«Курилка Гутенберга» добралась и до Курил

26 января 2016 года. ТрВ № 196, c. 6, "Наука и общество"  
Алексей Огнёв
Рубрика: Просвещение

Комментариев нет
42027 просм., 56 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

Роман Переборщиков. Фото предоставлено проектом «Научные бои»

Роман Переборщиков. Фото предоставлено проектом «Научные бои»

Этот проект начался с пересказа умных книг в приятельском кругу и за полтора года разросся до крупного вольного сообщества: 250 лекторов, 100 некоммерческих научно-популярных событий в 15 городах России от Москвы до Владивостока, 14 тыс. слушателей, 300 тыс. просмотров в YouTube. Темы варьируются от японистики и искусствоведения до нейробиологии и психиатрии. Координатор «Курилки» — 25-летний Роман Переборщиков, шестикурсник Московского машиностроительного университета. ТрВ-Наука уже делал интервью с Романом год назад [1] и решил актуализировать информацию: выяснить локальные итоги и амбиции проекта. Беседовал Алексей Огнёв.

География «Курилки»

Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Астрахань, Омск, Уфа, Казань, Калуга, Курган, Томск, Челябинск, Краснодар, Новосибирск, Владивосток, в тестовом режиме запущен лекторий в Сургуте.

Волонтеры науки

— «Курилка» — некоммерческое предприятие?

— Абсолютно некоммерческое. Мы не платим за аренду залов и оборудования, их нам предоставляют бесплатно те площадки, которые по достоинству ценят содержание наших мероприятий. Мы не выплачиваем премиальные спикерам, не платим зарплату сотрудникам, вход на мероприятия совершенно бесплатный. Отсутствие бюджета для нас не недостаток, а достоинство, так как позволяет расширяться без оглядки на финансы. Конечно, у этого есть свои минусы, такие как отсутствие качественного оборудования для записи лекций на видео. Невероятно жаль, когда нет возможности записать в хорошем качестве лекцию, заслуживающую аудитории всего Интернета, а не зала на 100 человек.

— Иными словами, у «Курилки» своего рода сетевая структура?

— Я бы это охарактеризовал просто как общественное движение во имя популяризации науки, где главным заинтересованным лицом является само общество, а не государство или бизнес.

— А какие можно придумать аналогии?

— С аналогиями тяжело. По сути, насколько я знаю, мы единственные, кто действует подобным образом не только в России, но и в мире.

— Твои коллеги — кто они?

— У нас в Москве есть команда из 10 организаторов. Это студенты, аспиранты, нет никого старше меня, а мне всего 25 лет. До начала года с нами даже был школьник, старшеклассник, сейчас он на первом курсе МГУ. Руковожу всем я, но постепенно отдаю им всё больше полномочий и являюсь по большей части просто координатором. Если говорить о России в целом, то в команде человек 80, и в ней есть люди самых разных профессий: журналисты, юристы, рекламные агенты, врачи, инженеры, очень многие ребята — студенты вузов. Команда у нас удивительно разношерстная, молодая и веселая.

— Что вас связывает? Что у вас общего?

— Как однажды я уже сказал со страниц вашего издания, мы — волонтеры науки. По сути, это самое точное выражение, и оно до сих пор не потеряло актуальности. Мы люди, которые делают что-то для науки, при этом не получая выгоды и не являясь ее представителями. Большая часть научно-популярных мероприятий, которые у нас в стране проводятся, — это либо бизнес и способ заработать как цель, либо популяризацией занимаются сами ученые, и с точки зрения организации они часто бывают далеко не идеальны.

Мы же можем провести за два часа три лекции, и цель — не создать полноценную картину в данной сфере, а заинтересовать слушателя, дать импульс к самостоятельному изучению, и за эти три получасовые лекции у нас есть время рассказать всё самое интересное и берущее за душу. Иногда слушатели постепенно превращаются в организаторов и хотят проводить «Курилку» в своем городе, например где-нибудь за Полярным кругом.

— Согласишься ли ты, что вы своего рода прогрессоры из мира первых книг братьев Стругацких?

— Один из моих минусов в том, что я всегда недооценивал силу художественных произведений, поэтому мне сложно подобрать образ из области культуры…

— Ты в принципе читаешь что-то из художественной литературы или только научно-популярную?

— Честно говоря, у меня особо нет времени читать даже научную и просветительскую литературу. Вся моя жизнь — это очередная лекция. И это, конечно, минус…

Немного статистики

— Кто посещает лекторий? В основном молодежь?

— Да, это люди от 18 до 35 лет. Студенты, а также те, кто уже закончил вуз, но не потерял тягу к знаниям.

— Сколько в среднем человек приходит на одну лекцию?

— Если речь о Москве и Санкт-Петербурге, то здесь собирались залы на 400–450 человек, во Владивостоке на фестивале «Просветителя» было около 350, в Казани — В крупных городах стандартная аудитория — 150–200 человек, в маленьком Кургане 30 человек — неплохой результат, в Челябинске на первом мероприятии наши ребята-организаторы ожидали человек 30, но пришло 150!

Важно понимать, что нашу деятельность ни в коем случае нельзя оценивать исключительно количественно. «Курилка» даже более социальный проект, чем многие думают. Кроме цели популяризации науки и знаний о мире в обществе у нас есть и другие цели. В некоторых городах, где появилась «Курилка», она была первым научно-популярным лекторием на всю округу.

Мы не просто ставим новую галочку на карте России. Мы одни из первых в стране, кто поставил целью создание мест интеллектуального отдыха в тех городах, где до этого были только клубы с пивнушками. Создание площадок для встреч образованной молодежи способствует кооперации этих людей, их активному взаимодействию. Вы представить не можете, на что способны молодые умные и активные, если соберутся вместе, особенно в среде, зачищенной от гражданской активности.

Почему все полюбили научпоп?

— Как ты думаешь: увлечения научпопом среди молодежи — это влияние «тлетворного Запада»? Или здесь российская специфика? Власти советской империи делали ставку на милитаризм и физико-математическое образование. А все мы так или иначе made in USSR… Звезда взорвалась — свет не исчез…

— Я не думаю, что советское прошлое так сильно влияет на то, чем занимаюсь я и другие люди моего поколения. Мы были рождены в то время, когда уже почти всё в СССР было в упадке. Конечно, в детстве мы питались теми знаниями, которые нам дали советские люди, но это, на мой
взгляд, не может определить судьбу. Большую роль играет сама личность. Не так много людей, которые готовы жертвовать своей работой, личной жизнью, интересами ради продвижения и популяризации науки. Таких людей мало, но они есть.

Люди, которые приходят на лекторий в качестве слушателей, оторваны от советского образования, которое было 40 лет назад, не знают, как оно было устроено. Уровень образования, которое они получают сейчас, разнится. Среди нашей аудитории он средний или высокий, но в целом по стране уровень очень низкий.

— Что заставляет тебя думать так?

— Такие у меня впечатления. Я знаю одного профессора, ему около 60 лет, он утверждает, что между Дальним Востоком и Украиной течет подземная нефтяная река. Или еще пример — его сверстница, преподаватель культурологии, которая утверждала, что город Троя назван в честь Святой Троицы. Высшая степень безумия.

— И все-таки: почему открытый лекторий востребован? Почему столько людей в это включается и ставит высоко в списке личных приоритетов вне зависимости от того, обладают они большими ресурсами или нет? Как ты думаешь?

— Я думаю, рост интереса к науке объясняется тем, что мы стали от нее слишком зависимы. Наука окружает нас в повседневной жизни. Горит лампочка, в руке смартфон, на столе компьютер — всё это производные мира технологий, их породила наука. Мы привыкли узнавать о новинках и сенсациях, поражающих воображение. Еще десять лет назад никто и представить не мог, что сможет в деталях рассмотреть поверхность Плутона. А сейчас это не просто реальность, это свершившийся факт.

Кроме того, мое предположение такое: в России происходит слишком много событий мракобесного содержания, и наука для многих становится той отдушиной и той свечой, которая выводит из этого средневекового, темного состояния, помогает лучше анализировать происходящее и критично мыслить, а критичное мышление играет важнейшую роль в мировосприятии человека.

Штрихи к портрету

— Расскажи о себе, пожалуйста. Чем ты занимаешься кроме «Курилки Гутенберга»?

— Я работаю инженером-электроэнергетиком. Учусь в МАМИ на шестом курсе, факультет управления и экономики. Окончил московскую школу № 138, самую обычную. Был заядлым троечником. Не сказать, что я был таким уж разгильдяем, проблема скорее в том, что я никогда не любил и не умел зубрить, а объяснять в наших школах долго не любят.

— Какие учителя тебе запомнились с точки зрения популяризации науки? Кто мог донести сложные вещи интересно и весело?

— Единственный, кто запомнился, — это учитель физики. Все темы были сопровождены лабораторными работами и экспериментами. Динамо-машины, перышко в вакуумной трубе, металлическая стружка в электромагнитном поле… В отличие от математики, которая была абстрактной, физика всегда была логичной, понятной, непосредственно связанной с окружающим миром. Это мне близко. Наверное, поэтому я и стал инженером.

— И ты дальше планируешь по профессии работать?

— Нет. Я сразу перестану работать там, где я сейчас работаю, с момента, когда занятие, которое я люблю и которому сейчас отдаю большую часть жизни, начнет приносить доход, позволяющий мне уделять ему всё время целиком. То есть дело для меня не в деньгах. Жизни без науки я давно не представляю, а вот без схем энергообеспечения объектов представить могу.

Какие рубежи взяла «Курилка»?

— Какие лекции года тебе лично запомнились больше всего?

— До сих пор одна из самых любимых лекций — самая первая, в здании Центрального телеграфа на Тверской, ее читал историк Михаил Майзульс на основе книги Александра Мещерякова «Как стать японцем». Это до сих пор одна из моих любимых лекций. Также очень интересная лекция у Антона Захарова — «Нейробиология аппетита». И совсем недавно врач Александр Граница рассказал в Казани про шизофрению. Просто потрясающая лекция, возможно, лучшая за всё время.

— Каковы достижения года? Что важно для тебя?

— До сих пор одно из самых ярких для меня событий — лекции, организованные в партнерстве с Государственным Историческим музеем на Красной площади. Это был первый знак нашего научного и просветительского признания.

Второе достижение — публичная презентация проекта космического спутника «Маяк». Это первый спутник в России, разработанный на крауд-фандинговой основе. Проект ведет группа молодых ученых-волонтеров. Спутник они уже собрали, теперь проводят тесты оборудования и собирают средства непосредственно для запуска на орбиту Земли. Он откроет светоотражающий элемент на высоте 600—800 км. Среди научных целей запуска — отработка устройства для аэродинамического торможения, исследование плотности верхней атмосферы и верификация математической модели расчета видимой звездной величины космического аппарата. Но главная цель — популяризация космических исследований. Для презентации мы организовали телемост с шестью городами.

Третье событие — участие «Курилки Гутенберга» в фестивале премии «Просветитель» в ноябре 2015 года, для которого мы на базе своих площадок организовали региональную программу. За четыре дня, с 12 по 15 ноября, мы провели в 8 городах (Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Астрахани, Омске, Уфе, Казани и Владивостоке) 28 лекционных, игровых и дискуссионных мероприятий. Во Владивостоке, например, мы устроили не просто отдельное мероприятие, а целый фестиваль. Там был и лекторий с участием местных популяризаторов, и мастер-классы ученых, плюс дети учились программировать роботов, чтобы те проходили лабиринты, реагировали на свет.

Вперед, в будущее!

— Хорошо. Итоги подвели. А какие у вас планы?

— Среди планов самый ближайший — трансляция публичных лекций по радио. Буквально на днях прошли переговоры с радиостанцией «Маяк», и теперь наш лекторий обогатился одноименной передачей в радиоэфире, первый выпуск которой выйдет в феврале или в марте. А основное — выход в новые города: Сочи, Йошкар-Ола, Воронеж, Екатеринбург… А также выход в ближайшее зарубежье, а именно страны СНГ. Первым на очереди стоит Минск.

— Какие новые проекты вы запускаете?

— В октябре-ноябре их было как минимум три. Первый — «Нейробудущее»: группа молодых нейробиологов рассказывает о работе человеческого мозга. Второй — «Портрет» в Доме-музее Гоголя: лекции по изобразительному искусству и культуре в целом. Третий — «Созвездие», проект, созданный совместно с Музеем космонавтики на ВДНХ, в котором мы рассказываем исключительно о вещах, связанных с космосом. Еще в видеороликах мы начали делать субтитры специально для слабослышащих и глухих. Мы решили: очень некрасиво делать вид, что нет проблем с доступом данных категорий граждан к научно-популярному контенту, и решили как-то на это повлиять со своей стороны.

— Это хорошо не только для глухих! Если лектор, например, употребляет сложный термин, его можно визуально схватить и запомнить…

— И последнее из достижений: на мой взгляд, сейчас «Курилка» уже имеет репутацию, которой не было год назад. Тогда нам приходилось доказывать, что лекции о науке стоит пускать в зал, аренда которого стоит полмиллиона рублей за вечер. Сейчас нам охотнее открывают двери, хотя экономический кризис тоже вносит свои коррективы.

1. Демина Н. Мы — волонтеры науки! // ТрВ-Наука. № 171 от 27 января 2015 года.

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: