Наука ничего не должна лженауке

Семён Кутателадзе

Семён Кутателадзе

Своими размышлениями о науке и псевдонауке поделился докт. физ. -мат. наук, профессор Новосибирского госуниверситета, главный научный сотрудник Института математики им. С. Л. Соболева СО РАН Семён Кутателадзе.

Недавно в Новосибирске по­бывал профессор Нижего­родского университета им. Лобачевского Ярослав Сергеев [1], где выступил на двух семинарах с рассказом о своей «теории гроссуана» и «компьютере бесконеч­ности». Вот цитата из многочис­ленных сочинений Cергеева:

«Новый нетрадиционный под­ход, недавно предложенный авто­ром, использует новую вычисли­тельную парадигму (не связанную с подходами традиционного нестандартного анализа) для соз­дания революционного типа вы­числительной машины — Infnity Computer, которая способна хра­нить бесконечные, конечные и бесконечно малые числа и вы­полнять с ними арифметические операции. Ключевая методологи­ческая идея — использование но­вой позиционной системы счис­ления с бесконечным основанием, позволяющей единообразно выра­жать конечным числом символов конечные, бесконечные и бесконеч­но малые числа».

Итак, речь идет о смене пара­дигмы в математике и революции в вычислительной технике. Причем свой подход Сергеев противопо­ставляет нестандартному анализу, который, по словам Курта Гёделя, станет «анализом будущего». Всё это очень привлекательно для не­специалистов — учить всякую за­умь вроде нестандартной теории множеств не надо, а революци­онный новый компьютер полу­чается задарма. Неудивительно, что некоторые впечатлительные люди очарованы зияющими вер­шинами новой парадигмы.

Рис. В. Александрова

Рис. В. Александрова

Мираж рассеивается, и космиче­ские обещания хиреют, как только читатель знакомится с определе­нием гроссуана — таинственного основания позиционной системы Сергеева. Оказывается, гроссуан — это ни много ни мало «наиболь­шее натуральное число», опре­деленное Сергеевым как «число элементов множества натураль­ных чисел». Школьникам извест­но, что наибольшего натурально­го числа нет, как нет и натурального числа, выражающего число элементов множества натураль­ных чисел.

Сергеев, ставший профессором за работы по глобальной оптими­зации, напечатал про гроссуан не­мало практически тождественных натурфилософских сочинений в различных заграничных журна­лах, где в редколлегиях специа­листов по основаниям математи­ки и нестандартному анализу нет. К сожалению, наука — система не идеальная. Ею занимаются сотни тысяч людей, заполняющих тыся­чи различных журналов сочине­ниями разных достоинств. Нечего скрывать — в печать попадают как слабые и неверные работы, так и откровенный плагиат. Барьером служит только репутация журна­ла и компетентность его редкол­легии. Репутация и компетент­ность — предметы волатильные, а потому в печать время от вре­мени попадают даже сочинения лжеученых и шарлатанов.

Информационный шум, подня­тый Сергеевым, и противопостав­ление его подхода идеям нестан­дартного анализа — вещи далеко не безобидные и требующие ре­акции. В «Сибирском математиче­ском журнале» № 5 за 2008 год было разъяснено [2], что всеми свойствами гроссуана, нужны­ми Сергееву, обладает фактори­ал N! любого бесконечного на­турального числа N, каких пруд пруди в нестандартном анализе. Там же указаны непреодолимые препятствия для использования даже такого «настоящего» гроссуана N! в серьезных символи­ческих исчислениях.

Гроссуан Сергеева — один из бесчисленных заурядных объек­тов нестандартного анализа, ни­каких новых парадигм в матема­тике не порождающих. То есть и в научном обрамлении неуклю­жие экзерсисы Сергеева ничего существенного дать не могут, что не удивительно, ибо их коррект­ное изложение требует лишь са­мых начальных сведений из не­стандартного анализа.

Немногочисленным ученым, попавшим под влияние утопии гроссуана, стоит обратить внимание на нестандартный ана­лиз. Если нужно для дела, выу­чите нестандартный анализ и пользуйтесь факториалом лю­бого бесконечно большого на­турального числа. Не отказывай­тесь от вековых парадигм науки ради миража революции в мате­матике, основанной на понятии наибольшего натурального чис­ла. Не надо бредить об Infnity Computer. То, что возможно из обе­щаний Сергеева, давно реализо­вано и лежит в открытом доступе в сети — это калькулятор Inf Бена Кроуэлла и Мустафы Хафатеха (www.lightandmatter.com/calc/inf/).

Днями мне написал молодой человек из Нижнего Новгорода и спросил, а почему я не был на докладах Сергеева в Новосибир­ске — сторонники Сергеева трак­туют это как отсутствие серьез­ных аргументов. Ответил, что не был на докладах Сергеева потому, что незачем. Этим можно было бы ограничиться, если бы дело шло о простом заблуждении или даже в некотором упорствовании в сво­их заблуждениях.

К сожалению, ситуация хуже.

Можно услышать, что Сергеев — талантливый человек и ничего пло­хого не сделал, просто он убеж­ден в значимости своих идей и их полезности. Конечно, Сергеев талантлив. На мой взгляд, исклю­чительно талантливы все люди. Вопрос в том, что каждый со сво­им талантом делает. Тут вариан­тов много и не все они радуют. Презумпция порядочности в на­уке безусловна, но действует она только до первого сбоя. Никакие штрафные очки не накапливают­ся. Нельзя привирать и приукра­шивать по чуть-чуть. Наука дела­ется людьми со всеми их субъек­тивными страстями, но сохраня­ется в абсолютно обезличенной, объективной форме. «Наука не терпит субъективизма», — учил нас академик Николай Никола­евич Семёнов. Ложь, претенциоз­ность и верхоглядство в научном поле нетерпимы. Критику в науч­ной печати Сергеев проигнорировал и продолжил свою реклам­ную деятельность. Подобное по­ведение нарушает академическую этику и выводит ученого за пре­делы науки. Он становится псев­доученым, которого не интересу­ют научные аргументы и сужде­ния специалистов вовсе, ибо он и так всё без них знает.

Наибольшего натурального числа нет, а работы Сергеева, где оно есть, существуют и никак им не дезавуированы. Это наруше­ние научной этики. В науке есть поля Леви-Чивита, на основе ко­торых сделан калькулятор, опери­рующий в «революционной сти­ле» Infnity Computer. Это обстоя­тельство Сергеев также игнори­рует. Через два года после сдер­жанной критической статьи по импульсу из Нижнего Новгорода телеканалы и СМИ протрубили о «престижнейшей премии Пифа­гора», присужденной Сергееву — человеку, который «сосчитал бес­конечность». Пришлось выступить с разъяснениями в «Троицком ва­рианте» [3]. Весь шум в три дня угас. Информацию о Сергееве убрали с сайта Российской ака­демии наук, а журнал Newsletter Европейского математическо­го общества опубликовал пись­мо об этой скандальной премии. Этого тоже оказалось мало. Что ж бывает и хуже…

Грань, отделяющая лженауку от науки, довольно тонкая и, по всем призна­кам, од­носторон­няя.

И всё же неясностей и у публики, и у ученых здесь по-прежнему много. Попробую сфор­мулировать свое понимание лже­науки и способов общения с нею.

Невежество в чужой области науки проявляется в ее комиче­ском искажении, т.е. в феномене псевдонауки. Претенциозность и игнорирование критики — фир­менные признаки псевдонауки. Ошибки внутри науки исправля­ют, а над достижениями псевдо­науки просто смеются. Человека, делающего ошибки в своей науке, считают слабым или плохим уче­ным. Его обычно презирают кол­леги. Даже невежду-математика, занимающегося математикой, на­зывают невеждой, а не лжеученым. Так же поступают физики, хими­ки и гуманитарии. Человека, де­лающего ошибки в чужой обла­сти, считают влезшим не в свое дело. Если его ошибки комичны, специалисты называют его не­нормальным; над ним смеются и свои и чужие. Псевдоученый -невежда в чужой предметной об­ласти, систематически делающий смехотворные ошибки. Псевдо­ученый на казенном коште нау­ки — это лжеученый. Парадокс -истина под видом лжи. Лженау­ка — это ложь под видом истины. Вот и вся хитрость. Остальное -мелочи, пена и отводы глаз.

Все нормальные ученые пере­убеждением лжеученых не зани­маются — это бесполезно. Лженаука со временем получает от­пор в научной периодике, и это­го для успешного функциониро­вания самой науки вполне до­статочно. Дискуссия — инстру­мент внутринаучный, к лженау­ке не относящийся. Разъяснение заблуждений не дискуссия. Нау­ка ничего не должна невеждам и лжеученым. Эндрю Уайлз (Sir Andrew John Wiles) не ведет пу-бличных дискуссий ни с одним из ферматистов. Геометры не ведут дискуссий с трисекторами углов. Физики не дискутируют с изо­бретателями вечных двигателей. Генетики не дискутируют с кре­ационистами. Наука только пре­достерегает публику от ошибок и вреда проходимцев и лжеуче­ных. Наука указывает на лженау­ку, от нее отмежевывается и идет своей дорогой. Наука к лженауке не толерантна.

Семинаров с лжеучеными я не посещаю и другим не советую.

  1. Страница Я. Д. Сергеева на сайте Нижегородского университета www.software.unn.ru/?dir=21
  2. А. Е. Гутман, С. С. Кутателадзе. О теории гросс-единицы. Сиб. матем. журн., 49:5 (2008), 1054—1063. www.mathnet.ru/php/archive.phtml?wshow=paper&jrnid=smj&paperid=1902&option_ lang=rus
  3. С. Кутателадзе. Грош и гроссуан. ТрВ № 66 от 9 ноября 2010 года, c. 3. http://trv-science.ru/2010/11/09/grosh-i-grossuan/
  4. С. Кутателадзе. Открытое письмо руководству телеканала «Культура» (о показе «научной» лекции Я. Сергеева). ТрВ № 89 от 11 октября 2011 года, c. 12,«Резонанс». http://trv-science.ru/2011/10/11/otkrytoe-pismo-rukovodstvu-telekanala-kultura/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

4 комментария

  • Такой вопрос – чем отличить науку от лженауки или лженауку от науки? Мы способны спасти текст от кварков или струн (семиструн), от гравитонов, от рождения микрочастиц парами от бозонов Хиггса?

    • Вопросы космические, но заданы в связи с моей заметкой, поэтому попытаюсь чуть-чуть разъяснить свой взгляд на эти вещи.

      Первый вопрос очень трудный в такой общности, как сформулирован. Наука и лженаука не относятся к простым вещам, которые можно определить формально

      и пользоваться этим определением как критерием для их различения.

      Необходимые и достаточные признаки такого рода неизвестны. Важно не определять науку и лженауку, а не путать одно с другим. Кое-какие общие и рабочие приемы, позволяющие здесь ориентироваться, собрали мастера науки, например:

      Мартин Гарднер

      www.math.nsc.ru/LBRT/g2/e...udoscientist.pdf

      Н.Н.Семенов

      www.math.nsc.ru/LBRT/g2/e..._niz_1965_04.pdf

      М.В. Волькенштейн

      vivovoco.rsl.ru/VV/MISC/1/FALSE.HTM

      Скажем, Волькенштейн определяет степень лженаучности как произведение уровня

      претензий и уровня невежества.

      В большинстве случаев граница между наукой и лженаукой очевидна. Лженаука чаще всего то, что не так, как на самом деле. Ложь под видом правды — и всё. Этой констатации очень часто более чем достаточно. Креационизм, эннеграммы, полтергейст, дуб из граба, ГМО — сомнения редко вызывают у людей, которых можно считать учеными по убеждениям, а не по регалиям.

      Второй вопрос — более важным и тонким мне представляется, ибо относится как раз к деталям устройства границы между наукой и ненаукой. Ведь многие важные разделы науки, вроде космогонии, именно на особой грани между известным и неизвестным как раз и развиваются. Действительно, совсем неясно, как относиться к трудно проверяемым или непроверяемым в принципе гипотезам и прогнозам. По этому поводу есть глубокие и тонкие замечания Ф. Дайсона

      www.nybooks.com/articles/...ural-philosophy/

      Немного тут можно сказать в порядке обсуждения так.

      Научные гипотезы и прогнозы должны быть гармоничны истине.

      Логика — гармонизация известного и неизвестного. Красота — гармония

      свойств объекта и внутреннего состояния субъекта.

      Стало быть, красота может быть критерием отбора гипотез и прогнозов в условиях неопределенности, неполной информации, невозможности экспериментальной проверки и т.п.

      Ну, а если отвечать на вопрос в том стиле, в какомк он поставлен, то, наверное, можно сказать: «Мы, люди, способны на многое, но не всё».

  • Vitaliy Avrutin:

    Я бы был осторожен с определениями науки и лженауки.

    На мой взгляд, однозначно, к лженауке можно отнести только сознательные фальсификации (что-нибудь типа Петрика или изысканий Фоменко в итории). Все остальное проишодит от либо от недостаточного уровня компетенции, либо от заблуждений. От заблуждений и некомпетентности не гаранторован никто. Хрестоматийный пример — Линус Полинг, гениальный ученый и Нобелевский лаурет по химии, нагородивший черте-чего в биологии и медицине вследствие добросовестного заблуждения по-поводу витамина C.

  • Я думаю, что Вы пытаетесь бороться со следствиями подхода к любой науке и в математике это сильно проявляется. При этом не хотите менять общую тенденцию которая там уже практикуется десятками лет.

    Ещё со студенческой скамьи внушается идея, что любая мысль придуманная доцентом имеет право быть. От такой радости чего только не начинают писать. На мехмате ЮФУ то же бывают студенты которые не хотят заниматься закостенелой математикой и едут в продвинутые учебные заведения — где нет ни уравнений, ни каких нибудь интегралов. Провинциальные доценты конечно смотрят на это с шоком, но обычно никаких таких статей не пишут и тихо сидят.

    Надо сказать, что ресурсов, влияние на не окрепшие мозги у этого гражданина больше чем у Вас. Так всегда бывает, что лженаука преобладает над наукой — когда пытаются понять, что то не изведанное и новое. Современная математика буквально напичкана лженаучными идеями. Со временем бред уйдёт, но нельзя ни в коем случае его игнорировать. Отсутствие критики даёт возможность ей развиваться.

    Опыт есть критерий проверки любой теории. Из математики его изгнали — вот и получили результат. Верните его как оценку любой идеи и всё станет на свои места.

    Наука и лженаука всегда ходят рука об руку. Тянет их друг к другу. Это Сизифов труд — постоянно их разделять...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com