«Бедность» и «богатство» преподавателей

Борьба с децильным коэффициентом: опыт СПбГУ

 

Владимир Волохонский, ведущий авторского блога «Новости СПбГУ — spbgunews.ru», продолжает следить за темой низких зарплат преподавателей в вузах [1]. Публикуем его новую статью о том, что происходит в этой связи в Санкт-Петербургском госуниверситете.

Я не экономист и не очень представляю себе, насколько в остальном мире распространен этот показатель, но в нашей стране очень любят «децильный коэффициент» — отношение доходов 10 % наиболее богатых к 10 % наиболее бедных, ибо он бьет по той точке, где наше общество ощущает боль. Проблема для бедных состоит не столько в том, что они бедны, сколько в том, что они видят, насколько они бедны, сравнивая себя с окружающими. Пока я рассекал дачные лужи на велосипеде «Орленок», а богатенькой считалась семья, у которой был старенький «Москвич», всё было нормально. Но когда я пересаживаюсь на «Украину», а пара соседей — на «Ауди», начинается некоторое недоумение. Но вот я вроде бы тоже уже и не бедный — машина, отпуск "all inclusive”... Но я просто поднялся на несколько ступеней по лестнице, которая с поры моего детства стала намного длиннее. Бедные примерно те же, а вот богатые — это уже не просто «дача, машина, квартира», это «замок, Бугатти, двухуровневая в центре» и устрицы под соусом «Беллон».

В университете не всегда легко заметить эту разницу в доходах — мы ведь видим друг друга на работе, а в быту — далеко не всегда. Да и с коллегами с других факультетов не особо общаемся. Поэтому озвученная пару лет назад кем-то из проректоров СПбГУ сумма в 40 тыс. руб. в качестве среднего заработка научно-преподавательского состава произвела на этот самый состав мощное впечатление: «с кем это нас так красиво усредняют?», пытались понять коллеги. Предполагали, что средняя вычислялась с учетом административно-управленческого персонала, что в эту сумму включены все командировочные проректоров и т. д.

Администрация СПбГУ в рамках развития политики информационной открытости опубликовала в 2011 году таблицу с показателями по разным факультетам, где были не только средние, но и доходы 10 % «бедняков» и 10 % «богатеев» (повторив это через год), что произвело некоторый фурор: выяснилось, что проблема отнюдь не только в загадочных «юристах», которые, наверное, всегда казались прочим инопланетянами.

Проблема оказалась в том, что на всех факультетах децильный коэффициент был не меньше 5, доходя до 12,2 на рекордсмене — матмехе. На матмехе же работал и самый преуспевающий представитель научно-педагогического сообщества: его средние доходы составили 478 тыс. руб. в месяц (забегая вперед — за год они увеличились до 664 тыс.). Думаю, доходу в пару сотен тысяч долларов в год вполне могли бы позавидовать большинство нобелевских лауреатов, если я ничего не путаю. В целом по университету «богатые» получали около 98 тыс. руб. в месяц, а «бедные» — около 13 тыс. Сразу отмечу, что эти доходы включают все выплаты, которые характеризуются как «зарплата», «премия», «выплата по договору гражданско-правового характера», которые проходят через университетскую бухгалтерию.

И вот через несколько лет после своего воцарения ректор Николай Кропачев наконец-то принял в качестве проблемы низкие доходы наименее обеспеченных сотрудников университета. Довольно долго основной мотив реплик руководства заключался в том, что сотрудники должны стараться, тогда они будут получать премии за свои старания и их доходы вырастут. Но после нескольких лет резкого роста доходов, почти не затрагивавшего «бедняков», позиция всё же несколько изменилась, и в течение апреля 2011 года были приняты несколько решений в этой сфере.

Самым массовым из них был приказ о доплатах наиболее низкооплачиваемым категориям преподавателей: их гарантированная зарплата должна была вырасти до 11 тыс. руб. с примерно 8 тыс. Молодым кандидатам наук были фактически удвоены надбавки за степень, также какая-то часть премиальных проректоров была поставлена в зависимость от уровня зарплат «бедняков». Информация об этой работе подробно освещалась на официальном сайте СПбГУ, где публикуются отчеты с деканских совещаний.

Посмотрим, что же вышло, — каковы изменения в течение года? [2] Удалось ли что-то сделать? Сразу можно сказать, что на подавляющем большинстве факультетов — удалось. Децильный коэффициент по университету упал с 7,6 до 6,3, а зарплата «бедняков» увеличилась с 13 до 17 тыс. руб., т.е. почти на треть. Этот результат можно было бы считать потрясающим, если бы примерно за то же время вывеска о найме сотрудников в «Макдональдс» не подняла планку с 20 до 28 тыс. руб. Я буду считать, что администрация университета успешна только тогда, когда стартовая зарплата ассистента опередит стартовую зарплату специалиста по сборке гамбургеров. Многие могут мне сказать в ответ, что это весьма приличное местечко, и сравнивать надо не с ним, а с «шавермой». Я думаю, пусть с «шавермой» зарплату педагогов ПТУ сравнивают. Наша цель — достойные доходы преподавателей, хотя бы достичь «Макдональдса»!

В таблицах много изменений. Обращу внимание на настоящую катастрофу, которая разразилась на химфаке: зарплата «бедняков» там упала на четверть, став наименьшей в университете — чуть больше 11 тыс. руб. Посмотрев на эту строчку, можно увидеть, что это сопровождалось ростом количества сотрудников на 30 ставок. То ли этих людей годом раньше скрыли, то ли это следствие кампании по борьбе с полставочниками (которая стала причиной моего увольнения из университета): дробные ставки объединялись до целых, а это были как раз ставки «бедняков». В то же время на факультете международных отношений, где также увеличилось число сотрудников, выросла и зарплата у всех категорий, а у «бедняков» — на две трети. Причины такого успеха международников мне неизвестны. В относительных цифрах наибольший успех демонстрирует прошлогодний аутсайдер — истфак: зарплата «бедняков» там удвоилась.

Ниже привожу график, вертикальная ось которого отражает зарплату «богачей», а горизонтальная — «бедняков». На графике не отражены Высшая школа менеджмента и Юридический факультет, так как зарплаты там отличаются от прочих факультетов в 23 раза. Так, «бедняки»-юристы зарабатывают 34 тыс. руб. в месяц, а «бедняки»-менеджеры- 41 тыс.

 

На графике обозначены факультеты: 1 — биолого-почвенный, 2 — восточный, 4 — географии и геоэкологии, 5 — геологический, 6 — журналистики, 7 — искусств, 8 — исторический, 9 — математикомеханический, 10 — медицинский, 11 — международных отношений, 12 — политологии, 13 — прикладной математики — процессов управления, 14 — психологии, 15 -свободных искусств и наук, 16 -социологии, 17 — стоматологии и мед. технологий, 18 — физический, 19 — филологический, 20 -философский, 21 — химический, 22 — экономический.

В целом можно считать положительным примером работу администрации СПбГУ по снижению децильного коэффициента и надеяться на ее продолжение. После какого-то момента, однако, наступит та точка, в которой механическое увеличение минимальных зарплат начнет приводить к стимулированию бездельников -ведь можно будет получать более-менее достойную зарплату, соответствуя лишь минимальным требованиям. Впрочем, нам пока об этом остается только мечтать.

1. См. опубликованную год назад статью В. Волохонского «Зарплата и голодовка»: http://trv-science.ru/2011/04/26/zarplata-i-golodovka/

2. Обе таблицы (за 2010 и 2011 годы) см. по ссылке http://spbgunews.ru/2012/06/29/zarplaty-prepodavatelej-spbgu-i-nauchnyx-sotrudnikov-po-fakultetam-v-2011

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , ,

 

19 комментариев

  • Денис фн:

    Социалистическим путем идете, товарищи!:) Интересно было бы знать часовой объем лекционной и семинарской нагрузки по факультетам + стоимость 1 часа работы ппс. Все-таки преподаватель вуза должен прежде всего преподавать, а потом уж колымить и халтурить для увеличения своего ежемесячного дохода.

    • zbl:

      Почасовая оплата практикуется в школе, в ВУЗах её нет. Почасовики в ВУЗах бывают, но им платят из специального почасового фонда в исключительных случаях. Нагрузка, наверно, 1200 часов в год максимум, а 900 — типично. Только профессора ведут по-меньше.

      • Денис ФН:

        В наших вузах чего только нет:)

        Когда мы говорим о том, что один преподаватель получает около 150 000 рублей в год при нагрузке в 1000 часов, то значит он/она получает 150 рублей за час нагрузки (а это не только лекции и семинары, но и прочие формы работы со студентами, включая домашнюю работу с курсовыми работами и т.п.), а другой его/ее коллега получает 1 500 000 рублей в год при тех же степенях и званиях. Он/она получает за те же 1000 часов или работает сверхурочные? А сколько у ппс вузов рабочих дней в году? Сколько в среднем часов в день он/она работает в вузе? Если один работает в вузе 3-4 часа в день при 5-дневной неделе (как студент в Мак-Дональдсе), а другой — 15-18 часов при 6-дневной, то как устранять этот пресловутый «децильный коэффициент»?

        • NickName:

          Вы явно никогда не преподавали ни в школе не в ВУЗе. Иначе бы знали, что даже 8 часов занятий (а лекционных больше 4) в течении 5 дней выдержать не возможно. Если вы собираетесь реально читать лекцию, а не читать учебник (чем некоторые занимаются).

          • Денис фн:

            «...ни...не...»:) Не умеете писать, то хотя бы научитесь читать по-русски. Было написано: «...работает в вузе...», а не читает лекции. В том то и дело, что тем, кто читают лекции по учебнику, а потом по той же методике проверяют «знания» студентов, платить 150 рублей за час — это много! А есть в вузах люди, которые выполняют НИР по заказу бизнеса или государства, они работают и по 18 часов в сутки, но читают 1-2 лекции в неделю. Разве целесообразно сближать эти две категории преподавателей по уровню оплаты труда?

            • NickName:

              А что-такое преподавательская нагрузка вы в курсе?

              Эти люди работающие по 18 часов в сутки имеют практически нулевую педагогическую нагрузку если это научные работники, то это нормально. А если они числятся в профессорско-преподавательском составе, то гнать их оттуда. Так как они занимают чьи-то ставки и их преподавательскую нагрузку должен выполнять кто-то другой.

              Что-то я сомневаюсь, что доходы Кудрина, Гергиева или Терехова несомненно уважаемых людей, сотрудников СПбГУ, отражаются в таблице.

        • zbl:

          Нормы регламентирует устав ВУЗа. Обычно больше 6-ти учебных часов в день преподам деканат не ставит. У препода нет рабочего места: если его нет в ВУЗе, это прогулом не будет. Если занятие не состоялось, значит учебная нагрузка не выполняется, а за выполнение учебной нагрузки отвечает заведующий кафедрой (имеется в виду годовая нагрузка целиком; то есть, если занятие не состоялось, то препод будет побыстрее читать следующие лекции и наверстает, а не наверстает, значит на экзаменах не будет спрашивать то, что не рассказывал). Отпуск тоже не имеет никаких пределов и 28 дней не составляет (сколько напишет декан в приказ, столько и будет). Все эти льготы от того, что работа препода очень тяжела, хотя и не физическая. Преподом работать, нужно иметь крепкое здоровье, особенно по части нервной системы. Среди преподов, например, дичайше велик риск инфаркта. Сравнивать преподавание с другими профессиями очень трудно. Если есть природные способности и пока молод, то это дело даётся сравнительно легко и работа нравится. Но, если здоровье подводит, устарел или дети не желают учиться (это сильнее всего напрягает преподов), то невыносимо.

          • Денис фн:

            В том то и проблема, что у нас в стране преподаватель вуза в своем большинстве — это многостаночник-стахановец, читающий разные курсы лекций большому количеству студентов, нередко в разных местах:( Этот человек, считающий преподавание и работу со студентами своим основным источником дохода, пытается увеличить свою оплату труда через увеличение пед.нагрузки. В результате времени на НИР физически не остается, квалификация падает, как и качество нашего образования. В основе же должна стоять научная работа, а преподавать должны только по теме своего исследования. Вывод — необходимо не с децильным коэффициентом разбираться, а с моделью организации работы в вузах.

            • zbl:

              При советской власти была экспериментально найдена предельная нагрузка: 750 часов (600 для профессоров). При большей невозможно заниматься ничем ни наукой, ни культмассовой работой. Министерство подняло нормы около 2000-го года. Сейчас преподы физически не могут заниматься ничем.

              Подавляющее большинство грамотных сотрудников всех звеньев из ВУЗов ушло в период с конца 90-х до середины 2000-х. Фанатики таки остались, но их примерно 1:100. Остальные — это пёстрая армия проходимцев, ротозеев, тунеядцев и балбесов, которые присосались к государству и активно грызут и так очень малочисленных фанатиков за контроль над финансовыми потоками. Фанатики — это в основном пенсионеры, которые воспитали детей, способных позаботиться о родителях. Ещё существуют нормальные коммерческие ВУЗы (даже при государственных), в которых фанатики могут подработать за разумные деньги, имея нормальную нагрузку (два часа в неделю лекции и ещё два часа консультации — это, как за бугром примерно бывает). Есть ещё научные лаборатории при ВУЗах, сотрудники которых по должности могут вести меньшую нагрузку.

              Многое зависит от руководства. Если ректор умный, то он ограничивает проходимцев, продвигая фанатиков, которые за это делают ему красивые отчёты по научной-исследовательской работе. Есть и ВУЗы, которые готовят уникальных специалистов для оборонки например. Так что вышеописанная картина не повсеместна, но в целом типична: сотня прохиндеев доедает пару оставшихся фанатиков-пенсионеров.

              Молодой выпускник без степени (например, чтобы диссертацию писать, не обязательно в аспирантуру поступать, но нужно работать в ВУЗе) будет получать 4 тыщи с чем-то (на 100 рублей выше прожиточного минимума). Если ректору он нужен, то ректор ему доплачивает разными правдами и неправдами по хитрым теневым схемам. Например можно так получать 12 тысяч вместо 4-х, но, понятно, это уникальный случай (хотя и реальный). В любом компьютерном салоне он получит 15 самое малое за то, что будет ставить Вундусу на компы блондинок. Молодых фанатиков мне повидать не доводилось пока совсем (молодых прохиндеев — полно; средний возраст в ВУЗах теперь уже довольно молод).

              Что делать — по моему мнению — разогнать к едрене фене (и мелкие и крупные). Если нужно сохранить фанатиков и ВУЗы, готовящие уникальных специалистов, то нужно заниматься индивидуально по технологии переатестации МВД: найти главного фанатика и спросить, кого из своих знакомых он считает достойным остаться в системе; и так по всей цепочке. Результат, правда, скорее всего будет тот же, что и в МВД, но есть некоторая надежда на обратное, ибо тут уровень интеллекта в среднем повыше. Медленно сокращать, удушая, укрупняя, загибая — дольше и болезненнее. Резко разогнать в 2000-м было нельзя (фанатиков тогда было ещё довольно много и они на что-то надеялись), а теперь время пришло (фанатиков единицы и, что просвета не будет уже всем ясно).

              • NickName:

                Не знаю, как в целом по стране, но СПбГУ я бы разгонять не стал. (Говорю про СПбГУ так как речь в статье шла о нём).

                Это лозунги того же типа, что если мы выгоним из Сколкова иностранцев Samsung, Boeing и т.д. , то на их место придут наши Российские инноваторы.

                • zbl:

                  Так, если просто разогнать и ничего взамен не сделать, то толку с этого не много будет. Но бестолку и укрупнять или названия менять. Нужно 99% персонала сменить. Разумеется, новых людей сейчас не откуда взять — их просто никто не готовил последние 20 лет. Придётся закрыть наглухо 99% ВУЗов. В СССР было 600 ВУЗов, а сейчас их, если не ошибаюсь, 3000. Вот, придётся оставить 30. Когда эти 30 подготовят достойный персонал, можно будет открыть ещё 200-300 ВУЗов (600 было на 150 мильёнов населения). Медленно укрупнять, загибать — это как раз значит просто выгонять на улицу. Фокус в том, что, когда резко закрывают, то вопрос, куда девать всех этих людей стоит явно, а, когда плавно сокращают, то об этом как бы вообще можно и не думать им.

                  • Денис фн:

                    ...до основанья, а затем...мы свой, мы новый мир построим... Это у нас уже на генетическом уровне? Или все-таки из детства? Может быть просто прописать более понятные стандарты для управления впо? И прекратить практику финансирования за счет налогоплательщиков?

                    • zbl:

                      Да нет сейчас уже никакой системы образования у нас. Нечем уже управлять по-умному, нечему эволюционировать. Даже 10 лет назад ещё что-то было и кто-то себя ассоциировал как-то с системой (фанатиков было 1:10, а не 1:100). Этого нет уже давно. Если хочется иметь что-то приличное, то нужно строить с нуля. Это и делается. Федеральные университеты например; через пень-колоду, но всё равно что-то делается — больше, чем ничего. Но это ведь единицы ВУЗов. А я предлагаю оставить даже в 10 раз больше. Вот с остальными тысячами что делать — это вопрос. Медленно загибать их или резко прикрыть? или подождать пока сами рассосутся? Резко не станут закрывать, потому что тогда нужно думать, что с людьми делать, а думать лень, да и не чем им думать. Я бы разогнал и пособие выплачивал. И так государство пособие им в виде зарплаты за бесполезный труд выплачивает, так почему честно не платить пособие, если девать их некуда? Пособие людям платить куда дешевле, чем содержать учреждение, в котором они то же пособие в виде зарплаты получают.

                    • NickName:

                      2 отдельной строчкой в бюджете

                      9 федеральных университетов

                      29 НИУ

                      Уже больше 30.

                  • Андрей:

                    Так у нас в стране и в правоохранительных органах фанатиков не больше, чем в образовании, предлагаю разогнать МВД, с прокуратурой заодно. И в армии тоже грамотных офицеров меньше, чем «товарищей прапорщиков» из анекдотов, давайте закроем армию. Закроем таможню, суды, законодательные собрания, всяческие рос-тех-сан-хрен-надзоры разгоним. Позакрываем медицину с врачами «ну это вы съели что-нибудь». Закроем детские сады и школы с «мариваннами» не умеющими интернетом пользоваться. Всю страну закроем и разгоним, раз у нас так всё хреново работает, за что ни возьмись, 99% населения из России выгоним, и вот тогда из оставшихся 1% морально стойких высокообразованных профессионально подкованных граждан будем заново населять просторы нашей страны, создавать с нуля новые стойкие к коррупции и головотяпству гуманные органы государственной власти, ответственных врачей, прекрасных педагогов, отважных офицеров, неподкупных таможенников, радеющих за народ депутатов и справедливых судей. Наступит всеобщее счастье, коммунизм, царство божие на земле, благорастворение воздухов и в человецех благоволение...

                    Хотя, если подумать, то проще проигнорировать ваши высказывания в духе «всёпропало» и «всехуволю» и продолжать жить дальше, ибо умные учатся на чужих ошибках, глупые на своих, а дураки вообще никогда ничему не учатся, а любят давать бесплатные советы космического масштаба и космической же глупости :)))

                    • zbl:

                      Вы не внимательны. МВД уже пытались разогнать именно так, как я предлагаю разогнать и общеобразовательные ВУЗы. А все госструктуры разгоняют при революции, которая обязательно случается, если госструктуры перестают выполнять свои функции.

  • Денис:

    В конце 90х, после окончания минского университета информатики и радиотехники, я там пару лет проработал асистентом и на пол-ставки инженером. Зарплаты были мизерные, как-то жили только на трудовых договорах, проводя через НИЧ (научно-исследовательская часть) разные договорные работы.

    В среднем на одном договоре работало человека 2-3 инженеров и асситентов и пару человек старшекурсников. При получении денег по договорам в кассе НИЧа, расписываясь в ведомости, по каждой работе я видел список исполнителей в несколько раз больший, чем число людей, хотя бы каким-то боком имевших касательство к выполненной работе.

    Лишние «исполнители» — проректора, заведующие кафедрами, некоторые профессора и парочка «блатных» преподавателей. Список этих дополнительных людей практически не менялся и фигурировал во всех договорных работах. При этом, если реальные исполнители получали по договорам суммы порядка от 30 до 150 долларов по тогдашнему курсу, то напротив фамилий этих важных товарищей стояли цифры порядка от 3х до 10ти тысяч долларов по каждому договору, которых там бывало от месяца к месяцу по десятку-другому.

    Я уже больше десяти лет никакого отношения к нашим ВУЗам и к нашей системе образования не имею, но периодически сталкиваюсь со старыми знакомыми, так там и работающими, и знаю, что ничего с тех пор не изменилось. Только суммы возросли.

    Вот и считайте децильный коэффициент и дальше слушайте про «надо стараться и получать заслуженные премии»

    • Денис фн:

      Теперь еще наличие свадебных генералов обусловлено желанием получить на конкурсе больше баллов за квалификацию исполнителей. С каждым таким проектом формально квалификация этих людей возрастает и так в геометрической прогрессии. Больше проектов — выше баллы за квалификацию — больше денег. Как в анекдоте про альтернативу куры-утки:(

  • Sandra:

    Уже много лет работаю в ВШМ — реально было чем гордиться в бытность В.С.Катькало. Настоящий руководитель, умел поощрять сотрудников, умел сделать выговор, коротко говоря — умел руководить. Создал замечательную материальную и административную базу для организации высококлассного обучения.

    Видимо был реальным конкурентом г-на Кропачева и его ушли. Что происходит сейчас? Факультет ветшает на глазах: вместо того, чтобы подтянуть другие факультеты до уровня ВШМ, его опускают до среднестатистического «серого» по Университету, и это при том, что Н.Кропачев бодро доложил президенту В.Путину (интервью по TV), о том,что в России создано уникальное явление — Высшая Школа Менеджмента. Резко урезали финансирование школы. Деньги,зарабатываемые специалистами факультета ему больше не принадлежат, зарплата преподавателей резко упала, и теперь многие из тех, кто зарабатывал для Школы деньги, строят другие планы на перспективу. Сегодня уже на практическом уровне столкнулась с реальной проблемой — не смогла распечатать все контрольные работы для студентов — в копировальном центре (расположен на магистратуре в Волховском пер.) сегодня работала уже только одна машина, остальные: либо нет тонера, либо требуют ремонта, а денег не дают... Ксерокс на первом этаже уже полгода «отдыхает» = требуется дорогостоящий ремонт, а денег не дают... В оставшихся двух аппаратах хронически нет бумаги. Разруха наступает... С большим трудом сделала копии, и подумала: стандарты преподавания при таком положении дел, в том числе и по причине отсутствия мотивации, будут неизбежно снижаться до среднестатистических по Университету. Ту высокую планку, обозначенную Валерием Сергеичем, просто не потянуть: преподавателю нужно искать подработку, просто чтобы выжить, ксерокс — за свой счёт (а это нищенские зарплаты), преподаватель делать не будет, и объём контрольных сократится с 6-7страниц до 2-х, что упростит процесс копирования и проверки работ. Что, интересно, будет докладывать г-н Кропачев Президенту РФ через года два о состоянии предмета «Его» гордости, ведь разрушая такими темпами отлаженный механизм ВШМ, не удивительно, если Школа лишится всех тех уникальных аккредитаций, которых так долго и стаким трудом добивался В.С.Катькало и весь коллектив Школы? Плохо, когда у власти находятся откровенные дилетанты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com