Метка: животные

Как любая семья, любой сад рас­тет, изме­ня­ет­ся. Это нор­маль­но, это и есть жизнь. Но как часто мы забы­ва­ем об инте­ре­сах сосе­дей, может быть и про­ти­во­ре­ча­щих нашим. И как ред­ко мы вспо­ми­на­ем, что Зем­ля насе­ле­на отнюдь не толь­ко людь­ми и не толь­ко для чело­ве­ка созда­на. Тыся­чи и тыся­чи самых раз­но­об­раз­ных живот­ных, оби­та­ю­щих рядом с нами, пре­тен­ду­ют на то, что­бы счи­тать этот сад сво­им.

Несколь­ко лет назад мы рас­ска­зы­ва­ли о новом виде деся­ти­но­гих раков — Procambarus virginalis, они же мра­мор­ные раки. Все мра­мор­ные раки мира — кло­ны, потом­ки одной-един­ствен­ной сам­ки. Впер­вые мра­мор­ных раков обна­ру­жи­ли в сере­дине 1990-х годов немец­кие аква­ри­уми­сты. Живот­ные при­влек­ли вни­ма­ние уче­ных, кото­рые иссле­до­ва­ли их мито­хон­дри­аль­ную ДНК…

В одном из про­шлых номе­ров ТрВ-Нау­ка рас­ска­зы­вал о мас­со­вой гибе­ли сай­га­ков, слу­чив­шей­ся в мае 2015 года. Почти три года велись дис­кус­сии о при­чи­нах мас­со­во­го паде­жа живот­ных и спо­соб­ство­вав­ших это­му фак­то­рах. Выска­зы­ва­лись самые раз­лич­ные гипо­те­зы. Совсем недав­но в жур­на­ле Science Advances вышла ста­тья меж­ду­на­род­но­го кол­лек­ти­ва иссле­до­ва­те­лей, воз­мож­но про­яс­ня­ю­щая слу­чив­ше­е­ся.

Мир живот­ных делит­ся на хищ­ни­ков и жертв. Хищ­ни­ков боят­ся, и этот страх вли­я­ет на пове­де­ние живот­ных: они избе­га­ют мест, где напа­де­ние наи­бо­лее веро­ят­но, что, в кон­це кон­цов, ска­зы­ва­ет­ся на коли­че­стве и струк­ту­ре рас­ти­тель­но­сти. Ины­ми сло­ва­ми, страх перед хищ­ни­ком име­ет ощу­ти­мые эко­ло­ги­че­ские послед­ствия. А еще мир делит­ся на пара­зи­тов и их хозя­ев…

Гепард уве­рен­но обго­ня­ет сло­на, а рыба-парус­ник (мар­лин) — круп­но­го кита. Такая же зако­но­мер­ность наблю­да­ет­ся и в воз­ду­хе: пти­цы сред­них раз­ме­ров — самые быст­рые. Это про­ти­во­ре­чие пыта­лись объ­яс­нить мно­гие иссле­до­ва­те­ли…

Дей­ству­ю­щий пере­чень зане­сен­ных в Крас­ную кни­гу РФ объ­ек­тов живот­но­го мира был утвер­жден при­ка­зом № 569 Гос­ком­эко­ло­гии РФ от 19.12.1997. Два­дцать лет назад! По зако­ну он дол­жен обнов­лять­ся не реже, чем раз в десять лет, и дав­но назре­ла необ­хо­ди­мость его обнов­ле­ния.

Живот­ное, как ост­ро­ум­но отме­ча­ет в нача­ле сво­ей кни­ги Окса­на Тимо­фе­е­ва, — это суб­стан­ти­ви­ро­ван­ное при­ла­га­тель­ное: не под­ле­жа­щее, а опре­де­ле­ние. Речь идет о нега­тив­ном опре­де­ле­нии чело­ве­ка, его «тени»…

Спе­ци­а­ли­сты под руко­вод­ством про­фес­со­ра Лава Дале­на из Швед­ско­го музея есте­ствен­ной исто­рии выде­ли­ли ДНК из раз­роз­нен­ных остан­ков шер­сти­стых мамон­тов, кото­рые собра­ли в раз­ных рай­о­нах Сиби­ри, и опре­де­ли­ли пол живот­ных. Из 98 мамон­тов 66 ока­за­лись сам­ца­ми и 29 — сам­ка­ми. Уче­ные заду­ма­лись о при­чине это­го фено­ме­на…

О том, что пара­зи­ты мани­пу­ли­ру­ют пове­де­ни­ем сво­их хозя­ев, изме­няя его к соб­ствен­ной выго­де, напи­са­но мно­го. Один из наи­бо­лее извест­ных мани­пу­ля­то­ров — про­стей­шее Toxoplasma gondii. Самое зна­чи­тель­ное изме­не­ние, вызы­ва­е­мое этим пара­зи­том, назы­ва­ет­ся син­дро­мом фаталь­но­го вле­че­ния. Гры­зу­ны, зара­жен­ные ток­со­плаз­мой, теря­ют врож­ден­ный страх перед запа­хом коша­чьей мочи и реа­ги­ру­ют на него как на феро­мон. Одна­ко ток­со­плаз­мой зара­же­ны мно­гие виды мле­ко­пи­та­ю­щих, в том чис­ле и люди. Воз­мож­но, пара­зит управ­ля­ет и наши­ми дей­стви­я­ми. Вли­я­ние ток­со­плаз­мы на пове­де­ние чело­ве­ка мно­го лет изу­ча­ет про­фес­сор праж­ско­го Кар­ло­ва уни­вер­си­те­та Яро­слав Флегр (Jaroslav Flegr). По его дан­ным, люди, инфи­ци­ро­ван­ные ток­со­плаз­мой, хоть и не оча­ро­ва­ны запа­хом коша­чьей мочи, ста­но­вят­ся к нему менее чув­стви­тель­ны. А недав­но он пред­по­ло­жил, что ток­со­плаз­ма отча­сти ответ­ствен­на за связь сек­су­аль­но­го воз­буж­де­ния с наси­ли­ем, стра­хом и опас­но­стью.

Есть мне­ние, что пер­во­ап­рель­ские шут­ки неэф­фек­тив­ны: люди сра­зу дога­да­ют­ся, что их разыг­ры­ва­ют. Шутить сле­ду­ет в дру­гие дни. Ста­тья, о кото­рой пой­дет речь, была опуб­ли­ко­ва­на 25 апре­ля 2017 года на сай­те жур­на­ла Коро­лев­ско­го хими­че­ско­го обще­ства Soft Matter. Ее авто­ры абсо­лют­но серьез­но скон­цен­три­ро­ва­лись на физи­че­ской сто­роне дефе­ка­ции. Об акту­аль­но­сти иссле­до­ва­ния нече­го и гово­рить, ведь с резуль­та­та­ми это­го про­цес­са мы стал­ки­ва­ем­ся посто­ян­но. Сель­ско­хо­зяй­ствен­ные живот­ные про­из­во­дят горы наво­за, кото­рый необ­хо­ди­мо ути­ли­зи­ро­вать…

В 1955 году в Жене­ве про­хо­ди­ла Меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция по мир­но­му исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии. Выступ­ле­ние одно­го из доклад­чи­ков нача­лось необыч­но. Он вышел на три­бу­ну с боль­шим чемо­да­ном, вынул из него ста­рую пле­те­ную обувь и объ­явил, что ее носил житель Север­ной Аме­ри­ки 9500 лет назад. Затем извлек из чемо­да­на обло­мок дере­вян­но­го вес­ла и ска­зал, что оно изго­тов­ле­но в Древ­нем Егип­те 3000 лет назад. Каким обра­зом доклад­чик узнал об этом? Дело в том, что на три­буне сто­ял раз­ра­бот­чик радио­угле­род­но­го мето­да дати­ров­ки архео­ло­ги­че­ских арте­фак­тов, буду­щий лау­ре­ат Нобе­лев­ской пре­мии аме­ри­кан­ский физи­ко­хи­мик Фрэнк Уил­лард Либ­би.

Мера при­спо­соб­лен­но­сти живот­но­го, его успе­ха — пло­до­ви­тость. И мы ожи­да­ем, что в сезон раз­мно­же­ния живот­ные все силы отда­дут на выбор и заво­е­ва­ние поло­во­го парт­не­ра или парт­не­ров. Науч­ная лите­ра­ту­ра пере­пол­не­на сооб­ще­ни­я­ми о том, как раз­ные зве­ри и пти­цы справ­ля­ют­ся с этой ответ­ствен­ной зада­чей. Одна­ко наря­ду с этим уче­ные наблю­да­ют и слу­чаи нера­ци­о­наль­но­го поло­во­го пове­де­ния, в том чис­ле репро­дук­тив­ной интер­фе­рен­ции, при кото­рой сам­цы пыта­ют­ся спа­рить­ся с осо­бью дру­го­го вида.

Соба­ки пони­ма­ют боль­ше, чем мы при­вык­ли думать. И хотя вла­дель­цы бар­бо­сов и шари­ков зна­ют об этом уже дав­но, неоспо­ри­мые дока­за­тель­ства най­де­ны толь­ко сей­час. Уче­ные Буда­пешт­ско­го уни­вер­си­те­та (Вен­грия) с помо­щью функ­ци­о­наль­ной маг­нит­но-резо­нанс­ной томо­гра­фии иссле­до­ва­ли, как соба­ки вос­при­ни­ма­ют чело­ве­че­скую речь. Ока­зы­ва­ет­ся, наши чет­ве­ро­но­гие дру­зья рас­по­зна­ют речь так же, как и люди. Для пони­ма­ния слов они исполь­зу­ют левое полу­ша­рие, а для пони­ма­ния инто­на­ции — пра­вое, затем объ­еди­ня­ют инфор­ма­цию. Резуль­та­ты сво­ей рабо­ты уче­ные опуб­ли­ко­ва­ли в жур­на­ле Science. О подроб­но­стях экс­пе­ри­мен­тов кор­ре­спон­дент нашей газе­ты Инна Воро­бей узна­ва­ла у веду­ще­го авто­ра рабо­ты, сотруд­ни­ка факуль­те­та это­ло­гии Буда­пешт­ско­го уни­вер­си­те­та и сотруд­ни­ка про­ек­та «Семей­ная соба­ка» Атти­лы Андик­са.

Муж­ские копу­ля­тив­ные орга­ны при­над­ле­жат к чис­лу самых раз­но­об­раз­ных струк­тур в цар­стве живот­ных. Основ­ная их функ­ция заклю­ча­ет­ся в том, что­бы повы­шать эффек­тив­ность опло­до­тво­ре­ния, вво­дя спер­му в жен­ские поло­вые пути. С этой зада­чей отлич­но спра­ви­лась бы и про­стая труб­ка, одна­ко мор­фо­ло­гия пени­сов чрез­вы­чай­но слож­на и видо­спе­ци­фич­на. Они быва­ют длин­ны­ми и очень корот­ки­ми, глад­ки­ми и колю­чи­ми, оди­ноч­ны­ми и двой­ны­ми. А у мно­гих видов мле­ко­пи­та­ю­щих пени­сы содер­жат кость, кото­рая назы­ва­ет­ся баку­люм (os penis). Эти косточ­ки так­же отли­ча­ют­ся чрез­вы­чай­ным раз­но­об­ра­зи­ем раз­ме­ров и форм. При­чи­ны это­го раз­но­об­ра­зия непо­нят­ны, нет и еди­но­го мне­ния о функ­ци­ях баку­лю­ма.

Что дела­ет чело­ве­ка чело­ве­ком? На этот вопрос раз­ные люди отве­ча­ют по-раз­но­му. По мне­нию мно­гих срав­ни­тель­ных пси­хо­ло­гов, одной из глав­ных черт, отли­ча­ю­щих нас от живот­ных, мож­но счи­тать тео­рию разу­ма — спо­соб­ность пред­став­лять, какой инфор­ма­ци­ей рас­по­ла­га­ют дру­гие люди, что они дума­ют и как себя пове­дут. Дол­гое вре­мя спе­ци­а­ли­сты пола­га­ли, что тео­рия разу­ма свой­ствен­на толь­ко людям, одна­ко мно­го­лет­ние иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что неко­то­рые ее эле­мен­ты при­су­щи и чело­ве­ко­об­раз­ным обе­зья­нам.

С 28 сен­тяб­ря по 2 октяб­ря 2016 года в Ново­си­бир­ске про­хо­дил тре­тий науч­ный фести­валь EUREKA!FEST. Око­ло 5 тыс. чело­век при­ня­ли уча­стие в более чем полу­сотне инте­рес­ней­ших собы­тий: увле­ка­тель­ных лек­ци­ях, кра­соч­ных пре­зен­та­ци­ях, уди­ви­тель­ных выстав­ках, жар­ких дис­кус­си­ях, при­ят­ных и полез­ных экс­кур­си­ях, про­смот­ре доку­мен­таль­ных филь­мов. Есте­ствен­но, при таком коли­че­стве собы­тий мно­гие из них про­хо­ди­ли парал­лель­но.

Живот­ные уме­ют мно­гое. Напри­мер, бутыл­ко­но­сые дель­фи­ны Tursiops sp., оби­та­ю­щие в Аку­льем зали­ве у бере­гов Австра­лии, отла­мы­ва­ют кус­ки губок и скре­бут ими по дну, вспу­ги­вая рыбу, кото­рая зата­и­лась в пес­ке или меж­ду кам­ней. С помо­щью эхо­ло­ка­ции ее обна­ру­жить нель­зя, а выгнать из укры­тия мож­но. Губ­кой скре­сти удоб­нее, она защи­ща­ет рострум дель­фи­на от повре­жде­ний. Эта мето­ди­ка охо­ты очень эффек­тив­на, но она не врож­ден­ная, ей нуж­но учить­ся.

Фонд «Эво­лю­ция» начал реа­ли­за­цию про­грам­мы по пере­во­ду каче­ствен­но­го зару­беж­но­го науч­но-попу­ляр­но­го меди­а­кон­тен­та на рус­ский язык. Пер­вый про­ект про­грам­мы — рус­ские суб­тит­ры к семи кур­сам о совре­мен­ной био­ло­гии извест­но­го аме­ри­кан­ско­го сай­та ibiology.org.

Чере­па­ха — сим­вол неспеш­но­сти, защи­щен­но­сти и устой­чи­во­сти, неда­ром в неко­то­рых кос­мо­го­ни­че­ских систе­мах она дер­жит на себе Зем­лю, неред­ко даже со сло­на­ми. Все эти чер­ты чере­па­ха обре­ла бла­го­да­ря костя­но­му пан­ци­рю, уди­ви­тель­ной струк­ту­ре, не име­ю­щей ана­ло­гов в совре­мен­ном живот­ном мире. Вопрос о его про­ис­хож­де­нии не дает уче­ным покоя почти два века.

Рекорд про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни при­над­ле­жит глу­бо­ко­вод­ной губ­ке вида Monorhaphis сhuni — она суще­ству­ет на све­те более 11 тыс. лет. К тако­му выво­ду при­шли аме­ри­кан­ские уче­ные в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в жур­на­ле Aging Research Reviews.

Вопрос о том, поче­му вымер­ли мамон­ты, неиз­мен­но вызы­ва­ет инте­рес как у науч­но­го сооб­ще­ства, так и у широ­кой пуб­ли­ки. Воз­мож­но, это свя­за­но с тем, что на него нет и, ско­рее все­го, не может быть одно­знач­но­го отве­та. То есть ответ есть, но он рас­па­да­ет­ся на несколь­ко «подо­т­ве­тов», и какой вес при­дать каж­до­му из этих част­ных реше­ний — оста­ет­ся неяс­ным. В опре­де­ле­нии это­го «веса» и состо­ит, соб­ствен­но, глав­ная труд­ность отве­та на этот вопрос.

Ни одно живот­ное не избег­нет еди­но­бор­ства (за место, лидер­ство, пищу, поло­во­го парт­не­ра). И, будь это жесто­кая дра­ка или без­молв­ная «игра в гля­дел­ки», ее участ­ни­кам вся­кий раз при­хо­дит­ся решать, побо­роть­ся еще или сдать­ся. Иссле­до­ва­те­ли агрес­сив­но­го пове­де­ния пола­га­ют, что живот­ные при­ни­ма­ют реше­ние в зави­си­мо­сти от состо­я­ния сопер­ни­ка и затрат энер­гии, необ­хо­ди­мых для побе­ды. Но есть, ока­зы­ва­ет­ся, еще один кри­те­рий: живот­ные могут оце­ни­вать эффек­тив­ность соб­ствен­ных дей­ствий, при­чем даже в том слу­чае, когда про­тив­ник на них види­мым обра­зом не реа­ги­ру­ет.

Клю­че­вое поло­же­ние поло­во­го отбо­ра заклю­ча­ет­ся в том, что осо­би одно­го пола кон­ку­ри­ру­ют меж­ду собой за воз­мож­ность оста­вить потом­ство. Поло­вой отбор при­вел к обра­зо­ва­нию таких харак­тер­ных сам­цо­вых при­зна­ков, как рога, греб­ни, челю­сти, хво­сты и шпо­ры, яркие перья и кож­ные склад­ки.

Все живот­ные боле­ют. Их отно­ше­ния с инфек­ци­ей скла­ды­ва­ют­ся по-раз­но­му. С пато­ге­на­ми мож­но бороть­ся или выра­бо­тать к ним устой­чи­вость, но всё это тре­бу­ет рабо­ты иммун­ной систе­мы, то есть заби­ра­ет энер­гию, кото­рая мог­ла бы пой­ти на дру­гие физио­ло­ги­че­ские дей­ствия, напри­мер на рост и раз­мно­же­ние. А если болезнь сокра­ща­ет жизнь, ущерб, нано­си­мый этим виду, мож­но ком­пен­си­ро­вать опять-таки уси­лен­ным раз­мно­же­ни­ем в остав­ши­е­ся дни.

В 2015 году в Орен­бург­ском запо­вед­ни­ке стар­то­ва­ла Про­грам­ма созда­ния полу­воль­ной попу­ля­ции лоша­ди Прже­валь­ско­го в есте­ствен­ной при­род­ной сре­де оби­та­ния. Это часть гло­баль­ной стра­те­гии по сохра­не­нию вида, заклю­чи­тель­ным эта­пом кото­рой явля­ет­ся реин­тро­дук­ция или воз­вра­ще­ние дикой лоша­ди в при­ро­ду.

В пер­вой поло­вине I тыся­че­ле­тия до н. э. нача­лась мно­го­ве­ко­вая эпо­ха гос­под­ства кочев­ни­ков в сте­пях Евра­зии. Коче­вой образ жиз­ни объ­еди­нил пле­ме­на и наро­ды, раз­ные по язы­ку и про­ис­хож­де­нию, и при­дал их куль­ту­ре общую окрас­ку, посколь­ку его подвиж­ный харак­тер поз­во­лял быст­ро обме­ни­вать­ся куль­тур­ны­ми дости­же­ни­я­ми. Архео­ло­ги­че­ски ран­ние кочев­ни­ки про­сле­жи­ва­ют­ся в общих фор­мах ору­жия, кон­ско­го сна­ря­же­ния и осо­бом искус­стве так назы­ва­е­мо­го зве­ри­но­го сти­ля…

Образ арах­но­ло­га в гла­зах обы­ва­те­лей — это что-то сред­нее меж­ду сред­не­ве­ко­вым кол­ду­ном, Гин­ге­мой и манья­ком. Ни на Гин­ге­му, ни на манья­ка, ни тем более на кол­ду­на хруп­кая улыб­чи­вая Гали­на Азар­ки­на, одна из круп­ней­ших спе­ци­а­ли­стов по пау­кам-саль­ти­ци­дам, совсем не похо­жа. «Пау­ки-ска­кун­чи­ки, кото­ры­ми я зани­ма­юсь, очень похо­жи на кошек», — удив­ля­ет меня Азар­ки­на. Чем же эти пуга­ю­щие мно­гих суще­ства могут быть похо­жи на мимиш­ных коти­ков?

Пуб­ли­ку­ем авто­ри­зо­ван­ный пере­вод эссе «I.M.Gelfand and his seminar — a presence» про­фес­со­ра Чикаг­ско­го уни­вер­си­те­та (США), экс­пер­та в обла­сти алгеб­ра­и­че­ской гео­мет­рии и мате­ма­ти­че­ской физи­ки Алек­сандра Бей­лин­со­на.

У одних существ зрач­ки круг­лые, у дру­гих вытя­ну­ты вер­ти­каль­но, как мяч для рег­би, а у мно­гих — узкие щелоч­ки. При­ня­то счи­тать, что вер­ти­каль­ные щеле­вид­ные зрач­ки воз­ник­ли как адап­та­ция к ноч­но­му обра­зу жиз­ни, посколь­ку поз­во­ля­ют защи­тить чув­стви­тель­ную сет­чат­ку от сле­пя­ще­го днев­но­го све­та… Спе­ци­а­ли­сты Сид­ней­ско­го уни­вер­си­те­та усо­мни­лись в обще­при­ня­той гипо­те­зе.

В этом отзы­ве отсут­ству­ют «с одной сто­ро­ны» и «с дру­гой сто­ро­ны». Он рез­ко отри­ца­тель­ный и как тако­вой обя­зан быть мак­си­маль­но дока­за­тель­ным. Поэто­му весь текст сво­дит­ся к раз­бо­ру при­ме­ров, клас­си­фи­ци­ро­ван­ных для удоб­ства чте­ния. Клас­сы эти, кото­рые я назы­ваю гре­ха­ми науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры, конеч­но, услов­ны…