Храмы молчат, а лжецы говорят

Павел Колосницын

Павел Колосницын

О новом лженаучном фильме на телеканале «Культура» ТрВ-Наука рассказал Павел Колосницын, археолог, науч. сотр. отдела изучения проблем археологии Новгородской земли при НОЦ ИГУМ НовГУ, заведующий музеем археологии НовГУ, автор ЖЖ-блога об археологии starcheolog.

После просмотра некоторых «документальных» фильмов на телеканале «Культура» напрашивается вывод, что он превращается в филиал Рен ТВ. Уже не раз там показывали откровенно лженаучные передачи, а в начале апреля в эфир вышел фильм «О чем молчат храмы» [1]. Основная его идея проста: русская культура — древнейшая на Земле. А всё содержание является подгонкой источников и аргументов под этот нехитрый тезис.

В основном серия (а судя по анонсу, последует целый цикл) посвящена попытке выявить связь древнерусской храмовой архитектуры с, как ни странно, индийской и доказать, что индийская культура вторична по отношению к русской (как, впрочем, и все остальные мировые культуры). А официальная наука, как водится, это скрывает.

В качестве ведущих экспертов пригласили Анатолия Клёсова и Лидию Грот. Возглавляет всё восходящая звезда лженаучной сцены Андрей Рачинский.

Собственно говоря, любому человеку, немного разбирающемуся в истории или в искусствоведении, сразу понятно: выдвинутая «гипотеза» безумна. Но для того чтобы покорить неискушенного зрителя, применяется целый ряд классических приемов лженауки. Позволю себе несколько замечаний по их поводу.

Сравнение несравнимого

В начале фильма сообщается, что, хотя в школьных учебниках (очевидно, ничего другого на исторические темы создатели фильма не читали) пишут, будто каменная архитектура пришла на Русь вместе с христианством из Византии, этому противоречат результаты последних исследований.

В доказательство того, что древнерусская архитектура не имеет ничего общего с византийской, один из главных «экспертов» Андрей Рачинский предлагает обратить внимание «на деревянные храмы северной Руси — Кижи, Витославицы, Суздаль» и убедиться, что в них нет ничего византийского.

С данным тезисом, озвученным, как указано в титрах, доктором исторических наук и профессором Сорбоннского университета (на самом деле А. В. Рачинский числится в Национальном институте восточных языков и цивилизаций (Institut national des langues et civilisations orientales) [2] на должности доцента), сложно спорить. У русских деревянных храмов XVI–XVIII веков действительно очень мало общего с каменной архитектурой средневековой Византии. Сравнивать настолько разные архитектурные течения — всё равно что сравнивать теплое с круглым.

Далее на экране возникает собор Святой Софии в Стамбуле в современном его виде, переделанный под мечеть, и звучит тезис, что русские луковичные главы (появившиеся относительно поздно в русской архитектуре) не похожи на византийские купола. После этого выдается целый ряд сравнений.

При этом архитектурные элементы берутся произвольно, из любой эпохи. Например, диктор сетует на то, что в византийской архитектуре нет закомар. Но они там есть — об этом можно узнать из любой работы по архитектуре ранней Руси или Византии. Закомары, то есть полукружия стен, отвечающие линиям идущих за ними сводов, являются характерной чертой византийских, и особенно константинопольских, построек. На Руси этот элемент был перенят и творчески переработан. В результате к XII веку русское зодчество породило своеобразные формы завершения стен, в которых каждое прясло фасадов стало заканчиваться закомарой.

Приходится констатировать, что создатели фильма совершенно ничего не понимают в русской архитектуре. Это хорошо демонстрирует пассаж о том, что из килевидной арки появился хорошо известный каждому русскому кокошник. Очевидно, авторы спутали кокошник — женский головной убор и кокошник — полукруглый или килевидный наружный декоративный элемент в виде ложной закомары, получивший широкое распространение в русской церковной архитектуре XVI и особенно XVII веков. То же касается бочек, распространившихся в русской архитектуре в XVII–XVIII веках.

Таким образом, делается «потрясающий» своей оригинальностью и новизной вывод: поскольку элементы русского зодчества XVI–XVII веков не встречаются в Византии, то русская архитектура не произошла от византийской.

И ни слова о планировке храмов, об архитектуре и строительных приемах XI века. А зачем? Ведь ученые скрывают…

Иногда авторы сознательно вводят зрителей в заблуждение, заявляя, например, что новгородская София не имеет ничего общего с византийской архитектурой. При этом не приводят ни одного примера — только ложное утверждение, что русский храм сложен из природного камня (на самом деле природный камень сочетается с кирпичной кладкой).

На основании всего вышеперечисленного делается предположение, что каменная архитектура на Руси появилась задолго до принятия христианства.

Ту т следует отметить, что доказать идею существования на Руси «дохристианского» каменного зодчества очень просто — достаточно найти остатки каменного здания старше XI века. Но их не могут предъявить даже авторы фильма…

Вырывание фраз из контекста

Для придания тезисам убедительности и создания видимости полемики к съемкам фильма привлекли целый ряд консультантов — архитектора, искусствоведа, санскритолога и т. д. Беда в том, что они, похоже, говорили совсем не то, что нужно авторам. Поэтому в ход был пущен старый верный прием — обрезать фразу, изменив ее смысл, а все сомнения трактовать в пользу основной версии.

Так, пострадал архитектор Сергей Осышный. На пятой минуте фильма, пока идет повествование о Софийском соборе, он говорит, что храм строили опытные зодчие, знакомые с местным материалом. Из этого отрывка совершенно не ясно, о каком храме и о каких строителях он говорит. Аналогично поступили с другими консультантами.

ДНК-генеалогия

Архитектуры создателям фильма мало, и они выводят на сцену Анатолия Клёсова с его ДНК-генеалогией. Про него самого и его лженаучные построения я рассказывать не буду. Интересующиеся могут ознакомиться с их критикой в статьях ТрВ-Наука и «Антропогенез.ру» ([3], [4]).

Сенсация

Кульминацией фильма стало сенсационное заявление: якобы все элементы русской архитектуры (закомары, многокупольность, кокошники, бочки и прочее) есть в архитектуре Индии, что свидетельствует о глубокой связи двух культур.

Перед нами классика лженаучного жанра: берется внешнее сходство, и совершенно игнорируется время появления элементов, а также конструктивные особенности и материалы. Похоже — и ладно.

Любительская лингвистика

Далее авторы переходят к лингвистике. Оказывается (!), давно известно о сходстве русского языка и санскрита. В доказательство они приводят небольшой набор похоже звучащих слов и задаются вопросом: как же это объяснить?

Видимо, создатели фильма не слышали о таком понятии, как индоевропейская языковая семья (то есть они даже «Википедию» не читают), и не знают, что созвучие слов объясняется либо их родством (что неудивительно для языков одной группы), либо заимствованием, либо случайным совпадением.

Тем, кто, в отличие от авторов фильма, хочет разобраться в предмете, рекомендую послушать и почитать статьи академика РАН А. А. Зализняка [5].

На поприще любительской топономики экспертом выступила Лидия Грот, перечислившая все гидронимы с корнями рус, рос, рас как свидетельство древнего расселения русских в Восточной Европе. Без всякого обоснования. Главное, что звучит похоже.

Несогласованность утверждений

Особенно впечатляет объяснение, почему отсутствуют следы существовавшей в прошлом каменной «дохристианской» архитектуры. Да потому, что… она была деревянной!

Следует отметить и сравнение ведической религии и православия (вывод: они очень похожи). Ну и что? Не с другими же авраамическими религиями сравнивать.

Ссылки на исследователей прошлого без учета мнения современных ученых

Авторы фильма при обосновании своих выводов ссылаются только на две группы — современных лжеученых-фриков и исследователей XVIII– XIX веков. То есть науки XX века для них вообще не существует.

В конце герои-консультанты подводят итог. Особенно отличился Андрей Рачинский. Он сообщает: «Реально русской культуре больше 4000 лет, уже тогда существовала сакральная архитектура, уже тогда (!) существовал язык, который впоследствии станет церковно-славянским. И уже тогда наверняка существовал фольклор и литература на этом языке»; «Начало русской культуре надо вести как минимум со второго тысячелетия до нашей эры и говорить о том, что русская культура была одной из базовых культур, из которых возникают культуры Индостана, Средней Азии, и она повлияла на Западную Европу…».

Всё это Андрей Рачинский утверждает, не предъявив ни одного факта в доказательство чего-то из перечисленного и несмотря на то, что это противоречит исторической и археологической науке. Его не смущает даже то, что церковно-славянский и русский языки — далеко не одно и то же. Главное, что ученые скрывают…

Вот такая «наука» демонстрируется на общероссийском телеканале «Культура».

Павел Колосницын

1. https://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/61678/

2. http://www.inalco.fr/institut/presidence-conseils-commissions

3. ДНК-демагогия Анатолия Клёсова // ТрВ-Наука. № 170 от 13 января 2015 года.

4. Анатолий Клёсов. Потерянная логика / Рецензия // Антропогенез.ру. http://antropogenez.ru/review/814/

5. https://profilib.com/chtenie/59802/andrey-zaliznyak-o-professionalnoy-i-lyubitelskoy-lingvistike.php

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

22 комментария

  • Денис:

    С одной стороны, просто посмеяться над фриками. С другой, когда такие вещи появляются на федеральных каналах — это очень нехороший признак...

  • Виктор Сорокин:

    Согласен, это давно уже не смешно.

    И это не просто «превращается в индустрию». Тут важно, что именно превращается в индустрию. И какие у этого «что именно» характерные признаки.

    И один признак, проявляющийся не только в этаком, вот какой:

    «Авторы фильма при обосновании своих выводов ссылаются только на две группы — современных лжеученых-фриков и исследователей XVIII– XIX веков. То есть науки XX века для них вообще не существует.»

    Точнее, науки, в основном, второй половины ХХ века. Выглядит так, что у нас ХХ век вообще стараются вычеркнуть из потока времени.

      • Виктор Сорокин:

        Не совсем понятно ваше замечание :=)

        Но, действительно, выглядит так, что 20-й век у нас воспринимается не веком, в котором — объективно — во многом проявился марксизм (в самых разных формах, от основы социально-экономической теории, в дальнейшем развитой, дополненной, уведённой (объективно) от «классически-марксистского» (вернее, «энгельсовского») догматизма, до утопических теорий, внедряемых в практику с разным количеством наломанных дров), а веком, «осквернённым марксизмом», осквернённым в смысле, который в это слово вкладывают религии.

        Поэтому не только сам феномен возникновения, развития и распространения этой теории у нас не изучается. По крайней мере, в «широком информационном поле» у нас, скорее, делается упор на то, что и «отцы-основоположники», и — тем более — их последователи были «нехорошие люди» (в этаком детсадовском смысле), и на то, что сейчас (именно сейчас) многие тогдашние представления об истории общества выглядят неполными.

        Не только не изучается, но «гордо и презрительно» отвергается сам, лежащий в основе марксизма, материалистический подход к изучению истории человечества, да так, что подхватывается всё, что угодно, лишь бы не смахивало на истмат.

        В этом ракурсе популярные ныне формы лже-истории очень похожи на креационизм, адепты которого хватаются за всё, что угодно, лишь бы не пахло «нечестивым» материализмом в изучении происхождения жизни и её эволюции.

        В самом загрублённом виде лженауки можно поделить на два рода:

        Первый — «научные» лженауки. Возникающие по досадной, но неизбежной причине: невозможности «объять необъятное» во всех науках, и существованию «фантомных проблем».

        (Примерно так: на каком-то уровне развития науки (любой) могут возникать проблемы, кажущиеся важными, даже принципиально важными, так, что привлекают внимание неспециалистов в данной науке. Но позднее (в частности, с развитием всех прочих наук) проблема просто исчезает; выясняется, что она КАЗАЛАСЬ проблемой. И ворох публикаций по этой теме неожиданно обрывается. Но любознательные дилетанты (специалисты в других науках) не замечают причин исчезновения проблемы, и продолжают её раскапывать.

        Типичные (на мой взгляд) примеры: марсианские каналы и проблема «неестественно лёгких» спутников Марса.

        Ну, эту тему (точнее, моё — дилетантское ;=) — понимание этой темы) в двух словах не изложить. К сожалению :=)).

        Второй — лженауки, по сути, религиозного типа.

        • Ash:

          Мне кажется, что наиболее точное определение лженауки — система взглядов, внешне похожая на научную, но противоречащая экспериментально установленным фактам.

          При таком определении, конечно, остаётся «серая зона», но все основные лжеучения под него попадают.

          С такой точки зрения история «марсианских каналов» (кстати, замечательно описанная Лемом), лженаукой не является. Это просто гипотеза, не нашедшая подтверждения.

          • Виктор Сорокин:

            Согласен, история марсианских каналов (как и искусственных спутников Марса) была просто гипотезой, закономерно скончавшейся. Я помянул её (видимо, не очень удачно) потому, что возникновение этой гипотезы показалось мне (в своё время, когда меня потянуло думать о причинах расцвета лженаук :=)) хорошей иллюстрацией к моей идее «фантомной проблемы». Лучше было бы привести пример «теории снежного человека», которая продолжает цвести на пустом месте.

            Здесь как раз — идея, исходно не противоречащая тогдашним (когда идея была заявлена) научным представлениям, и продолжающая существовать (и даже обрастать подробностями), когда оснований для неё (в классическом её виде) всё меньше и меньше.

            А вот второй тип лженауки — вроде «новой хронологии» — его происхождение даже как-то труднообъяснимо.

            • Ash:

              «...вроде «новой хронологии» — его происхождение даже как-то труднообъяснимо.»

              Мне кажется, что это что-то из области психологии. Когда очень хочется открыть нечто великое, но не получается.

              Но никакого определённого мнения по этому поводу у меня нет.

              • Денис:

                Скорее всего, так оно и есть.

                Просто честно работая в науке, человек к концу карьеры будет известен от силы — тысячи коллег, еще несколько тысяч — что-то слышали, может быть, пару раз случайно попадет в репортажи о науке и научно-популярные издания... Никакой особой славы (нобелевка и подобное — это уж очень редкое явление).

                Заявив же какую-нибудь дикость публично, человек в миг станет известен широким массам. Несколько тысяч коллег будут плеваться и ругаться матом, зато миллионы будут считать его великим ученым, ну или, хотя бы знать о его существовании. Некоторые не выдерживают соблазна. Ну и с психпатологией, конечно, сопряжено — как в невротической сфере — желание самоутвердиться и стать «большим и важным», так и в психотической — например, дебют шизофрении, когда инопланетные барбарашки прилетели и новую революционную теорию поведали.

                • Виктор Сорокин:

                  Нет, мне бы не хотелось смотреть на лженауку как просто на желание прославиться хоть как-то.

                  Если честно — просто из эстетических соображений не хочется :=) . Но это — только отчасти. Дело в том, что в лженауке «засвечиваются» порой люди, и без того славные в науке, и — не получающие от своей лженауки громкой славы.

                  Для меня такой пример — «Йетимания» у Бориса Фёдоровича Поршнева.

                  Если кто не в курсе:

                  На фоне многочисленных, и очень серьёзных, работ Поршнева его убеждённость не только в том, что «снежный человек» не просто реально существует, и есть не просто реликтовый гоминид, а «та самая» промежуточная ступень между предкми человека и Хомо Сапиенсом, у которой имело место принципиальное изменение работы сознания, выглядела настолько странно, что люди, лично знавшие Бориса Федоровича, даже порой подозревали его в розыгрыше. Но это подозрение трудно уживалось с тем, как серьёзно Поршнев подходил к своей идее, хотя порой вляпывался в истории просто скандальные.

                  Как было, например, со знаменитым (в своё время) «замороженным неандертальцем».

                  (Если кто позабыл: В 60-х (кажется) годах выставлялся (кажется, сперва в Гонконге) вмороженный в блок льда «волосатый человек» (очень похожий на типичные для того времени реконструкции питекантропов и/или неандетальцев), якобы застреленный кем-то в Непале (или где-то там). Шоу длилось до тех пор, пока им — естественно — не заинтересовалась полиция. После этого организаторам пришлось «расколоться», и признаться, что «человек» этот — вульгарно резиновый, оклеенный шерстью. Вроде, после этого он какое-то время выставлялся в офисе соответствующей «резиновой» компании в качестве рекламы.

                  Так вот, Поршнев подхватил первые публикации, и построил на них целую теорию.)

                  Вообще «йетилогия» для меня — очень характерная лженаука, со всеми её «родимыми пятнами», включая «рост на пустом месте». Хотя никто ещё не отловил «снежного человека», и даже не наблюдал его толком, выросли целые кусты реконструкций и его внешности, и его поведения, и его эволюции...

                  Второе, почему мне хочется искать какие-то «солидные» (шире примитивного желания прославиться) обоснования для феномена лженауки — удивительная живучесть некоторых её ветвей. Например, «пирамидиотизм» живёт и здравствует больше ста лет.

                  (Кто забыл: «пирамидиотизм» — совокупность теорий, утверждающих, что если не все египетские пирамиды, то, как минимум, тройка «великих пирамид» — никакие не царские гробницы, а... Что именно «а» — есть варианты, но все они предполагают что-то, физически невозможное для обычных древнеегипетских «гробостроителей»: неведомые технологии, недостижимые тогда знания, загадочное предназначение, и т.д.)

                  Разбирая особенности известных мне лженаук, коротко- и долгоживущих, я выстроил (в лучших традициях дилетантского теоретизирования :=) ) собственную концепцию их возникновения. «Доставать» участников сего обсуждения многословным изложением своих любительских умствований не буду, но отмечу, что в основе основных лженаук лежат помянутые ранее «фантомные проблемы», т.е. проблемы, которые на том уровне знаний, когда они были замечены и сформулированы, не могли иметь однозначного решения, но считались фундаментальными (в дальнейшем они либо находили «неинтересное» решение, либо просто исчезали, т.к. с накоплением знаний менялась общая картина).

                  Именно в это время такие проблемы широко освещались, вокруг них строилась куча гипотез, в т.ч. привлекавших внимание дилетантов в данной науке. Которые вполне могли строить свои гипотезы — если считали себя (а вот это — особый вопрос, почему считали) достаточно компетентными.

                  А дальше... Бывало, что увлеченные такими гипотезами, разрабытывая их, становились настоящими знатоками и настоящими учеными (известны знаменитые египтологи, начинавшие с искреннего «пирамидиотизма»). Но бывало, что как раз столкновение с научной реальностью вызывало отторжение этой реальности, разработку любимой гипотезы «в себе» — и такие разработчики становились отцами-основоположниками очередной лженауки.

                  Почему? Тут нужно — ИМХО — именно что изучать персоны отцов-основоположников. У каждого были, полагаю, свои уникальные поводы укрепиться в своём мнении противу всех прочих учёных. Ну, я имею свои соображения только относительно истинного отца «новой хронологии», Николая Морозова :=).

                  А ещё дальше — самое интересное и, ИМХО, важное: почему (в каких условиях) лженауки вылезают из-за интеллектуальных кулис на авансцену.

                  И это зависит уже не от основателей каких-то лженаук, а от того, как науки воспринимаются в обществе (в т.ч. образованном). Как это общество воспринимает и смысл/значение наук, и то, «как науки делаются».

                  ИМХО, если — одновременно — существует/пропагандируется большое значение наук «для общего блага», отсутствие необходимости для тех, кто этими благами пользуется, в науках разбираться, и (ИМХО — очень важно) реальные плюсы от «этих ваших наук» не совпадают с тем, что от них ожидают — почва для рацвета лженаук хорошо удобрена.

                  Тем более, что «типичным лженаукам», на мой взгляд, свойственны черты, облегчающие их усвоение. Кроме (очевидной :=)) возможности считать себя знатоком, зная мало, такие черты, как «архаичность» (использование, часто, устарелых — то есть привычных и знакомых неспециалистам) научных картин) и «романтичность» («объяснение» самых выразительных проблем самыми же выразительными способами).

                  (Но это — тема для особого трёпа.)

                  P.S. Как раз научно-технический (особенно технологический) прогресс может, как сейчас, способствовать возможности пользоваться его плодами, оставаясь полным невеждой. Сто лет назад гордый обладатель символа этого прогресса — «автомобиля» — должен был уметь (и гордился этим умением) сам его, при необходимости, чинить-налаживать. Сейчас гордом обладателю символов такого прогресса — «крутой тачки» и «навороченного айфона» — достаточно знать, куда ткнуть во второй символ, чтобы вызвать специалистов — чинить первый.

        • Виктор:

          Марксизм — это лже. Истоки — в непонимании соцэкономического устройства общества, его смысла и цели плюс наложенный на этот фейк резонанс квази-научных воззрений неудачника-автора и носителей менталитета неудачной «энергетической судьбы» российского социума. Результат — блестяще и закономерно реализованная в России «теория» Маркса о «благе для всех», получаемом из натравливания бездарей на талантливых и способных людей. Итогом этого натравливания стало тотальное «самоочиновничивание» социума, — силовое принуждение неспособными и бесталанными людьми других, способных и талантливых, к нивелированию своих творческих способностей до полной неспособности к самостоятельному творчеству первых.

          • Виктор Сорокин:

            Напоминаю ещё раз: распространение марксизма не ограничивалось одной Россией.

            Эта теория (в разных формах — от экономической теории, на одном краю «диапазона содержания», до идеалистической по сути своей философской конструкции («энгельсизма»), на другом, и с разной степенью упрощения и радикализации) была распространена очень широко. И в разных странах её проявления были различными. Российский/советский «ленинизм-сталинизм» обязан своим происхождением и развитием как самому учению, так и особенностям, исторически сложившимся, российского общества. Общества, гораздо более близкого к странам, колонизованным в 18-19 веках странами Европы, чем к Европе.

            • Денис:

              С марксизмом вообще интересно — в более или менее чистом виде таковой встречается лишь у троцкистов и прочих подобных маргиналов... Остальное — сова натянутая на глобус, когда под «марксизм» подгонялось вообще всё, что угодно. Один из наиболее ярких примеров — «творческий марксизм» Сталина, когда имперская идея — по сути, реставрация Российской Империи (прямо скажем, жутковатое образование, которое «тюрьмой народов» звалось вовсе не случайно) осуществлялась под официальной вывеской марксизма.

              • Ash:

                Кстати, и у троцкистов «марксизм» ещё тот. Как Троцкий с Лениным грызлись о «демократической диктатуре» — отдельная история.

                Полагаю, что лучше всего ситуацию описывает аналогия между Марксом и Дарвином. Современная теория эволюции весьма сильно отличается от воззрений Дарвина в том, что касается конкретных процессов, хотя принципы те же.

                Если бы взгляды Маркса разрабатывали в духе естественных наук, то сейчас марксизм выглядел бы совсем иначе. Но, к сожалению, наследие этого учёного XIX века было сделано не предметом критики и дальнейшего развития, а элементом сакральной доктрины.

                И, что самое неприятное, этот дух сакрализации экономических воззрений был в полном объёме перенесён на «невидимую руку рынка» нынешних либералов. Отвергнув сакральный марксизм, они заменили его сакральным рынком.

                • Виктор Сорокин:

                  «Полагаю, что лучше всего ситуацию описывает аналогия между Марксом и Дарвином. Современная теория эволюции весьма сильно отличается от воззрений Дарвина в том, что касается конкретных процессов, хотя принципы те же.

                  Если бы взгляды Маркса разрабатывали в духе естественных наук, то сейчас марксизм выглядел бы совсем иначе. Но, к сожалению, наследие этого учёного XIX века было сделано не предметом критики и дальнейшего развития, а элементом сакральной доктрины.»

                  Вот именно. К сожалению, и критика марксизма выглядит каким-то сакральным действом.

  • Ash:

    «Выглядит так, что у нас ХХ век вообще стараются вычеркнуть из потока времени.»

    Совершенно естественно, мы же движемся назад — в XIX век. Процессы такого рода уже бывали в истории.

    «Самой парадоксальной, однако, оказалась реакция на возникновение европейского капиталистического рынка общественно-экономических структур центральных и восточноевропейских регионов (Дании, остэльбской Германии, Польши, Прибалтики, Чехии и Венгрии, части Австрии). Землевладельческие классы в этих странах проявили себя в такой степени экономически и политически влиятельнее третьего сословия, что в ответ на расширившуюся на Западе емкость хлебного рынка они ввели при содействии аппарата государства основанную на барщине закрепощенных крестьян поместную систему хозяйства, нацеленную на производство в больших объемах зерна, предназначенного для вывоза на западноевропейские рынки.»

    Если сюда подставить нефть и прочее сырьё — получится довольно близкая аналогия.

  • Денис:

    Глядя на позорные околоисторические перипетии вроде осцилляций диссертации известного г-на, невольно складывается впечатление, что гостелерадио-заказ нынче деградировал настолько, что готов уже, совершенно не принюхиваясь, иметь дело вообще с любой субстанцией, лишь бы было «патриотичненько»...

  • Анна Хомякова:

    Фильм может и бред, но каменное зодчество действительно было и до крещения, только это никакие не храмы. Языческим храмам каменные стены были не нужны. Это крепости. Их было немного, но они таки были. Даже странно, что авторы фильма этого не упомянули.

    Предъявить остатки каменного здания старше XI века — да запросто! Это Любшанская крепость.

    • Виктор Сорокин:

      Ну, пример использования камня в довольно примитивной фортификации, во-первых, трудно считать таким уж уникальным (как вольно притянутые за каменные уши черты храмовой архитектуры), чтобы выводить из него «родину слонов». Во-вторых (именно из-за неуникальности), этот пример можно было бы обернуть противу авторских концепций, и вывести всю мировую историю (в т.ч. российскую)... да откуда угодно.

    • Не хочу вас огорчать. Но Любша не каменная крепость. Из камня там, судя по всему была выложена только невысокая опорная стенка, предохраняющая вал от расползания.

    • Денис:

      Анна, тут всё сводится к вопросу о том, что именно считать каменным зодчеством. Обычно под этим понимают архитектурное строительство, то есть, наличие относительно сложных конструкций, устойчивых архитектурных форм, и т.д.

  • Ольга:

    Павел, спасибо за статью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com