Петр Дружинин: «Идеология и филология», том третий

Ревекка Фрумкина
Ревек­ка Фрум­ки­на

В изда­тель­стве «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние» вышел тре­тий том иссле­до­ва­ния П. А. Дру­жи­ни­на «Идео­ло­гия и фило­ло­гия» (М.: НЛО, 2016). Пер­вые два тома вышли в 2012 году в том же изда­тель­стве с под­за­го­лов­ком «Ленин­град. 1940-е годы. Доку­мен­таль­ное иссле­до­ва­ние». Они были посвя­ще­ны судь­бе ленин­град­ской шко­лы фило­ло­гии — преж­де все­го тем, кто соста­вил ее сла­ву и гор­дость. Это Б. М. Эйхен­ба­ум, М. К. Аза­дов­ский, Г. А. Гуков­ский, В. М. Жир­мун­ский, В. Я. Про­пп (о пер­вых двух томах иссле­до­ва­ния Дру­жи­ни­на см. мой очерк «Идео­ло­гия, фило­ло­гия и мно­гое дру­гое» [1]).

Тре­тий том тоже доку­мен­таль­ное иссле­до­ва­ние; он оза­глав­лен «Дело Кон­стан­ти­на Аза­дов­ско­го». Герой это­го тома — сын Мар­ка Кон­стан­ти­но­ви­ча Аза­дов­ско­го (1888– 1954), родив­ший­ся в Ленин­гра­де осе­нью 1941 года.

Собы­тия, соста­вив­шие «дело», нача­ли раз­во­ра­чи­вать­ся в 1980 году, когда извест­но­му фило­ло­гу-гер­ма­ни­сту Кон­стан­ти­ну Аза­дов­ско­му и его жене Свет­лане Лепи­ли­ной под­бро­си­ли нар­ко­ти­ки. Итак, Ленин­град, нача­ло 1980-х. Если кто не вполне пред­став­ля­ет себе, отку­да уехал Брод­ский, — вот отсю­да он и уехал… Аза­дов­ско­му же суж­де­но было убыть из Ленин­гра­да эта­пом.

Вна­ча­ле были «Кре­сты», суд, потом эта­пом во мно­го тысяч верст Кон­стан­тин Мар­ко­вич будет отправ­лен в лагерь в г. Сусу­ман Мага­дан­ской обла­сти, где отбу­дет свой пол­ный срок. Тюрь­ма и лагерь ожи­да­ли и Свет­ла­ну, прав­да, срок был мень­ше…

П. А. Дру­жи­ни­ну уда­лось разыс­кать и объ­еди­нить доку­мен­ты, каса­ю­щи­е­ся непо­сред­ствен­но уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния Аза­дов­ско­го и Лепи­ли­ной, и, кро­ме того, при­влечь вну­ши­тель­ный мас­сив доку­мен­таль­ных дан­ных зна­чи­тель­но более широ­ко­го содер­жа­ния, чем соб­ствен­но «дело» Аза­дов­ско­го.

Дру­жи­нин рас­кры­ва­ет не толь­ко меха­низм след­ствия по кон­крет­но­му делу, но преж­де все­го вос­со­зда­ет атмо­сфе­ру жиз­ни в Ленин­гра­де в нача­ле 1980-х. С этой целью автор рекон­стру­и­ру­ет меха­низ­мы вла­сти, бла­го­да­ря кото­рым опи­сан­ные в кни­ге ситу­а­ции были не про­сто воз­мож­ны, но мыс­ли­лись власть иму­щи­ми как зауряд­ные.

К. М. Аза­дов­ский нико­гда не был дис­си­ден­том. Более того, как под­чер­ки­ва­ет Дру­жи­нин, по всем пара­мет­рам Кон­стан­тин Мар­ко­вич был не про­сто «обыч­ным» ленин­град­цем — он при­над­ле­жал к не слиш­ком мно­го­чис­лен­ной стра­те бла­го­по­луч­ных совет­ских граж­дан. Будучи кан­ди­да­том фило­ло­ги­че­ских наук, он заве­до­вал кафед­рой ино­стран­ных язы­ков в извест­ней­шем учеб­ном заве­де­нии — ЛВХПУ им. Мухи­ной; печа­тал­ся, гото­вил док­тор­скую дис­сер­та­цию, жил в хоро­шей квар­ти­ре, имел маши­ну…

Анту­раж, вос­со­здан­ный Дру­жи­ни­ным на осно­ве ана­ли­за архив­ных доку­мен­тов из откры­тых фон­дов, — это как бы бес­страст­ное опи­са­ние «вре­ме­ни и места», где все­силь­ная орга­ни­за­ция изъ­яла из обыч­ной жиз­ни питер­ско­го науч­но­го работ­ни­ка, дабы пре­вра­тить его в лагер­ную пыль…

Голос иссле­до­ва­те­ля и дол­жен быть как бы бес­страст­ным — на фоне под­черк­ну­то дело­вой тональ­но­сти авто­ра-хро­ни­ста бес­чис­лен­ные офи­ци­аль­ные пись­ма в «инстан­ции», ото­слан­ные узни­ком «систе­мы» Аза­дов­ским, мер­ца­ют как уго­лья в печи. Не поле­ни­тесь про­чи­тать вни­ма­тель­но хотя бы часть из них — и вы уви­ди­те чело­ве­ка непре­клон­ной и ясной цели: отсто­ять свою неви­нов­ность и вер­нуть­ся в жизнь.

К. Азадовский (скриншот с видео www.youtube.com/watch?v=FYwt7JTDOf4)
К. Аза­дов­ский (скрин­шот с видео www.youtube.com/watch?v=FYwt7JTDOf4)

Аза­дов­ский вер­нул­ся в Ленин­град, отси­дев пол­но­стью срок — пол­то­ра года. Одна­ко воз­вра­ще­ние из лаге­ря не рас­смат­ри­ва­лось им как акт, завер­ша­ю­щий борь­бу. Кон­стан­тин Мар­ко­вич тре­бо­вал раз­би­ра­тель­ства по суще­ству «дела» — т. е. при­зна­ния нали­чия пре­ступ­но­го замыс­ла со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, кото­рые под­ло­жи­ли нар­ко­тик ему и Свет­лане. Он про­дол­жал писать тща­тель­но аргу­мен­ти­ро­ван­ные обра­ще­ния в раз­но­об­раз­ные инстан­ции, полу­чая по пре­иму­ще­ству отве­ты по схе­ме «фор­маль­но всё пра­виль­но; по суще­ству — изде­ва­тель­ство». Я уве­ре­на, что и сего­дня най­дет­ся нема­ло наших граж­дан, кото­рые полу­ча­ют офи­ци­аль­ные отве­ты подоб­но­го типа — в том чис­ле и по граж­дан­ским делам… Так что и эта часть рабо­ты Дру­жи­ни­на оста­ет­ся не толь­ко «уро­ком исто­рии»…

К сере­дине 1980-х чета Аза­дов­ских ста­ла все­рьез искать воз­мож­но­сти уехать из СССР — ведь им надо было на что-то жить. Из Евро­пы Аза­дов­ский полу­чал вполне кон­крет­ные пред­ло­же­ния занять долж­ность в хоро­шем уни­вер­си­те­те; туда его, есте­ствен­но, не выпу­сти­ли бы даже как тури­ста. Поз­же, уже после смер­ти мате­ри Кон­стан­ти­на Мар­ко­ви­ча (вес­ной 1984 года), был орга­ни­зо­ван вызов из Изра­и­ля. На этот вызов Аза­дов­ские полу­чи­ли отказ. Помни­те ли вы, чита­тель, что отказ­ни­ки вооб­ще не име­ли шан­сов офи­ци­аль­но устро­ить­ся на рабо­ту?..

Аза­дов­ский про­да­вал биб­лио­те­ку — и про­дол­жал обра­щать­ся с пись­ма­ми во все совет­ские инстан­ции, так или ина­че пытав­ши­е­ся пре­вра­тить его в уго­лов­ни­ка. Надо ска­зать, что обще­ствен­ность — не толь­ко питер­ская, но и евро­пей­ская — отнюдь не оста­ва­лась в сто­роне. Но до поры — без­ре­зуль­тат­но.

Обложка книги (www.nlobooks.ru/node/7136)
Облож­ка кни­ги (www.nlobooks.ru/node/7136)

Тем вре­ме­нем в кон­це 1986 года А. Д. Саха­ро­ва вер­ну­ли из ссыл­ки, а в 1987-м вме­сте с вол­ной демо­кра­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний начал­ся и мас­со­вый исход граж­дан. Аза­дов­ские оста­лись в Рос­сии — и про­дол­жа­ли сра­жать­ся. К это­му вре­ме­ни отно­сит­ся вступ­ле­ние в общую борь­бу Юрия Пет­ро­ви­ча Щеко­чи­хи­на (1950–2003). Дру­жи­нин не без осно­ва­ний пола­га­ет, что имен­но Щеко­чи­хин сумел сдви­нуть дело Аза­дов­ско­го с мерт­вой точ­ки. Я была зна­ко­ма с Юри­ем Пет­ро­ви­чем и, что назы­ва­ет­ся, виде­ла его «в деле». Свою борь­бу он начал задол­го до пере­строй­ки; пра­виль­нее было бы ска­зать, что без людей это­го типа у пере­строй­ки как про­цес­са не было бы ника­ких шан­сов. Читая 13-ю гла­ву кни­ги Дру­жи­ни­на, посвя­щен­ную Щеко­чи­хи­ну, я дума­ла о том, что ни отдель­ная гла­ва, ни даже тол­стая кни­га не дали бы адек­ват­но­го пред­став­ле­ния о лич­но­сти Юрия Пет­ро­ви­ча. Юрий Щеко­чи­хин ушел от нас вне­зап­но, став жерт­вой так и не рас­по­знан­ной болез­ни…

Кон­стан­тин Аза­дов­ский выиг­рал свое дело — в фев­ра­ле 1989 года про­ку­ра­ту­ра его закры­ла «за отсут­стви­ем соста­ва пре­ступ­ле­ния». В каче­стве заклю­че­ния вме­сте с авто­ром кни­ги про­ци­ти­рую покой­но­го Юрия Щеко­чи­хи­на: он писал, что за исто­ри­ей Аза­дов­ско­го «сто­ят тыся­чи, мил­ли­о­ны дру­гих»…

1. Ревек­ка Фрум­ки­на. Идео­ло­гия, фило­ло­гия и мно­гое дру­гое /​/​ ТрВ-Нау­ка, № 117 от 20 нояб­ря 2012 года.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: