До основанья? А затем…

В этом номере мы публикуем дискуссию о том, как и кто может присуждать ученые степени. Полный ее текст смотрите на сайте ТрВ-Наука. Обсуждение было начато статьей социолога из ВШЭ Г. Юдина «Брешь в бюрократии. Кто будет присуждать научные степени» (https://slon.ru/posts/68533, 25 мая 2016). Биофизик Андрей Цатурян изложил свои доводы против, на которые Григорий Юдин написал контрдоводы.

* * *

Тезисы Г. Юдина из статьи «Брешь в бюрократии. Кто будет присуждать научные степени»

Правила подготовки и аттестации ученых в России менялись в последнее время столько раз, что их давно перестали воспринимать всерьез. В этих условиях в единой системе аттестации нет никакого смысла – никогда не известно, что стоит за каждым конкретным дипломом. Наука призвана быть средоточием разума в современном мире, но каждый российский аспирант без труда расскажет десяток историй о том, насколько иррационально она организована. <…>

Однако не исключено, что в понедельник было принято историческое решение, которое запустит наконец процесс реальной трансформации российской науки. Отныне ученые степени можно будет присуждать без участия ВАК, и первыми вузами, получившими это право, стали МГУ и СПбГУ. Чтобы понять смысл этой реформы, стоит окинуть взглядом устройство отечественной аспирантуры.

Российская система подготовки учёных унаследована от советских и, частично, ещё от имперских времён. Она отличается удивительной централизацией и бюрократизацией там, где в этом нет ни малейшей необходимости. Аттестацию могут осуществлять только уполномоченные ВАК учёные советы. Каждый из этих советов состоит из полутора-двух десятков докторов наук, и их состав не меняется в зависимости от темы диссертации, так что обычно диссертант оказывается в ситуации, когда его работу оценивают люди, которые заведомо разбираются в его теме гораздо хуже него самого. Из-за этого заседания советов часто превращаются в сеансы коллективного делириума, где может обсуждаться что угодно, начиная с внешнего вида аспиранта и заканчивая судьбами России. <…>

Эту систему неспособных на научную экспертизу диссертационных советов венчает сам ВАК, который включает в себя экспертные советы, где дополнительно проверяются утверждённые советами по всей стране диссертации. Предполагается, что ведущие специалисты в каждой области будут читать и обсуждать каждую защищённую в России работу – совершенно безумная идея, если учесть, что каждый месяц на заседание каждого экспертного совета выносится не одна сотня работ. Чтобы выполнять предназначенную им роль фильтра, эксперты должны были бы оставить все прочие дела и погрузиться исключительно в чтение работ, после чего они быстро перестали бы быть ведущими экспертами. <…>

В основании этой странной системы – тотальное недоверие государства к учёным в том деле, в котором в принципе никто не может разбираться лучше них самих. Предполагается, что если государство не будет своим внимательным взглядом контролировать процесс присуждения степеней на всех ступенях, в учёные начнут пускать кого угодно. Результат этого желания освящать каждую кандидатскую диссертацию именем государства известен – научные степени превратились в атрибут статуса для чиновников и бизнесменов. Проект «Диссернет» сделал очевидным для всей страны то, что было хорошо известно каждому, кто вращается в научной среде: самый затратный и нерациональный способ получить научную степень сегодня – это сделать настоящее научное исследование.

Тем, кто полагает, что проблему можно решить, просто посадив в ВАК нормальных людей на место жуликов, стоит напомнить, что после того, как его экс-руководителя, доктора экономических наук, профессора Феликса Шамхалова препроводили из его кабинета прямо в тюремную камеру, прошло уже 3 года, а диссертационные шедевры не перестают появляться. Скажем, конькобежец Иван Скобрев защитил диссертацию по философским наукам на тему «Духовность личности российского спортсмена  как показатель его гражданской позиции (социально-философский анализ)» уже в 2014 году. Она успешно прошла через экспертный совет ВАК, и теперь с формальной точки зрения Скобрев обладает такой же компетенцией в области философии, как и автор этих строк. <…>

Нет никакой необходимости формировать единую систему и навязывать её сверху – учёные в состоянии самостоятельно разобраться, чего стоят степени, полученные в том или ином университете. Чтобы заработал институт репутации, его достаточно не убивать бюрократической централизацией. Собственно, именно так это работает во множестве стран – обладателю степени Стэнфордского университета было бы странно думать, что он тем самым уравнивается с обладателем степени в Университете Южной Дакоты, и если в Южной Дакоте предпочитают раздавать степени по знакомству или за вознаграждение, то это как-то обесценивает полученную им заслуженную награду.

Вывод решения о присуждении степеней из-под ВАКа – первый шаг на пути к необходимой децентрализации системы научной аттестации. Этот шаг оформлен довольно странно: почему-то эксклюзивные права получили МГУ и СПбГУ – два вуза, в которых сильные факультеты и департаменты соседствуют с зонами откровенной профанации. Более того, сама формулировка в президентском указе выглядит оскорбительно для этих двух вузов – МГУ и СПбГУ получают права на самостоятельно присуждение степеней наряду с вузами, «достигшими высоких результатов в научной и(или) научно-технической деятельности», что лишний раз указывает на странное особое положение в российской системе образования двух гигантов, которые не нуждаются в подтверждении своего статуса результатами.

Однако если реформа пойдёт в намеченном направлении, то государству рано или поздно придётся дать возможность присуждать собственные степени практически любым научным учреждениям. После этого часть кандидатских и докторских дипломов обретёт тот статус, которым они реально и обладают – статус почётных грамот первенства бензоколонки. Впрочем, для того, чтобы это произошло, придётся добиться ликвидации ВАК – самого могущественного элемента этой системы, который навевает ужас на диссертантов и членов диссертационных советов по всей стране. Контролирующая солидные ресурсы академическая бюрократия вряд ли согласится так легко сдать один из основных источников своей власти.

Нет сомнений, что начавшаяся реформа системы аттестации научных кадров – во многом результат той обструкции, которую общество устроило обладателям «липовых» степеней в последние годы. Куда двинется эта реформа – пока открытый вопрос. Однако факт состоит в том, что в последнее время в России постепенно и незаметно для многих развернулось движение по реабилитации общественного статуса науки. Сегодня оно близко к своей первой большой победе.

Полностью опубликовано на slon.ru 25 мая https://slon.ru/posts/68533

* * *

Андрей Цатурян: 

Я полностью согласен с Григорием Юдиным, что в идеале ученые степени должны присуждать университеты и научные организации. Они же должны нести репутационную ответственность за качество этих степеней. Однако я совершенно не готов разделить его восторг по поводу принятия нового закона [1], согласно которому МГУ и СпбГУ, а вслед за ними и другие научные и образовательные организации получат право самостоятельно присуждать ученые степени.

Мой скептицизм основан на двух обстоятельствах. Во-первых, между первым и вторым чтением этого закона профильный комитет Государственной Думы отклонил принципиально важную поправку, которая давала право организации самостоятельно присуждать ученые степени лишь по тем научным специальностям, в которых данное учреждение добилось серьезных достижений и имеет высокую репутацию.

Как показывает проект «Росвуз» сообщества Диссернет [2] и справедливо отмечает в своей статье коллега Юдин, и в СПбГУ, и, увы, в моем родном МГУ имеются диссертационные советы, в которых было защищено много фальсифицированных диссертаций. Вместо того чтобы начать плавную отмену государственной системы присуждения ученых степеней, предоставив право их самостоятельного присуждения лучшим диссертационным советам с безупречной репутацией, и употребить власть государства на планомерную ликвидацию фабрик по производству мусорных диссертаций, чтобы расчистить, а не «взрывать» «ландшафт», был выбран путь передачи наиболее влиятельным учреждениям права присуждать ученые степени по любым специальностям.

Второй тревожный звонок прозвучал 18 мая 2016 года, еще до вступления в силу закона [1] от 23 мая, когда на общественное обсуждение был выставлен проект постановления правительства РФ [3], регламентирующего правила отбора учреждений, которые вслед за МГУ и СПбГУ получат право присуждать свои ученые степени, но не 1 сентября 2016 года, а после 1 сентября 2017 года.

У образовательного учреждения есть несколько путей попадания в заветный список: оно должно быть достаточно крупным, чтобы в нем училось не менее 1000 аспирантов или адъюнктов, или достаточно богатым, чтобы объем затрат на исследования и разработки превышал 1,5 млн руб. в расчете на одного научно-педагогического работника. Есть и третий путь: каждые 100 научно-педагогических работников учреждения должны размещать в течение года 20 публикаций в изданиях, индексируемых Web of Science.

Если этот проект будет принят, небольшой университет, наскоро переделанный из ПТУ, со штатом в 100 научно-педагогических работников сможет нанять двух «варягов», публикующих по 10 статей в год, и спокойно начнет присуждать ученые степени по философии, математике, экономике, а также акушерству и гинекологии.

Требования к государственным научным центрам таковы: 30 аспирантов или объем выполненных исследований 3,5 млрд руб. независимо от качества результатов этих исследований. Прочим научным организациям надо иметь 50 аспирантов или 200 публикаций в Web of Science.

Заметьте, если есть достаточное количество аспирантов, то ни деньги, ни публикации уже не нужны! Ясно, что при таких критериях право самостоятельно присуждать ученые степени не получит только ленивый, и через год-два ВАК отомрет сам по себе, к радости коллеги Юдина.

Возникает ощущение, что Министерство образования и науки, которое в последние три года с переменным успехом пыталось перекрыть или хотя бы ослабить поток фальшивых и откровенно слабых диссертаций, решило демобилизоваться из авгиевых конюшен и пустить процесс на самотек.

Нельзя сказать, что министерство и ВАК никак не преуспели в этой борьбе. За последние годы полные тексты диссертаций стали выкладывать в Интернет на всеобщее обозрение, были закрыты сотни слабых диссертационных советов, из экспертных советов ВАК удалили некоторых (хотя, к сожалению, далеко не всех) участников производства фальшивых диссертаций, в результате чего само число защит значительно сократилось.

Наконец, совсем недавно был сформирован новый состав ВАК и ее президиума, куда вошли многие ученые, известные своей высокой квалификацией и принципиальностью, в том числе один из основателей Диссернета.

Побочным результатом этой борьбы стало то, что сам процесс подготовки и защиты диссертаций предельно бюрократизировался, на что справедливо сетует коллега Юдин. Но «на осинке не растут апельсинки». И старые, и тем более новые требования к диссертациям и диссертационным советам действительно проникнуты тотальным недоверием к людям.

Это чрезвычайно неудобно для нормальных ученых и аспирантов, но, что греха таить, драконовские меры во многом продиктованы практикой: нередки случаи, когда текст списанной диссертации подменяли новым, подправленным уже после появления заявления о лишении ученой степени, пачками вбрасывали бюллетени на защите, фальсифицировали публикации в изданиях «Перечня ВАК» и т. д.

К чему же приведет ликвидация ВАК и переход на самостоятельное присуждение ученых степеней университетами и научными институтами в стране, где вся система образования и науки встроена во властную вертикаль? Есть ли шанс, что при этом заработают репутационные механизмы? На мой взгляд, он близок к нулю.

Репутация важна в конкурентной среде с горизонтальными связями. Для нормального профессора или научного сотрудника, конечно же, важна репутация учреждения, в котором он работает. От этого зависит и его самоощущение, и, отчасти, мнение о нем коллег. Однако предлагаемая система максимально дистанцирована от отдельных ученых: она не предполагает конкуренцию диссертационных советов, департаментов или факультетов.

Единственным субъектом является целое учреждение. А как показала выборочная проверка диссертаций ректоров вузов сообществом Диссернет, среди них доля авторов фальшивых диссертаций или участников их подготовки или защиты больше 20%, что вчетверо превышает долю фальшивых диссертаций даже в такой «проблемной» области, как экономика. Вы только скажите этим шулерам, что джентльмены доверяют партнерам, им попрет такая карта, что мало никому не покажется!

Научное сообщество России чрезвычайно неоднородно и разобщено. Положение дел в различных областях науки принципиально различное. Там, где еще в советское время наши ученые были проинтегрированы в мировую науку, ситуация вполне удовлетворительная, а экспертные советы ВАК успешно выполняют роль фильтра, который задает минимально приемлемый уровень качества диссертаций в стране.

По своему опыту работы в экспертном совете ВАК по математике и механике могу сказать, что совет вполне способен оценить уровень рассматриваемых диссертаций. Разумеется, на заседаниях нет времени вникать в детали каждой работы. К счастью, это приходится делать лишь с некоторыми из них, но, для того чтобы оценить уровень, много времени не надо. Достаточно прочитать автореферат, взглянуть на список оппонентов и на ведущую организацию и оценить, насколько они компетентны в этой области; а также, конечно, посмотреть на уровень публикаций соискателя. Важно и то, в каком диссертационном совете защищалась работа. За некоторыми и проверять ничего не надо — там сидят принципиальные профессионалы, которые отфильтруют слабую работу еще на подступах к защите.

В «здоровых» областях науки экспертный совет ВАК является важным элементом системы «горизонтальных» связей, звеном независимой экспертной оценки, создающим и поддерживающим институт репутаций.

Другое дело, что в некоторых общественных и гуманитарных дисциплинах, особенно в тех из них, которые в Советском Союзе были максимально дистанцированы от мировой науки, ситуация куда более запущенная. Там масса обладателей научных степеней, присвоенных за псевдонаучные работы, которые в лучшем случае бессмысленны, а в худшем — списаны, увы, превысила критическую.

Первых еще можно было бы отпустить на вольные хлеба, хотя и не без некоторого ущерба для качества, поскольку само наличие внешней независимой профессиональной экспертизы дисциплинирует, о чем знает каждый, кто посылал статью в международный журнал достаточно высокого уровня.

Однако отпускать в свободное плавание те отрасли науки, в которых настоящие, работающие на мировом уровне ученые находятся в меньшинстве, значит выбросить их за борт без шлюпки и спасательного круга. Боюсь, многие не выплывут, а если и выплывут, то, возможно, в другой стране.

Ответ Г. Юдина читайте здесь.

1. garant.ru/hotlaw/federal/726616/

2. http://rosvuz.dissernet.org/

3. «О порядке формирования перечня организаций, которым предоставлены права, поименованные в пункте 3.1 статьи 4 Федерального закона от 23 августа 1996 года № 127-ФЗ „О науке и государственной научно-технической политике“»: http://regulation.gov.ru/projects/List/AdvancedSearch#npa=48899

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

21 комментарий

  • Анатолий Берёзкин:

    Оба автора считают, что репутационные механизмы — это очень круто. Если уж вы ученые, господа, то должны бы знать, что средняя температура по больнице к конкретному пациенту имеет весьма косвенное отношение. Френсис Бэкон, «призраки театра», 500 лет назад. По большому счету качество специалиста на рынке труда определяется тем, где он работал, какие задачи решал и как. При приеме на работу наиболее современная и прогрессивная практика: устраивать что-то вроде вступительного экзамена. Система с рекомендательными письмами, репутациями вузов и профессоров просто устарела, она средневековая. Рекомендательные письма были в романах Достоевского про 19 век. Фактически это система, в которой карьера в значительной степени может быть сделана по знакомству и благодаря soft skills. На Западе это отталкивает многих от науки, благо там есть куда пойти. В отношении частных вузов репутация — это некий маркетинговый прием, призванный привлечь «потребителей». Но в РФ вузы в основном государственные. Они должны реализовывать право граждан на равный доступ к образованию. Совершенно не здорово, когда вузы начинают искусственно делать неравными по финансированию и репутации. Страна и так большая, население без нормального уровня высшего образования продолжит дичать по площадям. Сначала за мкад в братский круг ненависти будет не сунуться без винтовки, потом все это и в Москву прийдет... Потом нездорово, когда человек сделал хорошую диссертацию в непрестижном вузе вопреки плохому финансированию и ограниченному доступу к публикациям, а его степень объявляется «первенством бензоколонки» просто потому, что рейтинг вуза низкий. С другой стороны, наша элитка, 90% преподавателей МГУ — это выпускники МГУ. О чем это говорит? О том, что чтобы стать профессором МГУ надо прилежно учиться в школе и хорошо сдать вступительные экзамены по школьному курсу в 17 лет, ну еще поучаствовать в олимпиадах. Дальше проще: закончить МГУ, защитить кандидатскую в МГУ, докторскую в МГУ, занять позицию с конкурсом 1 человек на место. Что такое профессор в западных странах? Он закончил один вуз. В конкуренции выиграл позицию аспиранта в другом вузе, хорошо защитился. В конкуреции выиграл позиции двух постдоков в разных местах. Затем ассистента профессора еще в другой организации. В итоге стал профессором, если очень повезло + был некторый блат (да, сюрприз) + очень много работал, в конкуренции > 100 человек на место. В штатах еще надо иметь 2-3 статьи в Nature или Science. Вот теперь спрашивается, чем обычный профессор МГУ профессор (про прочих лучше не спрашивать)? Ну-у, название точно совпадает... Чем репутация МГУ или СпбГУ такая выдающаяся? Если только у этих вузов она будет выдающейся, как вы реализуете необходимость для специалиста поработать в нескольких хороших местах?

    Вуз может выпускать тысячи специалистов в год и они ВСЕ РАЗНЫЕ. И тут приходят суперученые и говорят нам «все люди одинаковые, будем судить их работы по рейтингу вуза и будет всем нам счастье». Эт че, вы ученые? Честно? Вы хоть двух одинаковых людей встречали в жизни? С каких пор эта могучая статистическая теория стала применима к отдельным реализациям? ВАК как эспертная контора должен умереть, да. Она все равно только печатает дипломы. Но основная мечта обоих авторов: заменить извращенную пародию на средневековую систему организации европейской науки честной средневековой организацией европейской науки. И вот это беспокоит. Если вам не нравятся липовые диссертации, то это задача борьбы с липовыми диссертациями и людьми, что их клепают. А если уж совсем честно, то поднимите зарплаты докторам до европейского уровня и они в жесткой конкуреции за позиции сами «переубивают» липовых без всякого Диссернета и прочего баловства. Если не можете поднять, то диссертация в РФ так и останется пустячком, который получают чтоб было приятно. И вечно это будет разгребать Диссернет.

    Если вы хотите, чтобы жизнь пришла в соответствие со стереотипом о том, что уровень диссертации равен уровню вуза, то это никогда не случится. Применять этот стереотип по площадям, навязывать его действительности и корежить жизнь людям с хорошими диссертациями не есть гут, особенно если это все равно не ваш бизнес.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Андрей Цатурян:

    Уважаемый Анатолий, это Вы с кем сейчас разговариваете?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Анатолий Берёзкин:

    Ок, а на кого расчитано ваше салонное обсуждение? Уровень анализа очень низкий, даже и в «четыре руки», поскольку известные факты игнорируются, вы со своим оппонентом пишете так, будто знаете только часть правды. Я понимаю, люди в РФ привыкли называть черное белым и оспаривать то, что сами прекрасно знают, но это как-то уже надоедает с годами. 1) репутации, которые вы упоминаете как критерий качества работ — это плохой критерий, посколько косвенный и подверженный манипуляциям. Он годится только для поверхностной оценки. Это новость? 2) Защита диссертации — это квалификационный экзамен. Проводить подобные экзамены — это работа вуза. Если вуз нужен в каком-то регионе и плохо справляется, нужно развивать этот вуз, а не поражать в правах, поскольку иначе вы ограничиваете право людей на образование и профессиональный рост по территориальному признаку. 3) Если конкретная диссертация плохо написана, если конкретные люди ответственны за фальшивые диссертации, то конкретные люди должны нести ответственность, а не совет. Наложение ответственности на совет в целом создаст (и создает) круговую поруку, которая только укрепит коррупцию. Рассуждения про безупречные советы и фабрики мусорных диссертаций — от нежелания разбираться кто конкретно за что несет персональную ответственность. Нет в природе безупречных советов. 4) всем известно, что то, что в РФ «выдающееся», на мировом уровне — весьма среднее. Я про это написал выше. Поэтому нет в природе безупречных советов и нет элитарных вузов. Если первый вуз страны в мировом рейтинге между 100 и 300, это не элитарный вуз, это дутые понты. И никаких особых прав у него не должно быть. 5) Всем известно, что в систему защиты диссертаций заложены конфликты интересов. Фактически соискатель и его руководитель сами выбирают удобных «оппонентов» и ведущую организацию. Видимо оба участника обсуждения каким-то чудом не в теме, этот вопрос вообще не упомянут. В этой ситуации у государства есть все причины не доверять ученым; 6) Диссертационный совет из 20 чел. коррупционно более устойчив, чем из 2-х как на Западе. Это видимо тоже сложно понять. 7) ВАК никаких экспертных функций не выполняет, поскольку практически не отсеивает диссертации. Раз фильтр не фильтрует — он не нужен. Если бы он назначал независимым образом оппонентов и рассылал авторефераты не только «правильным людям», но и действительным экспертам, другое дело. Но он только печатает дипломы и несет некие закулисные административные функции, что не здорово.

    Вот это те пункты, которые любому нормальному ученому очевидны. Они могли бы быть суммированы одним человеком, в одной статье без такого количества воды, дифирамбов реформе и взаимных раскланиваний. Не понятно, почему вы тут по ряду этих очевидных фактов полемизируете. С другой стороны не понятно, почему другие важные вопросы не затрагиваются совсем.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Бешикташ:

      Анатолий, а кстати, как Вы считаете, «если бы ВАК назначал независимым образом оппонентов и рассылал авторефераты не только «правильным людям», но и действительным экспертам» — это могло бы полностью исправить существующее положение дел?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Анатолий Берёзкин:

        Если речь о фальшивых диссертациях, ВАК мог бы помочь, в принципе, как независимый фильтр, если бы он таковым вдруг стал. Изменить принятую в мире концепцию оценки научных результатов РФ не сможет: ее тактика всегда догоняющая.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • «Российская система подготовки учёных унаследована от советских и, частично, ещё от имперских времён.»

    Вы почему-то проигнорировали:

    «Впредь до издания нового Положения о российских университетах Совет Народных Комиссаров постановляет:

    1. Ученые степени доктора, магистра, а также звание адъюнкта и все связанные с этими степенями и званиями права и преимущества отменяются. Право на занятие профессорской кафедры по всероссийскому конкурсу предоставляется всем лицам, известным своими учеными трудами или иными работами по своей специальности либо своей научно-педагогической деятельностью.

    ...

    Декрет СНК РСФСР от 01.10.1918

    „О некоторых изменениях в составе и устройстве государственных ученых и высших учебных заведений Российской Республики“»

    Однако, в виду революционной необходимости, учереждение, представляющее интересы государства, оказалось востребованным.

    «это Вы с кем сейчас разговариваете?»

    Взялся за гуж — полезай в кузов.

    "Применять этот стереотип по площадям, "

    Круто. У Вашего оппонента вырвалось по Фрейду * я не имею в виду личность, а имею в виду сформировавшееся общественное мнение)... Да-да, это очень похоже на бульдозер и зачистку рынка. Оно — конечно, очень удобно когда всё расположенной компактно. А если соискатель в Калининграде, а оппонент — в Хабаровске (або -невесть где), как это повлияет на коррупционнную составляющую?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Ash:

    Очередное увлекательное обсуждение того, как модернизировать отдельный агрегат устройства с неизвестным назначением. Сначала нужно сформулировать, что вообще требуется от науки, а уж потом решать, как присуждать степени. Если требуется некоторое количество высококлассных публикаций, то нужно делать одно. А если требуется много людей, которые понимали бы импортные технологии и могли бы их несколько приспособить к нашим условиям (как, скажем, в 30-ые годы), то нужно совсем другое. В первом случае совершенно непонятно, почему наши налогоплательщики должны платить за статьи, от которых не имеют и никогда не будут иметь никакой пользы, а во втором не видно, откуда возьмётся то, что нужно приспосабливать.

    В общем, полное впечатление, что присутствуешь на диспуте о «приглашающей благодати».

    Полезно? Dobre 0 Słabe 1

  • sergeir:

    Оба мнения — хуже...

    На каком основании г.Юдин заявил, что диссер Стэнфорда априори лучше диссера какой-то там дакоты? Человек, знакомый с системой публикаций в штатах знает, что так называемые рейтинговые журналы — это вотчины определенных научных кланов (явно не дакотовских). Туда пускают только своих. Собственно, у разных кланов свои журналы, соперничающие за импакт-фактор. И дакотовскому студенту, не имеющему соавтора из клана попасть со своей статьей туда весьма затруднительно.

    А уж то, что свои приглашают своих на экзаменацию диссертаций — это просто норма.

    И все это — лишь надстройка над тем фактов, что финансирование науки в Стэнфорде намного выше финансирования в провинциальном дактоовском универе.

    О какой тотальной враждебности к аспирантам упоминает г. Цатурян? Для естественных наук 3-4 публикации соискателя (где он является первым автором) в приличных журналах вполне можно рассматривать как рекомендацию готовности к степени. И это на совести Совета, принимать ли к защите диссертации, основанные на фейковых публикациях заочных конференций, индексированных в РИНЦ.

    А. в целом, идущая дискуссия бесцельна. Смысл она может иметь только после 10-кратного увеличения финансирования науки. Когда научные средства будут соответствовать цели, а результаты будет не стыдно публиковать. Тогда в науку придут аспиранты из числа чечстолюбивых и способных людей, а не неудачники, махнувшие на себя рукой.

    Поэтому выделение прав двух университов над остальными — это закрепление их приоритета, уже подкрепленного финансовыми вливаниями. Причем эти вливания не идут на пользу науке, а лишь культивируют разрастание универских брократов.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Если Москва и Санкт-Питербург желают присваивать степени, то пусть возиут на себя ответственность за всю страну. Не отмена ВАК, а его переформатирование силами ведущих университетов под контролем РАН.

      Да, мозг потребляет 25% энергии с весом в 1,5 кг, а за это дает правильные команды всем остальным 75кг тела, физиологичней надо, и про ганглии с висцеральным сплетением не забывать.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Ash:

        Вы мыслите по советским шаблонам. Представьте себе, что у нас в стране через некоторое время каким-то неведомым способом образуется классическая рыночная экономика. Будет много небольших независимых конкурирующих предприятий, а всяких монстров типа Газпрома не будет вовсе. Соответственно, будет много небольших научных организаций, конкурирующих друг с другом.

        Вопрос: зачем в таких условиях централизованная (через ВАК или через университеты) система присуждения степеней? Пусть будет конкуренция. Те, кто присуждает степени за лучшие работы, будут в выигрыше, а те, кто за плохие, лишаться финансирования и сами собой закроются.

        Откуда в Вас это стремление к централизации?

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • Александр:

          Ну, такого капитализма в современных условиях монополизации быть не может. Мелкие предприятия просто будут разорены монополистами, если будут представлять хоть малейшую угрозу. Как вы знаете, современный рынок разделен между крупными игроками.

          А вообще, все это вопросы десятистепенного значения. По мне, надо все эти степени оставить в покое и не тратить на ерунду казенное время и деньги. Вот когда совсем нечем будет заняться — тогда и реформировать. Или оставить, как дань традициям времен Петра I.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

          • Ash:

            1. «Мелкие предприятия просто будут разорены монополистами, если будут представлять хоть малейшую угрозу.»

            Это почти полностью определяется технологиями, используемыми в соответствующей отрасли. Если кто-нибудь попробует проложить альтернативную газовую трубу, то она будет невыгодна и хозяин разорится. А при производстве, скажем, модной обуви, никакая монополизация невозможна — её не допускают существующие технологии.

            2. «...все это вопросы десятистепенного значения...»

            Это смотря с чем сравнивать. Если с вопросом, зачем нам, собственно, нужно финансировать науку, то да, это всё пустяки. Но если есть понимание пути, по которому нужно двигаться, то дело естественным образом дойдёт и до мелких вопросов: в технике оптимизируют и мелочи.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • У Вас повадки фальшивомонетчика и неприятие стандартизации.

          Почему Вы называете Газпром монстром, а Гугль монстром не называете?

          Впрочем, я не против, если у нас в регионе самозародится нечто вроде Лиги Плюща, по Щучьему Велению.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

          • Ash:

            1. И «Гугль» тоже монстр, причём по той же причине, что и Газпром: соответствующие технологии делают очень выгодным крупное предприятие.

            2. «...неприятие стандартизации...»

            Стандартизация стандартизации рознь.

            Вопрос-то был про другое: Вы понимаете, что централизация системы присуждения степеней противоречит классической рыночной экономике, поскольку уничтожает конкуренцию?

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0

            • «Стандартизация стандартизации рознь.» Т.е., получать денежные знаки сомнительного качества Вы не желаете, а выдавать за качественные денежные знаки ( источник не имеет значения) дипломы, степенЯ и образование странного качества — нормально?

              И не надо мне про экономику; не работает, значит — к физикам, и рыночная экономика в России, тоже — не работает. У нас суровые климатические условия, а потому — нет ресурсов, для расхода на внутреннее трение системы. Про свободную конкуренцию Вы можете узнать понаблюдав на огород без прополки, урожая — не получите, но — приобретете полезный опыт.

              Полезно? Dobre 0 Słabe 0

              • Ash:

                1. «...а выдавать за качественные денежные знаки ( источник не имеет значения) дипломы, степенЯ и образование странного качества — нормально?»

                Этот аргумент применим почти к любой вещи, которую можно получить за деньги. Если его принять, то необходима почти полная централизованная сертификация всего и вся, что полностью противоречит классическому рынку.

                2. «Про свободную конкуренцию Вы можете узнать понаблюдав на огород без прополки, урожая — не получите, но — приобретете полезный опыт.»

                Без конкуренции тоже плохо. Помните сферу услуг в СССР? Сейчас-то намного лучше (хотя, конечно, и не идеально).

                3. «И не надо мне про экономику...»

                А вот тут собака и зарыта. Я ведь всего-навсего пытаюсь донести до Вас банальнейшую мысль: нельзя отрывать систему присуждения степеней от науки в целом, а науку в целом от экономики. Другими словами, сначала нужно понять, какую, собственно, экономическую конструкцию мы хотим получить, а уж только потом обсуждать способ организации отдельных частей этой системы.

                Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • «Другими словами, сначала нужно понять, какую, собственно, экономическую конструкцию мы хотим получить, а уж только потом обсуждать способ организации отдельных частей этой системы.»

    Вы за коммунистов, или за большивиков? NIH, NASA, NCBI — это атрибуты рыночной экономики? Что касается меня, то, после выявления недостатков социалистической и капиталистической экономик, я хочу хорошую экономику, т.е. с признаками здравого смысла и с отсутствием фанатизма.

    P.S.

    Я не могу себе представить, как двое-трое одаренных личностей выведут Россию в лидеры по фарм.производству, или востановят подшипниковую промышленность.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Ash:

      1. «Вы за коммунистов, или за большивиков?»

      Это политика. Существуют объективные ограничения, которые не может преодолеть никакая политическая программа. В данный момент я не вижу ни одной политической партии, которая пыталась бы выяснить эти ограничения и действовать в соответствующих рамках.

      2. «NIH, NASA, NCBI — это атрибуты рыночной экономики?»

      Рыночная экономика не есть чётко определённое понятие. В его рамках можно говорить, например, о классическом рынке, о регулируемом рынке и т.д. В свою очередь, для каждого из этих случаев нужно давать дополнительные уточнения. В массовом сознании все эти «рынки» перепутаны, чем активно пользуются любители ловить рыбку в мутной воде. Указанные Вами организации относятся к одной из форм регулируемого рынка.

      3. «...я хочу хорошую экономику, т.е. с признаками здравого смысла и с отсутствием фанатизма.»

      Увы, в этом отношении лично я в ближайшем будущем ничего хорошего не вижу. Макроэкономика наукой в обычном смысле не является, поскольку любое мнение затрагивает огромные деньги, так что применение даже элементарных принципов построения технических систем в настоящее время невозможно.

      4. «Я не могу себе представить, как двое-трое одаренных личностей выведут Россию в лидеры по фарм.производству...»

      Я тоже не могу, поскольку это невозможно. Но в принципе можно создать у нас экономическую систему, в которой эти личности принесут огромную пользу, а в нашей системе они никакой пользы принести не могут.

      И возвращаясь к основной теме дискуссии.

      5. Предложение о присуждении степеней отдельными независимыми организациями в той мере, в которой его сторонники вообще понимают, о чём говорят, исходит из известных кругов, пытающихся (по крайней мере, на словах) создать у нас классический рынок. Но таких людей очень мало. В основном логика сторонников действует по принципу: в Америке действует такая система и Америка преуспела. Следовательно, в этом месте всей конструкции нужно сделать так, как в Америке. То, что остальные наши условия радикально отличаются от американских, их совершенно не смущает.

      6. Сторонники сохранения основ советской централизованной системы присуждения степеней в той мере, в которой понимают, о чём говорят, выступают с позиций реставрации экономики времён СССР. Таких людей тоже очень мало. В основном логика сторонников этого подхода действует по принципу: при СССР науке было много лучше, чем сейчас. Следовательно, в этом месте всей конструкции нужно сделать так, как было в СССР. Никакого внимания тому, что должны быть произведены соответствующие изменения в других местах, которые частью просто невозможны, а частью повлекут реставрацию тех же проблем, что были в СССР, только в значительно большем масштабе, их совершенно не беспокоит.

      Так и дискутируем, «не приходя в сознание».

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • «5. Предложение о присуждении степеней отдельными независимыми организациями в той мере, в которой его сторонники вообще понимают, о чём говорят, исходит из известных кругов, пытающихся (по крайней мере, на словах) создать у нас классический рынок. Но таких людей очень мало. В основном логика сторонников действует по принципу: в Америке действует такая система и Америка преуспела. Следовательно, в этом месте всей конструкции нужно сделать так, как в Америке. То, что остальные наши условия радикально отличаются от американских, их совершенно не смущает.»

    Не согласен с определением мотивации группы. Всё прощё:" Хотим хить в столицах как хотим, а в регионах — хоть трава не расти". Этот же эгоизм «элиты» привел к революциям 1917 года.

    «Никакого внимания тому, что должны быть произведены соответствующие изменения в других местах, которые частью просто невозможны,» Поподробней о невозможном, а вообще-то — не надо, лучше делать возможное. О преимуществах строя перед ордой диспуты вели древние греки с римлянами супротив варваров.

    Понятно, что любая система несовершенна, но предлагать вместо системы «неуправляемый» хаос? Извините, но это очень похоже на дезориентацию стратегического соперника. Я знаю, что в диссипативных системах происходит самоорганизация, но — под действием детерминистических правил.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Ash:

      «...но предлагать вместо системы «неуправляемый» хаос?»

      Классический рынок как разновидность стохастической (а не хаотической) системы при известных обстоятельствах не представляет собой ничего невозможного. Наоборот, это очень простая, удобная и эффективная конструкция. Проблема в том, что для его реализации в текущих условиях нужно либо отказаться от массы современных технологий и вернуться примерно в XVIII век, либо изобрести такие новые технологии, которые позволили бы построить систему, удовлетворяющую соответствующим требованиям.

      Вы (не в первый раз) путаете стохастические и хаотические системы. Математики знают, что они существенно отличаются друг от друга (хотя есть и общие черты). Вы не математик, поэтому вопрос: нужно объяснять разницу?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Не надо. У меня есть публикация «Рекурсивные генераторы, как инструмент для изучения биологических систем». Суть в том, что если рекурсия подхвачена генотипом, то самоподобие неизбежно, а потому, мы можем изучать как работает организм и предполагать как должно работать госудврство. Да, я знаю, что помимо группового отбора небезуспешно работает индивидуальный отбор, но сапиенс изжил неандертальца именно с помощью группового отбора.

    Увы и ах, глобализация ещё не на столько развилась, чтобы индивидуальный отбор стал востребованным. Кстати, эта дискуссия — одна из иллюстраций кумовства и групповщины, как наследственно закрепленного поведенческого стереотипа сапиенса.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com