Идеальное финансирование науки*

Пока главные силы научной общественности ведут практическую борьбу за выживание отечественной науки, я предлагаю взглянуть на проблему в ином масштабе и представить, какие перемены могли бы позволить ей достичь процветания.

Едва ли многие станут спорить, что корень проблемы кроется в финансировании науки. Но мне видится, что проблема не столько в объеме, сколько в способе финансировании.

Как всем нам известно, существующая модель организации и финансирования науки весьма далека от идеала. Она требует совершения большого количества бюрократических ритуалов, абсолютно бесполезных с точки зрения научного процесса.

В первую очередь, это написание безмерно раздутых заявок на финансирование и отчетов по грантам. Существенные издержки связаны также с процедурами закупки оборудования и расходуемых материалов, есть и иные потери. Конечно, бюрократические издержки существуют во всех странах, но у нас они особенно гипертрофированы и грозят задушить науку. Они снижают ее эффективность до 10 раз, что выходит далеко за рамки здравого смысла. Можно ли избежать этих издержек?

Полагаю, что да, и хочу предложить модель, в которой издержки практически отсутствуют. Эта модель является развитием идеи, обсуждавшейся в «Троицком варианте» пару месяцев назад, о том, что следует оплачивать уже совершенные работы, а не планируемые. По результатам обсуждения идея была существенным образом модифицирована с тем, чтобы снять большинство возникающих вопросов и сгладить острые углы. В частности, были прописаны процедура авансирования научных работ и дифференциация по областям науки. В результате, получилась (имхо) довольно гармоничная схема.

Чтобы немного повысить градус энтузиазма, опишу результирующие параметры модели:

1. Написание заявок на финансирование и отчетов сводится к краткому извещению о том, кто и что будет изучать. Заявки удовлетворяются автоматически. (Но авансирование — в пропорции с былыми заслугами).

2. Ученые получают выделенные средства в собственность, что радикально упрощает процедуры закупок и администрирование.

3. Финансирование автоматически и справедливо перераспределяется в пользу тех, кто работает, объемы финансирования жестко связаны с научными достижениями.

Всё это позволяет надеяться, что выход отечественной науки увеличится быстро и кратно, она не просто выйдет из реанимации, но займет достойное, а вероятно, и лидирующее место в мире.

А теперь рассмотрим модель подробнее, чтобы убедиться в ее реальности.

Идея оплаты работ после их совершения является своего рода гамбитом, позволяющим разрешить почти все имеющиеся проблемы.

В существующих схемах деньги выделяются вперед, что вынуждает государство пристально следить за их сохранностью. Это определяет необходимость написания подробных проектов (заявок на финансирование), затем отчетов, а также усложненные способы расходования денег. Контролировать ненавязчиво государство не умеет. Чиновники-исполнители не заинтересованы в уменьшении отчетности, ведь это их хлеб. В результате, бюрократизм распухает до немыслимых масштабов.

Есть лишь один надежный способ избежать такого бюрократизма: устранить его повод, получать деньги не вперед, а после выполнения работы. Этот простой ход одновременно решает и другие важнейшие проблемы, о чем скажу дальше.

Конечно, выполнение работы требует денег. Но эта проблема решается просто, выдачей аванса. В начале работы научный коллектив (лаборатория, группа) сообщает в научный фонд о намерении совершить работу и может взять в нем аванс в размере, скажем, от 50 до 100% (цифра обсуждаема, возможна помесячная выдача) от годовой производительности коллектива за последние 1 или 3 года (которая вычисляется по той же формуле, что и окончательный расчет за работу). Таким образом, авансироваться могут лишь те, кто имеет публикации, хотя участвовать в системе может каждый. Для этого достаточно краткого обоснования, размером в страничку, извещающего о цели работы и составе участников. Аванс выделяется автоматически, конкурс не предусмотрен. Подача заявки решает две задачи:

1. Ученый получает гарантию, что его труд будет оплачен.

2. Фонд получает информацию о том, сколько людей будет работать по пост-оплатной схеме, и может планировать расходы. В госбюджете фиксируется только общий объем финансирования, который затем делится между пост-оплатной и стандартными схемами в пропорции, определяемой количеством заявок. (Оставим каждому ученому возможность выбора между схемами.)

Можно заметить, что такая система оценки ограничивает возможность государства и общества управлять наукой. Но надо ли ею управлять? Ведь ученые сами достаточно хорошо понимают, что нужно обществу, что будет востребовано. При этом они также представляют и техническую сторону вопроса, как, в какой последовательности двигаться к желаемым целям. И сейчас многие науки развиваются, ставя себе задачи фактически самостоятельно. То есть в том режиме, который и предполагается данной моделью. Тем не менее, и в этой модели можно стимулировать какие-то приоритетные направления, придавая им повышающие оценочные коэффициенты.

Администрирование расходов

Другая важнейшая категория издержек, устраняемая пост-оплатой, связана с закупками и администрированием расходов. Сейчас эти процедуры чрезмерно усложнены и регламентированы. Как правило, ученый не может распорядиться средствами так, как это необходимо и когда необходимо. Например, есть деньги на реактивы, а понадобилось купить прибор или съездить на конференцию. Расходы на оплату публикаций обычно и вовсе не предусмотрены. Деньги надо потратить до конца года, и не важно, что до следующего лета денег, как правило, не поступит. В результате, надо заранее предугадать всё, что может понадобиться, потратить больше усилий и денег; часть из этого не пригодится — не угадали, что-то будет лежать и портиться, если это какие-нибудь ферменты или биопрепараты.

Если же деньги получены в оплату уже совершенной работы, значит, исследователь имеет полную свободу распоряжения ими, это ЕГО деньги (это относится и к авансу). Описанные проблемы снимаются полностью. Кроме того, экономятся значительные усилия по учету покупок на балансе института. Отмечу, что формальное владение предметами научных покупок не несет государству никакой выгоды, а одни лишь хлопоты. От такой собственности государство должно отказаться.

Напротив, крупное оборудование, приобретение которого одной лабораторией невозможно или неоправдано, должно находиться в собственности государства в лице институтов или центров коллективного пользования и использоваться за плату.

Оценка работ

Оценка научных работ в данной модели происходит значительно легче и точнее, чем в существующих схемах, поскольку оценивается уже совершенная работа, а не предположения о том, как данный коллектив мог бы справиться с поставленной задачей.

Эксперты, оценивающие работу, могут также опереться на мнение редакционных рецензентов и учесть в своей оценке уровень (импакт-фактор) журнала, опубликовавшего работу. Оценка работ по импакт-фактору используется достаточно часто в современной практике, несмотря на то, что этот критерий во многом несовершенен. Но ведь и эксперты могут быть субъективны и даже пристрастны. Редакционные рецензенты часто могут лучше разбираться в узкой теме оцениваемой работы. Поэтому мне представляется, что оценка должна в равной мере учитывать мнение экспертов и импакт-фактор (т.е. мнение редакции). При этом желательно математически учесть то обстоятельство, что в разных науках традиции и частота цитирования могут отличаться.

Денежное выражение оценки работы определяется просто: берем общий объем финансирования за данный период и делим между опубликованными работами в пропорции с их оценками.

Важным преимуществом предлагаемой модели является и то, что она жестко связывает результаты работы и финансирование. В существующих схемах одна и та же работа может быть использована для отчета по нескольким грантам, что побуждает многих ученых писать как можно больше грантовых заявок в ущерб собственно исследованиям. В качестве отчета по грантам часто используются тезисы конференций, зарубежные поездки, защищенные степени и прочие побочные продукты научного процесса. Все это изрядное лукавство, не идущее на пользу науке, давайте будем честнее.

Наука фундаментальная и прикладная

Как легко видеть, предлагаемая модель хорошо подходит только для фундаментальной науки, результатом которой являются публикации. Для прикладной науки публикации обычно представляют побочный продукт, и поэтому она лишь частично может поддерживаться этой моделью. Поэтому необходимо будет в бюджете разделить расходы на фундаментальную и прикладную науку (или науку, выражаемую и не выражаемую в публикациях).

Заметим, что в понимании важности науки государством и обществом имеется сильный перекос в пользу прикладной науки, поскольку она предполагает понятный и осязаемый выход. Научное сообщество должно бороться за понимание важности фундаментальной науки и ее большее финансирование. Мои аргументы за это следующие:

1. Целью прикладной науки является получение прибыли. Ввиду глубокой неэффективности науки под управлением государства эта цель недостижима, а занятие абсурдно. Следует минимизировать участие государства в прикладной науке и доверить такую науку бизнесу. Поддержка государства необходима, но не напрямую, а в виде льгот научному бизнесу.

При этом надо оговориться, что некоторые прикладные темы, например, ядерную энергетику или космонавтику, всё же невозможно передать в частные руки.

2. Прикладная наука должна быть конкурентоспособна в мировом масштабе, иначе в ней мало смысла. А этого невозможно добиться без укрепления фундаментальной науки, которая даст и свежие идеи, и специалистов для их воплощения.

Приятно, что некоторые заметные фигуры вне науки, похоже, разделяют такую позицию. Так, в предвыборной программе М. Прохорова заявлено: «Государство финансирует фундаментальную науку, а ученые в партнерстве с бизнесом коммерциализируют ее результаты».

Что получится в результате?

Финансирование фундаментальной науки увеличится значительно, а может и кратно. За счет снижения расходов по контролю над наукой; за счет прикладной науки; за счет научных администраторов, умеющих привлечь обильное финансирование, но не дающих эквивалентной научной отдачи.

Возможности для продуктивной работы радикально увеличатся: ученые не будут отвлекаться на составление бумажек. Изменится и атмосфера: мы станем работать интенсивнее и меньше пить чай. Одни — потому, что смогут полностью отдаться научному поиску и работать вровень с мировыми грандами, другие — просто потому, что наукой станет возможно зарабатывать. В науку пойдет молодежь, мы забудем про утечку мозгов.

Прикладная наука тоже не останется внакладе: она получит крепкую опору и идейную подпитку от фундаментальной науки, чего сейчас ей сильно не хватает.

Что для этого нужно?

План вполне реален, за исключением одного компонента: воли.

Воли государства прислушаться и воли ученых настаивать на своем.

Удивительно, но в позиции государства происходят позитивные перемены. Митинг ученых 13 октября был хоть как-то, но услышан. Демократические митинги в декабре и феврале побудили государство хоть как-то прислушиваться к обществу. Будущие президентские выборы тоже дают шанс быть услышанными.

С волей ученых, увы, тоже есть значительные проблемы. В частных разговорах все жалуются и хотят перемен. Но когда доходит до действия, хотя бы до обсуждения идей — участвуют единицы. Так давайте будем участвовать, поддерживать или критиковать, предлагать альтернативы. А иначе точно ничего не выйдет. Кроме обсуждения здесь, тему можно обсуждать в специально созданном блоге: http://funding-science.blogspot.com/. Предполагаемое преимущество блога — удобство: модель расфасована по ключевым идеям и каждую можно обсуждать отдельно.

Я вижу задачу данного этапа в том, чтобы выработать согласованную модель реформы науки, которая бы пользовалась существенной поддержкой. Дальше эту модель можно было бы продвигать: предлагать частным фондам для тестирования, кандидатам в президенты, и государству, наконец.

Всё не так безнадежно, как кажется.

Вместе победим!

Виталий Кушниров,
докт. биол. наук, ИНБИ РАН

_________________________

* см. также Отечественная наука: измениться или умереть

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

15 комментариев

  • Пыщь:

    хотелось бы задать автору несколько вопросов:

    1) Вы правда думаете, что при оплате постфактум государство не будет требовать гигантских отчетов? Сами же пишете, что это чиновничий хлеб — вот и они и будут требовать справки о том, что ученые не сотрудничали с организациями, финансирующими терроризм или отмывающими доходы, что в полученных результатах не содержится гостайны и так далее. Способ финансирования не имеет значения до тех пор, пока не зачистить научную администрацию от бюрократизма, а нормативно-правовые акты — от излишней регулятивности.

    2) Вы понимаете, что принцип учета былых заслуг приведет только к дальнейшему старению научных кадров? Ну или тогда надо обязательно вводить ограничения, что финансируются только те работы, в которых принимали участие энное количество молодых ученых.

    3) неужели на авансовые платежи не будут распространяться все те дурацкие правила, которые вы хотите отменить? Ведь аванс, по сути, та же предоплата, которая зарегулирована сейчас.

    4) зачем финансировать прикладную науку гражданского назначения? Она должна быть востребованной экономикой, поэтому оплата всех разработок — дело бизнеса, который потом будет ими пользоваться (ясно, что фундаментальную науку и военный сектор прикладной должно финансировать государство, потому что именно оно, в первую очередь, и будет потом этим пользоваться).

  • Две маленькие просьбы ко всем комментаторам.

    — давайте подписываться собственными именами, это как-то солиднее. У нас ведь здесь приличная, почти камерная обстановка.

    — просьба давать общую оценку, а не только критику, для объективности восприятия.

    Уважаемый Пыщь! По вопросам:

    1) Извратить смогут любую идею, конечно. И я не могу зачистить бюрократизм. Но.

    Кто хочет ч. -л. добиться — ищет возможность, Кто не хочет — ищет оправдание, почему это не выйдет. Давайте лучше искать возможность, помогайте. Я просто пытаюсь нарисовать то, за что стоит бороться. За что хотелось бы бороться. Позицию, которую было бы легче оборонять, поскольку главный повод для бюрократии все-таки предполагается устранить.

    2) не согласен. Государство не может давать деньги кому ни попадя. Это нормальная практика: кредит дают в пропорции с репутацией. Если молодой — докажи свою профпригодность, и тогда пожалуйста. А пока — поработай в какой-нибудь устоявшейся лаборатории, наберись опыта, опубликуйся. И тогда уж и пускайся в автономное плавание. Точно так, как это происходит сейчас во всех странах. Да и не думаю, чтобы молодым, более резвым и гибким, в этой системе было бы некомфортно. Также, я против любых искусственных ограничений, подпорок и разнарядок.

    3) См. 1 и 2.

    4) Да я именно это и хотел сказать, только осторожнее. За формулировку спасибо.

    • Владимир Шелестин:

      По первому пункту полностью согласен с комментатором Пыщь, именно потому что система оплаты постфактум в нашей стране существует. Я получал так грант РГНФ вида «н» — на поездку на зарубежную конференцию. После поездки я несколько месяцев занимался заполнением отчётов, договоров и многих других бюрократических бумажек, при этом организацию, через которую проводилось финансирование, приходилось каждый долго раз убеждать, что этого требует РГНФ (например, авансовый отчёт, в котором прописывается выдача денег, а на самом деле эти деньги никто не выдаёт, потому что они будут выданы после того, как все бумажки будут заполнены). Насколько мне известно, такая практика принята РГНФ и при финансировании грантов других видов, в т.ч. основного конкурса вида «а». Так что не только система оплаты постфактум не является освобождающей от бюрократической возни, но и взять аванс в принципе в рамках её существующей реализации невозможно фактически, хотя на бумаге все деньги идут как раз авансом. На реальную же выдачу не прикрытой бумажками налички вперёд наше государство не пойдёт.

      • Владимир,

        в системе, где ничего не работает, предлагаемая схема не будет работать тоже. Я просто обозначил более привлекательную, как мне кажется, цель для борьбы. А бороться придется в любом случае.

  • alexvir:

    Александров А.И., мнс ИНБИ РАН —

    Мне кажется на бумаге модель неплохая, вопрос, правда ли она столь эффективна как представляется. На мой взгляд, чтобы был шанс того, что гос-во прислушается к такому подходу, нужно провести «пилотный пуск» на небольшом количестве финансов, аля частный фонд или программа РАН.

    Если окажется что заявленные преимущества реальны — то может и государство с этим согласится.

    Вопрос по конкретике —

    Ок, деньги поступают на карточный счет зав. лаба (например). Смогут ли ныне-действующие фирмы работать с ним в таком виде, ведь обычно они работают с счетами институтов, которые имеют соотв. лицензии и т.д. т.п. Не совсем понятно, насколько реально покупать реактивы, яды, приборы на фактически наличные деньги. На них же написано что зав.лаб — сотрудник института.

    Техническая деталь такого масштаба вполне может оказаться серьезным препятствием.

    Кстати, обсуждаемые льготы для прикладных разработок вполне можно распространить и на фундаментальную науку (убрать НДФЛ для ученых, убрать НДС для товаров продаваемых в Гос Нии и университеты и т.д.)

    • Александр,

      «правда ли эта модель столь эффективна как представляется?»

      А в чем сомнения? Какие из аргументов или расчетов недостаточно убедительны?

      «Пилотный пуск» — абсолютно согласен. Осталось найти благотворителя, мне кажется это не невозможно. Только чтобы предлагать эту модель кому-либо, необходимо сначала увидеть, что она пользуется поддержкой и пониманием, а не просто выдумана чудаком.

      «по конкретике»

      вопросы такого рода неизбежно возникнут при всякой реформе. Но они скорее формальны, чем сущностны. Да, потребуется определенная коррекция нормативной базы. Но мне все же кажется, что главный вопрос сейчас — определиться с целью, что она достойна усилий. А уже затем со средствами, что прийдется сделать, и как.

      «убрать НДФЛ для ученых» — это нереально, налоги с дохода следует платить, причем предполагаю, что не 13%, а около 40, как в грантах РФФИ. Зато НДС взиматься не должен, потому как не для потребления, а для производства.

  • al:

    slishkom mnogo slofff

  • Господин Кушниров!В науке есть такое понятие как принцип. так вот, во всей сегодняшней российской проблематике (в том числе и финансирование науки)присутствует единый негативный принцип. Только устранив его, можно что-то изменить к лучшему. А Вы предлагаете «на развалившемся фундаменте строить новое здание». Для развития науки в России нужно устранить первопричину российской проблематики. Но Вы её не нашли (а она есть).

  • vlad1950:

    согласен с ал

  • владислав:

    Ребята, я предлагал более простую систему.

    Завка- как обычно, с детальной писаниной.

    Но вот отчет- только публикации.

    И никокого финансового отчета. Дурь это все, липа.

    Да и зачем, раз день порачены.

    Читай статьи, оценивай правильность расходов!!

    А?

    Но на заявку потрудиться прийдется.

    Можно и по уже сделанной работе, дело ваше.

  • Виктор:

    Свежий пример финансовой поддержки:

    Российская академия наук, Министерство обороны РФ, Министерство промышленности и торговли РФ, Федеральное космическое агентство, Министерство образования и науки РФ, Высшая аттестационная комиссия и Межрегиональный совет по науке и технологиям проводят 24-26 декабря 2013 года в г. Миассе Челябинской обл. XXXXIII Всероссийский симпозиум по механике и процессам управления.

    ... ... ...

    Плату за издание из расчета 350 руб. за 1 страницу статьи* просьба перечислить в срок до ...

    При объеме рукописи статьи менее 8 стр. оплата ее издания должна производиться в размере 2800 руб.

    С каждой сотни участников организаторы (смотрите ещё раз «нестыдный» список) получат всего по ~300 тыс.р. Ну, хватит ли этого на организацию науки в России?

  • Евгений Орлов:

    Уважаемый Виталий Кушниров!

    Вы коснулись самой серьезной темы советской науки в России. Наверное я не вышел ростом, так как в науку меня не хотели брать, потому что не было того что мне хотелось делать, а когда я начал делать научные открытия в фундаментальной физике то оказалось, что в ней нет специалистов, которые могут что-то сказать вразумительное за мои открытия. По этой же причине редакции отказывают в публикациях по причине не формата. Другими словами, все в современной российской советской науке устроено так, чтобы я, как автор научного открытия, не присутствовал на банкете посвященному моему открытию.

    Ваш проект не упрощает моей ситуации и поскольку в последнее время появились электронные издания способные доверять автору, а не псевдоэкспертам и размещают авторские тексты работ не впаривая ненужные запятые, то может быть дело наладится.

    Мое видение проблемы и наверное оно скопировано от американцев, необходимо создать Президентскую публичную библиотеку, которая будет за мизерную плату принимать любые индивидуальные авторские работы по любым направлениям науки и день регистрации такой работы будет являться охранной грамотой ноу-хау или иного любого открытия или псевдооткрытия. При этом, коллективные работы не должны приматься ни под каким предлогом, поскольку открытия делается одним человеком, а не группой. Группа, это как правило соглядатаи и завистники.

    И если вдруг оказалось, что предполагаемое псевдооткрытие на самом деле открытие, то автору двойное поощрение за его проницательность.

    Сейчас же, в России все построено так, чтобы с меня, как автора открытий, сорвать побольше денег. Посмотрите сколько стоит патент на изобретение или не дай-бог научное открытие. Причем, чем фундаментальнее открытие тем непомернее запросы с автора.

  • Евгений Орлов:

    Продолжение.

    И после того, как автор любой работы обратится за авансом (по вашей схеме), то подняв, из абсолютно доступной библиотеки, работы автора, спецам нетрудно будет определить целесообразность авансирования работ автора, обходясь при этом без всяких отчетов от него. При этом, проверить спецов на заинтересованность будет также элементарно, поскольку работы автора у всех на виду.

    Касательно военной тематики — там и так идет перехлест всяких норм и правил, поэтому за них волноваться особо не стоит.

  • Солидарен с г-ном Орловым, что, что-то новое, сегодня в России понять и оценить некому из-за псевдоэкспертов, псевдоаналитиков, псевдоучёных, которые «кучкуются» под крышами РАН, ВШЭ, РЭШ, РАО. В своих журналах они публикуют только своих и никогда — альтернативный взгляд или подход, который может отнять их «корочку хлеба» из бюджета страны. Поэтому система поощрения в России выстроена с учётом только их интереса, что и «угробило» науку в России, оставив лженауку (я не говорю о точных науках и медицине).

  • Андрей Летаров:

    К сожалению, помимо общего прекраснодушия, эта схема страдает зависимостью от беспристрастной и компетентной экспертной оценки продукции. Принимая во внимание, что формальная продуктивность часто зависит не только от таланта и усилий, но и от особенностей решаемых задач, а также и от предшествующего финансирования (приборы, толковые студенты — аспиранты, задел). В результате последовательное применение этой схемы приведет к мегаконцентрации ресурсов в хороших группах, которые нашли ниши, позволяющие публиковаться побыстрее и повыше. До определенной степени это оправдано, но в пределе приведет к очевидным негативным последствиям (это интересно, скажет шеф аспиранту, но по накатаной дорожке ты опубликуешься быстрее, а это — деньги). Но все это полбеды. Беда в том, что экспертиза опять будет извращена. На нынешнем бюрократическом этапе часто удается писать бред в бумажках, а на самом деле делать нормальное дело. Если работать под извращенной экспертизой, то придется либо делать всякую ерунду, либо начинать врать в публикациях, что равносильно профессиональному суициду.

    Я бы предложил иную систему: при наличии у ученого определенного порогового уровня достижений (его оценить проще, чем сравнивать достижения людей между собой), устанавливать им конкурентную зарплату — с учетом ранга и ответственности. При этом создать обычные грантовые программы со средним размером финансирования, с которого будет полностью запрещено платить зарплату. Если удасться проконтролировать выполнение этого требования (чтоб не обналичивали, например), может получиться интересный результат.

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com