Мы за всё хорошее?

Юрий Ковалев

Юрий Ковалев

Дискуссия о принципах финансирования науки в России продолжается. В статье члена Совета по науке Минобрнауки Юрия Ковалева приводятся аргументы в поддержку конкурса и экспертной оценки как оптимального подхода к организации научных исследований и принятию кадровых и финансовых решений.

Позвольте начать обсуждение с рассказа о том, что происходило последние несколько месяцев — после проведения майской конференции научных работников. На расширенном заседании Совета по науке Минобрнауки в июне 2015 года произошел обмен мнениями активных участников обсуждения проекта методических рекомендаций (МР) и было принято решение о создании рабочей группы для нахождения консенсуса по проекту МР [1]. Рабочая группа (РГ) по обсуждению МР состоит из представителей Минобрнауки, Совета по науке Минобрнауки, Профсоюза работников РАН, Комкон и ОНР. Одним из представителей последнего является сопредседатель Совета ОНР Павел Чеботарев. Дискуссия состояла из рассуждений и аргументов полным объемом, кажется, в несколько номеров ТрВ-Наука, и по большинству вопросов удалось прийти к согласию. Анализ публикуемого текста Павла представляет определенную сложность именно из-за того, что дискуссионный формат работы РГ заменяется на пафосно-постулативный стиль газетной статьи, напоминающей известную песню группы «Ленинград» [2]. Но попробуем. Спасибо газете ТрВ-Наука за возможность перенести малую часть дискуссии на ее полосы.

Путь оптимального развития — читай, финансирования фундаментальной науки — в любой стране определяется исходя из граничных условий и параметров, по которым происходит оптимизация. Очень упрощенно: граничные условия — это объем финансирования, имеющиеся в наличии кадры и инфраструктура. А оптимизацию можно делать в той или иной мере на комбинацию таких задач, как подготовка и/или закрепление кадров высшей квалификации, обеспечение социально приемлемого характера изменений, получение результатов в виде научных статей, книг, разработка наукоемких технологий.

Рассмотрим примеры двух типичных подходов.

В статье Павла Чеботарева идея обеспечения «права исследователя исследовать» вызывает недоумение своим популизмом и абсолютной нереалистичностью. В современных российских условиях это де-факто оптимизация, ориентированная не на рост кадров или научный результат, а исключительно на отсутствие увольнений. Подчеркнем, что уровень современного финансирования науки в стране совершенно не в состоянии реально обеспечить это «право» всем ученым.

Подход, аналогичный предлагаемому Чеботаревым, был недавно применен РАН при принятии решения о реализации программ президиума [3]. В результате сильно пострадало финансирование наиболее успешной, прозрачной, истинно конкурсной программы «Молекулярная и клеточная биология» [4] и большинства других. Зато РАН практически не коснулись увольнения, сохранилось количество базовых ставок.

Другой подход к оптимизации демонстрируют практически все развитые страны. В них получение любой ставки связано с реальным конкурсом. И чем выше позиция, тем серьезнее конкурс. Например, получение финансирования на временный двухлетний пост-док от Фонда Гумбольдта в Германии связано с прохождением конкурса на уровне трех кандидатов на место [5]. Конкурсы на постоянные позиции в ведущих странах — порядка 10–100 человек на место. Напомним, что к результатам имен-но этих стран мы сейчас стремимся (не важно, по каким показателям измерять их результативность). Именно этот подход предлагается и в МР. В чем идея? Необходимо платить ученым такую базовую заработную плату, которая позволит достойно существовать в современном мире с уверенностью в завтрашнем дне. А молодым ученым — осознавать эти перспективы и стремиться получить подобные ставки, а не остаться на постоянных позициях за рубежом или уйти в другие области деятельности. Принципиально важным является долгосрочный характер финансирования, с продлением ставок по результатам аттестации. При ограниченности финансирования это можно эффективно реализовать только в рамках конкурса. Подчеркнем, что подобные условия позволят ведущим группам комфортно работать, а не заниматься постоянным написанием заявок на гранты и отчетов по ним для целей «поддержки штанов». А инициативные гранты РФФИ, например, по-иному охарактеризовать нельзя.

Называть эти условия «рай для немногих» в условиях борьбы за сильные кадры на российском и мировом рынке по меньшей мере несерьезно. Это жестокая необходимость, которую можно заменить только железным занавесом (решается проблема утечки мозгов) и ограничением зарплат и свобод в других сферах деятельности (решается проблема ухода сильных кадров «в бизнес»). Пафос автора при ссылках на процент богатейших людей России и сравнение с МР, честно говоря, не способствует совместной конструктивной работе. Напомню, что общественные организации в своем пресс-релизе «поддерживают саму идею адрес-ной поддержки сильных коллективов» [1]. При этом размер окладов ведущих ученых жестко в МР не регламентирован. Так зачем выдумывать то, чего нет?

В ходе дискуссий в рабочей группе согласия по большинству вопросов удалось достичь благодаря идее использования только дополнительных средств для организации ставок ведущих ученых и групп. Поэтому не совсем понятна страшилка автора про массовые сокращения. Это, скорее, проблема директоров и ректоров по выполнению майских указов президента, не завязанная на МР. Не могу не согласиться, что при-вязка зарплаты к средней по региону дискриминационная и несправедливая. Совет по науке выступает против подобной дискриминации; в современной версии МР требования о привязке удалось смягчить до уровня «рекомендации учитывать» в результате компромисса с Министерством. Боюсь, опасения автора по данному вопросу справедливы. Но это, опять же, проблема исполнения майских указов, а не МР. Профсоюзы РАН это понимают и работают в соответствующем направлении.

Гладкое распределение финансирования по столицам и не столицам, преимущественное финансирование стартапов молодых научных лидеров, да и много других тонких настроек будет возможно и необходимо при реализации прописанных в МР конкурсов со стороны соответствующих ведомств. Но только конкурсы дают такую возможность и свободу тонкой настройки. Не ясно, о каком разрушении научной среды говорит Павел. МР направлены на преимущественное финансирование научных групп, а не только отдельных ведущих ученых. В рамках этих научных групп будут и лидеры, и середняки, и молодые ученые с аспирантами. И мы наконец получим возможность (да, только в группах, выигравших опережающее финансирование) набирать аспирантов на достойную стипендию, а не на постыдные 6 тыс. руб. Вот только кадровых ошибок в таких группах будет несоизмеримо меньше, на то их лидеры и являются ведущими учеными. Что делать «крепкому середняку», если он не выбился в «сильнейшие» и если никто из сильнейших не взял его в свою группу? Один из вариантов в условиях России кажется очевидным — идти преподавать в вуз. Там от середняка будет реальная польза: он/она будет учить новые поколения.

Какие же предложения альтернативны МР? Их не наблюдается. Призыв «нужно больше денег» очевиден и, кстати, имеет чуть больше шансов на успех именно при реализации настоящих реформ. Предположим, что в ближайшие годы значительно больше денег не будет. Какую альтернативу предлагают общественные организации, РАН? Прозябать на современном уровне средних зарплат в 30 тыс. руб. (про аспирантов вообще молчим), покупательная способность которых продолжает падать? Странно сегодня слышать от представителя ОНР в группе по согласованию МР призыв к научной общественности «предлагать иные подходы» после месяцев совместной работы и лет с начала обуждения этих принципов [6]. Коллеги, ну так предлагайте что-то для развития наконец!

P. S. Искренние поздравления коллегам из Института космических исследований с 50-летним юбилеем! Мало кому везет на настолько интересные, насыщенные, блистательные, совсем непростые 50 лет. Желаю, чтобы ваше, точнее, наше общее будущее в космосе оказалось не менее занимательным.

1. Пресс-релиз общественных организаций ученых.

2. Группа «Ленинград», песня «Мы за всё хорошее». Внимание: ненормативная лексика! (18+)

3. Объявление РАН «О финансировании фундаментальных научных исследований, выполняемых по приоритетным направлениям, определяемым Российской академией наук (программ президиума РАН)».

4. Подборка материалов по программе «Молекулярная и клеточная биология».

5. Статистика стипендий Humboldt Research Fellowship на немецком языке.

6. Документы Совета по науке Минобрнауки от сентября 2013 года, рассмотренные в начале обсуждения новой модели финансирования научных исследований. http://sovet-po-nauke.ru/info/26092013-docs
См. также другие документы по данной теме на сайте Совета http://sovet-po-nauke.ru/info.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

42 комментария

  • Ravn:

    Аргументация не выдерживает никакой критики, автор противоречит сам себе.

    Например, он пишет:

    «Необходимо платить ученым такую базовую заработную плату, которая позволит достойно существовать в современном мире с уверенностью в завтрашнем дне. А молодым ученым — осознавать эти перспективы и стремиться получить подобные ставки, а не остаться на постоянных позициях за рубежом или уйти в другие области деятельности. Принципиально важным является долгосрочный характер финансирования, с продлением ставок по результатам аттестации.»

    Прекрасно, ни добавить не убавить. Именно аттестация, которая подразумевает выполнение неких показателей.

    Но автор тут же опровергает сам себя: «При ограниченности финансирования это можно эффективно реализовать только в рамках конкурса»

    ??? Какая же может быть «уверенность в завтрашнем дне» или «долгосрочный характер финансирования», если это будет конкурс? То есть кто-то победил, а остальные проиграли, а в следующий раз проиграет нынешний победитель. Или конкурс хотят провести один раз, выкинуть вон всех «лишних ученых» и комфортно распределять бюджет РАН между оставшимися? Попахивает «научной Распилиадой».

    И тут уж совсем смешно выглядит тезис автора: «Подчеркнем, что подобные условия позволят ведущим группам комфортно работать, а не заниматься постоянным написанием заявок на гранты и отчетов по ним для целей «поддержки штанов»». Про «комфортно работать» уже разобрали, а чем уважаемого автора не устраивает написание заявок и отчетов по грантам? Ведь это же тот же самый конкурс, за который он так ратует! Более того, конкурс более совершенный, т.к. грантов много, эксперты разные, тематики конкурсов тоже разные. Ан нет, гранты, то есть равные условия для всех, почему-то не нравятся. А ведь на Западе постдоков и нанимают в основном на грантовские деньги, да и много чего еще на них делают.

    Идем дальше. Следующий пассаж: «Поэтому не совсем понятна страшилка автора про массовые сокращения». То есть как непонятна? Вы же сами в начале статьи задали граничное условие — общий объем финансирования. Так вот, если платить достойную базовую зарплату, то на всех, получается, не хватит? Или как?

    Дальше. «Не ясно, о каком разрушении научной среды говорит Павел. МР направлены на преимущественное финансирование научных групп, а не только отдельных ведущих ученых». Два соседних предложения противоречат друг другу в корне. Преимущественное финансирование ведущих научных групп означает недофинансирование остальных, которых тем более хотят выгнать в вузы. Ну, что творится в вузах, в прошлом номере хорошо рассказали сотрудники Физтеха и КФУ. Но если остальные, мягко говоря, «недофинансируются», то это и есть разрушение научной среды, о котором совершенно правильно пишет П. Чеботарев.

    Более того, надо понимать, что при постоянной необходимости для научной группы выигрывать предлагаемые автором конкурсы «выпадение» научного лидера группы, который обладает квалификацией, организаторским талантом, связями (а какой конкурс без них), означает смерть такой группы. Я видел несколько таких случаев и могу утверждать: период полураспада работающей лаборатории в таком случае — от года до трех лет. И надо понимать, что такая группа, вытоптавшая за счет конкурса поляну на своем направлении вместе с собой похоронит и данное научное направление в России. Молодежи некуда будет податься и они уедут за границу.

    Кстати, и про заграницу. Не надо обманываться. Когда в 1993 году разрешили свободный выезд, то тоже были разговоры «все уедут». Не уедут. Я, как и многие коллеги, подолгу работал за границей и могу совершенно четко заявить: все, кто хотел уехать, уже уехали. Кто захочет — уедет. Никогда в России не создать научную и околонаучную атмосферу, как на Западе. Но! Далеко не все хотят уезжать, по разным причинам, зачастую ненаучного плана. И вот эти люди могут работать в науке здесь. Зачем же ставить перед ними развилку — уезжать или уходить из науки?

    И, кстати, многие, кто работает на так пренебрежительно называемые автором 30 тысяч готовы и дальше работать и зачастую неплохо. У всех разные обстоятельства, не надо всех под одну гребенку.

    Ну и, наконец, про предложения. Если вкратце, то они простые. Первое — оставить базовое финансирование. Второе — провести аттестацию, именно аттестацию, а не конкурс, чтобы отсеять тех кто совсем ничего не делает, таких, по моим наблюдениям, процентов 10-15. Для аттестации должны быть четкие и понятные наукометрические критерии плюс решение ученого совета. Никаких планов по сокращениям. Третье — развивать систему дополнительного финансирования через научные фонды, программы МОН и т.д., чтобы сильные группы могли такие конкурсы выигрывать. Четвертое — ввести реальную переаттестацию аспирантов и поднять им стипендии например до 20 тыс. Пятое — идя навстречу пожеланиям автора о конкурсах — сократив те самые 10-15 процентов откровенных бездельников, высвободившиеся деньги пустить на финансирование надбавок в рамках ПРНД (показателя результативности научной деятельности по итогам года), четко обозначив критерии его исчисления.

    На первое время так.

    Только, сдается мне, за МОН и советом при МОН стоят вполне шкурные интересы конкретных научных групп и общий позыв чиновников отчитаться об очередной реформе...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Лёня:

      «??? Какая же может быть «уверенность в завтрашнем дне» или «долгосрочный характер финансирования», если это будет конкурс?»

      Противоречий тут нет. Автор, очевидно, уверен в том, что конкурс будет организован тем же междусобойчиком, который лепил данные рекомендации и, соответственно, правильные товарищи будут назначать других правильных товарищей типа выигравшими конкурс. Не спроста же в рекомендациях об организации конкурсов практически ничего не сказано, стало быть, чиновники этот ключевой интимный момент оставили про себя, как шулер оставляет туза в рукаве. То же и насчёт ”комфортно работать, а не заниматься постоянным написанием заявок на гранты и отчетов” – если всё решает междусобойчик, то правильным товарищам действительно можно комфортно работать и не париться по поводу заявок и отчётов.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Ravn:

        Согласен, я это и имел в виду когда говорил про научную Распилиаду.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Эм:

        «Другой подход к оптимизации демонстрируют практически все развитые страны. В них получение любой ставки связано с реальным конкурсом. И чем выше позиция, тем серьезнее конкурс».

        Ссылка на заграницу как оправдание проводимых реформ типична для тех, кто не понимает смысла происходящих там явлений. Тащат к нам всё, что ни попадя. Например, пресловутые рейтинги. Вот как это работает в Америке. Выпускник физфака в Беркли получит не менее 80 тыс. долл/в год, а юрфака Гарварда 140. Цифры устарели, но важен принцип. Университет Карнеги-Меллон – первый в компьютерных науках, а Питт – в трансплантологии, догадается ли г. Ковалёв, что это значит на практике? У нас же ничего подобного не было, нет и никогда не будет. Так зачем нам эти рейтинги? Или вот о конкурсах. В нашей лаборатории в Черноголовке ведущий инженер получает 13 тыс. руб., а гл. н. сотр. доктор наук 31 тыс. – за такими зарплатами там конкурс? А бакалавры-магистры – зачем нам всё это? Там это, как и конкурсы, – часть системы отбора. Это сложная, но очень эффективная система, которая собирает способных со всего мира, бесплатно (да!) их учит, а потом постепенно просеивает, отбирая самых лучших; гг. Ковалёвы об этом понятия не имеют. А у нас для молодёжи – бюджетные места. А в Питте, когда я там был (1993 год), приехавшие голые и босые студенты из России прекрасно жили, учились и работали, зарабатывали себе преподаванием на младших курсах по 13 тыс. долл., им хватало и на «тьюишн» (4 тыс.), и на безбедную жизнь. Я бы первым пунктом в методические рекомендации включил «Уволить таких-то реформаторов». Процитирую Е. Я. Сатановского (если он этого не говорил, беру на себя): «Я уверен, что основным врагом российской экономики и внутренней стабильности является правительство Российской Федерации. Главный враг нашей науки и образования – это соответствующее министерство... Я не исключаю, что через 10-15 лет некому будет не только строить оборонные системы, но и управлять тем, что построено. С таким уровнем школьного и высшего образования, который мы имеем сегодня. Экономят копейки, а вреда приносят на миллиарды».

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • y.v.:

          Понятно, что у них ТАМ сложная система положительного отбора, которая работает. Понятно, что у нас работает система отбора в противоположную сторону — в стиле «Препод в универе это просто по определению ботан-неудачник, который после универа не смог найти нормальную работу». Или «В науке остаются только те, кто может выжить на 12 т.р. в месяц».

          Ну а делать то что? Мы оказались в довольно уникальной ситуации, наука у нас есть, а экономика построена так, что особой потребности в ней нету. Соответственно с прикладной наукой у нас все весьма печально, «у них» она финансируется за счет бизнеса, а у нас кормится за счет государства и то очень скудно. Фундаментальная наука и должна финансироваться за счет государства, но денег откровенно мало.

          У Вас есть какие нибудь предложения, кроме как «не экономить копейки»?

          Вот есть бюджет ФАНО, по аналогии с РАНовским, 90 процентов бюджета сейчас уходит на базовое финансирование институтов, 90% базового финансирования превращается в зарплату. Очень маленькую, как все мы с вами знаем, куда меньше средней по региону.

          И что, оставить все как есть? И при этом на молодых ставок не хватает(причем не только в РАН, но и в МГУ),а совсем бездельников уже давно уволили. Делать то что теперь?

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

          • Эм:

            Первое я уже сформулировал. Второе – опубликовать зарплаты бюджетных сотрудников всех учреждений ФАНО по должностям, как это делается на любимом ими Западе (например, я посмотрел Беркли, там самый высокий доход у классика химической физики проф. Билла Миллера, 211 тыс. в год; мы с ним в московском Военторге для его дочек офицерские галифе покупали, у них это было в моде). Тогда будет видно, кому живётся весело и вольготно в ФАНО на зарплаты от 100 тыс. до 1 миллиона в м-ц и выше. И третье: финансирование должно строиться от малого к большому, а не наоборот. Вот как описал этот процесс мой знакомый – специалист по грантовому финансированию в Америке. «Изложи мне на двух страницах идею. Если понравится, добуду у инвесторов 30 тыс. долларов на написание гранта, я знаю, как писать и куда подать. В случае успеха получишь 100 тыс. на разработку технологии. Если одобрят технологию, дадут 1 млн. на лабораторную установку, затем 10 млн. на промышленную, затем 100 млн. на завод». На каждом шаге могут зарубить и списать деньги в убыток. К экспертизе привлекаются лучшие специалисты, целые институты. И всё равно, подавляющее большинство принятых проектов проваливается, успешен максимум один из десяти. Как и почему же это всё-таки работает? Отбираются лишь те проекты, которые сулят сумасшедшую прибыль, и они-то окупают все потери. Вот пример того, как относятся инвесторы к неудачникам. Китаец получил у инвесторов Тайваня 10 млн. на разработку какой-то электроники и прогорел. Вскоре они же дали ему 20 на другую разработку – почему? А потому, что 1) он исполнил проект и создал прибор; 2) могучий конкурент стал продавать аналогичный продукт ниже себестоимости – обычное дело для рыночной экономики. Только повторю ещё раз главное – важен принцип от малого к большому, а вот детали его реализации в нашей стране должны быть другие, истинно наши, а не американские. Задача нашего базового бюджетного финансирования – культивация богатой научно-образовательной среды, в которой могли бы произрастать таланты, а в России талантов столько рождается, что хватит и ей, и многим другим. А дополнительное, грантовое финансирование может быть и бюджетным, и частным.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0

            • y.v.:

              Вот кстати неплохое видео о том, что «запад» думает о нашей науке, т.е. о том, почему у нас есть талантливые ученые и изобретатели (и собственно изобретения), но последние 200 лет никак не получается «модернизация»:

              serious-science.org/probl...n-in-russia-4359

              Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • y.v.:

      Очень дельные предложения, сложно не согласится.

      С аспирантами правда не выйдет, у защитившегося мнс базовые зарплаты и есть в районе 20т.р. А в институтах и так все базовое финансирование на зарплату уходит. Не знаю как где, но у нас в институте число аспирантов уже сократилось вдвое и конкурса толком нет, а на факультете конкурса в аспирантуру нет уже лет 5...

      *аспирантура это не только 3-4 лишних года халявы для тех кто не хочет работать, но и средство откосить от армии для тех кто уже работает... Собственно это одна из основных причин популярности аспирантуры в РФ. С другой стороны, по статистике защищается в срок не так уж и мало народу, 25-30%, так что все наверное не так уж и плохо.

      Что то еще с программами президиума надо делать — а то они как то совсем выродились, еще хуже чем РФФИшные, совсем копейки.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Андрей:

      Вот конкретная альтернативная программа (не моя, взято из обсуждения статьи Чеботарёва) «Реализация идей, заложенных в инициативах МОН приведет просто к исчезновению науки в России. Сначала наука приобретет «островной» характер, когда несколько счастливчиков (отдельный вопрос, правильно поднятый автором — кто и как будет их «осчастливливать» — думаю, все понимают как) останутся, а все остальные будут фактически выкинуты на улицу. При этом исчезнут целые направления, поскольку при таком подходе в институтах РАН останется всего по нескольку лабораторий. Причем и счастливчикам ничего не гарантируется, а при этом как можно планировать серьезное исследование? — все превратится в мелкотемье и драчку за доступ к нужным людям.

      Далее уже эти оставшиеся коллективы неизбежно будут загибаться по двум причинам: не может ученый-лидер, имеющий квалификацию и связи, работать вечно, и потом без окружающей научной среды такому коллективу неоткуда черпать кадры, консультативную и экспериментальную помощь, идеи.

      К тому же, кто даст гарантию, что красиво написанная заявка приведет к получению интересного результата, а что-то, что сейчас выглядит сомнительно — не принесет открытия в будущем? Ни один серьезный ученый никогда не даст.

      Но самое страшное заключается в том, что с отсечением от финансирования огромного количества ученых у нас исчезнут целые научные направления, то есть просто элементарно не останется людей, обладающих должной квалификацией и способных понять, что сделано в их области на Западе и перевести это с научного на русский, и при необходимости перенять передовой опыт и внедрить здесь. И вот это очень скоро приведет к научному и технологическому отставанию навсегда.

      Неужели в МОН нет ни одного разумного человека, который бы этого не понимал? Вопрос, видимо, риторический...

      Поэтому, на мой взгляд, предложения научного сообщества должны сводиться к следующему.

      1) Первое и главное — не трогать «базу». Если ее тронуть в том или ином виде — все, это неизбежно приведет развалу научной среды. Пусть базовый оклад в РАН 20 тысяч, но если это позволяет сохранить квалифицированных людей — этому только радоваться можно.

      2) Механизмы поддержки различных групп ученых. Конкурсы на дополнительное финансирование, поддержка ведущих ученых — все это очень хорошо, но не за счет остальных. Научные фонды с разной направленностью проектов, и самое главное с широкой линейкой конкурсов — а не как в РНФ один инициативный конкурс 20 заявок на место, а потом только тематические, и тоже с огромной конкуренцией. Нужны дополнительные инициативные с меньшими суммами и большей доступностью. РФФИ смотрится лучше, но там размер грантов уж слишком мал. Смысл — каждому виду научных групп — свои конкурсы. Крупные группы ученых-лидеров борются за большие гранты на десятки миллионов, малые группы — за миллион-два в год.

      3) Механизмы поддержки молодых ученых по объективным критериям (публикации, участие в грантах и т.д.). Система адресных стипендий. Молодежные гранты.

      4) Государственное задание с четко сформулированными направлениями и финансированием. Правда, для этого нужно возрождать ГКНТ.

      «Где деньги, Зин?» — а надо понять нашей верхушке, что РАН это последний островок науки как социального явления, (вос)производящего знания, квалификацию и кадры. Не будет его — не будет прикладной и военной науки, не будет качественного образования. На фоне гигантских неэффективных трат дополнительное финансирование РАН это капля в море.»

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • ВПоль:

    Начну с цитаты:

    «Представители ОНР в группе по согласованию МР призывают к научной общественности «предлагать иные подходы» несколько месяцев с начала совместной работы и лет с начала обсуждения принципов [6]. Коллеги, ну так предлагайте что-то для развития наконец!»

    И действительно:

    Автор прав, давно пора разработать и предложить свою версию реформы финансирования науки.

    Но «директора», ПРАН, ОНР молчат.

    Т.е. «воз толкает» пока только МОН, и конечно в свою сторону.

    НО дефект его предложения очевиден:

    он заключается в том. что у нас нет нормальных критериев выполнения ожидаемых многочисленных конкурсов.

    Решения т.н. «экспертов» полны произвола и перекосов.

    Нужны более объективные критерии,

    И их надо предлагать.

    У нас такие есть (как говорил Ильич: есть такая партия).

    Например, принимать все конкурсные решения

    на основе заслушивания теми же экспертами

    открытых докладов по достигнутым результатам и заявкам на проекты.

    Так не дают высказаться на эту тему ни на сессиях ОНР, ни на тех же Уч Советах в НИИ.

    Даже ТрВ не дает своих страниц для предложений.

    Вот и все дела.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Михаил:

    Гм ... а вы полагаете, честная система конкурса — «как в передовых странах» — может работать в — де факто — феодальной Вертикальной системе? Это вам не напоминает как Эртель описывал как «прогрессивные помещики» заводили у себя европейские сорта, машины ... с крепостными. И разорялись еще быстрее тех, кто действовал просто «по здравому смыслу и по старинке»? Мне кажется, пока — пока судьба страны в подвешенном состоянии — не то в Чучхе идем, не то в Европу — возможны только «гомеопатические» меры — слегка увеличить размер грантов РФФИ, слегка увеличить роль экспертов и ученых советов. Облегчить горизонтальные связи. Масштабные преобразования просто ломают сложившуюся систему, но не создают новую — слишком неопределенны «граничные условия»

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • gsfm:

      Вы думаете, если вместо «вертикали» будет «диагональ», как в Сомали, Гватемале или в Пакистане станет лучше?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Михаил:

        Дорогому gsfm: Полагаю, если будет «горизонталь» как скажем в США (негр — президент, как если бы у нас еврей или там женщина) ... было бы лучше. Гм ... а Вы полагаете, только такие примеры как Сомали или Гватемала подходят для славной Пуландии?

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • gsfm:

          А вы полагаете в мире есть только США и западная Европа?

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

          • Лёня:

            Человеку, живущему в вымышленной стране Пуландии, ещё и не такое может пригрезиться. ‘Sweet dreams are made of this’

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Сергей Петровичев:

      Кто бы говорил

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Стас (физик):

    1. «Пафос автора при ссылках на процент богатейших людей России и сравнение с МР, честно говоря, не способствует совместной конструктивной работе». Явно выдает в Ю. Ковалеве человека, получающего в разы больше среднего н.с. и ассоциирующего себя с правящей верхушкой реформаторов.

    2. «Что делать «крепкому середняку», если он не выбился в «сильнейшие» и если никто из сильнейших не взял его в свою группу? Один из вариантов в условиях России кажется очевидным — идти преподавать в вуз. Там от середняка будет реальная польза: он/она будет учить новые поколения». Ю. Ковалев абсолютно не в курсе того, что идут слияния ВУЗов, совмещенные с сокращением штатов? Ю. Ковалев не слышал о предложениях МОН сократить количество ВУЗов в разы? Ю. Ковалев не знает, что даже во многих ВУЗах Москвы чтобы залатать дыры массово используются труд долеставочников и замещение остепененных преподавателей не остепененными (в том числе — за счет эксплуатации труда аспирантов)? Ю. Ковалев не в курсе того, что предлагаемые при переходе в ВУЗы зарплаты почти неотличимы от РАНовских (а иногда и хуже)?

    3. «Конкурсы на постоянные позиции в ведущих странах — порядка 10–100 человек на место. Напомним, что к результатам имен-но этих стран мы сейчас стремимся (не важно, по каким показателям измерять их результативность). Именно этот подход предлагается и в МР. В чем идея? Необходимо платить ученым такую базовую заработную плату, которая позволит достойно существовать в современном мире с уверенностью в завтрашнем дне. А молодым ученым — осознавать эти перспективы и стремиться получить подобные ставки». За рубежом постоянные позиции оплачивают так, как при нынешнем курсе рубля даже после пятикратного увеличения зарплаты не будут оплачиваться здесь. Поэтому там конкурс оправдан по критерию отношения цена \ качество — тем более, если под качеством понимать также классы оборудования и минимальные требования к качеству лабораторий (по ISO, GMP, GLP). Здесь же будет борьба за стены 1970-х с оборудованием, в 3 раза старше и в 5 раз номенклатурно хуже, чем в развитых странах. Поэтому очевидна попытка демагогической апологетики со стороны Ковалева. Базовая заработная плата в среднем вычисляется на количество людей, работающих над проблемой в том или ином статусе. Если у нас будет десять физиков по тематике Х с з\п мирового уровня, а за рубежом сто — мы при хорошей базовой зарплате будем сидеть в дыре. Молодежь не захочет сражаться за средние ставки в таких перспективах (в отличие от забугра здешний tenure-аналог в ФАНО будет все равно хуже смотреться на мировом уровне, если исходить из репутации и научных возможностей, а не эгоистических представлений).

    4. «набирать аспирантов на достойную стипендию, а не на постыдные 6 тыс. руб. Вот только кадровых ошибок в таких группах будет несоизмеримо меньше, на то их лидеры и являются ведущими учеными.» Демагогия. Абсолютно никак не коррелирует система выбора кадров и мощность человека в научном аспекте. Это же не HR-агентство, да и большинство потенциальных лидеров воспитывалось ещё в 70-х-80-х-90-х, когда такой подход не был распространен и другие критерии работали в масштабах страны.

    5. дискуссионный формат работы РГ заменяется на пафосно-постулативный стиль газетной статьи, напоминающей известную песню группы «Ленинград». (Группа «Ленинград», песня «Мы за всё хорошее». Внимание: ненормативная лексика! (18+)). Ю. Ковалев раскрыл, так сказать, свой культурный уровень. За лощеной личиной в интеллигентных очочках оказалась достаточно примитивная душонка, которой совесть позволяет в качестве фактического эпиграфа обращаться к таким источникам. Если такие двуличные демагоги будут руководить нами — понятно к чему мы придем. Он может дальше не прикрываться реверансами к ИКИ РАН. Мне как сотруднику очевидно прожженное лицемерие этого упитанного господина-капиталиста.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • ГЦ:

    Юрий, почему же не наблюдается предложений? — существуют с 2013 г. очень конкретно проработанные (на уровне полного регламента) предложения, к тому же долго обсуждавшиеся публично:

    www.rascommission.ru/reports/86-otsenka . Они состоят в том, что сначала должна произойти своего рода «инвентаризация» (на административном языке называется «оценка») институтов и (обязательно!) лабораторий, а потом уже должны приниматься решения о возможных изменениях в соотношении базового и конкурсного финансирования = о том, что и кто останется. И сделано это должно быть «внешним» экспертным способом, с очень жестким исключением конфликта интересов. То есть, прямолинейно говоря, без участия академиков и их приближенных, которые уже тут наэкспертировали выше крыши (sorry).

    Конкурсы можно всяко понимать. Если начнутся конкурсы в стиле, столь близком Вашему начальнику по МОновскому совету или академикам Георгиеву-Макарову, то будет загублено много действительно ценных людей и коллективов, не имеющих «высоких показателей» просто в силу специфики тематических направлений. МОН будет очень доволен, т.к. ему нужны именно цифры, «брутто». Но мы лишимся напрочь технических наук, без которых полный гроб. А также многих вполне живых разделов других наук. Допускаю, что такие конкурсы можно проводить среди молбиологов или материаловедов, но при чем тут все остальные?

    Профсоюзные мотивы в тексте Павла крайне нелепы — это вне профессии. Но прецизионный разбор с существующими в стране тематиками — это как раз сугубо профессиональный вопрос, который должен быть выяснен до конструирования каких-либо конкурсов и планирования каких-либо организационных решений. И только на этой основе могут возникать всякие «МР».

    Так ведь этим-то трудоемким разбором вообще никто не занимается — ни совет при МОН, ни профсоюзно ориентированные граждане. Поэтому обе стороны в возникшей дискуссии — Вашей с Павлом — выглядят в равной степени неконструктивно. А тем временем поровоз-то едет, институты и вузы сливают на тематики вообще не глядя, это настоящая катастрофа. Вы бы лучше написали МОН какие-то МР про то, чего точно делать нельзя?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • ВПоль:

      Коммент для ГЦ

      Посмотрел ссылку на сайт. Нашел некие рекомендации (от Тихонова).

      Там 20-или 30 позиций. Черт ногу сломает, выполняя подобные рекомендации.

      Чтобы все выполнить нужно быть юристом-экономистом- науковедом высшего класса.

      Не представляют как это реализовать.

      нудны рекомендации проще и конкретней чем таблица (13×19) из цифр и оценок.

      например: средний доход на научного сотрудника по НИИ( без учета «жирных котов» типа членов дирекции, естественно)

      Если средний доход выше среднего по региону, то все — «пусть живут». А если ниже,

      то

      Экспертная комиссия просто должна устроить собрание коллектива НИИ ,

      и коллектив вам за 1-2 часа все скажет, что и как и почему ...

      дешево и сердито.

      А то придумают — таблицу показателей 13×19.

      Дорого и сложно...

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • ГЦ:

        Вы не туда посмотрели. О цифрах и показателях речь не идет, только об экспертных ответах на смысловые вопросы. Для ряда узких направлений эксперты неизбежно должны быть зарубежными.

        Сложного ничего нет, скорее есть непривычное для нашей территории. За неделю такой процесс разумеется нельзя провести, за несколько месяцев — можно. Трудоемко конечно — но любое исследование сложных систем трудоемко.

        Лучше конечно сначала провести «пилотно».

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Сергей Петровичев:

      Да-да, очень конкретно проработанные. Рассказали бы, что ли, как вам удалось аналитическую химию вычеркнуть из химических наук в своем «классификаторе». Стыдно должно быть.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • ГЦ:

        там есть раздел 410, долго обсуждавшийся, в котором аналитическая химия представлена куда подробнее, чем всякая другая — она же междисциплинарная, поэтому в 400, а не в 200

        вопрос об аналитической химии в финале обсуждался с Ю.А.Золотовым, его вроде как устроило, а Вас вот нет, странно...

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • Сергей Петровичев:

          Устроило ли это Золотова или нет, я знаю только с ваших слов, доверять которым не имею ни малейшего основания. А вот ваши попытки растащить химию как единую науку на кусочки и, наоборот, привнести в неё чужеродные элементы, вполне наглядны. И результатом их будет только одно — ослабление химии под лозунгами «междисциплинарности» и проч.

          Вы бы рассказали научной общественности, как всеми правдами и неправдами втихаря (это ключевое определение) протаскивали свой «классификатор» через рабочую группу ФАНО.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

          • ГЦ:

            Конечно с удовольствием расскажу — и Вам, и общественности. Когда хим. отделение проснулось и решило наконец реагировать на обсуждение рубрикатора, оно назначило комиссию под председательством именно Ю.А. Золотова. После нескольких заочных раундов обсуждения был очный раунд в присутствии представителей ФАНО и рабочей группы ФАНО по оценке (один из них был противником рубрикатора, двое сторонниками). Присутствовали от хим отделения акад. Золотов, Мясоедов, Новоторцев, Кузнецов, может еще кто-то, кто не запомнился. Присутствовали также двое составителей (полный список имеется на rascommission). Было много забавного. На меня лично большое впечатление произвела речь о том, что радиохимия — главная наука ХХ века.

            В финале был согласован вариант, который Вы сейчас видите на указанном сайте, и о согласии на этот вариант имеется официальное письмо химотделения. Если Вы хотите письмо увидеть — то обратитесь в ФАНО, оно такие письма собирало от всех отделений. Что касается «ослабления химии» — мысль интересная. Ее мы безусловно можем обсудить когда (если) Вы решитесь отказаться от псевдонима.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0

            • Сергей Петровичев:

              Насчёт «проснулось» — это замечательный пример передёргивания. Вы под шумок попытались протащить свой классификатор через комиссию ФАНО. Это медицинский факт. То, что на эту попытку вообще обратили внимание и хоть как-то попытались скорректировать этот безобразный во многих отношениях документ — счастливая случайность.

              Что касается вашего желания что-то там обсуждать — оно совершенно неуместно. Обсуждать надо было тот же классификатор и иные документы, затрагивающие широкий круг учёных, с привлечением максимально возможного числа учёных, а не камерно.

              Я крайне надеюсь на то, что вы вдоволь хлебнёте той каши, которую заварили. Думаю, что на химфаке это случится даже раньше, чем в РАН.

              Полезно? Dobre 0 Słabe 0

              • ГЦ:

                Ok, Вам безусловно виднее спали ли эти великие люди в течение полугода открытой публичной дискуссии о рубрикаторе (отражена на rascommission) или же были заняты более важными государственными делами. Готова заменить «проснулись» на «очнулись», «встряхнулись» или «возбудились».

                Открытая дискуссия о рубрикаторе, инициированная Комконом, очень существенно повлияла на этот документ. Были отклики из десятков городов, в том числе официально оформленные письма ученых советов крупных институтов, многие с очень дельными соображениями. Были в несколько этапов внесены десятки дополнений и исправлений. В частности, несколько ранее незнакомых нам специалистов собрались и написали подробно структуру аналитической химии — разумеется по Золотову, а как еще? — он сам потом в паре мест только внес минорные исправления (довольно элегантные, к Золотову мы относимся тепло, поскольку он интересуется существом дела).

                Параллельно ФАНО рассылало письма в отделения РАН с предложением высказаться в течение двух месяцев. И снова рассылало по истечении этого срока. И потом еще третий раз. Как там у них в отделениях и президиуме устроено — уж не знаю, но некоторые отделения отзывались сразу, и даже вполне конструктивно. Другие — менее конструктивно (долго, например, делили почвоведение и физиологию, разумеется проталкивали с переменным успехом «личные направления», трудно было ожидать чего-то иного). А до химотделения якобы не дошло. И повторно не дошло. Или до сознания не дошло что случилось покушение на принцип их единоначалия... А дошло уже, кажется, в январе — и тут вот очнулись. Или встряхнулись, как Вам больше нравится. Так или иначе — возбудились наконец.

                Вся документированная дискуссия о рубрикаторе имеется в экспертно-аналитическом отделе ФАНО. Зайдите, представьтесь своим настоящим именем, и если оно о чем-то говорит — то Вам вероятно покажут документы.

                А за химфак Вы не беспокойтесь, там-то точно хуже уже не будет, но мы привычные. Лучше откройте личико, чтобы публика понимала с кем идет дискуссия (то есть перебранка). Я-то могу с большой вероятностью предположить с кем, а вот публика в большинстве своем — вряд ли.

                Полезно? Dobre 0 Słabe 0

                • Denny:

                  Честно признаюсь, никогда нее мог понять смысла этих страстей по рубрикатору. Лично у меня рубрикатор по биологии ничего кроме смеха не вызывает. Он совершенно не пригоден ни для каких реальных целей. Хотя бы по тому, что биологи часто делятся не по подходам, а по объектам. Я практически всегда пойму специалиста по ионным каналам, АБСОЛЮТНО не зависимо от его специальности в рубрикаторе. И гарантированно не пойму специалиста по другим объектам даже при полном совпадении специализаций.

                  ИМХО, простые ключевые слова работают гораздо лучше.

                  Полезно? Dobre 0 Słabe 0

                  • ГЦ:

                    Так ведь и ключевые слова тоже есть, в дополняемом разделе 400. Дополняйте если нужно, там большой запас, можно при необходимости заводить новые разделы. Конечно бывает существенная деятельность, привязанная именно к объекту (или методу, или устройству). Но в целом фундаментальная наука (количественная по крайней мере) привязана по существу именно к феноменам. Противоречия тут нет.

                    Страсти по рубрикатору в происходящей перебранке — это просто трансляция неким троллем химотделения эмоций академиков, привыкших оценивать мизинцем левой ноги все подряд и не понимающих, что то, о чем они вообще никогда не слышали — в мировой науке существует, причем давно и очень развернуто. Пусть себе транслирует, это полезно, своего рода засветка.

                    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

                    • Denny:

                      ИМХО, противоречия очень велики. И я сам и большинство окружающих меня людей являются «специалистами по проблеме». Я вот занимаюсь ионными каналами. Соответственно, это подходы в таких областях как биофизика, биохимия, физиология, фармакология, моделирование белков, рентгеноструктурный анализ, ЯМР, биоинформатика, молекулярная биология и многое другое.

                      Но упаси бог меня считать себя специалистом во всех этих областях вообще. Я могу выступить экспертом по любому из этих направлений, если речь идет о ионных каналах. И любой специалист может быть экспертом для меня и моих работ. Если речь идет о ионных каналах. Но если человек ионными каналами не занимается, то он экспертом выступить не может, совершенно независимо от специализаций по рубрикатору.

                      То есть для сравнения достижений в референтных группах и для подбора экспертов рубрикатор ничего не дает. Специалисты по ионным каналам легко поймут друг друга независимо от рубрикатора. И наоборот.

                      Простой пример. Рентгеноструктурный анализ. Сам по себе рентген еще одного белка — сущая рутина. Однако каждый рентген нового ионного канала публикуется на уровне Nature.

                      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

                  • ГЦ:

                    Там, ниже, почему-то нет кнопки «ответить» — поэтому тут. Возможно, описанный Вами случай специализации, заточенной на объект, просто означает, что выбрать как основной надо код раздела 400. И по нему подбирать рецензентов. Но существование таких случаев не означает их универсальности. Если всю классификацию провести только по такого рода ключевым словам, то в ней не найдут себя очень многие люди — повторю, изучающие феномены и не привязанные к объекту и методу. (Не исключаю также, что для этого случая в широком смысле годится код «Мембранный транспорт».)

                    О референтных группах — совершенно другой вопрос. Вы же понимаете что их невозможно формировать просто по массивам из сотен ключевых слов, структура в классификаторе требуется в любом случае.

                    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

                  • Евгений Лысенко:

                    Очень хороший пример! В Plant Science принято всё интегрировать на уровне организма, ну хотя бы клетки. Вот, скажем, есть проблема солеустойчивости растений. И ионные каналы — важнейшая точка в этом вопросе. Но абстрактный специалист по ионным каналам совершенно не пригоден здесь. А вот человек, который знает об ионных каналах на уровне учебника и хорошо разбирается в разных аспектах солеустойчивости растений, понимает что здесь важно и ново, а что рутина (для Nature :) ) — будет полезен.

                    Да, конечно, канальщик-животниик сможет увидеть критические ошибки в методах (если есть). Поэтому, если вдруг не найдётся канальщика-растеника, то надо будет хоть животника звать 3м рецензентом.

                    Вот для этого и нужен рубрикатор. И ключевые слова.

                    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • gsfm:

    Про финансирование науки и образования: на 11760 сотрудников МГУ в 2016 году выделено 10,5 млрд рублей. Для сравнения, в University of South Florida (какое-то 43-е место, кажется в США) на 6500 сотрудников бюджет 1,5 млрд долларов. О чем вообще можно говорить? По хорошему, научный и образовательный бюджет страны позволяет содержать пару десятков современных университетов, не больше.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Михаил:

    С другой стороны господа ... что мы как галчата ... клюв широко раскрываем и просим ... дай! Несерьезно как то

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • gsfm:

      Я вот тоже говорю, что давно пора показать господам, что такое русский бунт — зажрались они в своих кабинетах. Пусть-ка вспомнят, что с ними в 1918 делали.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Адоль Алоиз:

    Судя по большинству комментов тут пишут в основном те, кто протирает штаны за 15к и не нарабатывает на 150к. Так что переживать не нужно, уедут последние из тех кто на 150 нарабатывает и можно будет нанять еще 10 бездарей и продолжать гонять чаи в старых халатах в окружении рухляди 8^) Только вот какой смысл всю эту шушеру держать не ясно, коль они даже нормальной статьи не опубликуют хоть их 100 человек вместе сядет...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Сергей К.:

    Говоря о создании привлекательных для молодёжи ставок, автор лукавит. Основная идея МР — все ставки временные, причём основная масса счастливчиков получает их вне связи с их собственными достижениями, а исходя из заслуг и регалий руководителя инициативного проекта, поскольку в число критериев оценки результатов конкурсов научные результаты участников проекта не входят (см. приложение 1).

    Найти в тексте МР какое-либо подтверждение утверждению «принципиально важным является долгосрочный характер финансирования, с продлением ставок по результатам аттестации» мне не удалось. Может автор это и предлагал, но в текст не вошло.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Пэр:

    Кроме замысловатых «научных» соображений о финансировании, существует гораздо более прямая и простая правда. Т.к. люди стремятся выживать всеми возможными способами, и в этом есть смысл цивилизации (а не в науке, как могло бы показаться), то всегда наибольшая толпа будет там, где деньги. И в этой толпе будет выигрывать сильнейший по жизнеутверждающим параметрам (а не по научным) — по длине ногтей, энергичности локтей, крикучести рта и т.п.

    Это аксиома. Преодолеть ее «разработкой» новых подходов к финансированию — задача парадоксальная самой своей постановкой. До сих пор еще нигде не случилось, чтобы в оперативном тактическом распределении денег выигрывали бы люди, наиболее талантливые. Да, они иногда получают признание и бонусы, много позже совершенных открытий (как правило, когда им уже ничего этого не нужно). Но поддержать их ВОВРЕМЯ — невыполнимая задача. Деньги будут распилены чиновниками, крикунами всех мастей и обещалами навроде Ковальчука. Это норма.

    Поэтому мне кажется, что единственным выходом из этого положения является возможность дать дополнительную работу, не противоречащую научным изысканиям, людям, которые занимаются наукой.

    Почувствуйте разницу)) ДАТЬ РАБОТУ, А НЕ ДЕНЬГИ. Чтобы каждый просто мог поддержать сам себя дополнительным заработком (преподаванием, инженерными расчетами, программированием — кто что умеет). Получить такую работу у нас в стране тяжело. И она еще неизвестно как сочетается с основной.

    Но вот на это и надо направить силы. Установить приоритеты в раздаче позиций в ненаучной, но близкой к науке деятельности.

    Например, если бы мне дали подрабатывать 2 дня в неделю в ФАНО, то получая полставки (тысяч эдак 50) дополнительно к своим основным (25 тыс), я вполне бы мог основное время уделять науке. Глядишь и ФАНО польза, и мне хорошо. Хотя я при этом занимаюсь не наукой, но согласитесь, и не рельсы укладываю.

    ПОЧЕМУ ТАКИЕ ПРОСТЫЕ ВЕЩИ НИКТО НЕ ОБСУЖДАЕТ?

    Почему нужно обсуждать вот это надоевшее «5как делить деньги»? Не устали их делить то?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Пэр:

    В этом была бы и глубокая моральная правда. Ведь никто из нас не может утверждать «я талантливый ученый» (ну кроме Ковальчука конечно)))

    Все мы в глубине души понимаем «может повезет, а может и нет».

    Это тяжело, и за эти сомнения зарплату нам не платят. Так может имеет смысл часть времени тратить на прямую пользу государству, а лишь остальную часть на науку, не претендуя, что все 100% 24/7 мы являемся плодовитыми творцами. Чистка унитазов иногда тоже способствует мыслеиспусканию)))

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Пэр:

    предвижу, что мое предложение вызовет бурное сопротивление

    — чиновников (потому что они понимают, что у нас дикая реальная безработица и скрывают ее)

    — ученых, которые не хотят работать, вставать в 7 утра, считают, что это не царское дело

    Однако, что -то разумного в этом есть?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Василий Афонюшкин:

      Полагаю есть, но уже слишком поздно т.к. это подразумевает сокращение штатов в ФАНО. Тем не менее мы имеем уникальное явление — ученых системно выдавливают в никуда. И в ВУЗах и в НИИ имеет место тенденция к сокращению. Людям будет реально некуда идти. Корпоративной науки нет и в ВУЗ не перейдешь т.к. там сокращения сочетаются с увеличением часов на преподавателя т.е. наукой не позанимаешься особо. Хотелось бы отметить что на западе тот же объем сокращений менее болезненен т.к. выше мобильность и есть корпоративная наука + инновационная экономика т.е. ученый может уйти в частный сектор или больше преподавать или создать свой бизнес. В нашем случае социальные последствия будут намного хуже в т.ч. и для уцелевших т.к. о какой академической свободе можно говорить теперь? Многих сломает высокий риск увольнения в сочетании с тем что шансы остаться определяются в первую очередь лояльностью и послушанием.

      В лучшем случае это попытка создать пару тысяч малых инновационных предприятий + перегнать десяток тысяч ученых в частный сектор. С моей точки зрения — необходимо заняться улучшением условий для развития корпоративной науки. Надо обеспечить доступ частного сектора к оборудованию НИИ, возможность передачи ненужной приборной базы частным компаниям или даже необходимость по завершении крупного научно-прикладного проекта на десятки миллионов рублей — создавать материальную базу для научного сопровождения разработки на базе предприятия. Мы знаем где мы упадем — пора подстилать соломку. Кстати это уменьшит и конкуренцию за место в НИИ и ВУЗе и облегчит жизнь оставшимся т.е. это в интересах ВСЕХ ученых и преподавателей даже чистых фундаменталов.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Л.Л.Гошка:

    Denny:

    20.10.2015 в 10:20

    «ИМХО, противоречия очень велики.»

    И, на мой взгляд, данные противоречия не разрешимы. Деятельность «специалистов по проблеме» и по предмету существенно различаются.

    Если я правильно понимаю то вся проблема только в том, в каком соотношении должно быть базовое и конкурсное финансировании. Ну, еще имеется проблема в нецелевом использовании этих финансовых средств.

    Предположим, что компромисс будет найден. Надолго ли его хватит? На 2-3 года или все-таки на 5 лет? А дальше все начнется с самого начала, т.е. в очередной будет подгонка финансирования под те реальные условия, которые сложатся на тот период времени.

    Любопытно, какими специалистами были Курчатов и Королев: по проблеме или предмету?

    Как их финансировали? Финансировали решение той или иной проблемы или финансировали создания им условий, при которых они могли бы решить конкретные проблемы?

    Denny: «И я сам и большинство окружающих меня людей являются «специалистами по проблеме»»

    Не пришло ли время разделить деятельность «специалистов по проблеме» и предмету?

    Следовательно, и разделить финансирование, но не за счет одних другими, а за счет дополнительного финансирования. Например, целенаправленные исследования механизма сжатия и растяжения биологических мембран клеток и роли ионных каналов в этом процессе может существенно облегчить задачу внедрения энергосберегающих и энергоэффективных технологий при решении проблемы обеспечения качества воздуха в помещениях.

    Denny: «Но упаси бог меня считать себя специалистом во всех этих областях вообще.»

    По всей видимости, гораздо проще чтобы «специалисты по проблеме» имели финансовые возможности и достаточной самостоятельности по привлечению к исследованиям и решению конкретных задач биофизиков, биохимиков, физиологов и т.д. Почему под конкретных «специалистов по проблеме», решению конкретных проблем ориентированных на конечный результат не могли бы работать целые лаборатории? Много ли тогда потребуется экспертов?

    Можно этого и не делать тогда «основной вектор развития человечества от рабства к современности — рост роли свободного человеческого интеллекта» будет некоторое время сопровождаться произвольным выпаданием конечностей из суставов. А тут будет совсем недалеко до технологии изготовления каменного топора.

    Тут и к гадалке ходить не надо. Достаточно при описании кислотно-щелочного баланса учесть условие начала кальцификации, например, образования кальцита и получить зависимость роста концентрации карбонат-иона от роста концентрации углекислого газа в атмосферном воздухе.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • […] Попытка чиновника ответить получилась очень убогой. […]

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com