«Не стреляйте в журналиста»?

Вместо эпиграфа:

Не знаю, правда или нет, но вроде бы в салунах Дикого Запада можно было встретить объявление «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет»

http://cc.oulu.fi/~usoskin/

В ТрВ-Наука № 17 (61) от 31 августа 2010 г. появились две статьи, которые заставили меня включиться в дискуссию. Это заметка «Критическая неосторожность» Ирины Якутенко и статья «Звон о темной материи» Бориса Штерна. Обе статьи об одной и той же проблеме — освещение научных новостей журналистами, но представляют они разные заинтересованные стороны. Борис как активно работающий ученый эти новости, собственно, делает и внимательно за ними следит, а Ирина как научный журналист — освещает. Сразу оговорюсь, что я представляю здесь ту же сторону, что и Борис Штерн, а посему не буду повторять его аргументацию. Знаком я с проблемой не понаслышке, доводилось давать разного рода интервью для газет и радио/телевидения, пару раз наши результаты освещались и «Лентой.Ру» в новостях «Прогресса».

Давайте попробуем понять, следуя заметке Ирины, что же беспокоит журналиста? Журналисты стараются в меру своих сил освещать научные новости, а эти снобы-ученые, зацепившись за мелкую неточность в деталях, критикуют всё вкупе. А это, мол, «вредит репутации журналиста», ибо неискушенная публика может подумать, что журналист «пишет о том, чего не понимает». Если немного перефразировать, Ирина Якутенко просит не «стрелять» в журналистов — они же честно стараются в меру своих сил и способностей. А уж совсем плохо то, что обижают хороших журналистов. Ну так с хороших и спрос другой. И если я тут обсуждаю в основном новости из рубрики «Прогресс» на «Ленте.Ру», то это потому, что это одна из лучших новостных лент по части научных новостей, где журналисты сами ищут новости, а не перепечатывают их из общего рунетовского «флуда».

Что же не устраивает ученого, от имени которого я говорю? Низкое качество этих новостей и появление дутых сенсаций и просто мифов, которые дезориентируют общество в отношении науки. Часто ситуация сводится к бородатому анекдоту: «Скажите, правда, что Михаил Семеныч из Казани выиграл 10 000 рублей в «Спортлото»?» — «Да, это правда, но, во-первых, не Михаил Семенович, а Абрам Исаакович, во-вторых, не из Казани, а из Одессы, в-третьих, не 10 000, а 5 рублей, в-четвертых, не в «Спортлото», а в «очко», и наконец, не выиграл, а проиграл». Рассмотрим, например, заметку «Астрономы открыли «космотрясения»» на «Ленте.Ру» от 28.07.2010 (www.lenta.ru/news/2010/07/28/spacequake/). Заметка далеко не худшая, скорее из средних, и типичная в том смысле, что откровенных ляпов типа «вируса холеры» или «магнетического влияния солнечных вспышек» не содержит, основана на прямом переводе пресс-релиза NASA. Вроде все правда, но… Во-первых, не астрономы, а космофизики; во-вторых, не открыли, а измерили теоретически ожидаемый эффект; в-третьих, не «космотрясение», а неравномерный поток плазмы в хвосте магнитосферы, и далее по анекдоту… А потом мне (и другим коллегам) приходится объяснять перепуганным родственникам и знакомым, а также в разнообразных интернет-группах, что журналисты сильно «слегка переборщили» и неслабо «немножко перепутали». Нет, вроде все верно, но настолько передернуто и изогнуто, что уже и главную тему не узнать. Если кто-нибудь доберется до оригинальной работы с результатами, опубликованной в Geophysical Research Letters, то никаких «космотрясений» там не обнаружит. Авторы статьи нашли всего лишь, что осциллирующий разрыв неравномерного потока вещества в хвосте магнитосферы Земли сопровождался перемежающимися усилениями и ослаблениями радиального градиента давления (We found that the BBF oscillatory braking was accompanied by interlaced enhancements and depletions of radial pressure gradients). Скучно и вряд ли вызовет интерес у неспециалиста. А вот «космотрясение» — богатое слово! Появилось оно в ленте новостей NASA. Кто-то кинул веселую идею обозвать неравномерные (скачкообразные) потоки вещества в плазменном слое магнитосферы «космотря-сениями» (временные профили измеренного сигнала внешне похожи на сейсмограммы), авось журналисты скушают. И скушали, и стали другим скармливать… Очень похоже на то, о чем пишет Борис Штерн в своей статье в ТрВ-Наука. Давайте попробуем представить нечто подобное с пианистом на Диком Западе. В салун заходит композитор и слышит, как пианист играет вроде как его сонату. То есть главную тему он еще может распознать, но на нее наложены лихие проигрыши, и все почему-то переделано под стиль кантри. А пианист объясняет: мол, у вас тут пассажи сложные, мне не сыграть, да если и сыграю, всё равно эти тупые головорезы не поймут — им кантри подавай! Пушкинского Моцарта это, может, и позабавило бы, а вот насчет реального Моцарта — не знаю.

Кадр из голливудского фильма–катастрофы «Земное ядро» (The Core), в котором ослабление геомагнитного поля приводит к катастрофическим последствиям

Вернемся к научным новостям — 90% ошибок в них вызвано элементарно некомпетентностью журналиста в данной области. То есть научные журналисты действительно часто не понимают того, о чем пишут (извините, Ирина, но это правда). Рассматривая околонаучные новости в Рунете, можно увидеть, что исходные новости (не перепечатки) обычно основаны не на оригинальных научных работах, а на пресс-релизах университетов, научных обществ или на обзорах в околонаучных журналах. При этом часто оригинальные результаты еще даже не опубликованы в научном журнале, т.е. не прошли базового рецензирования. Уважаемые журналисты, раскрою вам страшную тайну: пресс-релизы пишутся самими учеными, но практически по самой границе (а иногда и переходя ее), отделяющей правду от наглой лжи. Целью является, в основном, произвести впечатление на политиков и грантодателей. Результат для пресс-релиза упрощается, но всегда в сторону его возвеличивания, а мелкие, незначительные детали могут быть поданы столь витиевато, что затмевают собственно главный результат. То есть вроде бы, формально говоря, все верно, но делить все надо на 18. Это типичнейший пиар, и именно так его и надо воспринимать. И любой эксперт в данной области это знает и умеет выделять суть. Но журналистами такой пресс-релиз принимается за чистую монету и упрощается еще далее, и опять же с умножением значимости и дальнейшим позолочением мелких завиточков. В результате хиленькая ударная волна в межпланетном пространстве становится «солнечным цунами, несущимся к Земле», а слабенькая вспышка — «мощнейшим выбросом солнечной плазмы, вызвавшим небывалую жару». Забавно, что та же Ирина Якутенко написала блестящую заметку (www.lenta.ru/columns/2010/08/16/simple/), где верно заметила: «Никогда не стоит забывать, что в науке редко встречаются простые объяснения. И в этом ее отличие от религии или пустых домыслов». Если вы сумели в 5 строчках просто и понятно объяснить суть нового научного открытия, то, скорее всего, это объяснение неверно. К сожалению, оспаривать новости, написанные журналистским языком, очень трудно. На этом языке невозможно аргументировать, а специфический научный диалект скучен и малопонятен.

Ирина в своей заметке призывает сообщать об ошибках напрямую журналистам, а не сливать критику в Интернет. Это правильно, но… Новости анонимны, под ними нет подписи. Читатель не знает, кто отвечает за содержание данной новости. Я пару раз пытался писать на «Ленту.Ру» по поводу ошибок в научных новостях, используя возможность для обратной связи «сообщить о найденной опечатке» (SIC!). А в ответ — тишина…

Есть ли выход? Есть, и довольно простой. Хорошим научным журналистам надо не скрывать от публики, а признать тот факт, что они не понимают того, о чем пишут. А после этого надо найти несколько консультантов, которым показывать новости до их публикации. При этом часть новостей (большая) до публикации вообще не дойдет, зато те, которые дойдут, не будут вызывать истерического смеха среди научного сообщества и звонков по скайпу «Сегодняшнюю лажу в новостях уже видел?» Уважаемые журналисты, пожалуйста, не стесняйтесь спрашивать совета у знающих людей — мы же общее дело делаем! А так если под новостью будет подпись и журналиста, и консультанта, то и доверия к новостям будет гораздо больше, и люди в заблуждение не будут вводиться. Если, например, под новостью о темной материи я увижу «проверено Б. Штерном», то и поверю сразу, а если возникнут вопросы, то не к Ирине, а к Борису. Уверяю вас, денег такие консультанты требовать не будут, а работать будут на совесть и с интересом.

В своей статье Борис Штерн утверждает, что дутые сенсации могут быть полезны. Могут! И »паленые» новости очень полезны! Но для кого? Для самих ученых, которые под это дело могут получить дополнительные деньги, гранты и т.п., ибо околонаучный чиновник, прочитав просилку, скажет: ну да, про это я слыхал, важная тема… Этим сильно грешат в Америке, отсюда и витиеватые пресс-релизы NASA. Однако обществу в целом такие псевдосенсации наносят вред, ибо дезориентируют всех (и общество, и журналистов, и даже самих ученых, которые вынуждены подстраиваться под эту систему «сексапильности» результатов). Зачастую эти сенсации сводятся или к подаче неоправданных надежд (ученые нашли универсальное лекарство от рака), или к пугалкам (скоро исчезнет геомагнитное поле, и мы вымрем, как динозавры), что компрометирует науку и сближает ее в общественном сознании с лженаукой и шарлатанством. Прямым результатом являются раскрученные Голливудом современные фильмы-катастрофы, вроде «Послезавтра», «Земное ядро», «2012». Посему, полагаю, Борис, ты не совсем прав (IMHO).

P.S. Я хочу сразу оговориться об односторонности и предвзятости данного комментария. Я могу судить о качестве научных новостей только в своей области, куда относятся космофизика, солнечная физика, физика гелиосферы, частично геофизика. Я вполне допускаю, что другие области науки, в которых я полный профан (астрономия, биология, история, теоретическая физика и т.д.), освещаются гораздо лучше. Если так, то солнечно-земным наукам просто не повезло… Было бы интересно узнать мнение специалистов в этих науках по поводу освещения их результатов в СМИ.

P.P.S. Можно подумать, я специально выбрал заметку о «магнитотрясениях» для критики. Берем сегодняшнюю (06.09.2010) новость из «Ленты.Ру»: «Найдены доказательства чрезвычайно быстрой смены магнитных полюсов Земли». Читаем последний пассаж (которого нет в оригинальном пресс-релизе): «Многие специалисты полагают, что очередная смена полярности должна произойти в ближайшее время. Такая точка зрения основана на некоторых фактах, в частности на данных спутниковых наблюдений, которые указывают, что магнитное поле постепенно слабеет». Серьезные специалисты не будут делать прогнозы на тысячелетней шкале («ближайшее время» — это тысячи лет) на основе 30-40 лет спутниковых наблюдений. Действительно, интенсивность геомагнитного поля снизилась на 10% за последние 100-150 лет (по данным наземных наблюдений), но она всё еще в 1,5 раза выше, чем была, например, 6000 лет назад, когда переполюсовки не было. В сочетании с расхожим мифом (созданным совместно журналистами и Голливудом — см. картинку на врезке) о том, что, якобы, переполюсовка убивает все живое на планете, получается типичная пугалка для обывателя, который понимает, что в ближайшее время (завтра? в 2012?) ему грозит серьезная опасность. Один из комментариев на эту новость в «Ленте» звучит так: «Короче, когда на кладбище ползти?».

Илья Усоскин,
заведующий станцией
мониторинга космических лучей
Геофизической обсерватории Соданкюля
(Университет г. Оулу, Финляндия)

* * *

Комментарий

О советах астронома в танцах

В реплике Ильи Усоскина можно, на мой взгляд, критиковать очень многое. Сконцентрируюсь на трех основных моментах.

Во-первых, неверно интерпретируется идея в оригинальной заметке Ирины Якутенко. Она писала о том, что довольно странно, критикуя журналистов, выбирать в качестве мишени лучших. Тем самым лишь создается негативный образ этих людей или СМИ. И. Усоскин, однако, интерпретирует это как «не критикуйте журналистов вообще». Такой идеи у Ирины нет. Можно и нужно критиковать или худших, и/или общие недостатки.

Во-вторых, И. Усоскин критикует журналистов за то, что они или используют неудачные термины из пресс-релизов (в примере — пресс-релиз NASA), или просто слепо выбирают неудачные пресс-релизы. Если релизы плохи — это скорее проблема ученых. Пресс-релиз -детище института, университета или агентства (не новостного, а научно-исследовательского). И тут все карты в руки ученым. С другой стороны, обычный новостник массового СМИ и не должен особенно задумываться над тем, правилен ли пресс-релиз NASA или нет. Исходным пунктом является то, что обычно новостник не имеет в конкретной области той квалификации, которую имеет команда, готовившая релиз. Для новостника релиз — «явление природы», и он описывает его таким, какое оно есть.

В-третьих, И. Усоскин высказывает странную мысль об «экспертах», утверждающих новости. В редких-редких случаях журналист в самом деле прибегает к помощи эксперта даже при выборе новости или при ее написании. Но это исключительные случаи (например, когда источником является не очень авторитетное издание). Тем более, что эксперт требуется в идеале как можно более узкий (и Борис Штерн, с этой точки зрения, никак не может выступать экспертом по темной материи, поскольку статей по этой тематике у него за последние годы нет). Специфика массовых новостных порталов такова, что нет и не будет времени на такую экспертизу. И это нормально. Такое ощущение, что Усо-скин просто приписывает массовым новостным интернет-СМИ функции научно-популярных журналов. Вот там действительно часто важна роль экспертов, и почти всегда они привлекаются к работе над статьями.

Таким образом, на мой взгляд, комментарий И. Усоскина отчасти бьет мимо цели, а отчасти как раз демонстрирует основные заблуждения относительно работы массовых интернет-СМИ, имеющиеся у многих ученых. Этим комментарий и ценен.

Сергей Попов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: