Эх, РАН...

Рис. В. Богорада

Над калейдоскопом «разных мелочей» академического бытия размышляет главный научный сотрудник Института общей физики РАН Александр Самохин.

«Российская академия наук учреждена по распоряжению императора Петра I Указом правительствующего Сената от 28 января (8 февраля) 1724 г. Она воссоздана Указом Президента Российской Федерации от 21 ноября 1991 г. как высшее научное учреждение России... На территории Российской Федерации Российская академия наук является правопреемницей Академии наук СССР», — так позиционирует себя РАН в исторической справке на своем сайте www.ras.ru. В цитируемой на сайте РАН части указа Бориса Ельцина, в п. 1, действительно так и написано: «Восстановить Российскую академию наук как высшее научное учреждение России». В п. 2 устанавливается, что РАН «является общероссийской самоуправляемой организацией, указано, кого считать ее членами и членами-корреспондентами, а в п. 3 — что РАН «имеет в своем составе институты, лаборатории, предприятия и организации, обеспечивающие исследования по основным направлениям фундаментальной науки...»

Про персонал этих институтов, лабораторий и прочих элементов «состава» в Указе при этом ничего не сказано, но в Уставе РАН всё же есть такие вот слова о научных сотрудниках: «Российская академия наук объединяет членов Российской академии наук — действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов, избираемых общим собранием этой академии, а также научных сотрудников подведомственных Российской академии наук организаций». Однако словосочетание «высшее научное учреждение России» в Уставе РАН не просматривается, и смысл этих слов в настоящее время остается не вполне ясным. Является ли, например, данное определение официальным признанием такого особого статуса РАН по сравнению с другими — не высшими — научными учреждениями, за который ей положена некая дополнительная пайка финансирования? Или это просто филологическая «загогулина»?

Этот «академический» вопрос перестает быть чисто академическим уже хотя бы потому, что и состояние формального статуса РАН, и ее фактическое состояние сейчас вряд ли можно признать полностью удовлетворительными. Подобная ситуация у многих вызывает заметное беспокойство, в том числе и у руководства РАН. Такое беспокойство выражено, например, в письме от 4 февраля 2011 г. вице-президента РАН академика Александра Некипелова заместителю министра экономического развития Олегу Фомичеву в ответ на обращение последнего от 29 декабря 2010 г. к РАН с просьбой представить позицию Российской академии наук в отношении проекта «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.». Академик Некипелов пишет: «Упомянутый проект, по нашему мнению, нуждается в серьезной переработке и в предложенном виде не может быть утвержден... Принципиально ошибочный посыл — Российская академия наук является, якобы, монополией в сфере фундаментальной науки (на деле — это децентрализованная система организаций, в которой сосредоточен основной научный потенциал нашего государства) — приводит к рекомендациям по искусственному формированию ей «противовесов с целью развития конкурентной среды». Такой подход вкупе с установкой на замораживание ресурсов, выделяемых на развитие науки на первом этапе реализации Стратегии, приведет не к рациональной перестройке научного комплекса на основе тщательно выверенного, сбалансированного развития его составных частей, а к его дальнейшему разрушению».

Возражая против того, что РАН «является, якобы,монополией в сфере фундаментальной науки», вице-президент РАН почему-то не вспоминает процитированные выше слова на сайте РАН, позиционирующие ее «как высшее научное учреждение России». Так что же все-таки означают в настоящее время эти слова из указа Бориса Ельцина и зачем они без каких-либо комментариев фигурируют на сайте РАН? Что же именно может и/или должна делать РАН, чтобы во исполнение указа от 21 ноября 1991 г. действительно стать «высшим научным учреждением России», если только такое становление юридически и фактически осуществимо? И может ли РАН реально проанализировать свое собственное нынешнее состояние с той точностью и полнотой, которые необходимы для адекватного ответа хотя бы на самые неотложные вызовы времени? Создается устойчивое представление, что руководство РАН не может и/или не хочет всерьез заниматься решением целого ряда стоящих перед нею проблем.

* * *

В мае 2010 г. Общее собрание Отделения физических наук РАН, отмечая, в частности, недостаточно активное отстаивание интересов российской науки Президиумом РАН, обратилось к Общему собранию с предложением посвятить ближайшее Общее собрание обсуждению роли и задач РАН в сложившихся обстоятельствах (ТрВ-Наука № 54, с. 1-3, «Научное сообщество» № 5, с. 14, «Вестник РАН», т. 80, № 9, с. 810, 2010 г.). Прошел год, прошло в декабре 2010 г. еще одно Общее собрание РАН, и наступает время очередного майского Общего собрания 2011 г., а этот воз, кажется, и ныне там...

Впрочем, в том же № 9 «Вестника РАН» 2010 г., где приводится выступление академика Андрея Славнова на Общем собрании с упомянутым выше обращением Общего собрания ОФН РАН, опубликована статья академика Юрия Леонова «О мелких, но важных «пустяках» в жизни Российской академии наук», в которой на двух выразительных примерах скандального голосования на Общем собрании РАН содержательно обсуждаются конкретные недостатки в работе Президиума РАН.

Очевидным недостатком работы руководства РАН является и то, что президент Юрий Осипов уже полтора года не дает ответа на адресованное ему в конце 2009 г. письмо от профсоюза работников РАН, в котором, в частности, было написано: «По мнению профсоюза, отчеты дирекций о поступлении и расходовании средств должны вестись во всех институтах. Представляется, что такие отчеты должны происходить ежегодно на открытых заседаниях ученых советов, иметь бумажную (электронную) версию, доступную для сотрудников института (желательно ее размещение на сайте института). В отчетах должна быть подробная информация о поступающих в институты бюджетных и внебюджетных средствах, их распределении и расходовании. Особое внимание должно уделяться расходованию средств по статье «накладные расходы» и фондам зарплаты вспомогательных подразделений. Одним из элементов отчета, по нашему мнению, должна быть не носящая персонифицированный характер информация о распределении зарплат сотрудников института в целом».

Многократные печатные (ТрВ-Наука № 53, «Научное сообщество» № 12, 2010, с. 11, № 3, 2011, с. 14) и иные напоминания об этом «безответном» письме до настоящего времени не повлияли на ситуацию, что наглядно демонстрирует отношение руководства РАН и к этой проблеме, и к профсоюзу работников РАН. Руководство РАН не проявляет также никакой заметной реакции на вопросы, поднятые в статье Алексея Крушельницкого «Пилите, Шура, пилите...» (ТрВ-Наука № 68 от 7 декабря 2010 г.) в связи с некоторыми особенностями деятельности Академинторга.

* * *

К сожалению, этими конкретными примерами внутренние проблемы РАН не исчерпываются.

12 октября 2010 г. Президиум РАН выпускает Постановление № 201 «Об утверждении Положения о Комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций Российской академии наук и Методики оценки результативности деятельности научных организаций Российской академии наук», полный текст которого можно найти на сайте РАН и в «Вестнике РАН» № 1 за 2011 г. Исполнить это постановление Президиума РАН предполагалось где-то в марте 2011 г., но что-то не заладилось, и всё это дело съехало куда-то на осень 2011 г., которую от даты соответствующего постановления Правительства РФ отделяет два с половиной года. Что стоит за такими промедлениями — академическое воплощение восточной притчи об ишаке и шахе или банальная организационная немощь? И как отражается подобный образ действий на авторитете и реальной роли РАН в нынешних условиях? Как бы то ни было, но мониторинг и сравнительный анализ деятельности институтов РАН является делом, безусловно, необходимым и полезным, хотя предлагаемый при этом подход к решению таких задач вряд ли можно назвать оптимальным (см., например, статьи 2011 г. в «Вестнике РАН» № 2, с. 134, 146 и в «Научном сообществе» № 2, с. 15).

В связи с Постановлением № 201 стоит обратить внимание еще на одно обстоятельство. В длинном перечне показателей оценки результативности научных организаций РАН отсутствует упоминание о полученных конкретных научных результатах, которые данная организация считает своими главными достижениями за отчетный период. Представляется, что такой «натуральный» показатель имеет смысл учитывать при оценке результативности, тем более что фактически каждый институт РАН ежегодно подает список своих достижений в доклад академика-секретаря соответствующего отделения и президента РАН. Если не злоупотреблять принципом «хоть мелкие, но много», то список основных достижений может быть достаточно компактным. Как известно, к пятидесятилетию Льва Ландау коллеги преподнесли ему мраморные «скрижали» с его десятью «заповедями» — списком его основных достижений. Такой пример вполне достоин подражания.

Предметом полезного сравнения может быть также практика работы ученых советов и дирекции в различных институтах, которая не везде одинакова и вряд ли всегда оптимальна. Подобный анализ и обмен опытом стоило бы провести уже давно, не дожидаясь каких-то специальных постановлений правительства по этому поводу. О целесообразности проведения такой работы говорилось недавно (20 апреля 2011 г.) на заседании Комиссии Ученого совета ИОФАН (председатель Комиссии — член-корреспондент РАН Виталий Конов). Этому процессу, кстати, вполне могли бы поспособствовать связанные с научным сообществом средства массовой информации (ТрВ-Наука, «Научное сообщество», «Поиск» и др.) и профсоюз работников РАН, который не может оставлять за пределами своего внимания, например, механизмы формирования оплаты труда работников РАН и другие вопросы.

* * *

Возвращаясь к упомянутой выше реакции РАН на проект «Стратегии инновационного развития», стоит заметить, что она во многом почти дословно перекликается с анализом этого проекта, представленным на сайте STRF заместителем главного ученого секретаря Президиума РАН Владимиром Ивановым1. В этой общности нет ничего особенного, поскольку явно авторы приложения к письму академика Некипелова не указаны, а Владимир Иванов имеет, по-видимому, непосредственное отношение к обоим текстам. Странно другое. Представленный на сайте STRF тест содержит такой вот пассаж: «Если рассматривать зарубежный опыт, то, например, в команду всех президентов США, начиная с 40-х годов XX века, входили советники по науке из числа высококвалифицированных ученых, в том числе нобелевских лауреатов. В Советском Союзе эти функции выполняла АН СССР, без консультации с которой не принимались важные государственные решения. Достаточно сказать, что именно академические ученые были инициаторами и наиболее активными участниками крупнейших инновационных проектов СССР в XX веке (атомного, космического, лазерного)».

Подобные высказывания сразу порождают вопрос о соотношении ролей АН СССР и командно-административной системы в СССР. В СССР, конечно, было много всякого, однако при апелляции к этой эпохе на академическом уровне надо излагать мысли яснее, и вряд ли стоит пользоваться расхожими штампами, которые порой лишь осложняют адекватное восприятие исторической и нынешней реальности. Справедливое в принципе утверждение о том, что «именно академические ученые были инициаторами и наиболее активными участниками крупнейших инновационных проектов СССР в XX веке», оставляет открытым вопрос о роли академической науки и ученых в крушении СССР, различные (в том числе и резко негативные) последствия которого влияют сейчас на жизнь народов не только нашей страны, но и всего мира.

Ответ на этот зияющий вопрос может быть получен после проведения полномасштабных фундаментальных исследований нашей новейшей политической, экономической и социальной истории. Подобные исследования соответствуют процитированным выше основным целям деятельности РАН, и в них уже давно ощущается острая необходимость. Их результаты были бы полезны и самой Академии при определении стратегии и тактики поведения в обществе, которые в настоящее время никак нельзя считать оптимальными.

На это обратил внимание член-корреспондент РАН Александр Сергеев в выступлении в Институте прикладной физики РАН на круглом столе «О прошлом, настоящем и будущем российской академической науки» 11 июня 2010 г. В газете «Научное сообщество» № 6, 2010 г. , на с. 10, сказано: «Комментируя положение в РАН, А.М. Сергеев отметил, что Академия придерживается исключительно оборонительной тактики, между тем давно уже пора переходить к наступательному варианту. Однако такой переход, по его мнению, почти неизбежно потребует обновления руководства РАН, включая избрание нового президента. Если время будет упущено, то может последовать коллапс — как от прорыва осады снаружи, так и от того, что сильные и активные институты, не видя перспективы в РАН, начнут ее покидать».

В недавней статье «На полпути? У Академии нет времени для передышек» (газета «Поиск», 15 апреля 2011 г.) академик Владимир Накоряков, предлагая вариант реорганизации РАН, дает такую оценку ее нынешнего положения: «С моей точки зрения, современная рыночная экономика России и сложившаяся организация академических институтов (в основе которой отделы и лаборатории) находятся в глубоком противоречии... Какая судьба ждет академическую науку и саму Академию наук? Как удастся РАН преодолеть острый недостаток в молодых кадрах? Главная наша беда — высокий средний возраст ученых. При нынешней ситуации никого нельзя уволить, чтобы принять нового сотрудника. Нельзя этого делать и по чисто моральным соображениям — выкидывать на улицу ученого с мировым именем и нищенской пенсией безжалостно и негуманно. Никаких разумных предложений со стороны руководства Академии наук до сих пор нет. Оно работает в традиционном стиле: проводит сессии по чисто научным темам, а острые проблемы самой Академии в последние два года не обсуждались».

Если Российская академия наук без дальнейших промедлений не озаботится всерьез своим внутренним состоянием и своим положением в структуре российского бытия, то ее дальнейшая эволюция вряд ли окажется успешной. А запоздалые действия могут уже и не дать требуемых положительных результатов. Эх, РАН...

1 http://strf.ru/material.aspx?Catalog!d=223&d_no=37781

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , ,

 

5 комментариев

  • Слава:

    Прошу прощения у редакции «ТВ», но это чистейшая заказуха! Это видно и по стилистике материала, и по передергиваниям, и по тому, что на сайте источника этот материал поиском не ищется. Попробую доказать на одном примере. Автор приводит цитату о причастности ведущих ученых к работе руководства США и СССР, и почему то сразу «забывает» о США, а говорит только о почившем в бозе союзе… А ведь там то все в порядке. А дальнейшие выводы еще интереснее. Автор решает, что раз ученые что-то советовали, то они и виноваты в «крахе». Класс! Стилистика ничего не напоминает? «Сегодня носит Адидас, а завтра родину продаст!» Очень, на мой взгляд, похоже.

    Но удаленность автора от науки все-таки проскакивает. Повеселила фраза «Ответ на этот зияющий вопрос может быть получен после проведения полномасштабных фундаментальных исследований нашей новейшей политической, экономической и социальной истории.» Автор то сам понял, что сказал?! Бедная история, каждый политический лопух, имеет как хочет! Зато вставил слово «фундаментальное»! Круто! Только не учел, что «ТВ» читают в основном люди с естественнонаучным пониманием действительности, и такой примитивный способ игры словами их вряд ли введет в заблуждение!

    А дискутировать по существу можно, но только не с «наемниками»!

    Так что тщательнее надо быть!

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Боюсь, Вы слишком вольно и, мягко говоря, неаккуратно трактуете понятие «заказуха». Вообще-то это либо заказное убийство, либо публикация оплаченных кем-то материалов под видом независимой статьи. Иначе говоря, когда редакция или журналист получает от какой-то заинтересованной стороны деньги. В ряде случаев это просто криминал, и голословное и безосновательное обвинение в таких действиях — это клевета.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Слава:

        Боюсь, это Вы слишком узко трактуете данное значение. Заказной материал совсем не обязательно должен быть оплачен деньгами. Если у кого-то с журналистом просто хорошие отношения, он может попросить дать материалу определенную направленность, т.е. «заказать». И я знаю много таких случаев. А журналисту совсем несложно одному и тому же материалу придать различную смысловую направленность с помощью маленьких передергиваний. И никакого криминала! «Ловкость рук и никакого мошенства». Так что не все так однозначно, как Вы трактуете.

        А по сути моего наблюдения Вам возразить нечего? Вам эта статья показалась логичной?

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • Я вообще не знаю, о чем там переживания и предположения, и недосуг вдаваться в хитросплетения чужой мозговой деятельности.

          Во всяком случае Александр Самохин — профсоюзный деятель, журналистом может быть назван разве что весьма условно.

          trv-science.ru/tag/aleksandr-samoxin/

          Функции редакции в данном случае — разве что в косметическом редактировании и предоставлении площадки. Кто-то может и статью Медведева в Газете назвать заказухой и искать подвох у «начинающего журналиста». Или у нас как «заказуху» воспринимать письма академиков. Вряд ли такие криминалистические суждения будут интересны.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Иван Александрович:

    Глупая статья какая-то...

    Заказ на науку формирует общество. У нас оно представлено только Медведевым, Путиным и Грызловым, олигархам и общественным организациям российская наука не нужна. Бедные они, да и голландская болезнь экономики мешает.

    РАН конечно же деградирует (впрочем как и образование, и прочие общественные институты), но зато её члены умрут спокойно.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий