Алексей Старобинский: Квантово-гравитационные эффекты — не фантазия, их можно даже измерить

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

Отве­тить на вопрос, как появи­лась Все­лен­ная, уче­ные пыта­лись доволь­но дав­но. Но все тео­ре­ти­че­ские моде­ли ока­зы­ва­лись недо­ка­зан­ны­ми, пока не появи­лась тех­ни­че­ская воз­мож­ность это про­ве­рить. Сего­дня наблю­де­ния, экс­пе­ри­мен­ты за кос­ми­че­ским про­стран­ством с помо­щью новей­ших теле­ско­пов под­твер­жда­ют пред­по­ло­же­ния физи­ков, кото­рые при­ду­ма­ли неве­ро­ят­ную, на пер­вый взгляд, инфля­ци­он­ную модель Все­лен­ной. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию интер­вью Оль­ги Орло­вой с одним из ее созда­те­лей, ака­де­ми­ком РАН Алек­се­ем Ста­ро­бин­ским.

 

 

 

 

Алек­сей Алек­сан­дро­вич Ста­ро­бин­ский родил­ся в 1948 году в Москве. В 1972 году окон­чил физ­фак МГУ. Уче­ник ака­де­ми­ка Зель­до­ви­ча. Область науч­ных инте­ре­сов — клас­си­че­ская и кван­то­вая тео­рия гра­ви­та­ции, кос­мо­ло­гия, реля­ти­вист­ская аст­ро­фи­зи­ка. Один из созда­те­лей совре­мен­ной тео­рии рож­де­ния Все­лен­ной — тео­рии инфля­ции. Глав­ный науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской физи­ки име­ни Лан­дау РАН. С 2016 года — про­фес­сор факуль­те­та физи­ки Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки. В 2011 году избран ака­де­ми­ком РАН. Лау­ре­ат пре­мии Фрид­ма­на РАН, пре­мии Том­ал­ла, пре­мии Гру­бе­ра, пре­мии Кав­ли. Награж­ден меда­лью Оска­ра Клей­на Швед­ской коро­лев­ской ака­де­мии наук и Сток­гольм­ско­го уни­вер­си­те­та, меда­лью Амаль­ди Ита­льян­ско­го гра­ви­та­ци­он­но­го обще­ства, Золо­той меда­лью име­ни Саха­ро­ва РАН. Член Немец­кой наци­о­наль­ной ака­де­мии наук и Наци­о­наль­ной ака­де­мии наук США.

— В нача­ле бесе­ды при­ми­те поздрав­ле­ния в свя­зи с избра­ни­ем в Наци­о­наль­ную ака­де­мию США. Это обще­ствен­ная орга­ни­за­ция, кото­рая объ­еди­ня­ет веду­щих уче­ных мира — и аме­ри­кан­ских, и ино­стран­ных, — вхо­дить туда очень почет­но. К Вашим мно­го­чис­лен­ным награ­дам и пре­ми­ям доба­ви­лась еще одна рега­лия. Но у Вас их столь­ко! Есть ли вооб­ще в нашей стране аст­ро­фи­зик, у кото­ро­го были бы все глав­ные награ­ды мира по аст­ро­фи­зи­ке? Чем Вы доро­жи­те боль­ше все­го?

— Чест­но гово­ря, пока Вы меня не спро­си­ли, я как-то и не думал на такую тему. Я бы раз­де­лил ино­стран­ные меж­ду­на­род­ные награ­ды и рос­сий­ские. Из ино­стран­ных, конеч­но, самая при­ят­ная, самая пре­стиж­ная (кста­ти, и самая боль­шая по день­гам) — пре­мия Кав­ли. Если Нобе­лев­скую пре­мию вру­ча­ет швед­ский король, то пре­мию Кав­ли вру­ча­ет король нор­веж­ский. И саму цере­мо­нию они ста­ра­ют­ся под­тя­нуть под цере­мо­нию награж­де­ния Нобе­лев­ской пре­ми­ей.

Из рос­сий­ских для меня самая доро­гая — послед­няя полу­чен­ная мной Золо­тая медаль РАН име­ни А. Д. Саха­ро­ва. Во-пер­вых, я сам с Андре­ем Дмит­ри­е­ви­чем очень дав­но зна­ком, еще с 1971 года, когда я ему рас­ска­зы­вал о сво­ей пер­вой рабо­те с Зель­до­ви­чем. Но что осо­бен­но при­ят­но — это тот ред­кий слу­чай, когда, пода­вая на какую-нибудь пре­мию или медаль, в каче­стве чело­ве­ка, кото­рый дал тебе пись­мен­ную реко­мен­да­цию, мож­но назвать имен­но того, чьим име­нем назва­на эта медаль. В сво­их мему­а­рах Андрей Дмит­ри­е­вич уде­лил мне несколь­ко строк. Начи­на­ют­ся они так: «В насто­я­щее вре­мя тео­рия раз­ду­ва­ю­щей­ся (инфля­ци­он­ной) Все­лен­ной явля­ет­ся наи­бо­лее попу­ляр­ной в кос­мо­ло­гии ран­ней Все­лен­ной. Ее раз­ви­ва­ют тео­ре­ти­ки все­го мира». Даль­ше он пишет, что над этой тема­ти­кой успеш­но рабо­та­ет Андрей Лин­де, а потом идет про меня: «Из дру­гих совет­ских аст­ро­фи­зи­ков я осо­бо дол­жен упо­мя­нуть А. А. Ста­ро­бин­ско­го, кото­рый сто­ял у исто­ков неко­то­рых аль­тер­на­тив­ных, впо­след­ствии влив­ших­ся в общее рус­ло, идей».

— Если бы Андрей Дмит­ри­е­вич дожил до наших дней, до того, когда появи­лись пер­вые экс­пе­ри­мен­таль­ные и уже такие убе­ди­тель­ные дан­ные, под­твер­жда­ю­щие инфля­ци­он­ную тео­рию, — как бы он это вос­при­нял?

— Эти стро­ки напи­са­ны, конеч­но, рань­ше, до пер­во­го экс­пе­ри­мен­таль­но­го под­твер­жде­ния инфля­ци­он­ной тео­рии в 1992 году. Отсю­да вид­но, что Саха­ров сра­зу стал сто­рон­ни­ком этой идеи. Дру­гое дело, что он уже тогда, как и все мы, видел, что есть несколь­ко вари­ан­тов. И пишет имен­но об аль­тер­на­тив­ных иде­ях. Ему было бы очень инте­рес­но узнать, что экс­пе­ри­мент сей­час под­твер­жда­ет имен­но те идеи, у исто­ков кото­рых сто­ял я.

— Давай­те вер­нем­ся к этим годам, когда роди­лась модель Ста­ро­бин­ско­го, когда Вы пыта­лись дать объ­яс­не­ние, как мог­ла заро­дить­ся Все­лен­ная на ран­ней ста­дии, до Боль­шо­го взры­ва. Тогда еще не было тер­ми­на «инфля­ция», он был вве­ден поз­же. Как Вам при­шло это в голо­ву, как появи­лась идея?

— Я немнож­ко про­тив сло­ва «рож­де­ние». «Рож­де­ние» ино­гда (не все­гда) под­ра­зу­ме­ва­ет, что до того Все­лен­ной не было. Нет, это не так. Как я люб­лю пред­став­лять исто­рию Все­лен­ной: мы зна­ли дав­но, более 90 лет, после А. А. Фрид­ма­на, что есть ста­дия эво­лю­ции Все­лен­ной, когда она запол­не­на мате­ри­ей, в основ­ном нере­ля­ти­вист­ски­ми части­ца­ми. Потом, после идей Гамо­ва и его кол­лег, кото­рые были под­твер­жде­ны откры­ти­ем релик­то­во­го излу­че­ния в 1965 году, мы узна­ли, что ей пред­ше­ство­ва­ла горя­чая ста­дия, когда Все­лен­ная в основ­ном была запол­не­на чем-то очень горя­чим — уль­тра­ре­ля­ти­вист­ски­ми части­ца­ми и излу­че­ни­ем.

А сей­час мы откры­ли некую новую пред­ше­ству­ю­щую ста­дию. Одна­ко это не самая пер­вая ста­дия. Что-то ей пред­ше­ство­ва­ло. Гипо­те­зы у нас есть. Но оче­вид­но: чем даль­ше мы пыта­ем­ся доко­пать­ся, что было во Все­лен­ной в про­шлом, тем ста­но­вит­ся слож­нее. Сей­час мы дума­ем: а что было до инфля­ции? Про­бле­ма не в том, что у нас нет тео­рии, — их предо­ста­точ­но. Но ста­но­вит­ся всё труд­нее най­ти фак­ты. Когда я думал о ста­дии, пред­ше­ству­ю­щей Боль­шо­му взры­ву, то пони­мал: глав­ное — не про­сто что-то пред­ло­жить, а ука­зать, как это воз­мож­но дока­зать наблю­де­ни­я­ми, най­ти наблю­да­е­мые эффек­ты, кото­рые мож­но изме­рить сей­час. Точ­но так же архео­ло­ги, най­дя чере­пок с какой-то харак­тер­ной рас­крас­кой, гово­рят: «По этой рас­крас­ке мы можем ска­зать, что была такая-то куль­ту­ра».

Мы в дей­стви­тель­но­сти такие «череп­ки» нашли — это угло­вая ани­зо­тро­пия тем­пе­ра­ту­ры релик­то­во­го элек­тро­маг­нит­но­го излу­че­ния, вызван­ная малы­ми неод­но­род­но­стя­ми гра­ви­та­ци­он­но­го поля во Все­лен­ной. А ана­лог харак­тер­ной рас­крас­ки: эта тем­пе­ра­ту­ра не про­сто немнож­ко раз­ная по раз­ным направ­ле­ни­ям на небе — ее откло­не­ния от изо­тро­пии под­чи­ня­ют­ся вполне опре­де­лен­но­му, хотя и ста­ти­сти­че­ско­му зако­ну. Имен­но из-за суще­ство­ва­ния этой зако­но­мер­но­сти мы при­хо­дим к заклю­че­нию, что до ста­дии горя­чей Все­лен­ной была очень холод­ная ста­дия, очень сим­мет­рич­ная и очень упо­ря­до­чен­ная. В каком-то смыс­ле бес­по­ряд­ка, энтро­пии тогда было столь мало, сколь это воз­мож­но.

Подоб­ные гипо­те­зы были: напри­мер, совет­ский аст­ро­фи­зик Э. Б. Гли­нер пред­по­ла­гал такую ста­дию. И была абсо­лют­но не свя­зан­ная с этим гипо­те­за Хар­ри­со­на — Зель­до­ви­ча об упо­мя­ну­тых мной неод­но­род­но­стях — их ампли­ту­да долж­на быть во всех мас­шта­бах стро­го оди­на­ко­вой.

Начи­ная с 1972 года дума­ли: ну лад­но, гипо­те­за выска­за­на; как сде­лать так, что­бы она не оста­ва­лась одной из мно­гих воз­мож­ных гипо­тез, а сле­до­ва­ла из реаль­ной физи­ки? Воз­ник­ла неза­ви­си­мая идея, что воз­му­ще­ния долж­ны быть вызва­ны мини­маль­но воз­мож­ны­ми кван­то­вы­ми флук­ту­а­ци­я­ми полей. Но сра­зу ста­ло ясно, что для Все­лен­ной, запол­нен­ной как мате­ри­ей, так и излу­че­ни­ем, такая идея не про­хо­дит. И в какой-то момент я заме­тил, что мож­но объ­еди­нить эти две абсо­лют­но несвя­зан­ные гипо­те­зы, и ука­зал первую воз­мож­ность экс­пе­ри­мен­таль­ной про­вер­ки (моя рабо­та 1979 года). Что в кон­це кон­цов сей­час и сде­ла­но. После это­го я стал думать о моде­ли и пред­ло­жил ее в сво­ей рабо­те 1980 года. То, что сей­час назы­ва­ют моде­лью Ста­ро­бин­ско­го, — это упро­щен­ный вари­ант, когда одним из двух вве­ден­ных чле­нов мож­но пре­не­бречь.

— Он сра­бо­тал.

— Не нуж­но слиш­ком услож­нять. Чем про­ще, тем луч­ше. Но при этом ока­за­лось, что обе гипо­те­зы, пред­ше­ство­вав­шие тео­рии инфля­ции, явля­ют­ся толь­ко при­бли­жен­ны­ми. Сама инфля­ци­он­ная ста­дия не есть в точ­но­сти про­стран­ство-вре­мя де Сит­те­ра, как пред­по­ла­гал Гли­нер, и так­же суще­ству­ют (под­твер­жден­ные экс­пе­ри­мен­том!) малые откло­не­ния от гипо­те­зы Хар­ри­со­на — Зель­до­ви­ча.

— Пер­вые экс­пе­ри­мен­таль­ные под­твер­жде­ния появи­лись в 1992 году. С работ 1970-х годов про­шло доволь­но мно­го вре­ме­ни. Что Вы пси­хо­ло­ги­че­ски ощу­ща­ли, пока отсут­ство­ва­ли экс­пе­ри­мен­таль­ные под­твер­жде­ния? Как Вы пре­одо­ле­ва­ли скеп­ти­цизм сво­их кол­лег и, навер­ное, сомне­ния внут­ри? Или у Вас не было сомне­ний?

— У меня сомне­ний не было. Эле­мент кра­со­ты, о кото­ром мы неод­но­крат­но чита­ем в вос­по­ми­на­ни­ях А. Д. Саха­ро­ва, имел для меня боль­шое зна­че­ние.

— Были уве­ре­ны, это настоль­ко кра­си­во, что долж­но быть вер­но?

— Да. Хотя в тот пери­од немно­гие в это вери­ли. Но тео­рию инфля­ции сра­зу при­нял Яков Бори­со­вич Зель­до­вич. Как вид­но из мему­а­ров Саха­ро­ва, он тоже ее очень высо­ко оце­нил уже тогда. Нас, сто­рон­ни­ков инфля­ции, было немно­го, но мы на сво­ем сто­я­ли твер­до и жда­ли экс­пе­ри­мен­таль­но­го под­твер­жде­ния. Из тео­рии сра­зу выте­ка­ло, что на уровне точ­но­сти 1980-х годов тако­го под­твер­жде­ния быть не мог­ло. Мы спо­кой­но жда­ли, и нако­нец экс­пе­ри­мент «COBE» в 1992 году достиг необ­хо­ди­мой чув­стви­тель­но­сти.

И совет­ские уче­ные были к это­му близ­ки, но чуть-чуть не хва­ти­ло. За несколь­ко лет до «COBE» был экс­пе­ри­мент «РЕЛИКТ», кото­рый нашел пер­вые при­зна­ки нуж­ной ани­зо­тро­пии тем­пе­ра­ту­ры релик­то­во­го излу­че­ния. Но не хва­ти­ло точ­но­сти дан­ных, что­бы утвер­ждать — это не про­сто ани­зо­тро­пия, а имен­но той спе­ци­аль­ной фор­мы, о кото­рой я упо­ми­нал.

Затем был экс­пе­ри­мент под руко­вод­ством Ю. Н. Парий­ско­го на радио­те­ле­ско­пе «РАТАН-600», в кото­ром я при­ни­мал уча­стие. У нас полу­чи­лось при­мер­но, что нуж­ный закон есть и в обла­сти углов суще­ствен­но мень­ших, чем в экс­пе­ри­мен­те «COBE». Мы опуб­ли­ко­ва­ли свою рабо­ту через несколь­ко меся­цев после ста­тьи «COBE». Одна­ко наш резуль­тат был не очень высок по чув­стви­тель­но­сти. В целом, совет­ские уче­ные были близ­ки к экс­пе­ри­мен­таль­но­му под­твер­жде­нию инфля­ци­он­ной тео­рии, но не хва­ти­ло финан­си­ро­ва­ния.

— Вы ска­за­ли, что и внут­ри Рос­сии опти­ми­стов было не мно­го. А когда Вы выез­жа­ли за рубеж? Напри­мер, зна­ме­ни­тый Наф­фил­дов­ский сим­по­зи­ум 1982 года, кото­рый Хокинг соби­рал в Кем­бри­дже. Вы там дела­ли доклад, и, как опи­сы­ва­ет Алекс Вилен­кин в сво­ей кни­ге, Хокинг потом внес исправ­ле­ния в свой текст. Как вос­при­ни­ма­лись Ваши выступ­ле­ния?

— На Наф­фил­дов­ском сим­по­зи­у­ме собра­лись уже сто­рон­ни­ки этой идеи.

— По пово­ду инфля­ци­он­ной тео­рии не было раз­но­гла­сий?

— В прин­ци­пе, нет. Дис­кус­сия шла о том, как в ней пра­виль­но рас­счи­тать воз­ни­ка­ю­щие неод­но­род­но­сти рас­пре­де­ле­ния мате­рии во Все­лен­ной.

— Как решить про­бле­му появ­ле­ния круп­но­мас­штаб­ных струк­тур.

— И как пра­виль­но рас­счи­тать, и какая из моде­лей рабо­та­ет.

— Как вос­при­ни­ма­ли Вас?

— Как одно­го из пио­не­ров. Но для них меж­ду тем, что пред­ла­гал Андрей Лин­де, и тем, что пред­ла­гал я, в каком-то смыс­ле была такая же раз­ни­ца, как в свое вре­мя меж­ду под­хо­да­ми Бора и Эйн­штей­на. Бор шел от кван­то­вой тео­рии, от кван­то­вых полей, и все моде­ли Лин­де постро­е­ны на неко­ем новом кван­то­вом поле. Я же хотел в духе Эйн­штей­на постро­ить чисто гео­мет­ри­че­скую модель, где не нуж­ны новые поля, а толь­ко моди­фи­ци­ру­ет­ся эйн­штей­нов­ская тео­рия гра­ви­та­ции.

И дей­стви­тель­но, для всех, кро­ме Хокин­га (там собра­лись спе­ци­а­ли­сты в обла­сти физи­ки эле­мен­тар­ных частиц), моде­ли, осно­ван­ные на новом ска­ляр­ном поле, были бли­же. Я высту­пал пер­вым, при­чем даже не по пово­ду сво­ей моде­ли 1980 года, а по пово­ду моде­ли, кото­рая была пред­ло­же­на неза­дол­го до сим­по­зи­у­ма, в том же 1982 году, и пер­вым — Андре­ем Лин­де. Речь шла о том, как в ней пра­виль­но рас­счи­тать наблю­да­е­мые след­ствия, о кото­рых я упо­мя­нул выше. У меня сра­зу было пред­став­ле­ние, как это нуж­но делать. В самом нача­ле кон­фе­рен­ции появил­ся пре­принт Хокин­га, где был невер­ный резуль­тат. Но потом уже, в ходе кон­фе­рен­ции, он пред­ста­вил рабо­ту с пра­виль­ным резуль­та­том. То есть он понял бук­валь­но с ходу.

— Недав­но про­шла кон­фе­рен­ция, посвя­щен­ная сто­ле­тию Вита­лия Гин­збур­га. Он был одним из тех, кто со скеп­ти­циз­мом отно­сил­ся к инфля­ци­он­ной тео­рии. Как Вы дума­е­те, поче­му?

— Инте­рес­ный вопрос. Не берусь дать ответ. Тем более что иро­ния судь­бы в том, что наблю­да­тель­ное про­яв­ле­ние, по кото­ро­му мы дока­зы­ва­ем сей­час суще­ство­ва­ние инфля­ци­он­ной ста­дии, свя­за­но с кван­то­во-гра­ви­та­ци­он­ным эффек­том рож­де­ния частиц в гра­ви­та­ци­он­ном поле, чему была посвя­ще­на, в част­но­сти, моя рабо­та с Зель­до­ви­чем 1971 года. А в том же 1971 году, на несколь­ко меся­цев рань­ше, появи­лась рабо­та Гин­збур­га, Кирж­ни­ца и Любу­ши­на, в кото­рой была пред­ло­же­на модель гра­ви­та­ции с кван­то­во-гра­ви­та­ци­он­ны­ми поправ­ка­ми, чем-то похо­жая на мою инфля­ци­он­ную модель 1980 года. Но Гин­збург как-то не очень верил в то, что кван­то­во-гра­ви­та­ци­он­ные эффек­ты не фан­та­зия, что их мож­но даже изме­рить. Он, как и мно­гие дру­гие, счи­тал, что такую тео­рию невоз­мож­но будет нико­гда под­твер­дить экс­пе­ри­мен­том.

— Наш раз­го­вор всё вре­мя стро­ит­ся вокруг сто­рон­ни­ков инфля­ции и скеп­ти­ков. Но если посмот­реть, как вооб­ще тео­рия инфля­ции заво­е­вы­ва­ла умы, то посто­ян­но видишь исто­рию борь­бы. Это столк­но­ве­ния, очень тяже­лые отно­ше­ния — и лич­ные, и науч­ные. И они до сих пор не пре­кра­ща­ют­ся. Экс­пе­ри­мен­таль­ные дан­ные под­твер­жда­ют, и вро­де бы всё более точ­но, а стра­сти вокруг инфля­ци­он­ной тео­рии не ути­ха­ют.

Недав­но Пол Стей­н­хардт, ранее извест­ный как сто­рон­ник тео­рии инфля­ции, опуб­ли­ко­вал со сво­и­ми кол­ле­га­ми в науч­но-попу­ляр­ном жур­на­ле Scientifc American ста­тью, где попы­тал­ся раз­гро­мить тео­рию инфля­ции. В ответ появи­лось «пись­мо 33 бога­ты­рей» (назва­ние — с лег­кой руки Бори­са Штер­на, аст­ро­фи­зи­ка и главре­да ТрВ-Нау­ка) — кол­лек­тив­ное пись­мо в защи­ту тео­рии инфля­ции, тоже в Scientifc American. Вы были одним из тех, кто его под­пи­сал. При­чем сре­ди под­пи­сан­тов, кто пыта­ет­ся защи­тить таким необыч­ным спо­со­бом в нена­уч­ном жур­на­ле науч­ную идею, — Сти­вен Хокинг, автор тер­ми­на «инфля­ция» Алан Гут, Андрей Лин­де, Эдвард Вит­тен и т. д. То есть вид­ные уче­ные. Поче­му вы пошли на это?

— Это ско­рее пись­мо про­тив исполь­зо­ва­ния некор­рект­ных спо­со­бов раз­ре­ше­ния науч­ных спо­ров. Мы не защи­ща­ли инфля­цию, а про­те­сто­ва­ли про­тив пере­но­са про­фес­си­о­наль­ной дис­кус­сии на стра­ни­цы попу­ляр­ных жур­на­лов. Мож­но сомне­вать­ся не толь­ко в инфля­ции. Я частень­ко полу­чаю пись­ма, в кото­рых выра­жа­ют­ся
сомне­ния и в общей тео­рии отно­си­тель­но­сти Эйн­штей­на, и в спе­ци­аль­ной тео­рии отно­си­тель­но­сти. Пожа­луй­ста — никто не запре­ща­ет. Чело­век име­ет пра­во раз­ви­вать свою аль­тер­на­тив­ную гипо­те­зу. Стей­н­хардт и его кол­ле­ги несколь­ко лет назад опуб­ли­ко­ва­ли ста­тью в науч­ном жур­на­ле бук­валь­но с теми же воз­ра­же­ни­я­ми про­тив тео­рии инфля­ции. Но она осо­бо­го инте­ре­са у науч­ной обще­ствен­но­сти не вызва­ла, и на нее был дан аргу­мен­ти­ро­ван­ный ответ.

Теперь они вдруг напи­са­ли пись­мо в попу­ляр­ный жур­нал, бук­валь­но повто­рив аргу­мен­ты сво­ей ста­тьи, но пол­но­стью игно­ри­руя полу­чен­ные обос­но­ван­ные воз­ра­же­ния. В пись­ме нет ни одной фра­зы вида «в ста­тьях, кри­ти­ку­ю­щих нас, на такой-то стра­ни­це содер­жит­ся такая-то ошиб­ка». Их утвер­жде­ния — совер­шен­но нена­уч­но­го харак­те­ра, сме­хо­твор­ные, как то: «Инфля­ция пред­ска­зы­ва­ет всё (и ниче­го), поэто­му она пло­ха». Что и вызва­ло соот­вет­ству­ю­щую еди­но­душ­ную реак­цию, хотя меж­ду под­пи­сав­ши­ми ответ­ное пись­мо есть рас­хож­де­ния, в част­но­сти в том, как пра­виль­но опи­сы­вать инфля­цию в режи­ме боль­ших флук­ту­а­ций.

— Мы уже зна­ем, что Вы хоро­ший пред­ска­за­тель. Будет ли инфля­ция веч­ной и будет ли веч­ным про­цесс рож­де­ния все­лен­ных?

— Это тер­мин, кото­рый не сле­ду­ет пони­мать бук­валь­но. Все эти «дру­гие» все­лен­ные лежат вне наше­го све­то­во­го кону­са про­шло­го. Свет от них, любая инфор­ма­ция от них до нас не успе­ла дой­ти и не успе­ет дой­ти нико­гда. Отсю­да сле­ду­ет, что мы даже не можем одно­знач­но ска­зать, нахо­дят­ся ли эти дру­гие все­лен­ные по отно­ше­нию к нам в про­шлом, насто­я­щем или буду­щем. Уже в спе­ци­аль­ной тео­рии отно­си­тель­но­сти вне све­то­во­го кону­са любо­го собы­тия нет одно­знач­но­го деле­ния дру­гих собы­тий на про­ис­хо­дя­щие по отно­ше­нию к нему в про­шлом или в буду­щем.

Кста­ти, часть кри­ти­ки инфля­ции со сто­ро­ны Стей­н­хард­та и Со как раз и состо­ит в том, что есть некие рас­хож­де­ния (дей­стви­тель­но есть!) меж­ду раз­ны­ми авто­ра­ми — сто­рон­ни­ка­ми инфля­ции: в том, как про­цесс «веч­ной» инфля­ции пра­виль­но опи­сы­вать. И это, мол, очень пло­хо. Ответ: посколь­ку весь про­цесс веч­ной инфля­ции и веч­но­го рож­де­ния пост­ин­фля­ци­он­ных все­лен­ных лежит вне наше­го све­то­во­го кону­са про­шло­го, на пред­ска­за­ния в нашей Все­лен­ной он не вли­я­ет никак. Я реко­мен­до­вал бы пони­мать сло­ва о веч­ной инфля­ции в более фило­соф­ском смыс­ле, в кото­ром мы упо­треб­ля­ем выска­зы­ва­ния «мате­рия веч­на» или «эле­мен­тар­ные части­цы веч­ны» (не каж­дая эле­мен­тар­ная части­ца, а все части­цы в целом). А имен­но что где-то в дру­гом про­стран­стве и в каком-то смыс­ле в дру­гом вре­ме­ни все­гда мож­но най­ти инфля­ци­он­ную все­лен­ную. Но это будет дру­гая все­лен­ная, к нашей не име­ю­щая отно­ше­ния.

Но сам по себе про­цесс очень инте­рес­ный. Я тоже над ним рабо­таю и назы­ваю его «сто­ха­сти­че­ской инфля­ци­ей». Фак­ти­че­ски его серьез­ное коли­че­ствен­ное изу­че­ние нача­лось с моих работ 1984–1986 годов. Но надо ска­зать, что наблю­да­тель­ных про­яв­ле­ний это­го про­цес­са мы пока не нашли. Одна из наших целей — думать, как перей­ти от чисто слов «инфля­ция веч­на» к тому, что мож­но изме­рить. Экс­пе­ри­мен­таль­ное дока­за­тель­ство суще­ство­ва­ния это­го про­цес­са — рабо­та для буду­ще­го.

Алек­сей Ста­ро­бин­ский
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

https://otr-online.ru/programmi/gamburgskii-schet-24869/aleksei-starobinskii-chto-69628.html.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

14 комментариев

  • Alex:

    «есть рас­хож­де­ния … в том, как пра­виль­но опи­сы­вать инфля­цию в режи­ме боль­ших флук­ту­а­ций»

    Вот если б кто пояс­нил это для неспе­ци­а­ли­стов…

  • Dissi:

    Как тео­рия инфля­ции интер­пре­ти­ру­ет глу­бо­кие поля «Хаб­б­ла», чего ждать от JWST?

  • res:

    Надо бы ТРВ взять интер­вью у Гли­не­ра, если он еще жив. Необык­но­вен­ной судь­бы чело­век!

  • Александр:

    А тео­рия «Инфля­ция – Сжа­тие» суще­ству­ет?

    • Dissi:

      Тон­кий вопрос! Но я бы хотел понять, куда испа­ря­ют­ся былые дыры, како­ва их энтро­пия, а так­же спра­вед­ли­во ли для них утвер­жде­ние Д.А.Уилера об отсут­ствии волос?

  • Vlad:

    в попу­ляр­ном изло­же­нии (для ТрВ, напри­мер) надо дать хотя бы деся­ток опре­де­ле­ний.
    Что такое все­лен­ная, что там за конус такой, что такое инфля­ция и релик­то­вое изу­че­ние, как интер­пре­ти­ру­ет­ся угло­вая ани­зо­тро­пия. и т.п.
    А ина­че эта речь -про­сто шаман­ские сло­ва…, непо­нят­ные 99% чита­те­лей

    • ЦЕЛЕВАЯ АУДИТОРИЯ

      1. Науч­ные работ­ни­ки, в осо­бен­но­сти их актив­ная, рефор­ма­тор­ски настро­ен­ная часть — это пред­по­ла­га­е­мое ядро ауди­то­рии.

      2. Все, кто про­яв­ля­ет инте­рес к нау­ке, и к зна­ни­ям вооб­ще. Осо­бен­но важ­но, что­бы газе­ту чита­ли сту­ден­ты и стар­ше­класс­ни­ки.

      Если все­рьез инте­ре­су­е­тесь – инте­ре­суй­тесь, воз­мож­но­стей для это как нико­гда не мере­но. Невоз­мож­но отве­тить сра­зу на все Ваши вопро­сы.

      • Dissi:

        Вале­рий, сколь­ко науч­ных работ­ни­ков, на Ваш взгляд, зна­ко­мы с тео­ри­ей инфля­ции хотя бы на уровне 2-х том­ни­ка Руба­ко­ва?

        • Кро­ме Руба­ко­ва? Ну, думаю боль­шин­ство даже про двух­том­ник не слы­ша­ли, как и я.
          Но зани­ма­ет­ся этим чуть ли не все, кто зани­ма­ет­ся кос­мо­ло­ги­ей.

          Меня все это инте­ре­су­ет толь­ко как аль­тер­на­ти­ва, кото­рая пере­се­ка­ет­ся с моей рабо­той стро­го попе­рек. И конеч­но, немно­го раз­дра­жа­ет отно­ше­ние к ОТО, дескать все уста­ре­ло, а вот сей­час пря­мо напи­шем мет­ри­ку и все ста­нет ясно.

          Все это напо­ми­на­ет сре­ди­ну 19-го века. Набор эфир­ных несов­ме­сти­мых друг с дру­гом моде­лей, каж­дая из кото­рых объ­яс­ня­ет отдель­ные явле­ния элек­тро­маг­не­тиз­ма. Зоммре­фельд по это­му пово­ду ска­зал, при­мер­но, «зачем вам, брат­цы, эта фиг­ня, когда есть урав­не­ния Макс­вел­ла!»…

          Хочет­ся повто­рить эту мысль – зачем нам это, если есть ОТО?

          • Dissi:

            Вооб­ще-то Зоммре­фель­ду было 19 лет, когда состо­ял­ся экс­пе­ри­мент-кил­лер эфи­ра (Май­кель­сон, Мор­ли). И в мейн­стри­ме был как раз эфир! «зачем нам это, если есть ОТО?»–т. е. EHT-день­ги на ветер?

            • Намно­го рань­ше некто Фара­дей про­де­лал экс­пе­ри­мент, кото­рый экс­пе­ри­мен­таль­но пока­зал, что полю невоз­мож­но при­пи­сать ско­рость.
              Затем Макс­велл создал урав­не­ния име­ни себя, ни разу не упо­мя­нув сло­во «эфир».
              Затем появи­лась тео­рия отно­си­тель­но­сти. Отправ­ная точ­ка кото­рой урав­не­ния Макс­вел­ла. Эйн­штейн не смог поз­же вспом­нить, знал ли он в 1905 об экс­пе­ри­мен­те Май­кель­со­на (Мор­ли появил­ся поз­же).
              Так-что эфир не был нико­гда мейн­стри­мом. Это было бес­по­лез­ное хоб­би вели­ких Мак­Кул­линн­га, Больц­ма­на, создав­ших занят­ные моде­ли. Я видел кар­тин­ку моде­ли Больц­ма­на – ком­би­на­ция шесте­ре­нок, напо­ми­на­ю­щая диф­фе­рен­ци­ал.
              Сло­во «эфир» при­ме­нял и Лоренц и Эйн­штейн, но это было сло­во и толь­ко сло­во.
              Моде­ли сей­час инте­рес­ны, нет спо­ру… я не знаю помо­жет ли тут кван­то­вая гра­ви­та­ция, когда она будет созда­на, но уве­рен: клас­си­че­ская ОТО объ­яс­нит мно­гое уже сей­час. .

            • см. Зоммер­фельд «Меха­ни­ка дефор­ми­ру­е­мых сред». п. №Х «Ква­зи­у­пру­гая модель эфи­ра Мак­Кул­линн­га».
              Мне труд­но тягать­ся с Макс­вел­лом или Эйн­штей­ном. Но с «мейн­стри­мом», гоня­ю­щим­ся за хир­ша­ми пыта­юсь.
              Initial principles of the generInitial principles of the general theory of relativity. Gravitational field equation. New solutions v5 (in Russian) https://www.researchgate.net/publication/318534241_Initial_principles_of_the_generInitial_principles_of_the_general_theory_of_relativity_Gravitational_field_equation_New_solutions_v5_in_Russian

            • «EHT-день­ги на ветер?»

              Нико­гда. Любая попыт­ка что-то объ­яс­нить, дока­зать или опро­верг­нуть – шаг впе­ред.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com