудником, например, кандидатом наук, не обеспеченным никакой административной «лапой». Заявитель сам формулирует тему проекта и ни с кем не обязан согласовывать подачу заявки на грант. Решение, кому дать грант, по замыслу принимается такими же научными работниками, экспертами, которых тоже великое множество, и экспертным советом отделения, рассматривающим промежуточные случаи. Такой принцип придает научному работнику самостоятельность и статус. В реальности не всё так благостно, но РФФИ остается лучшим, что у нас есть в этом плане.

Такая схема, по-видимому, раздражает некоторых обладателей большого административного ресурса: оседлать финансовые потоки невозможно, коррупционная емкость близка к нулю. Поэтому с удручающей регулярностью предпринимаются попытки перекроить РФФИ в духе времени. Например, возникают идеи отменить всю эту «мелочевку» и переориентировать фонд на крупные проекты. Или вместо заявительного принципа в формулировках тем проектов заранее определить поддерживаемые темы, часто заточенные под определенных людей (это частично осуществлено в виде конкурса «ориентированных фундаментальных проектов»). Или переключить на прикладные исследования.

И вот опять!

17 мая Совет РФФИ будет принимать новый устав (http://trv-science-ru.livejournal.com/76587.html). Вот главное новшество.

Основные задачи фонда:

Было: Основной целью Фонда является поддержка фундаментальных научных исследований.

Стало: Основной целью Фонда является финансовая и организационная поддержка фундаментальных научных исследований, способствующих реализации утверждаемых Правительством Российской Федерации приоритетных направлений развития науки и технологий, а также критических технологий стратегической модернизации экономики Российской Федерации.

И начисто исчезло: Принцип самоуправляемости Фонда заключается в праве самостоятельно выбирать области исследований, распределять внебюджетные средства и утверждать распределение ассигнований, выделяемых из федерального бюджета, по областям науки и проектам на конкурсной основе.

Там еще несколько новаций по части «утверждаемых Правительством приоритетных направлений», а также мелочи в духе времени, типа продления срока верховных должностей с 4 до 5 лет и отмена ограничения их занятия двумя сроками.

Для человека достаточно искушенного из одной вышеприведенной поправки всё ясно. Для менее искушенных полезно кое-что «разжевать».

Зачем нужна фундаментальная наука?

Наиболее общий ответ на этот вопрос дал первый директор Лаборатории имени Ферми Роберт Вильсон, когда его спросили, какое отношение имеет этот дорогостоящий проект к увеличению обороноспособности страны. Он ответил среди прочего: «…Он не имеет ничего общего с непосредственной защитой страны, за исключением того, чтобы сделать страну достойной защиты» (см. статью Зураба Силагадзе и Ксении Филипчук в ТрВ-Наука № 63, http://trv-science.ru/2010/09/28/zachem-nuzhna-fundamentalnaya-nauka/). Более конкретно: фундаментальная наука обеспечивает человечеству в целом и нациям, где она успешно развивается, интеллектуальный подъем, «драйв», без которого не будет и технологических достижений, интерес, который рекрутирует молодежь и в науку, и в технологи («Ученик — факел, который надо зажечь», — зажигает именно фундаментальная наука). С исчезновением фундаментальной науки открывается путь к деградации, когда в конечном счете приходится покупать технологии вместе с людьми, понимающими, как они работают. Наука развивается по своим внутренним законам, а куда развиваетсяопределятся работой самих ученых. То, что называется «перспективными направлениями», как правило — вчерашний день.

Что такое «Утверждаемые Правительством Российской Федерации приоритетные направления развития науки и технологий»?

Вот они, как есть:

  • Безопасность и противодействие терроризму
  • Живые системы
  • Индустрия наносистем и материалов
  • Информационно-телекоммуникационные системы
  • Перспективные вооружения, военная и специальная техника
  • Рациональное природопользование
  • Транспортные, авиационные и космические системы
  • Энергетика и энергосбережение

Что же, теперь наша наука должна подлаживаться под этот плод чиновничьего убожества? Биология еще как-нибудь подойдет под смутные «живые системы». Часть физики твердого тела с натяжкой пролезет под «индустрию наносистем и материалов». Если сильно поупражняться в демагогии, наверно можно «притянуть за уши» еще что-нибудь. Но давайте не будем упражняться в демагогии!

Этот абсурд надо зарубить к чертям в целом, не вступая в торг по отдельным поправкам. Это прерогатива членов совета РФФИ, а мы, простые смертные, должны за оставшиеся несколько дней как следует высказаться.

Некоторые коллеги считают, что принятие данного устава будет означать конец РФФИ как такового. Может, и не будет — люди как-то научатся выкручиваться, не впервой. Но в любом случае это будет большой шаг в сравнивании РФФИ с окружающим ландшафтом государства.

Борис Штерн

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: