ФЦП «Кадры» — от плохого к худшему

В 2010 г. продолжает действовать Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», рассчитанная на 2009 -2013 гг., основными задачами которой были заявлены «создание условий для улучшения качественного состава научных и научно-педагогических кадров, эффективной системы мотивации научного труда; создание системы стимулирования притока молодежи в сферу науки, образования и высоких технологий..., а также закрепления ее в этой сфере; создание системы механизмов обновления научных и научно-педагогических кадров». Эти благие цели мешает реализовать не столько кризис, приведший к уменьшению бюджета программы, сколько неприспособленное к финансированию науки законодательство (в первую очередь Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд») и качество работы чиновников.

Идет прием заявок в Минобрнауке. Фото Михаила Бурцева

Первый год работы программы нельзя было признать удачным (см. статью «ФЦП «Кадры» — гладко было на бумаге» в № 40 «Троицкого варианта» от 27 октября 2009 г.), однако это были лишь цветочки. Если в прошлом году по основным мероприятиям Программы в конкурсной документации было прописано три критерия оценки заявок -качество работ и квалификация участника конкурса (45 % от общей оценки заявки), цена контракта (35 % от общей оценки заявки) и срок выполнения работ (20 % от общей оценки заявки), то в этом году осталось только два первых критерия. Соответственно (иное противоречило бы Федеральному закону от 21.07.2005 г. № 94-ФЗ) основным критерием оценки заявок стала предлагаемая заявителем цена контракта (55 %). Сразу можно было предсказать, что это ни к чему хорошему не приведет. Так и получилось.

Конкурсы научно-образовательных центров: по закону и по уму

Мероприятие 1.1. ФЦП «Кадры» («Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров»), с финансовой точки зрения, является наиболее масштабным из всех мероприятий Программы по поддержке научных коллективов. В конце 2009 г. заместитель руководителя

Роснауки Александр Клименко так отзывался о его роли в интервью журналу «Наша власть» [1]: «Не умаляя важности других мероприятий, подчеркну: именно поддержка НОЦ является ключевым мероприятием Программы. Именно через НОЦ должны решаться такие определяющие задачи как достижение научных результатов мирового уровня по широкому спектру научных исследований; закрепление в сфере науки и образования научных и научно-педагогических кадров; формирование эффективных и жизнеспособных научных коллективов, в которых молодые ученые, аспиранты и студенты работают с наиболее результативными исследователями старших поколений». Ныне ликвидированная Роснаука приводила данные об итогах конкурсов: общее число заключенных контрактов, средний конкурс, распределение победителей по ведомственной принадлежности и федеральным округам и т.д. Однако не были приведены данные, свидетельствующие о том, насколько вредны последствия действия негодных для финансирования науки законов.

Данные о поступивших заявках и победителях конкурсов опубликованы на сайте ФЦП «Кадры» [2]. В прошлом году я проводил анализ результатов «основного тура» (I-VI очереди) конкурсов НОЦ. В протоколах заседаний конкурсных комиссий Роснауки, определявших победителей конкурсов, приведены общий балл, набранный заявкой, а также баллы за цену контракта (чем ниже цена — тем выше балл) и за «качество работ и квалификацию участника», т.е. по содержательному критерию. Общий балл является суммой этих баллов, и именно на его основании принимается решение о выборе победителей по лоту. А что бы случилось, если бы не нужно было учитывать цену? Ответить на этот вопрос просто: нужно не принимать в рассмотрение цену (и другие критерии, если они есть), а проранжи-ровать заявки только на основании балла, полученного за качество работ и квалификацию участника. Оказывается, что в этом случае в группе победителей происходят значительные изменения: по всем проведенным конкурсам для НОЦ следовало бы заменить примерно 34 % победителей, выигравших за счет ненаучных критериев, — заменить на тех, кто набрал более высокий балл по содержательному критерию. По некоторым конкурсам даже заявки с наивысшей оценкой по содержательной части не попадали в число победителей.

С возрастанием роли цены ситуация, естественно, ухудшилась. 16 апреля были опубликованы результаты итогов последней (VIII) очереди «основного тура» конкурсов НОЦ 2010 г. Ранжирование заявок только по критерию «качество работ и квалификация участника» показывает, что в этом году -если ориентироваться только на научную состоятельность — следовало бы заменить почти половину победителей (47 %). Но мало того, что отбор победителей происходит наполовину случайным образом (кому-то помогает сильный уровень заявки, а кого-то «вытягивает» низкая цена), так вдобавок работоспособные научные коллективы вынуждены конкурировать по цене контракта с демпингующими коллективами, не обладающими должной научной квалификацией. Как результат, по сравнению с прошлым годом резко снизился средний размер финансирования исследований в рамках контрактов: если в прошлом году на один контракт, выигранный в рамках основного тура конкурса НОЦ, в среднем приходилось примерно 12,4 млн руб. (4,1 млн руб. в год), то в этом году — примерно 8,7 млн руб. (2,9 млн руб. в год). Максимальная сумма финансирования по трехлетнему контракту для НОЦ, установленная несколько лет назад при разработке ФЦП «Кадры», напомню, составляет 15 млн руб. С учетом того, что коллектив НОЦ, включая аспирантов и студентов, часто насчитывает несколько десятков человек, финансирование НОЦ превращается в чистой воды финансирование «поддержания штанов».

Ловкость рук, или Универсальная наука управления

Но негодные законы — это лишь половина беды: они не мешают наладить объективную систему оценки заявок хотя бы по критерию «качество работ и квалификация участника». Но нет и этого. Многие специалисты с недоумением рассматривают итоги оценки по содержательному критерию по своим лотам: некоторые мало кому известные своими профессиональными достижениями организации получили неожиданно высокие оценки «за науку». Немало вопросов возникает и по оценкам более известных организаций. Однако если во многих ситуациях можно — хотя бы гипотетически — предположить, что чья-то заявка оказалась неожиданно сильной или неожиданно слабой, то итоги отдельных конкурсов сложно расценить иначе как неприкрытое бесстыдство и попрание здравого смысла.

В конкурсах НОЦ участвовал Государственный университет управления (ГУУ). Тут ничего удивительного нет, тем более, в ГУУ есть ведущая научная школа Сергея Юрьевича Глазьева НШ-5986.2008.6 «Разработка стратегии экономического развития России в условиях глобальных технологических сдвигов» (его школа выиграла и конкурс 2010 г., но в конкурсах НОЦ учитывались результаты 2008 г.). Заметим, что других ведущих научных школ в ГУУ не было и нет, в чем можно убедиться, ознакомившись со списком победителей на сайте РИНКЦЭ [3]. Интересно же вот что: университет подал заявки на конкурс как по лоту «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области экономических наук» (III очередь, лот № 2, общественные и гуманитарные науки), так и по лоту «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области нанотехнологий и наноматериалов» (VIII очередь, лот № 2, технические науки). В первом случае НОЦ из ГУУ предложил заявку по теме «Возможности повышения инновационной активности российского бизнеса в период глобальных технологических сдвигов и кризисов» и запросил 10 млн руб. Высокая оценка за качество работ и квалификацию (39,31 балла) позволила университету замкнуть список победителей. По второму лоту ГУУ также оказался в числе победителей: запросив те же 10 млн руб., университет получил по критерию «качество работ и квалификация участника» ... 43,88 балла (из 45 возможных), т.е. даже больше, чем в «профильном» лоте! Он попал в тройку лидеров по этому показателю, отстав от победителя всего на 0,3 балла.

Зайдя на сайт ГУУ, легко убедиться в том очевидном факте, что там нет никаких подразделений, которые хотя бы с натяжкой можно было бы посчитать специализирующимися в области нано-технологий и наноматериалов [4]. В университете, что неудивительно, учитывая его профиль, нет физиков, химиков, биологов и т.д. — там их не готовят [5].

Ситуация, безусловно, абсурдна с точки зрения здравого смысла, не менее абсурдна она и с формальной точки зрения. При оценке заявок в плане квалификации коллектива НОЦ учитывалось «участие в составе коллектива НОЦ ведущей научной школы; характеристика коллектива исполнителей НИР (должность, научная степень, научное звание, принадлежность к научной школе, публикации и монографии по тематике НИР, национальные и международные премии и награды в области науки, техники и образования, участие в образовательном процессе по тематике НИР)». Ведущая научная школа в ГУУ, как мы видели, только одна — школа Сергея Глазьева в области общественных и гуманитарных наук. Таким образом, при оценке заявки по направлению «нанотехнологии и на-номатериалы» (технические науки) в зачет пошло наличие школы по общественным и гуманитарным наукам. Более того, коллектив НОЦ по нанотехнологиям, по видимости (школа-то одна), должен быть примерно тем же, что и по экономическим наукам, — завидная междисциплинарность!

Заявленную тему НИР — «Стратегия создания и развития научно-образовательных центров Рф в области нанотехнологий и наноматериалов» — также весьма сложно отнести к собственно теме лота — исследованиям в области нанотехнологий и наноматериалов. Поддержка НОЦ по данному направлению имеет целью подготовку специалистов по нанотехнологиям и нанома-териалам, а не по стратегическому планированию и всякому прочему «общему руководству» (этого добра у нас и так полно, и финансируется оно очень даже неплохо). Но даже если посчитать заявку соответствующей тематике, невозможно понять, как НИР с такой темой могла получить высокую оценку за показатель «актуальность и научная значимость выполнения НИР» (5 баллов максимум). Ведь выполнение НИР завершается в 2012 г., а НОЦ по нанотехнологиям сейчас созданы, вероятно, уже в каждом медвежьем углу (если не из собственной логики развития, то хотя бы в расчете получить финансирование по модному направлению в рамках ФЦП «Кадры» и по другим программам). В 2010 г. заканчивается действие ФЦП «Развитие инфраструктуры наноиндустрии», и даже если программа будет продлена на пару лет, рекомендации, выработанные в результате обсуждаемой НИР, вряд ли окажутся полезны и здесь. Последний год проведения конкурсов НОЦ в рамках ФЦП «Кадры» — 2011-й. Таким образом, в 2012 г. (да в общем и сейчас) актуальность проведения НИР по предложенной Университетом управления тематике, мягко говоря, невелика.

Вопросы можно продолжать. Каким образом заявка ГУУ получила высокую оценку за показатель «опыт выполнения работ коллективом НОЦ и достигнутые результаты в области тематики конкурса» (6,5 балла максимум), где оцениваются «опыт выполнения работ в области тематики конкурса, наличие публикаций и монографий; защищенные диссертации; внедрение результатов проведенных работ в образовательный процесс; результаты интеллектуальной деятельности»? Крайне интересно было бы посмотреть на список выполненных ГУУ проектов в области нанотехнологий и наноматериалов, а также на список публикаций в этой области (в Web of Science за Университетом управления числится аж 14 статей по всем областям знаний с 2000 г. по настоящий момент, и большинство из них никак нельзя отнести к разделу «нано»). Не менее интересно было бы сравнить этот список со списком проектов и публикаций ведущих российских исследовательских центров, получивших более низкие оценки.

Знают ответы на эти вопросы только председатель конкурсной комиссии Валерий Владимирович Качак, заместитель председателя конкурсной комиссии Александр Олегович Ладный, бывший к тому же заместителем председателя конкурсной комиссии и по экономическому лоту, а также их коллеги по конкурсной комиссии. А человеку со стороны кажется, что при оценке заявки ГУУ была откровенно проигнорирована собственная конкурсная документация Роснауки, и потому результаты конкурса по этому лоту должны заинтересовать Федеральную антимонопольную службу, надзирающую за исполнением законодательства в области конкурсов и госзакупок.

«Без бумажки ты букашка»

Если итоги основного тура конкурсов НОЦ подведены, то курируемые бывшим Рособразованием конкурсы для групп под руководством докторов наук, кандидатов наук и аспирантов продолжаются, и потому подводить итоги рано. Пока можно отметить лишь одно — продолжающийся бюрократический абсурд с массовым отклонением заявок по формальным основаниям (такого нет и в бывшей Роснауке). В прошлом году на этапе рассмотрения заявок отклонялось примерно 40 % заявок, в нынешнем ситуация улучшилась несильно: по некоторым лотам отклоняется 20 % заявок, по некоторым — треть, по некоторым — почти половина... Мотивы отклонения разнообразны: помимо «классики» вроде «дата выдачи нотариально заверенной копии выписки из единого государственного реестра юридических лиц, представленной Участником размещения заказа, не соответствует требованиям Конкурсной документации» или «заявка на участие в конкурсе не скреплена печатью» попадаются и вполне экзотические. Скажем, формулировка «предложение Участника размещения заказа, представленное в составе Заявки на участие в Конкурсе в Форме 2 «Предложение об условиях исполнения Государственного контракта на выполнение поисковых научно-исследовательских работ», не соответствует требованиям, установленным в Разделе VIII «Заказ на выполнение поисковых научно-исследовательских работ» Конкурсной документации, в частности не соответствует код ОКДП (п. 2 ч. 24.4. ст. 24 Раздела I Инструкция Участникам размещения заказа (ИУРЗ) Конкурсной документации)» означает, что заявитель по недоразумению изменил один код в одной из многочисленных форм. А формулировка «отсутствуют документы, подтверждающие полномочия лица на осуществление действий от имени Участника размещения заказа, в частности не представлены документы, подтверждающие полномочия лица, подписавшего за руководителя доверенность от имени Участника размещения заказа» вовсе не обязательно означает, что документов нет. Под эту формулировку попадает и случай, когда директор учреждения выдал доверенность своему заместителю на подписание документов немного раньше, чем вышел документ о его повторном назначении на ту же должность.

В общем интересного много, резюме же простое: и в случае с ФЦП «Кадры», как и во многих других случаях, у нас безотказно действует классическая формула Виктора Степановича Черномырдина — «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Евгений Онищенко

[1] http://nashavlast.ru/article_description/111/1214.html

[2] www.fcpk.ru

[3] http://grants.extech.ru/grants/res/index.php?TZ=S&year=2008&mlevel=432

[4] www.guu.ru/info.php?id=1250

[5] «Специальности университета» — www.guu.ru/info.php?id=661


Обсудить в ЖЖ-сообществе
trv_science_ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , ,

 

Добавить комментарий