ФЦП «Кадры» — «числом поболее, ценою подешевле»

ТрВ-Наука продолжает следить за ходом конкурсов Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России».

Этот год — второй из трех лет массовых конкурсов трехлетних проектов ФЦП «Кадры», программы, рассчитанной на 2009—2013 гг. Итоги первого года работы программы, как и итоги первого тура основных конкурсов (проектов научно-образовательных центров (НОЦ), групп под руководством докторов наук, кандидатов наук и молодых кандидатов наук) второго года, мягко говоря, не слишком обнадеживали: запланированный в программе отбор лучших научных коллективов осуществить не удалось (см. статьи «ФЦП «Кадры» — гладко было на бумаге» в № 40 ТрВ-Наука от 27 октября 2009 г. и «ФЦП «Кадры» — от плохого к худшему» в № 52 ТрВ-Наука от 27 апреля 2010 г.). Этому мешали правила оценки заявок, задаваемые Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». В частности, то, что единственный содержательный критерий оценки заявок — «качество работ и квалификация участника конкурса» дает всего 45 % от общей оценки заявки, тогда как цена контракта (в 2010 г.) — 55 %.

Рис. Л. Мельника

Естественно, это ведет к демпингу и попаданию в число победителей слабых коллективов, запрашивавших небольшие деньги. Ранжирование заявок только по критерию «качество работ и квалификация участника», а не по суммарному баллу, показывает, что в первой очереди конкурсов НОЦ 2009 г. — если ориентироваться только на научную состоятельность — следовало бы заменить более трети победителей, а в первой очереди 2010 г. — почти половину победителей (47 %). Конкуренция по цене приводит к тому, что работоспособные научные коллективы также вынуждены снижать запрашиваемую цену контракта. Как результат, по сравнению с прошлым годом в начале этого года резко снизился средний размер финансирования исследований в рамках контрактов: если в прошлом году на один контракт, выигранный в рамках основного тура конкурса НОЦ, в среднем приходилось примерно 12,4 млн руб. (4,1 млн руб. в год), то в первой половине 2010 г. — примерно 8,7 млн руб. (2,9 млн руб. в год). С учетом того, что коллектив НОЦ, включая аспирантов и студентов, часто насчитывает несколько десятков человек, финансирование НОЦ — вопреки первоначальному замыслу — превращается в чистой воды финансирование «поддержания штанов». Максимальная сумма финансирования по трехлетнему контракту для НОЦ, установленная несколько лет назад при разработке ФЦП «Кадры», напомню, составляет 15 млн руб.

Но закон 94-ФЗ — вовсе не единственная беда. Конкурсная документация громоздка и неудобна ни для заявителей, ни для экспертов, а качество экспертизы вызывает большие нарекания. Так, оценка заявки, подаваемой одним коллективом последовательно в двух турах конкурсов, может отличаться в два и более раза, а в число победителей конкурсов попадают совершенно неожиданные организации. К примеру, в числе победителей по лоту «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области нанотехнологий и наноматериалов» (VIII очередь, лот № 2, технические науки) оказался... Государственный университет управления, в котором отродясь не было ничего близкого к нанотехнологиям. И не просто в числе победителей — этот университет получил по критерию «качество работ и квалификация участника» . 43,88 балла (из 45 возможных) и попал в тройку лидеров по этому показателю, отстав от победителя всего на 0,3 балла. Оценить актуальность заявки и осмысленность проведения работ в этом направлении можно по названию — «Стратегия создания и развития научно-образовательных центров РФ в области нанотехнологий и наноматериалов». Может быть, лет 5 назад и имело смысл ее финансировать, но сейчас.

«А вы, друзья, как ни садитесь...»

В этом году у Министерства образования и науки был шанс попытаться нормально организовать конкурсы ФЦП «Кадры». Весной Федеральное агентство по науке и инновациям (Роснаука) и Федеральное агентство по образованию (Рособразование) были упразднены Указом Президента России, а их функции были переданы министерству. Впрочем, «перезагрузки» не произошло — была проведена унификация конкурсной документации по конкурсам, проводимым бывшими Роснаукой и Рособразованием, и значительно уменьшилось число отказов заявкам в допуске к конкурсу по формальным основаниям (этим грешило Рособразование).

Этим, пожалуй, положительные последствия проведенной реорганизации и исчерпываются, как показывает анализ итогов объявленных летом конкурсов. Рассмотрения результатов второго тура конкурсов НОЦ (очереди XII-XIX) и конкурсов для групп под руководством докторов наук достаточно для того, чтобы сделать именно такой вывод.

Ожидаемым результатом оказалось дальнейшее снижение средней цены контракта. Для НОЦ во втором туре (в отличие от прошлого года, это был полноценный второй тур: число контрактов, заключенных по его итогам, всего на 15 % меньше, чем в первом туре) она составила 7,3 млн руб. на три года. Довеском к этому послужило ухудшение процесса экспертизы: рассмотрение оценок за качество работ и квалификацию участника в «протоколах оценки и сопоставления заявок» сплошь и рядом вызывает откровенное недоумение. Возьмем для примера лот 4 XIV очереди конкурсов НОЦ «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области новых и возобновляемых источников энергии». Три из четырех победителей по этому лоту имеют максимальные оценки за качество работ и квалификацию участника. Казалось бы, нужно радоваться — не только за счет снижения цены выигрывают, но этому мешает одно обстоятельство. Низшая оценка за качество и квалификацию у победителей — 21,31 балла, и среди почти пяти десятков проигравших всего у одного есть более высокая оценка. То есть почти пять десятков заявок получили оценку ниже 20, а 25 заявок — оценку ниже 10!

Скажем, не самый последний Новосибирский государственный технический университет получил за свою заявку аж целых 4,21 балла. Из 45 возможных... Если следовать конкурсной документации, то это означает, что у проекта (почти) нулевая актуальность и научная значимость, крайне низкий научный уровень, результаты, о которых говорят заявители, недостижимы, «индикаторы и показатели» не соответствуют, в коллективе не подготовлено докторов и кандидатов, почти нет публикаций и опыта работы в соответствующей области, материально-техническая база никакая, и, наконец, члены коллектива не участвуют в образовательном процессе. В общем «ужас, ужас, ужас»: заявка должна быть не просто плоха, но патологически плоха. Можно было бы поверить, что среди поступающих заявок попадается пара-тройка совсем никуда, но, если верить протоколу, таких заявок — примерно половина. Подчеркну, для такой оценки согласно конкурсной документации недостаточно просто низкого научного уровня или небольшой актуальности; нужно, чтобы (почти) отсутствовали любого уровня защиты диссертации, публикации в ваковских журналах, образовательные программы и т.п. По темам работ также сложно сделать вывод, где больше актуальности — в представленной победившим Северным (Арктическим) государственным университетом заявке «Исследование и разработка методов совершенствования технологического процесса получения гранулированного топлива из древесного сырья, как возобновляемого источника энергии» или в представленной Новосибирским государственным техническим университетом заявке «Исследование методов повышения эффективности ветроэнергетических установок».

Наверное, можно попытаться найти какое-то «естественное» объяснение наблюдаемой аномалии. Вроде того, что именно по данному направлению дела у нас обстоят особенно неблагополучно. Но тогда не ясно, откуда при этом взялось столько экспертов, хорошо представляющих положение дел в мире и никак не склонных учитывать общий низкий уровень исследований в России. Однако если попробовать посмотреть с другой стороны — если бы у того же Новосибирского государственного технического университета оценка по содержательному критерию была выше, то в списке победителей произошли бы изменения, — то все встает на свои места: нельзя исключить, что оценки таковы, чтобы победили именно те, кто должен победить, поскольку причастен к организации экспертизы.

Не менее интересно сравнение итогов схожих по тематике конкурсов групп под руководством докторов наук и НОЦ. Системы оценки заявок для двух этих конкурсов весьма похожи, эксперты отбираются из одного пула, а вот результаты конкурсов... К примеру, в XIII очереди конкурсов НОЦ был лот «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области оптики, лазерной физики и лазерных технологий». Оценки за качество и квалификация по этому лоту совсем не такие, как по вышеупомянутому: среди более чем 50 допущенных к рассмотрению заявок ни одна не имеет оценки ниже 20. Одновременно с оценкой заявок по этому лоту для НОЦ шла оценка заявок по лоту для групп под руководством докторов наук со схожей, но более широкой тематикой — «Проведение научных исследований научными группами под руководством докторов наук по следующим областям: — физика конденсированных сред; физическое материаловедение; — оптика; лазерная физика и лазерные технологии». Среди восьми десятков заявок всего две получили оценку за качество и квалификацию менее 20 баллов.

А теперь посмотрим протоколы оценки по лоту для НОЦ «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области физики конденсированных сред, физического материаловедения». Оказывается, более трети из 70 заявок получили оценку за качество и квалификацию меньше 20. При том, что подают заявки одни и те же учреждения, а оценивают эксперты из одного пула.

И таких занимательных случаев немало. К примеру, лоты 4 и 5 XII очереди конкурсов НОЦ — «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области создания и обработки композиционных и керамических материалов» и «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области создания и обработки кристаллических материалов» — примеры жесткой экспертизы: всего 5 и 6 оценок за качество и квалификацию — выше 20. Зато лот 4 первой очереди второго тура конкурсов для групп под руководством докторов наук — «Проведение научных исследований научными группами под руководством докторов наук по следующим областям: — создание и обработка композиционных и керамических материалов; — создание и обработка кристаллических материалов; — создание и обработка полимеров и эластомеров; — создание мембран и каталитических систем; — металлургические технологии; — строительные технологии» — образец мягкости экспертизы: всего одна оценка ниже 20 за качество и квалификацию из более чем семи десятков! Если не знать реального положения дел, то может сложиться впечатление, что работающие по разным лотам эксперты при оценке пользуются различными вариантами конкурсной документации с совершенно отличными системами оценки заявок...

Сами списки победителей также представляют интерес: так, в упомянутом выше лоте для групп под руководством докторов наук (конденсированные среды, оптика, лазерная физика) выиграли Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна, Северо-Западный государственный заочный технический университет, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, получившие вполне приличные оценки за качество и квалификацию. Выигрыш конкурса по естественным наукам группой из совсем не профильного вуза в принципе возможен — нельзя исключить, что в каком-то вузе есть действительно сильная группа, работающая по тематике конкурса. Но несколько представителей таких вузов в числе победителей вкупе с представителями ряда слабых региональных вузов, обязательным МИФИ, а также Сибирским и Южным федеральными университетами наводят на мысль о сугубом неблагополучии в «датском королевстве» экспертизы в рамках ФЦП «Кадры».

По-видимому, на итоги конкурсов плохо влияют не только негодные правила оценки заявок, не только блат и лоббирование, но и, вдобавок, неспособность организаторов конкурса нормально организовать процесс экспертизы — представить заявку на экспертизу именно квалифицированным профильным специалистам и обеспечить привлечение к экспертизе достаточного числа таких специалистов.

Лето, море, экспертиза...

Это неудивительно. Конец июля—август — разгар отпускного сезона, многие научные сотрудники в отпусках. Другие ездят по конференциям и школам, представители некоторых специальностей выезжают «в поле». В общем самое неудачное время года для того, чтобы искать экспертов. Но именно на это время пришелся разгар сезона экспертизы второго тура конкурсов ФЦП «Кадры» 2010 г. Причем экспертизу иногда требовалось провести в крайне сжатые сроки. Скажем, на экспертизу первой из двух очередей докторских конкурсов было отведено 8 дней (3 августа состоялось заседание конкурсной комиссии по рассмотрению заявок, а уже 12 августа — по оценке и сопоставлению заявок). Допущено к конкурсу было более 500 заявок. На экспертизу второй очереди докторских конкурсов (допущено к рассмотрению было почти 600 заявок) было отведено еще меньше времени — 7 суток (дни между 5 и 13 августа). Зачем потребовалось организовывать экспертизу большого количества заявок в самый пик отпускного сезона в недельный срок — загадка, ответ на которую известен только чиновникам Минобрнауки.

Но это только докторские конкурсы, а в параллель к ним шли все конкурсы для НОЦ и примерно половина конкурсов для групп под руководством кандидатов наук. Всего за месяц — в период с 27 июля по 29 августа — была проведена экспертиза примерно 4200 заявок. Если считать, что каждую заявку должны оценивать как минимум два эксперта, то должно было быть проведено примерно 8400 экспертиз (и это если не считать начавшейся 21 августа экспертизы заявок молодых кандидатов наук).

С тем, чтобы представить заявку на оценку профильному специалисту, вероятно, также были большие проблемы. Если в РФФИ существует система экспертных Советов и их секций и заявитель определяет профильную секцию, указывая соответствующий код классификатора, а также указывает ключевые слова, то в заявках на конкурсы ФЦП «Кадры» указывается только код классификатора ГРНТИ, мягко говоря, не слишком удобного. Так что, по-видимому, экспертизу по лотам проводило сравнительно небольшое число экспертов, которым доставалось множество заявок, далеких от области их научных интересов. Эти умозрительные выводы подтверждаются и тем, что приходилось слышать. Один коллега рассказал мне, что его коллегу — химика-органика — привлекли к экспертизе и выдали на оценку кучу заявок, включая и столь близкие по специальности, как металлургия.

А тем временем...

Впрочем, в стороне от основных конкурсов также происходит немало интересного. Ровно в тот же день, когда были опубликованы протоколы заседания конкурсных комиссий по оценке и сопоставлению заявок на участие в конкурсах НОЦ по XVIII и XIX очередям, 1 сентября 2010 г., появилось объявление о конкурсе по мероприятию 4.2. ФЦП «Кадры» [1]. Тема лота — «Оценка эффективности механизма воспроизводства кадров и их закрепления в сфере науки, образования и высоких технологий в контексте реализации федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009—2013 годы». Цель выполнения работ сформулирована следующим образом: «повышение эффективности управления реализацией Программы посредством анализа и оценки степени влияния программных мероприятий и тенденций социально-экономического развития Российской Федерации на процессы воспроизводства кадров, разработки предложений по совершенствованию механизмов реализации Программы, а также подготовки аналитических материалов для органов управления Программой в соответствии с их компетенцией». Работы по лоту должны выполняться с 2010 по 2013 г., а их стоимость должна уложиться в весьма скромную сумму, равную 125 млн руб. По годам максимальная цена контракта разбита следующим образом: на 2010 г. — 3 млн руб., на 2011 г. -31 млн руб., на 2012 г. — 58 млн руб., на 2013 г. — 33 млн руб. Таким образом, наибольшие средства на «повышение эффективности управления реализацией Программы» будут выделены уже после того, как закончатся основные конкурсы, запуск которых предусмотрен в первые три года Программы (2009 — 2011 гг.), — конкурсы для НОЦ, групп под руководством докторов наук, кандидатов наук и молодых кандидатов наук. В календарном плане работ по лоту можно видеть стереотипные формулировки вроде «Комплексная оценка влияния тенденций социально-экономического развития и программных мероприятий на динамику качественного состава кадров в 2009—2010 (2009—2011, 2009—2012) годах.» В общем, конкурсы приходят и уходят, а правильным людям кушать хочется всегда. Тут как раз вопросов нет, не ясно пока только одно — кто на сей раз эти правильные люди: Высшая школа экономики, ОАО «Межведомственный аналитический центр» или еще кто-то?

3 сентября было объявлено три лота на создание телефильмов по 5 млн руб. [2]. Первый лот предусматривает создание телефильма об освоении космоса (к 50-летию полета Гагарина), а два других — популяризацию «конвергенции нано- , био- , информационных и когнитивных технологий (НБИК) как основы нового технологического уклада» и «проведение исследований студентами, аспирантами и молодыми учёными под руководством ведущих ученых на базе уникальных мега-установок в исследовательско-технологических комплексах Национального исследовательского центра «Курчатовский институт». Читатели ТрВ-Наука, впрочем, уже и так знают, сколь успешно идет работа на мега-установках Курчатовского института, возглавляемого недавно вновь назначенным ученым секретарем президентского Совета по науке, технологиям и образованию М.В. Ковальчуком.

В общем для кого-то конкурсы ФЦП оборачиваются издевательством, для кого-то — аттракционом невиданной щедрости, а народу покажут красивое кино про нано-био-инфо-когнитивное будущее.

Евгений Онищенко

1. www.zakupki.gov.ru/Tender/ViewPurchase.aspx?PurchaseId=865815

2. www.zakupki.gov.ru/Tender/ViewPurchase.aspx?PurchaseId=867687

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *