Итоги выборов в РАН: мнения экспертов

23 декабря 2011 года в блоге научного журналиста Ивана Стерлигова появилось сообщение «Итоги выборов в РАН: мерещатся чуровщина и националисты» (http://blogs.strf.ru/blog/182.html), в котором он отмечал, что из устного объявления результатов голосования, озвученного на Общем собрании 22 декабря академиком РАН Николаем Федоровичем Мясоедовым, следует, что при подсчетах были допущены какие-то ошибки. Он также заметил, что «максимальное число голосов «за» по всем отделениям получили носители славянских фамилий». Мы попросили двух членов РАН, членов Счетной комиссии на выборах в Академию наук 2011 года, прокомментировать некоторые тезисы И. Стерлигова.

«Чуровщины» на выборах в РАН не было

Докт. физ-мат. наук, профессор НИУ-ВШЭ, академик РАН Виктор Васильев

— Во-первых, про «чуровщину». «Первое объяснение» (ошиблись в подсчетах) не проходит: в про -цессе подсчета каждый бюллетень (в котором член академии голосовал за всех кандидатов в соответствующей номинации: академики,член-корры или иностранные) заносился в электронную систему, при этом против каждого избираемого должна была появиться галочка ровно в одной из трех позиций: за, против или недействительный, без этого весь бюллетень не принимался системой. Следовательно, сумма цифр по всем избираемым в этой номинации, возникшая в системе, должна была оказаться одной и той же. Я думаю, что расхождения в суммах объясняются либо плохим зрением Мясоедова, либо бардаком при перепечатывании бумажки с итогами, которую он зачитывал. По-моему, такое видное всем расхождение свидетельствует, наоборот, об отсутствии злых козней: подделать результаты всё-таки намного труднее, чем потом проследить, чтобы сошлись все выдаваемые на публику цифры.

Но почему, черт побери, было не распечатать все результаты на слайды и не вывести их на экран параллельно с выступлением Мясоедова?

Мне кажется неправильной не только и не столько минимальность информации, выдаваемой в справках. (Между прочим, эти справки обычно пишут сами кандидаты, а вышестоящие организации только проверяют, чтобы не было формального вранья; так вот как раз настоящие ученые очень часто не умеют подать товар лицом и пишут что-то очень скромное, без превосходных степеней, что вряд ли может произвести впечатление на людей, далеких от их области.) Нехорошо и то, что с результатами выборов по отделениям можно познакомиться только в течение пары часов на Общем собрании, получив свежераспечатанную книжку с этими только накануне полученными результатами: соответственно, не происходит почти никакого содержательного обсуждения.

Наконец, про национализм. Да, было какое-то количество бюллетеней, в которых все или почти все «неправильные» фамилии были вычеркнуты. Я не видел бюллетеней, в которых вычеркивались только или почти только такие фамилии: по-видимому, национализм коррелирует с такими чертами характера, благодаря которым эти люди вообще вычеркивают довольно много. Представления о проценте таких бюллетеней у меня на этот раз не сложилось. Однако я вспоминаю свою работу (в прежние годы) в счетных комиссиях при выборах в нашей Секции математики, тогда у меня сложилось впечатление, что отчетливо антисемитским образом голосует несколько меньше 10 процентов: пожалуй, процентов 8. Что лучше, чем в среднем для нашей страны, как ни ужасно это произносить.

«В первую очередь оценивается профессионализм кандидатов»

Член-корреспондент РАН, докт. филолог. наук, профессор филологического факультета СПбГУ, зав. отделом Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН Сергей Николаев

— (...) В блоге И. Стерлигова было высказано предположение, что кто-то из членов Академии голосовал по национальному признаку. Как вам кажется, есть ли основания для таких суждений? — Честно говоря, я вообще не люблю дискуссий на эту тему. Потому что если вы спросите представителей одних направлений, то вам скажут, что «там все такие», а представители других скажут, что «там все такие». Это, поверьте, абсолютно не соответствует действительности. В первую очередь, при голосовании речь всегда идет о профессиональной компетентности того или иного исследователя. Разумеется, за всю историю Академии были случаи, когда помимо научных подключались и подключаются различные идеологические и прочие аспекты. Такое было и в XX веке, и в XIX веке. Академия не исключена из общества, она является частью общества. Но сколько я себе представляю, национальный вопрос не обсуждался ни официально (это, безусловно, так), ни в кулуарах.

Я думаю, что кому-то здесь может что-то померещиться. И когда мерещится, креститься надо, а так как я всё-таки занимаюсь научной деятельностью, то хотел бы избежать ситуаций, когда кому-то что-то мерещится. Конечно, кого-то выбирают, кого-то не выбирают. Но если мы будем гадать, по каким причинам это происходит, и приводить политические, либеральные, религиозные и прочие-прочие основания, то это будет очень дурно. Из-за этого мы рискуем потерять научный взгляд на решение тех или иных проблем, а будем изыскивать какие-то метафизические причины (...) [1].

«Академия столь консервативна, что ничего сделать уже нельзя»

Своими впечатлениями о выборах РАН с ТрВ-Наука и «Полит.ру» поделилась докт. эконом. наук, академик РАН Татьяна Ивановна Заславская.

— Как бы вы прокомментировали итоги выборов в РАН? довольны ли вы их итогами?

— Не довольна, потому что, на мой взгляд, в Отделении общественных наук сосредоточено очень много разных наук и каждая наука представлена очень малым количеством людей. В данном случае вопросы по социологии решает фактически один человек, Геннадий Васильевич Осипов, и он формирует ... Сначала он был один, затем он постепенно формирует свое лобби, которое представляет лишь одно направление социологической науки у нас, на мой взгляд, далеко не самое лучшее, неперспективное и непринципиальное. Конечно, я радоваться этому не могу. И не столько, я бы сказала, даже конкретными людьми, я бы не хотела их как-то уничижать, сколько ручным способом формирования. Не имеет морального права ни один ученый, включая академика, назначать. А это по существу назначение, а не выборы.

Конечно, уже прошло время моих ровесников, но тот факт, что Владимир Александрович Ядов не был даже избран член-корром и ему был закрыт туда путь, это просто позор для социологии, и сейчас у нас есть очень яркие молодые социологи, достойные избрания в Академию, а такой ручной подбор — это просто вырождение.

— А что же делать? Я была на Общем собрании, там не было ни одного голоса против среди людей из Отделения общественных наук, хотя в кулуарах выступали и против.

— Я не была там, я была только в первый день. Выступать я бы не стала, мне уже по возрасту непосильно, а один голос против.

— А, как вам кажется, правильнее было бы проводить обсуждение, экспертизу и выборы?

Есть ли метод, который был бы более эффективным и правильным по избранию в Академию?

— Академия настолько консервативна и такой институт, что здесь, по-моему, уже ничего сделать нельзя.

«Общественное мнение — не панацея, но без него невозможно»

Канд. филол. наук, старший научный сотрудник Института русского языка РАН, финалист премии «Просветитель» 2011 года Ирина Левонтина ответила на вопросы ТрВ-Наука и «Полит.ру»:

— В конце декабря состоялись выборы в Академию наук. Как бы вы прокомментировали их итоги по Отделению историко-филологических наук? По другим отделениям? Избранию каких ученых вы порадовались? Было ли что-то в этих итогах, что, напротив, вызвало ваше раздражение и неприятие?

— Я вообще не следила за этими выборами, хотя слышала краем уха, что что-то происходит. И прочитала уже только список новоиспеченных член-корров и академиков по нашему отделению (Отделению историко-филологических наук).

Попытаюсь описать свои ощущения. Прежде всего,меня поразило то, что я почти никого не знаю. Обратившись к Интернету, я выяснила, что это связано, видимо, с тем, что большинство избранных — историки и археологи (не знаю, как определяется квота для каждой науки, но в данном случае оказалось так). Впрочем, я знала и не всех филологов, что еще более странно, — ну ладно, в науке большая специализация.

Однако одна «историческая» фамилия в списке академиков как раз была мне знакома и повергла меня в глубочайшее уныние. Это был Карпов Сергей Павлович, декан истфака МГУ. Дело в том, что некоторое время назад разразился скандал по поводу учебного пособия для студентов-историков— «История России. 1917—2009» (2010 год, изд. 3-е, расширенное и переработанное, авторы — профессора исторического факультета МГУ, доктора исторических наук А.С. Барсенков и А.И. Вдовин), было даже заседание Общественной палаты.

Такслучилось.что и я писала об этом учебнике [2]. Это довольно недоброкачественное варево с отчетливым сталинистским и националистическим душком. Вот здесь ссылка на заключение экспертного совета [3]. Роль Карпова во всей этой истории, не вдаваясь в подробности, весьма неблаговидна.Так или иначе,этот человек в значительной степени несет ответственность за ту драматическую ситуацию, которая имеет место с историческим образованием в МГУ [4]. Ну ладно, допустим, в академики избирают за другое, за собственные научные достижения.Тут мне судить, конечно.трудно, но мнение о Карпове как об ученом у его коллег весьма низкое: говорят даже, что он, будучи византинистом, не знает древнегреческого языка. Не знаю, возможно ли такое, но такова репутация.

И вот я думаю: как могло состояться такое позорное голосование? Ну, для начала, как я понимаю, историки и филологи голосуют отдельно, по секциям, а потом просто утверждают решения друг друга. Нечто вроде пакта о ненападении. Ну а что академики-историки? Правда считают Карпова большим ученым, или просто никто не хочет ссориться с влиятельным в историческом мире человеком? Мне-то что, я из другого профсоюза — а из действующих историков многие ли решатся публично сказать о Карпове то, что говорят в частных беседах? И вот он избран — и теперь сам будет влиять на то, какие академики появятся после следующих выборов. Дальше понятно.

Впрочем, «филологические» фамилии меня в целом порадовали. И особенно я была рада увидеть в списке А. А. Гиппиуса-не только потому, что он мой однокурсник и что я знаю его еще по литературоведческому кружку Дворца пионеров, в котором мы вместе занимались. Он действительно прекрасный ученый, погруженный в науку и далекий от административных игр. Гиппиус занимается историей русского языка, в частности вместе с А.А. Зализняком много лет изучает новгородские берестяные

грамоты. В его работах меня всегда больше всего увлекает вот что. Часто так бывает, что изучают филологи и историки одни и те же памятники. Филологи — про Фому (третья палатализация, рефлексы редуцированных), историки — про Ерёму (что из памятника можно почерпнуть про изучаемые события). А вот у Гиппиуса как-то ловко получается, что говорит он про какие-нибудь хитрые особенности написаний, и вдруг незаметно из них следует, что такой-то князь в таком-то году, оказывается,туда-то поехал. Кстати, на то же «молодежное» место претендовал и другой историк русского языка, В.Б. Крысь-ко — тоже абсолютно достойный кандидат.

- Как Вы вообще оцениваете существующий механизм экспертизы при выборах новых членов РАН? Служит ли он эффективным инструментом отбора ученых, внесших самый существенный вклад в науку?

—  Отвечая на Ваш вопрос, хочу начать с еще одного огорчения. Я не увидела в списке А.Д. Шмелёва, что для меня совершенно удивительно. Если есть заметная фигура в среднем поколении наших лингвистов, то это Шмелёв. Дело не только в том, что он автор огромного числа прекрасных работ в разных областях — от культуры русской речи, аспектологии и лексической семантики до прагматики, когнитивной лингвистики и концептуального анализа. Он внес огромный вклад и в теоретическую, и в дескриптивную лингвистику и пользуется действительно большим авторитетом среди коллег. Конечно, этот авторитет не становится меньше оттого, что Шмелёв всё еще даже не член-корр. Но всё же. Шмелёва в этот раз выдвигали, но безрезультатно. Коллеги за него не проголосовали. На мой взгляд, это голосование против очевидности.

Разумеется, я пристрастна. Не стану скрывать, А. Шмелёв мой давний друг и соавтор по многим работам. Но субъективна я в своем огорчении, оценка же моя, как мне кажется, вполне объективна. В любом случае,думаю, не найдется ни одного лингвиста, который будет утверждать, что все коллеги Шмелёва, прошедшие в член-корры за последние годы, внесли в науку более значительный вклад, чем он. Зато найдется много таких, для кого естественно, столкнувшись с заковыристым вопросом, сказать: «Надо будет Шмелёва спросить». Но мне интересно понять механизм.

Как я понимаю, для успеха на выборах очень важно, чтобы нашелся авторитетный академик, который будет темпераментно и убедительно продвигать своего кандидата на заседании в Академии. Действительно, ведь при нынешней специализации и разобщенности трудно самостоятельно оценить достижения в малознакомой области, приходится довериться чужому мнению. И вообще — может, мы тоже виноваты? Может, надо было провести какую-то артподготовку?

Я не знаю, как работает система экспертизы перед голосованием, но кажется, что как-то не очень учитывается мнение научного сообщества. Вот мы сейчас за что только ни голосуем в «Фейсбуке». Может, попробовать перед следующими выборами создать страничку, посвященную кандидатам по отделению, где можно будет обсудить кандидатов и даже проголосовать? Конечно, академики не обязаны всё это учитывать в своем голосовании. Но всё же — вот про Карпова, может, кто-то не знал? А Шмелёва, может, просто представили неудачно? Так мы бы рассказали, всё бы рассказали. Не знаю,тут, конечно, возникнут свои проблемы. Анонимно, наверно, нельзя, а то кто-нибудь как начнет троллить своих конкурентов. А если под своим именем — то, опять же, боюсь, многие не захотят связываться. Но попробовать, наверно, стоит. Общественное мнение не панацея, но без него ничего невозможно.

Подготовила Наталия Демина

Фото С. Николаева с сайта филфака СПбГУ (http://philarts.spbu.ru/structure/sub-faculties/kafedra-slavyanskoi-filologii/persons/Nikolaev); фото Т. Заславской -А. Артамонова.

1. Полную версию комментариев о выборах в РАН см. на сайте «Полит.ру» в разделе «Наука» www.polit.ru/rubric/science/

2. http://trv-science.ru/2010/08/31/my-moskovskie-studenty-a-ne-sharikovy/

3. www.hist.msu.ru/Science/DISKUS/2010/151110.pdf

4. www.vedomosti.ru/newspaper/article/244759/gumanitarnaya_katastrofa

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , ,

 

Один комментарий

  • vlad1950:

    проблемы Ран обществу думаю неинтересны члены и верхушка РАН вытоговывали себе вполне комфортные условия бытия на фоне общей нищеты а наука и образование как таковые их вовсе не интересуют

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com