Увеличение жизни

1 июля известному историку и археологу, докт. ист. наук, нашему постоянному автору Льву Самойловичу Клейну исполнилось 85 лет. Публикуем юбилейную статью, написанную докт. физ. -мат. наук, профессором Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, председателем Совета по образованию СПб Союза ученых Алексеем Михайловичем Ельяшевичем.

 

26 октября 2010 года в ТрВ-Наука была опубликована заметка Ильи Мирмова под заголовком «Планирование на девятом десятке. Интервью с профессором Л.С. Клейном по поводу...». Поводов автор называет три: двухлетний юбилей «плодотворного сотрудничества» интервьюируемого с газетой, его рекордсменство по публикациям в ТрВ-Наука и то, что за прошедший год у него вышло четыре толстые книги, что, по мнению интервьюера, может заслуживать занесения автора в Книгу рекордов Гиннесса. Заканчивается же интервью объяснением Львом Клейном такой высокой продуктивности в столь почтенном возрасте: На самом деле, жизнь, увы, ужасающе скоротечна. Увеличить ее можно только одним способом: выполняя за год то, на что положено тратить много лет. Это единственный способ прожить много жизней.

В связи с юбилеем можно было бы сказать много слов и о выдающихся научных достижениях Льва Клейна, и о его очень трудной, насыщенной событиями жизни, но об этом можно узнать из большой статьи о нем, помещенной в Википедии. Я же хочу посвятить свою заметку обсуждению списка его публикаций.

Если поэт надеется, что его душа переживет его прах «в заветной лире», то душа и ум ученого, особенно атеиста, каким считает себя Лев Клейн, могут пережить его прах в тех научных работах, которые он оставит после себя. На сайте archeology.ru опубликован список почти 600 работ Льва Самуиловича, опубликованных с 1955 по 2011 год, содержащий также рецензии и отклики на его работы. Это список я и попытаюсь проанализировать и выяснить, как отразились на его публикациях события жизни их автора.

Может возникнуть вопрос, почему я — физик-теоретик, доктор физикоматематических, а не исторических или других гуманитарных наук, решился взяться за такой анализ. Хотя поле исследований Льва Клейна — гуманитарные науки, важнейшей особенностью его исследований является подход, свойственный в значительной степени естественнонаучным дисциплинам. Недаром статья, опубликованная в журнале «Знание-сила» в 1969 и 1970 годах, озаглавлена «Остаюсь археологом. Трактат о кризисе гуманитарности в археологии и его связи с методами естественных наук».

При этом первая ее часть имеет подзаголовок «Археология плюс физика», а вторая — «Археология минус физика». А недавно опубликованная его статья «Гипотезы в науке» представляет интерес для всех ученых, как гуманитариев, так и естественников. Кроме того, я не вполне чужд археологии: в молодости мне довелось работать в археологических экспедициях в Крыму, на Кавказе, в Сибири, в Средней Азии и даже открыть стоянку Мешоко, раскопки которой позволили установить связь между двумя древними культурами.

Рис. 1.

Как видно из рис. 1, первая научная публикация Льва Клейна появилась только в 1955 году, через 4 года после окончания ЛГУ, а следующая — еще через 5 лет. Первая его книга вышла в свет в 1978 году. Поражает несоответствие между поздним временем появления его научных публикаций и его ранним увлечением наукой. Ведь интерес к истории и важнейшая черта, необходимая ученому, — стремление открыть новое проявились у него еще в школе.

Сохранилось мое сочинение того времени ... по русской литературе — «Игорь и Святослав». Это образы из «Слова о полку Игореве». Моим побуждением было открыть, кто является автором этого произведения.

Вообще работа построена на сравнении образов «Слова» с образами тех же героев в Ипатьевской летописи. Сопоставляя «Слово» с летописью, я пришел к предположению, что автором мог быть Беловолод Просович, от которого Святослав Киевский, по Ипатьевской летописи, узнал о поражении Игоря. Имя у этого монаха или дипломата — западно-русского звучания, и это согласуется с заметным галицко-волынским вкладом в «Слово».

Детальное сопоставление различных источников осталось одним из основных методологических приемов Льва Клейна, позволивших ему сделать открытия в различных областях науки.

Еще учась на заочном отделении ЛГУ, он написал курсовую работу объемом в пять печатных листов -«Медведь в народной сказке, языке и обряде сравнительно с материалами археологии». Научный руководитель, выдающийся фольклорист, один из основоположников современной теории текста Владимир Яковлевич Пропп, которого Лев Клейн, говоря о своих учителях, всегда называет первым, поставил оценку отлично, с характеристикой работы как выдающейся и рекомендовал ее к печати, Одновременно В. Пропп в сопроводительном письме к отзыву подробно разобрал недостатки работы и сделал ряд замечаний. Когда читаешь это письмо, трудно поверить, что в нем обсуждается не глава кандидатской диссертации, а курсовая работа первокурсника. Сам студент отнесся к своей работе еще суровее и не решился отдать ее в печать. А кандидатскую диссертацию он защитил только через 20 лет.

Учась уже на очном отделении в ЛГУ, Лев Клейн делал доклады, на обсуждение которых собирались профессора, не разделявшие его научных концепций, но относившиеся к нему, как к серьезному ученому. Но после блестящего окончания Ленинградского университета Лев Клейн вместо того, чтобы продолжить занятия наукой в аспирантуре, был вынужден вернуться в Гродно и стать школьным учителем. И хотя первая научная работа школьного учителя о происхождении славян послужила началом острой дискуссии не только в советской, но и в зарубежной литературе, а в 1956 году в Киеве прошла конференция, на которой обсуждалась эта работа, ее автора приняли в аспирантуру только в 1957 году.

Рис. 2.

Из графика на рис. 1 видно также, что с конца 60-х годов Лев Клейн публикует десятки научных работ, причем примерно половину из них- в зарубежных журналах. До 1968 года его работы выходят в основном в странах социалистического лагеря (ГДР, Польше, Венгрии). А с 1968 года они выходят в капиталистических странах Европы (Великобритании, Испании, Норвегии, Швеции, ФРГ, Франции)) и в США. Только в американском журнале Current Anthropology (Chicago) с 1968 по 1980 год было опубликовано 22 его статьи. Такая научная активность не могла остаться безнаказанной, и 11 марта 1981 года Лев Клейн был арестован, а после выхода на волю много лет не мог устроиться на работу, что не могло не сказаться на падении числа опубликованных работ. А его книги в эти годы, как видно из рис. 2, выходили только за рубежом.

Следующий пик публикационной активности пришелся уже на 90-е годы, когда Льва Клейна стали приглашать читать лекции в ведущих университетах Европы и США. К уже упомянутым странам, в которых появляются работы Льва Клейна, добавляются Словения, Чехия, Финляндия, Индия. Мексика.

Публицистическая деятельность Льва Клейна началась еще в 50-е годы,с появления в газете «Ленинградский университет» статьи «Нужна коренная перестройка». В 60-70-е годы выходит ряд его научно-популярных статей в журналах «Знание — сила», «Природа», «Вокруг света», «Юность». С 2008 года публицистическая активность Льва Клейна связана с газетой «Троицкий вариант», в которой увидели свет более 100 коротких заметок и статей, посвященных не только науке, но и политике.

Творческая продуктивность Льва Клейна, не убывающая с годами, более того,в полной мере проявившаяся в росте числа публикаций именно в последние годы (см. рис.1), не может не вызывать уважения и удивления, а у недоброжелателей — даже подозрения, не работает ли на Льва Клейна целый коллектив авторов-негров (см. его заметку «О светилах и «неграх»»). Опровергать это абсурдное подозрение ни у кого, хотя бы немного знакомого с работой Льва Клейна, нет никакой необходимости.

Однако гораздо важнее не количество публикаций Льва Клейна, а их качество и вызываемый ими резонанс. Даже оппоненты Льва Клейна соглашаются с тем, что для каждой из его книг характерно сочетание глубокого и оригинального научного содержания и блестящей литературной формы. Его научные статьи и книги чрезвычайно высоко оцениваются ведущими специалистами в каждой из областей науки, к которой относится его конкретная работа. А диапазон научных интересов Льва Клейна чрезвычайно широк. В обстоятельной статье, посвященной Льву Самуиловичу в Википедии, он представляется как «археолог, культур-антрополог, филолог, историк науки». Но этими областями интересы Льва Клейна не ограничиваются. Известный философ Григорий Тульчинский в рецензии на книгу «Трудно быть Клейном» пишет: Особое внимание заслуживает роль, которую в жизни Л.С. Клейна играет философия. По его собственным словам, он ее никогда не любил, но у него с нею странные отношения... Перефразируя А.П. Чехова, Л.С. Клейн замечает, что если у него есть законная жена (конечно — археология) и немало любовниц (филология, этнология, культурная антропология, история, криминология), то философия — страстная вдова, которая преследует его своими намерениями всю жизнь. Куда ни заглянешь — она тут как тут. Ни одна его крупная работа по археологии не обходилась без философских ловушек и сетей.

Одной из своих «любовниц» Лев Клейн называет криминологию. В эту область науки он, прошедший суровую школу «Крестов» и лагеря, безусловно, внес заметный вклад. Недаром известнейший криминолог Яков Гилинский заканчивает рецензию на упомянутую книгу, в которой глава «Испытание» посвящена описанию тюремного и лагерного опыта ее автора, подробно проанализированного в его книге «Путешествие в перевернутый мир», отрывки из которой переведены на ряд языков и вызвали широкую дискуссию, заканчивает следующими словами: Остается поблагодарить профессора Л.С. Клейна за интереснейшую книгу и посоветовать профессионалам-юристам, криминологам внимательно ознакомиться с ней.

Несомненен также вклад Льва Клейна и в социальную психологию, к которой с полным правом можно отнести и книги Льва Клейна, посвященные анализу гомосексуализма, первую из которых «Другая любовь» известный журналист и автор книг по психологии Владимир Шахиджанян назвал самой серьезной и талантливой работой из всех, посвященных «голубой» теме, которые ему приходилось читать.

Но, конечно, наиболее значителен признанный во всем мире вклад Льва Клейна в его «законную жену» — археологию. Уже первая его книга, изданная за рубежом, вышла в серии «Классики археологии», а все его книги можно рассматривать как целый корпус учебников-руководств, формирующий археологию как современную науку. Трудно найти ученого-гуманитария в России, работам которого была бы посвящена специальная международная конференция в такой стране, как Великобритания. А именно такая конференция "Leo S. Klejn’s Contribution to Theoretical Archaeology” состоялась в декабре 2011 года в Бирмингеме. А на конференции «Актуальные проблемы археологии Сибири и Дальнего Востока», состоявшейся в мае того же года в Уссурийске, был проведен круглый стол, посвященный вкладу Л.Клейна в теоретическую археологию. Задачей этого круглого стола была «популяризация археологической парадигмы Л.С. Клейна». Организаторы конференции считают: В настоящее время это единственная всесторонне разработанная и фундаментально обоснованная альтернативная парадигма, противостоящая традиционной и прочно укоренившейся в отечественной археологии парадигме, представляющей противоречивую смесь археоистории и эмпиризма.

Нет необходимости перечислять научные достижения Льва Клейна в других областях науки. Они достаточно подробно отражены в упомянутой статье в Википедии. Особо следует отметить, что и книги, и статьи Льва Клейна всегда вызывали и продолжают вызывать много разнообразных откликов, иногда восторженных, иногда раздраженных или даже просто хамских, но никого они не оставляют равнодушными. Список научных статей, содержащих подробное обсуждение работ Льва Клейна, только в области археологии превышает сотню.

Научная и публицистическая активность Льва Клейна не идет на убыль. В 2011 году увидела свет только одна его книга. Но эта книга представляет собой фундаментальный труд «История археологической мысли» в двух томах, каждый из которых содержит более 700 страниц. Такой книги в мировой археологической литературе еще не было. В 2012 году вышел первый и печатается второй том монографии «Археологическое исследование». А всего подготовлены к печати и ждут своей очереди в разных издательствах 12 книг Льва Клейна: «История антропологических учений», «Гармонии эпох. Очерки исторической антропологии», в которой автор изложил оригинальную концепцию истории различных музыкальных направлений, «Время в археологии», «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов». «Эта странная «Илиада»», двухтомная «История русской археологии в лицах», «Этногенез и археология», «Об искусстве», «Оборотный Плутарх», «Культура и эволюция», а также выходящие в Великобритании переведенные на английский язык «Советская археология» и «Бесплотные герои».

В 2012 году в «Троицком варианте» напечатано уже 10 заметок Льва Клейна, причем число просмотров 7 из них уже превысил тысячу, а статью «Этнографическая наука и национальный вопрос» посмотрели в Интернете 1890 человек.

1. Автор статьи также является председателем Совета СПб регионального отделения Российской ассоциации содействия науке (РАСН).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

 

3 комментария

  • Русаков Иван Иванович:

    Вышли на днях в свет два очередных шедевра из многогранно-многочисленного интеллектуального творчества выдающегося ученого современности Л. С. Клейна. Это научные публикации «Лев Клейн: 14 главных мифов о геях» URL: sobaka.ru/magazine/glavnoe/13517 и «Лев Клейн: 9 голубых мифов» URL: sobaka.ru/magazine/glavnoe/15114

    Небольшое цитируемое добавление к ним, так сказать, с позволения автора:

    У вас в школе могла быть «двойка» по географии. Вы можете не знать имена главных водных артерий планеты, но об этой речушке вы слышали наверняка. Собственно она не такая уж речушка. Общее протяжение Иордана насчитывает 252 км. На своем пути она впадает в два больших озера, которые носят имя «морей»: море Галилейское и море Мертвое. Первое озеро многоименито. Это самое озеро Геннисаретское озеро или море Тивериадское, о котором пишется в Евангелии. Евреи называют его Кинерет. Этот водоем кипит жизнью. Его берега покрыты тропической растительностью, а вода богата рыбой. Будучи озером, этот водоем ведет себя временами, как настоящее море, и вспенивается высокими и опасными волнами. А дальше, вытекая из Кинерета, Иордан, пройдя еще 100 км, впадает в Мертвое море.

    Этот водоем действительно мертв. В нем нет не то что рыбы, а даже моллюсков и водорослей. Это, как говорят справочники, самый низкий участок земной поверхности. Словно сходя к аду, Мертвое море хранит на своем дне то, что осталось от Содома и Гоморры.

    Андрей Ткачев, прот. Разговор о богатстве. Часть 2. 03.06.2011.

    URL: www.pravoslavie.ru/jurnal/46870.htm

    А то как-то не получается логически завершающего научно-исследовательский процесс окончания в указанных выше исследованиях.

  • ЛСК:

    Спасибо Ивану Ивановичу Русакову за внимание к моим публикациям о геях и их рекламу в аудитории ТрВ. Но он от понятного волнения перепутал жанр и название. Это не научные публикации, а научно-популярные, а название первой — не «14 главных мифов...», а «Мифы о голубых» (в питерском журнале) и «14 мифов о геях» (на сайте журнала). Кстати, есть еще и интервью в московском журнале «Большой город», названное «Моя ориентация — не ваше дело».

    Непонятно мне и их объединение. Первая публикация могла возмутить гомофобов, а вторая — геев. Похоже, что Ивану Ивановичу не понравились обе. Кто же он?

    Но главное содержание заметки И. И. Русакова — извлечение из поучений иерея Ткачева о Содоме и Гоморре и Мертвом море (кстати, цитату полагается брать в кавычки).

    Я археолог и к тому же атеист. Свидетельства иерея и даже Библии мне недостаточно. Мне подайте археологические подтверждения. А с этим дело обстоит плохо. В районе Мертвого моря и на дне его годами работало множество археологических экспедиций из разных стран, всё на поиски Содома и Гоморры. Результат нулевой. Не найдено ни-че-го. А так как оба города (а с ними по мифу было разрушено еще два — Адма и Севоим) упоминаются только в Библии и ни в одном другом источнике, то многие ученые считают это предание мифом древних евреев. Я так не думаю, какая-то реальная основа у мифа должна была иметься (пусть и не такая реальность, какая описана в мифе), но жду археологических подтверждений. Тогда и можно будет говорить о том, отчего погиб богатый город Содом (если он существовал). Впрочем, в этом районе и сейчас то и дело происходят провалы грунта, могло провалиться два-три дома — вот вам и почва для возникновения мифа.

    Мертвое же море вовсе не такое мертвое, как это представляется священнику Ткачеву и его прихожанину Русакову. В нем из-за высокой солености (св. 30%) не водятся рыбы, но живет 70 видов оомицетов и высших грибов, не говоря уже о бактериях. Озера такой же солености есть и в других местах, без библейских легенд, — озеро Ассоль в Восточной Африке и озеро Баскунчак в Астраханской области. Та же соленость порождает целебные свойства. Благодаря им побережье Мертвого моря — очень оживленный международный курорт.

    Да и в Библии моралите мифа о Содоме и Гоморре изложено туманно: не очень ясно, на что именно осерчал Господь из проступков жителей.

  • Русаков Иван Иванович:

    В соответствии с Вашим замечанием, уважаемый Лев Самуилович, беру очередную цитату в кавычки: «...не спеши казнить безбожника: он нашел своего палача в самом себе; самого беспощадного, какой только может быть в этом мире» (свт. Николай (Велимирович) Сербский).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com