Логика модернизации

Владимир Волохонский, старший преподаватель факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, продолжает серию очерков о текущих событиях в своем вузе. Его предыдущую статью «Самоуничтожение университетского самоуправления» см. в ТрВ № 57, с. 11.

Итак, университетское самоуправление в СПбГУ было успешно модернизировано — новый устав сделал ректора полноправным руководителем организации с правом принятия всех решений по утверждению штатных расписаний, созданию новых и ликвидации старых факультетов. Редакцией нового устава занимались в основном действующие деканы факультетов. И они сами лишили должность декана всех полномочий. Осталось понять — где логика, где смысл?

У руководства двух ведущих вузов страны – МГУ и СПбГУ – есть повод для хорошего настроения. Фото Н. Деминой

Базовая идея, которая лежит в основании новой логики университетского менеджмента, — разделение вопросов на управленческие и содержательные. Все хозяйственные и финансовые вопросы относятся к управленческим. Туда же относятся и вопросы, решение которых влечет за собой финансовые последствия, — открытие новых образовательных программ или же изменение цифр приёма, вопросы количества преподавателей, обеспечивающих выполнение той или иной образовательной программы.

И в самом деле, мы можем сколько угодно принимать Ученым советом решение об открытии новой магистерской программы, но как её открывать, если на нее не рассчитаны средства и придётся нанимать дополнительно преподавателей? Все эти вопросы относятся к управленческим решениям и не могут быть подконтрольны Ученому совету, а только лишь несущему за свои решения персональную ответственность менеджеру — ректору или его подчинённому.

Что же тогда относится к содержательным вопросам? Устав совершенно чётко определяет — это вопросы содержания учебных программ и конкурсного отбора преподавателей. То есть, определив размер штата преподавателей, ректор никак не может назначить кого-то на эти позиции без решения Совета. Опять-таки, открыв новую образовательную программу, ректор не может вносить какие-либо изменения в её содержание.

То есть ректор (теоретически) может создать факультет уфологии и парапсихологии на 70 человек штата для обеспечения, в том числе, магистерской программы «Телепатия и телекинез», но состав учебных курсов и выбор преподавателей останется за Ученым советом — делайте, что хотите, выкручивайтесь, как хотите.

Основной ответ на такие предположения фантазёров заключается в том, что ректор же не безумец, чтобы делать такие вещи. Вопрос психического здоровья ректора, впрочем, некоторым кажется дискуссионным, так что аргумент этот весом не для всех. Однако, если ректор всё-таки сойдёт с ума, то на этот случай у нас есть Президент Российской Федерации, который может ректора с должности снять. И сделает это, ибо заинтересован в нашем процветании. А вот члены Ученого совета, если им предоставить решать, уволить ли сумасшедшего ректора или ещё немного потерпеть, скорее всего, решат потерпеть. Ведь даже сошедший с ума ректор, помнящий о своей зависимости от Ученого совета, найдёт подход к его членам, ведь недаром в его руках университетские финансы.

И вот мы выходим на главный момент, на отправную точку нашей новой логики. Люди, проработавшие на посту декана, чувствуют порочность системы, которая ставит их как менеджеров в зависимость от Ученого совета. Каждый из них в той или иной степени решил этот вопрос. В качестве способа решения любят приводить в пример экс-декана факультета журналистики СПбГУ Марину Шишкину, которая назначала членам Совета огромные надбавки к зарплате, пользуясь своими финансовыми полномочиями.

Но все деканы в той или иной мере делают то же самое, чтобы обеспечить благодушное настроение своих избирателей в совете. И у критически мыслящих менеджеров появляется мысль, что если бы администратор не был озабочен попытками угодить узкой группе лиц, то он бы больше заботился обо всех сотрудниках факультета.

С другой стороны, скажет другой, критически мыслящий, неподконтрольный Ученому совету администратор действительно не будет пытаться им угодить, но почему вдруг он будет работать на благо всего факультета, а не тех людей, которые понравятся ему лично? Тут мы возвращаемся к уже известной задаче: назначаемый администратор подчинён ректору, ректор не безумен, а если безумен, то есть Президент Российской Федерации…

Итак, новая логика связана с построением чёткой вертикали власти и персональной ответственностью университетских чиновников за принимаемые ими решения — их больше не удастся спихнуть на «коллективную волю» подконтрольного администратору Совета. Деканы в массовом порядке переквалифицируются в управдомы, т.е., в проректора по обеспечению образовательных программ. Время покажет, как будет работать эта система, а в случае чего нам остаётся уповать на нашего Президента. Ведь он же точно не безумен?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: