Ответ на комментарии к статье о модернизации РАН

Фотоархив СО РАН

У меня создалось впечатление, что многие участники дискуссии1 невнимательно прочитали мою статью и не продумали технологию предлагаемых мною действий.

Почему-то никто не обратил внимания на основную аргументацию, заключающуюся в том, что средний возраст ученых Академии наук далеко превышает творческий возраст. Никто не обратил внимания на то, что я предполагаю преобразование Академии наук весьма затратным, так как вывод на пенсию пожилым ученым компенсируется достаточно высокими пособиями и за учеными оставляется право работать, подключаясь к проектам и контрактам. Освобожденные вакансии могут быть заняты молодыми учеными и сотрудниками.

Необходимо пересмотреть и изменить структуру институтов, состоящих из лабораторий и отделов, так как она не соответствует рыночным основам экономики и финансируется по грантам, субсидиям и частично за счет бюджетов. Разница между ученым, работающим в университете и в академическом институте, очевидна. Ректор университета непрерывно общается с молодыми людьми, воспитывает их и может создавать школу. У него всегда есть постоянная работа в одном направлении — чтение лекций. Наукой он занимается в начале своей карьеры, и, если направление работ перспективное, он может уменьшать преподавательскую нагрузку, набирать гранты и двигаться дальше. В академическом институте ситуация другая. Непрерывная погоня за средствами приводит его к необходимости менять тематику. Он теряет студентов, воспитанных в одном направлении, аспирантов и должен начинать всё снова, если тематика новых грантов не соответствует предыдущей деятельности. В Советском Союзе ученый непрерывно развивал направление и отпочковывал новые постепенно. Это возможно только при стабильном бюджетном финансировании и достаточно высоких бюджетных зарплатах. Конечно, я предполагаю, что через некоторое время все вновь образованные университеты вместе с бывшими лабораториями перейдут на самоуправление.

Такие университеты, как НГУ, МГУ, МФТИ, Баумановское училище, не входят в десятку лучших вузов мира по одной причине — недостаточной наукометрической оценке уровня научных исследований. Любой сможет оценить деятельность НГУ в случае, если институты Новосибирского научного центра войдут в состав университета, и убедиться в том, что будут удовлетворены самые высокие рейтинговые критерии.

В институтах СО РАН работают ученые с индексом Хирша много выше среднемирового и имеют публикации на самом высоком уровне. Однако средний возраст катастрофически растет, и многие институты обременены сотрудниками, у которых давно «погасли» глаза, и в институт они являются как в клуб, имея при этом минимальную, но гарантированную оплату труда. Многие уже не занимаются фундаментальной наукой, а занимаются преподаванием, работают на производственные структуры или имеют свои внедренческие организации. Труд ученых стал абсолютно непрестижным, а оплата труда смехотворно низка. Что говорить, если лейтенант полиции будет иметь заработную плату на уровне академика России.

Необходимость реформы Академии наук я отстаиваю уже много лет. Я хорошо знаю систему организации науки в США и неоднократно посещал Массачусетский технологический институт, Стэнфордский университет, Принстонский университет, Рочестерский корпоративный университет General Motors, выполнял большие контракты с фирмами Hewlett-Packard, General Motors, Air Products. Отлично представляю себе, что всё это независимые организации, не государственные, все они имеют гигантские объемы денег, сконцентрированные в эндаументах и попечительских советах. Например, в Массачусетском технологическом институте этот фонд составляет десять миллиардов долларов, а в Гарвардском университете — несколько десятков миллиардов. Эти деньги находятся в обороте, в акциях, и, таким образом, университеты имеют дополнительные средства. Общий доход университетов складывается из платы за обучение, пожертвований, доходов от заказов корпораций, продажи лицензий, государственных заказов и субсидий, грантов различного уровня. Плата за обучение — это не плата из собственного кармана немедленно. В США развита система, аналогичная системе ипотечного строительства. Банки выдают ссуды на время учебы, которые возвращаются после окончания учебы. Студентам помогают графства, дают субсидии и т.д.

Система исследовательских университетов в нашей стране только формируется, и без бюджетного финансирования нам пока не обойтись. Но и само Министерство образования имеет в планах дальнейшее выделение этих структур в независимые субъекты. Слабость их — в отсутствии фундаментальных школ. Основная идея моего проекта — в объединении этих школ и формировании на этой основе новых поколений ученых, инженеров самого высокого уровня, развитие фундаментальной науки на этой основе.

Меня упрекают за то, что в выдвигаемой модели франко-американских и других академий наук я предлагаю сохранить за академиками определенную высокую стипендию и право на двух помощников. Это предложение должно, по моему мнению, смягчить сопротивление всех членов Академии, особенно людей пожилого возраста, которые много сделали для своей науки, тем более что 70% ученых Академии являются и сейчас основными экспертами, а также руководителями крупнейших школ, причем руководителями творческими.

Только абсолютное отсутствие представления о том, что такое Академия наук, наука вообще, позволяет таким хулиганам, как «Иван Дуденков: 26.03.2011 в 1:25», оскорблять Академию и ее членов. Я благодарен всем, кто отозвался на мою статью, но давайте подумаем о конечном смысле высказываний всех моих оппонентов. Все соображения сводятся к тому, что лучше ничего не менять, так как ничего не получится. Давайте не будем ничего делать, но тогда мы потеряем будущее нашей страны.

Академику А. Л. Асееву я могу повторить только то, что писал, — он допустил ошибку, допустив разлад между руководством и коллективом НГУ и Президиумом СО РАН. Напоминаю, что окончательное решение о строительстве университета было принято на Попечительском совете, на котором были и противники, и сторонники строительства. Несколько заместителей председателя СО РАН, т. е. Ваших заместителей, Александр Леонидович, выступили за продолжение строительства на прежнем месте. На заседании присутствовали также мэр города Новосибирска и губернатор Новосибирской области. Проект корпуса был согласован с Вами, и Министерство образования выделило под строительство корпуса серьезные средства. Место строительства под главный корпус университета было запланировано еще М. А. Лаврентьевым. Я считаю ошибочным то, что Вы обратились в прокуратуру с протестом по поводу строительства, не обсудив это с Президиумом Академии наук. Пренебрежение мнением своих коллег и мнением Новосибирского государственного университета недопустимо для председателя СО РАН.

Относительно хулиганского комментария Ивана Дуденкова — это клевета на меня, и я рассматриваю это именно как клевету и подам в суд.

Для С. Кутателадзе:

Дорогой Самсон Семенович!

Вы знаете, что Спенсер является моим любимым философом. Я всегда учитываю в своих предложениях его концепцию прогресса. Разнообразие качеств не уменьшается: появилось новое принципиально важное качество в виде исследовательских университетов. Академия наук как качество европейского уровня и уровня США сохраняется, в том числе и в Академгородке появилось новое качество в виде массы малых научных и научно-технических предприятий.

Владимир Накоряков,
академик РАН

1 См.: Владимир Накоряков, «Реформа Академии наук неизбежна», ТрВ-Наука № 74 от 15 марта 2011 г. (http://trv-science.ru/2011/03/15/reforma-akademii-nauk-neizbezhna/), а также ТрВ-Наука № 75 от 29 марта 2011 г. (http://trv-science.ru/2011/03/29/prozhekty-prozhekty/)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: