ЯМР для «чайников», или Десять основных фактов о ядерном магнитном резонансе

1.Суть явления

Прежде всего надо заметить, что хотя в названии этого явления присутствует слово «ядерный», к ядерной физике ЯМР никакого отношения не имеет и с радиоактивностью никак не связан. Если говорить о строгом описании, то без законов квантовой механики никак не обойтись. Согласно этим законам, энергия взаимодействия магнитного ядра с внешним магнитным полем может принимать только несколько дискретных значений. Если облучать магнитные ядра переменным магнитным полем, частота которого соответствует разнице между этими дискретными энергетическими уровнями, выраженной в частотных единицах, то магнитные ядра начинают переходить с одного уровня на другой, при этом поглощая энергию переменного поля. В этом и состоит явление магнитного резонанса. Это объяснение формально правильное, но не очень наглядное. Есть другое объяснение, без квантовой механики. Магнитное ядро можно представить как электрически заряженный шарик, вращающийся вокруг своей оси (хотя, строго говоря, это не так). Согласно законам электродинамики, вращение заряда приводит к появлению магнитного поля, т.е. магнитного момента ядра, который направлен вдоль оси вращения. Если этот магнитный момент поместить в постоянное внешнее поле, то вектор этого момента начинает прецессировать, т.е. вращаться вокруг направления внешнего поля. Таким же образом прецессирует (вращается) вокруг вертикали ось юлы, если ее раскрутить не строго вертикально, а под некоторым углом. В этом случае роль магнитного поля играет сила гравитации.

­

Частота прецессии определяется как свойствами ядра, так и силой магнитного поля: чем сильнее поле, тем выше частота. Затем, если кроме постоянного внешнего магнитного поля на ядро будет воздействовать переменное магнитное поле, то ядро начинает взаимодействовать с этим полем — оно как бы сильнее раскачивает ядро, амплитуда прецессии увеличивается, и ядро поглощает энергию переменного поля. Однако это будет происходить только при условии резонанса, т.е. совпадения частоты прецессии и частоты внешнего переменного поля. Это похоже на классический пример из школьной физики — марширующие по мосту солдаты. Если частота шага совпадает с частотой собственных колебаний моста, то мост раскачивается всё сильнее и сильнее. Экспериментально это явление проявляется в зависимости поглощения переменного поля от его частоты. В момент резонанса поглощение резко возрастает, а простейший спектр магнитного резонанса выглядит вот так:

­

 

 

 

 

 

 

 

2. Фурье-спектроскопия

Первые ЯМР-спектрометры работали именно так, как описано выше-образец помещался в постоянное магнитное поле, и на него непрерывно подавалось радиочастотное излучение. Затем плавно менялась либо частота переменного поля, либо напряженность постоянного магнитного поля. Поглощение энергии переменного поля регистрировалось радиочастотным мостом, сигнал от которого выводился на самописец или осциллограф. Но этот способ регистрации сигнала уже давно не применяется. В современных ЯМР-спектрометрах спектр записывается с помощью импульсов. Магнитные моменты ядер возбуждаются коротким мощным импульсом, после которого регистрируется сигнал, наводимый в РЧ-катушке свободно прецессирующими магнитными моментами. Этот сигнал постепенно спадает к нулю по мере возвращения магнитных моментов в состояние равновесия (этот процесс называется магнитной релаксацией). Спектр ЯМР получается из этого сигнала с помощью Фурье-преобразования. Это стандартная математическая процедура, позволяющая раскладывать любой сигнал на частотные гармоники и таким образом получать частотный спектр этого сигнала. Этот способ записи спектра позволяет значительно понизить уровень шумов и проводить эксперименты намного быстрее.

­

Один возбуждающий импульс для записи спектра — это самый простейший ЯМР-эксперимент. Однако таких импульсов, разной длительности, амплитуды, с разными задержками между ними и т.п., в эксперименте может быть много, в зависимости от того, какие именно манипуляции исследователю надо провести с системой ядерных магнитных моментов. Тем не менее, практически все эти импульсные последовательности оканчиваются одним и тем же — записью сигнала свободной прецессии с последующим Фурье-преобразованием.

3. Магнитные взаимодействия в веществе

Сам по себе магнитный резонанс остался бы не более чем занятным физическим явлением, если бы не магнитные взаимодействия ядер друг с другом и с электронной оболочкой молекулы. Эти взаимодействия влияют на параметры резонанса, и с их помощью методом ЯМР можно получать разнообразную информацию о свойствах молекул — их ориентации, пространственной структуре (конформации), межмолекулярных взаимодействиях, химическом обмене, вращательной и трансляционной динамике. Благодаря этому ЯМР превратился в очень мощный инструмент исследования веществ на молекулярном уровне, который широко применяется не только в физике, но главным образом в химии и молекулярной биологии. В качестве примера одного из таких взаимодействий можно привести так называемый химический сдвиг. Суть его в следующем: электронная оболочка молекулы откликается на внешнее магнитное поле и старается его экранировать — частичное экранирование магнитного поля происходит во всех диамагнитных веществах. Это означает, что магнитное поле в молекуле будет отличаться от внешнего магнитного поля на очень небольшую величину, которая и называется химическим сдвигом. Однако свойства электронной оболочки в разных частях молекулы разные, и химический сдвиг тоже разный. Соответственно, условия резонанса для ядер в разных частях молекулы тоже будут отличаться. Это позволяет различать в спектре химически неэквивалентные ядра. Например, если мы возьмем спектр ядер водорода (протонов) чистой воды, то в нем будет только одна линия, поскольку оба протона в молекуле H2O совершенно одинаковы. Но для метилового спирта СН3ОН в спектре будет уже две линии (если пренебречь другими магнитными взаимодействиями), поскольку тут есть два типа протонов — протоны метильной группы СН3 и протон, связанный с атомом кислорода. По мере усложнения молекул число линий будет увеличиваться, и если мы возьмем такую большую и сложную молекулу, как белок, то в этом случае спектр будет выглядеть примерно так:

­

 

 

 

 

 

 

 

4. Магнитные ядра

ЯМР можно наблюдать на разных ядрах, но надо сказать, что далеко не все ядра имеют магнитный момент. Часто бывает так, что некоторые изотопы имеют магнитный момент, а другие изотопы того же самого ядра — нет. Всего существует более сотни изотопов различных химических элементов, имеющих магнитные ядра, однако в исследованиях обычно используется не более 1520 магнитных ядер, всё остальное -экзотика. Для каждого ядра есть свое характерное соотношение магнитного поля и частоты прецессии, называемое гиромагнитным отношением. Для всех ядер эти отношения известны. По ним можно подобрать частоту, на которой при данном магнитном поле будет наблюдаться сигнал от нужных исследователю ядер.

Самые важные для ЯМР ядра — это протоны. Их больше всего в природе, и они имеют очень высокую чувствительность. Для химии и биологии очень важны ядра углерода, азота и кислорода, но с ними ученым не очень повезло: наиболее распространенные изотопы углерода и кислорода, 12С и 16О, магнитного момента не имеют, у природного изотопа азота 14N момент есть, но он по ряду причин для экспериментов очень неудобен. Есть изотопы 13С, 15N и 17О, которые подходят для ЯМР-экспериментов, но их природное содержание очень низкое, а чувствительность очень маленькая по сравнению с протонами. Поэтому часто для ЯМР-исследований готовят специальные изотопно-обогащенные образцы, в которых природный изотоп того или иного ядра замещен на тот, который нужен для экспериментов. В большинстве случаев эта процедура весьма непростая и недешевая, но иногда это единственная возможность получить необходимую информацию.

5. Электронный парамагнитный и квадрупольный резонанс

Говоря про ЯМР, нельзя не упомянуть о двух других родственных физических явлениях — электронном парамагнитном резонансе (ЭПР) и ядерном квадрупольном резонансе (ЯКР). ЭПР по своей сути подобен ЯМР, разница заключается в том, что резонанс наблюдается на магнитных моментах не атомных ядер, а электронной оболочки атома. ЭПР может наблюдаться только в тех молекулах или химических группах, электронная оболочка которых содержит так называемый неспаренный электрон, тогда оболочка имеет ненулевой магнитный момент. Такие вещества называются парамагнетиками. ЭПР, как и ЯМР, также применяется для исследований различных структурно-динамических свойств веществ на молекулярном уровне, но его область использования существенно уже. Это связано в основном с тем, что большинство молекул, особенно в живой природе, не содержит неспаренных электронов. В некоторых случаях можно использовать так называемый парамагнитный зонд, т.е. химическую группу с неспаренным электроном, которая связывается с исследуемой молекулой. Но такой подход имеет очевидные недостатки, которые ограничивают возможности этого метода. Кроме того, в ЭПР нет такого высокого спектрального разрешения (т.е. возможности отличить в спектре одну линию от другой), как в ЯМР.

Объяснить «на пальцах» природу ЯКР труднее всего. Некоторые ядра обладают так называемым электрическим квадрупольным моментом. Этот момент характеризует отклонение распределения электрического заряда ядра от сферической симметрии. Взаимодействие этого момента с градиентом электрического поля, создаваемого кристаллической структурой вещества, приводит к расщеплению энергетических уровней ядра. В этом случае можно наблюдать резонанс на частоте, соответствующей переходам между этими уровнями. В отличие от ЯМР и ЭПР, для ЯКР не нужно внешнего магнитного поля, поскольку расщепление уровней происходит без него. ЯКР также используется для исследования веществ, но область его применения еще уже, чем у ЭПР.

6. Преимущества и недостатки ЯМР

ЯМР — самый мощный и информативный метод исследования молекул. Строго говоря, это не один метод, это большое число разнообразных типов экспериментов, т.е. импульсных последовательностей. Хотя все они основаны на явлении ЯМР, но каждый из этих экспериментов предназначен для получения какой-то конкретной специфической информации. Число этих экспериментов измеряется многими десятками, если не сотнями. Теоретически ЯМР может если не всё, то почти всё, что могут все остальные экспериментальные методы исследования структуры и динамики молекул, хотя практически это выполнимо, конечно, далеко не всегда. Одно из основных достоинств ЯМР в том, что, с одной стороны, его природные зонды, т.е. магнитные ядра, распределены по всей молекуле, а с другой стороны, он позволяет отличить эти ядра друг от друга и получать пространственно-селективные данные о свойствах молекулы. Почти все остальные методы дают информацию либо усредненную по всей молекуле, либо только о какой-то одной ее части.

Основных недостатков у ЯМР два. Во-первых, это низкая чувствительность по сравнению с большинством других экспериментальных методов (оптическая спектроскопия, флюоресценция, ЭПР и т.п.). Это приводит к тому, что для усреднения шумов сигнал нужно накапливать долгое время. В некоторых случаях ЯМР-эксперимент может проводиться в течение даже нескольких недель. Во-вторых, это его дороговизна. ЯМР-спектрометры — одни из самых дорогих научных приборов, их стоимость измеряется как минимум сотнями тысяч долларов, а самые дорогие спектрометры стоят несколько миллионов. Далеко не все лаборатории, особенно в России, могут позволить себе иметь такое научное оборудование.

Сверхпроводящий магнит в разрезе

Сверхпроводящий магнит в разрезе

7. Магниты для ЯМР-спектрометров

Одна из самых важных и дорогих частей спектрометра — магнит, создающий постоянное магнитное поле. Чем сильнее поле, тем выше чувствительность и спектральное разрешение, поэтому ученые и инженеры постоянно пытаются получить как можно более высокие поля. Магнитное поле создается электрическим током в соленоиде — чем сильнее ток, тем больше поле. Однако бесконечно увеличивать силу тока    нельзя, при очень большом токе провод соленоида просто начнет плавиться. Поэтому уже очень давно для высокопольных ЯМР-спектрометров используются сверхпроводящие магниты, т.е. магниты, в которых провод соленоида находится в сверхпроводящем состоянии. В этом случае электрическое сопротивление провода равно нулю,и выделения энергии не происходит при любой величине тока. Сверхпроводящее состояние можно получить только при очень низких температурах, всего нескольких градусов Кельвина, — это температура жидкого гелия. (Высокотемпературная сверхпроводимость — до сих пор удел только чисто фундаментальных исследований.) Именно с поддержанием такой низкой температуры и связаны все технические сложности конструирования и производства магнитов, которые обуславливают их дороговизну. Сверхпроводящий магнит построен по принципу термоса-матрешки. Соленоид находится в центре, в вакуумной камере. Его окружает оболочка, в которой находится жидкий гелий. Эта оболочка через вакуумную прослойку окружена оболочкой из жидкого азота. Температура жидкого азота — минус 196 градусов по Цельсию, азот нужен для того, чтобы гелий испарялся как можно медленнее. Наконец, азотная оболочка изолируется от комнатной температуры внешней вакуумной прослойкой. Такая система способна сохранять нужную температуру сверхпроводящего магнита очень долго, хотя для этого нужно регулярно подливать в магнит жидкие азот и гелий. Преимущество таких магнитов кроме возможности получать высокие магнитные поля также и в том, что они не потребляют энергии: после запуска магнита ток бегает по сверхпроводящим проводам практически без каких-либо потерь в течение многих лет.

­

8. Томография

В обычных ЯМР-спектрометрах магнитное поле стараются сделать как можно более однородным, это нужно для улучшения спектрального разрешения. Но если магнитное поле внутри образца, наоборот, сделать очень неоднородным, это открывает принципиально новые возможности для использования ЯМР. Неоднородность поля создается так называемыми градиентными катушками, которые работают в паре с основным магнитом. В этом случае величина магнитного поля в разных частях образца будет разная, а это значит, что сигнал ЯМР можно наблюдать не от всего образца, как в обычном спектрометре, а только от его узкого слоя, для которого соблюдаются резонансные условия, т.е. нужное соотношение магнитного поля и частоты. Меняя величину магнитного поля (или, что по сути то же самое, частоту наблюдения сигнала), можно менять слой, который будет давать сигнал. Таким образом можно «просканировать» образец по всему объему и «увидеть» его внутреннюю трехмерную структуру, не разрушая образец каким-либо механическим способом. К настоящему времени разработано большое число методик, позволяющих измерять различные параметры ЯМР (спектральные характеристики, времена магнитной релаксации, скорость самодиффузии и некоторые другие) с пространственным разрешением внутри образца. Самое интересное и важное, с практической точки зрения, применение ЯМР-томографии нашлось в медицине. В этом случае исследуемым «образцом» является человеческое тело. ЯМР-томография является одним из самых эффективных и безопасных (но также и дорогих) диагностических средств в различных областях медицины, от онкологии до акушерства. Любопытно заметить, что в названии этого метода медики не употребляют слово «ядерный», потому что некоторые пациенты связывают его с ядерными реакциями и атомной бомбой.

Е.К. Завойский

Е.К. Завойский

9. История открытия

 Годом открытия ЯМР считается 1945-й, когда американцы Феликс Блох из Стэнфорда и независимо от него Эдвард Парселл и Роберт Паунд из Гарварда впервые наблюдали сигнал ЯМР на протонах. К тому времени уже было много известно о природе ядерного магнетизма, сам эффект ЯМР был теоретически предсказан, и было сделано несколько попыток его экспериментального наблюдения. Важно отметить, что годом раньше в Советском Союзе, в Казани, Евгением Завойским было открыто явление ЭПР. Сейчас уже хорошо известно, что Завойский также наблюдал и сигнал ЯМР, это было перед войной, в 1941 году. Однако в его распоряжении был магнит низкого качества с плохой однородностью поля, результаты были плохо воспроизводимыми и потому так и остались неопубликованными. Справедливости ради надо заметить, что Завойский был не единственным, кто наблюдал ЯМР до его «официального» открытия. В частности, американский физик Исидор Раби (лауреат Нобелевской премии 1944 года за исследование магнитных свойств ядер в атомных и молекулярных пучках) в конце 30-х годов также наблюдал ЯМР, но счел это аппаратурным артефактом. Так или иначе, но за нашей страной остается приоритет в экспериментальном обнаружении магнитного резонанса. Хотя сам Завойский вскоре после войны стал заниматься другими проблемами, его открытие для развития науки в Казани сыграло огромную роль. Казань до сих пор остается одним из ведущих мировых научных центров по ЭПР-спектроскопии.

10. Нобелевские премии в области магнитного резонанса

В первой половине XX века было присуждено несколько Нобелевских премий ученым, без работ которых открытие ЯМР не могло бы состояться. Среди них можно назвать Петера Зеемана, Отто Штерна, Исидора Раби, Вольфганга Паули. Но непосредственно связанных с ЯМР Нобелевских премий было четыре. В 1952 году премию получили Феликс Блох и Эдвард Парселл за открытие ЯМР. Это единственная «ЯМР-ная» Нобелевская премия по физике. В 1991 году премию по химии получил швейцарец Ричард Эрнст, работавший в знаменитой Швейцарской высшей технической школе в Цюрихе. Он был удостоен ее за развитие методов многомерной ЯМР-спектроскопии, которые позволили кардинально увеличить информативность ЯМР-экспериментов. В 2002 году лауреатом премии, также по химии, стал Курт Вютрих, работавший с Эрнстом в соседних зданиях в той же Технической школе. Он получил премию за разработку методов определения трехмерной структуры белков в растворе. До этого единственным методом, позволяющим определять пространственную конформацию больших биомакромолекул, был только рентгеноструктурный анализ. Наконец, в 2003 году премию по медицине за изобретение ЯМР-томографии получили американец Поль Лаутербур и англичанин Петер Мансфилд. Советский первооткрыватель ЭПР Е.К.Завойский Нобелевской премии, увы, не получил. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

 

13 комментариев

  • Максим Дубинный:

    Алексей, буду сейчас придираться.

    Как-то не очень раскрыта тема, в чем, собственно, польза ЯМР. Про пространственную структуру белков — это хорошо, но достаточно посмотреть количество пространственных структур в и сразу становится понятно, что ЯМР за рентгеном по количеству решенных пространственных структур угнаться не может. Рентгеном быстрее, рентгеном можно решать структуры очень больших молекул, недоступных для ЯМР, рентген не требует «ручной работы» со спектрами. Преимуществ у ЯМР в структурной биологии два: (1) молекула находится в естественном, водном окружении, а не в кристалле, а может быть даже и в живой клетке (есть и такие работы); (2) если с молекулой происходят какие-то изменения: что-то где-то болтается, переключается, связывается, модифицируется, то это обязательно будет видно в ЯМР спектрах. Рентген — как статичная фотография, в ЯМР остаются «следы» динамики, подвижности, происходящих с молекулой изменений. И это весьма существенно, если нужно понять, как «работает» молекула.

    Есть еще одно применение ЯМР, про которое ничего не было сказано. ЯМР позволяет нарисовать структурную формулу неизвестного соединения. С нуля, без каких-бы то ни было априорных предположений. Вот принесли неизвестно что, снял я спектры, и сказал что это, даже если вещество новое и науке неизвестное. Я читал лекцию на эту тему у себя в ИБХ РАН: , доступна . Ну и про ядра 13С и 15N: их, конечно, мало в природе, но работать с ними вполне возможно, как раз благодаря 1% 13С и можно «рисовать» структурную формулу по ЯМР спектрам :).

    Максим.

  • Максим Дубинный:

    Алексей, буду сейчас придираться.

    Как-то не очень раскрыта тема, в чем, собственно, польза ЯМР. Про пространственную структуру белков — это хорошо, но достаточно посмотреть количество пространственных структур в банке данных PDB и сразу становится понятно, что ЯМР за рентгеном по количеству решенных пространственных структур угнаться не может. Рентгеном быстрее, рентгеном можно решать структуры очень больших молекул, недоступных для ЯМР, рентген не требует «ручной работы» со спектрами. Преимуществ у ЯМР в структурной биологии два: (1) молекула находится в естественном, водном окружении, а не в кристалле, а может быть даже и в живой клетке (есть и такие работы); (2) если с молекулой происходят какие-то изменения: что-то где-то болтается, переключается, связывается, модифицируется, то это обязательно будет видно в ЯМР спектрах. Рентген — как статичная фотография, в ЯМР остаются «следы» динамики, подвижности, происходящих с молекулой изменений. И это весьма существенно, если нужно понять, как «работает» молекула.

    Есть еще одно применение ЯМР, про которое ничего не было сказано. ЯМР позволяет нарисовать структурную формулу неизвестного соединения. С нуля, без каких-бы то ни было априорных предположений. Вот принесли неизвестно что, я снял спектры, и сказал что это, даже если вещество новое и науке неизвестное. Я читал лекцию на эту тему у себя в ИБХ РАН: Как разгадать химический кроссворд: рисуем формулу вещества по ЯМР- и масс-спектрам, доступна видеозапись и презентация. Ну и про ядра 13С и 15N: их, конечно, мало в природе, но работать с ними вполне возможно, как раз благодаря естественному содержанию 13С (1.1%) и можно «рисовать» структурную формулу по ЯМР спектрам :).

    Максим.

  • А. Крушельницкий:

    В подобном тексте невозможно, да я и не ставил себе такой цели, рассказать о всех аспектах применения ЯМР для разных задач. Кроме того, о чем Вы пишете, есть масса неохваченных тем, которые могут быть крайне интересны. Каждый специалист увидит здесь массу недорассказанных деталей о своей области исследований. Но эта статья вообще не для специалистов. Ее цель совсем другая — рассказать про ЯМР в общих чертах, «с чем это едят» любознательным людям, которые только слышали слово, но плохо представляют себе, что это такое. Для более подробного описания, даже на научно-популярном уровне, нужна не газетная статья, а книжка.

  • Максим Дубинный:

    Согласен :) Тема с книгой весьма актуальна, с советских времен на русском про ЯМР никто не пишет.

  • Николай Анисимов:

    Исторические аспекты изложены с искажениями. Зачем здесь фантазировать? Раби вовсе связывал то, что он наблюдал, с артефактами. Он реально регистрировал ЯМР, правда, не в конденсированной среде, а в молекулярных пучках. Попытки наблюдать ЯМР в конденсированной среде предпринимались еще в конце 30-хх, напр., Гортером. Завойский также пытался в 1941г. это сделать. Это действительно, «хорошо известно». Но из его же записей следует, что то, что сигнальные всплески, которые он наблюдал, скорее всего, связаны с аппаратурными артефактами. А что касается «официального открытия», то непонятно о чем идет речь. Нобелевская премия была вручена Блоху и Перселлу не за открытие ЯМР, а за «развитие методов, которые привели к выдающимся открытиям». Открытие ЯМР слишком растянуто по времени и. вообще, его открывали всем миром.

  • Николай Анисимов:

    В тексте моего комментария оказались опечатки. Самая существенная «Раби вовсе связывал...». Надо, конечно, понимать «Раби вовсе не связывал...». Остальное не меняет смысла комментария.

  • А. Крушельницкий:

    Про Раби можно узнать, например, на этой странице — www.isbe.man.ac.uk/person...y%20of%20mri.htm Что касается Завойского, то я окончил ту самую кафедру, где он открыл ЭПР и узнал про его наблюдение ЯМР еще будучи студентом от сотрудников КГУ (сейчас КФУ), которые знали о его работе в Казани очень детально. Ну а про открытие магнитного резонанса всем миром — так кто же с этим спорит? Я как раз об этом и написал, и в статье слово «официальное» (открытие), если заметили, стоит в кавычках. Тем не менее, именно в 45-м году произошел качественный скачок в этой области, и именно эту дату мировое научное сообщество связывает с открытием ЯМР. Кстати, в 1995 году ежегодная конференция ENC (одна из самых представительных конференций по магнитному резонансу) специально была проведена в Бостоне, чтобы отметить 50-ю годовщину открытия ЯМР, об этом можно узнать, например, вот тут — www.enc-conference.org/files/enc%201995.pdf

  • Николай Анисимов:

    Воспоминания, легенды, сетования на то, что нас обошли с Нобелевской премией… Все это хорошо для воспитания молодого поколения и, вообще, для внутреннего потребления. Но недостаточно для обоснования заявки на Нобелевскую премию. Нужны документы — данные, картинки, на худой конец, записки самого ученого. Но, как я уже отмечал, из записей самого Завойского вовсе не следует, что он получил воспроизводимые результаты по регистрации сигналов ЯМР. А предметом любой естественной науки могут быть лишь воспроизводимые явления. Да и вообще, наука развивается за счет здорового скептицизма, а не за счет веры. Вера не должна быть слепой. Вот мне, например, насчет его вклада в ЭПР тоже не все ясно. Его работа от 1944 (J. Phys. (USSR), 8,377) недоступна через библиотечные каналы, а потому невозможно понять, о чем она. Доступна лишь его работа 1945 г. (ЖЭТФ, 15, 247) и более поздние, причем они приводились в УФН. Но в работе 1945 г. он не получил резонансной кривой, потому что магнитное поле, которое он использовал, слишком мало — скорость релаксации сопоставима с Ларморовой частотой (~12 МГц). Он и сам это отмечал. А то, что он использовал одновременно переменное и постоянное магнитные поля, ориентированные перпендикулярно, то в этом тоже нет новизны. В своей (чуть более поздней работе) он ссылается на работу Гортера от 1936, где такая конфигурация полей уже была использована. И лишь в работе 1945 г. (J. Phys. (USSR), 9,245) он сообщает о наблюдении РЕАЛЬНОГО ЭПР на частоте 133 МГц при температурах жидкого гелия. Но это уже было после того, как в 1945 г. были опубликованы эксперименты по РЕАЛЬНОМУ ЯМР — Перселлом и Блохом.

    Возможно, в его работе 1944 г и описан РЕАЛЬНЫЙ ЭПР. Но так сделайте же так, чтобы с работой Завойского от 1944 г. можно было ознакомиться. Вы, казанцы, должны быть в этом в наибольшей мере заинтересованы. То, что Завойский был первопроходцем ЭПР, сомнений быть не может. А вот насчет того, кто первым получил резонансную кривую для конденсированного вещества (ЯМР или ЭПР) может быть, и имеет смысл поспорить. Но нужны аргументы и факты. Для ЯМР они есть. А для ЭПР — приведите факты! Дайте хотя бы ознакомиться с работой Завойского от 1944 г.

  • Николай Анисимов:

    Мой комментарий — это пожелание получить документальное обоснование для Вашего утверждения о том, что «Так или иначе, но за нашей страной остается приоритет в экспериментальном обнаружении магнитного резонанса.» Я полагаю, что я не единственный, кто хотел бы этого.

  • Влад:

    «Самые важные для ЯМР ядра — это протоны»).

  • Здравствуйте! А как вы считаете, получится ли разрешить методом ЯМР белок-димер по 1482 аминокислоты в каждой субъединице, весь комплекс предположительно размером 160*110*70 ангстрем?

  • Максим Дубинный:

    Нет. Слишком много аминокислот, слишком много сигналов в спектре, слишком большая масса, слишком медленно он в растворе вращается. Дальше примерно 300-400 а.о. методом ЯМР никто в здравом уме не полезет ловить структурную информацию.

  • Эдуард:

    А можно ли наблюдать ЯМР в домашних условиях? Достаточно ли для этого будет генератора сигналов до 20 МГц и осциллографа?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com