Метка: химия

Немец­кий химик Юстус фон Либих (1803–1873) — один из самых зна­ме­ни­тых евро­пей­ских хими­ков XIX века. Ему были посвя­ще­ны две сереб­ря­ные моне­ты. Пер­вая (Ag-500, 10 марок) была выпу­ще­на в ГДР в 1978 году по слу­чаю 175-летия со дня рож­де­ния Либи­ха. Ее тираж — 75,5 тыс. экз., а так­же 4,5 тыс. экз. каче­ства proof. В ФРГ моне­ту в честь Либи­ха выпу­сти­ли в 2003 году, к 200-летию со дня его рож­де­ния (Ag-925, 10 евро).

Из монет, посвя­щен­ных уче­ным, боль­ше все­го при­шлось на долю Марии Скло­дов­ской-Кюри (1867–1934). Все­го три чело­ве­ка в мире два­жды полу­ча­ли Нобе­лев­скую пре­мию за науч­ные дости­же­ния: Джон Бар­дин (обе пре­мии — по физи­ке), Фре­де­рик Сен­гер (обе — по химии) и Мария Кюри. Эта уни­каль­ная жен­щи­на пер­вой в мире была два­жды удо­сто­е­на выс­шей для уче­но­го награ­ды.

На вопрос, нуж­ны ли пресс-служ­бы и пресс-сек­ре­та­ри вооб­ще, науч­ное сооб­ще­ство, кажет­ся, отве­ти­ло утвер­ди­тель­но, но необ­хо­ди­мы ли они в каж­дой науч­ной орга­ни­за­ции — вопрос пока дис­кус­си­он­ный. При этом в МГУ поми­мо обще­уни­вер­си­тет­ской пресс-служ­бы нача­ли воз­ни­кать факуль­тет­ские. Самая моло­дая из них появи­лась на хими­че­ском факуль­те­те МГУ 20 мая. Каза­лось бы, зачем отдель­но­му факуль­те­ту (пусть даже веду­ще­го вуза стра­ны) своя пресс-служ­ба?

В 1986 году в СССР была отче­ка­не­на тира­жом 2 млн экз. мед­но-нике­ле­вая моне­та номи­на­лом 1 рубль, посвя­щен­ная 275-летию со дня рож­де­ния Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Ломо­но­со­ва (1711–1765), кото­рый, по сло­вам Пуш­ки­на, «был нашим пер­вым уни­вер­си­те­том». В 1756 году он на осно­ва­нии сво­их опы­тов по обжи­гу метал­лов уста­но­вил закон сохра­не­ния мас­сы веще­ства в хими­че­ских реак­ци­ях. Став одним из осно­во­по­лож­ни­ков моле­ку­ляр­но-кине­ти­че­ской тео­рии, пред­ло­жил для тео­ре­ти­че­ской части химии назва­ние «физи­че­ская химия».

Химия и хими­ки, к сожа­ле­нию, попа­да­ют на моне­ты не так часто, как физи­ки. Зато хими­че­ская тема­ти­ка очень хоро­шо пред­став­ле­на в фила­те­лии: ей посвя­ще­ны спе­ци­аль­ные аль­бо­мы и кни­ги: напри­мер, «Фила­те­ли­сти­че­ские про­гул­ки по химии» Э. Хей­ль­брон­не­ра и Ф. А. Мил­ле­ра. Непо­сред­ствен­но химии посвя­ще­на един­ствен­ная в мире моне­та, отче­ка­нен­ная в Сан-Мари­но тира­жом 1,3 млн экз. — уни­каль­ный слу­чай в нумиз­ма­ти­ке.

На выстав­ку я зашла меж­ду делом. К 100-летию со дня рож­де­ния Ана­то­лия Юрье­ви­ча Ники­ча была орга­ни­зо­ва­на мас­штаб­ная экс­по­зи­ция в Тре­тья­ков­ской гале­рее: «Худож­ник Никич. Мир внут­ри и жизнь сна­ру­жи». Мне его твор­че­ство пока­за­лось неблиз­ким. Так бы и про­бе­жа­ла мимо­хо­дом залы, если бы взгляд не наткнул­ся на полот­но «Химия». «Ска­жи­те, — спро­си­ла я у сотруд­ни­ка выстав­ки, — отку­да этот сюжет?»

Цинк — доволь­но актив­ный металл, он реа­ги­ру­ет с вла­гой и угле­кис­лым газом воз­ду­ха, и его поверх­ность необ­ра­ти­мо покры­ва­ет­ся тем­но-серым сло­ем про­дук­тов окис­ле­ния. Поэто­му цинк пло­хо под­хо­дит для чекан­ки монет. Тем не менее во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны, когда медь ста­ла стра­те­ги­че­ским мате­ри­а­лом, из цин­ка чека­ни­ли моне­ты во мно­гих стра­нах.

Эти два доста­точ­но ред­ких монет­ных метал­ла — «род­ствен­ни­ки» сра­зу по двум лини­ям — хими­че­ской и эти­мо­ло­ги­че­ской. Хими­че­ской — пото­му что оба эле­мен­та нахо­дят­ся в одной (пятой) груп­пе пери­о­ди­че­ской систе­мы эле­мен­тов Мен­де­ле­е­ва и име­ют похо­жие хими­че­ские свой­ства. На оба метал­ла не дей­ству­ют при обыч­ных усло­ви­ях ни кис­ло­ты, ни даже цар­ская вод­ка. Эти­мо­ло­ги­че­ское же род­ство оче­вид­но каж­до­му, кто зна­ком с леген­да­ми и мифа­ми Древ­ней Гре­ции. А дело было так…

Ака­де­мик Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Ипа­тьев — отец совре­мен­но­го гете­ро­ген­но­го ката­ли­за в орга­ни­че­ской химии и неф­те­хи­мии, автор ката­ли­ти­че­ско­го кре­кин­га, на кото­ром осно­ва­но полу­че­ние совре­мен­ных мотор­ных топ­лив и поли­мер­ных мате­ри­а­лов, и одно­вре­мен­но вели­кий орга­ни­за­тор хими­че­ской нау­ки и про­мыш­лен­но­сти Рос­сии. Выде­лим пять харак­тер­ных эта­пов жиз­ни Ипа­тье­ва…

По пред­ло­же­нию пред­се­да­те­ля Экс­перт­но­го сове­та Комис­сии по оцен­ке резуль­та­тив­но­сти дея­тель­но­сти науч­ных орга­ни­за­ций, под­ве­дом­ствен­ных ФАНО Рос­сии по рефе­рент­ной груп­пе 08 «Физи­че­ская химия, хими­че­ская физи­ка, поли­ме­ры», про­фес­со­ра Скол­ков­ско­го инсти­ту­та нау­ки и тех­но­ло­гий, докт. физ.-мат. наук А.А.Бучаченко пуб­ли­ку­ем отчет о дея­тель­но­сти Экс­перт­но­го сове­та. При­гла­ша­ем дру­гие экс­перт­ные комис­сии при­со­еди­нить­ся к ини­ци­а­ти­ве про­фес­со­ра Буча­чен­ко и опуб­ли­ко­вать свои отче­ты.

На допол­ни­тель­ные вопро­сы чита­те­лей нашей газе­ты, появив­ших­ся после пуб­ли­ка­ции ста­тьи на сай­те ТрВ-Нау­ка, отве­ча­ет докт. хим. наук, зав. лабо­ра­то­ри­ей ИЯИ РАН Борис Жуй­ков. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

Нобе­лев­ская пре­мия по химии была при­суж­де­на Жаку Дюбо­ше, Иоахи­му Фран­ку и Ричар­ду Хен­дер­со­ну с фор­му­ли­ров­кой «за раз­ви­тие крио­элек­трон­ной мик­ро­ско­пии высо­ко­го раз­ре­ше­ния для иссле­до­ва­ния струк­ту­ры био­мо­ле­кул в раз­лич­ных рас­тво­рах».
Нобе­лев­скую пре­мию по физио­ло­гии и меди­цине раз­де­ли­ли меж­ду собой аме­ри­кан­ские уче­ные Джеф­ф­ри Холл, Май­кл Роз­баш и Май­кл Янг «за изу­че­ние моле­ку­ляр­ных меха­низ­мов, отве­ча­ю­щих за цир­кад­ные рит­мы орга­низ­ма».
Нобе­лев­ской пре­мии по лите­ра­ту­ре удо­сто­ил­ся член Коро­лев­ско­го лите­ра­тур­но­го обще­ства Кад­зуо Иси­гу­ро, бри­та­нец япон­ско­го про­ис­хож­де­ния, за «пол­ные эмо­ци­о­наль­ной силы кни­ги, обна­жа­ю­щие без­дну под нашим обман­чи­вым чув­ством свя­зи с этим миром».
Нобе­лев­ская пре­мия мира доста­лась Меж­ду­на­род­ной кам­па­нии по запре­ще­нию ядер­но­го ору­жия (ICAN) «за дея­тель­ность, направ­лен­ную на при­вле­че­ние вни­ма­ния к ката­стро­фи­че­ским для все­го чело­ве­че­ства послед­стви­ям при­ме­не­ния ядер­но­го ору­жия и за нова­тор­ские уси­лия по дости­же­нию запре­тов на при­ме­не­ние тако­во­го воору­же­ния».
Пре­мию Бан­ка Шве­ции по эко­но­ми­че­ским нау­кам памя­ти Аль­фре­да Нобе­ля полу­чил Ричард Талер из Чикаг­ско­го уни­вер­си­те­та «за вклад в изу­че­ние пове­ден­че­ской эко­но­ми­ки».

Швед­ская коро­лев­ская ака­де­мия наук при­су­ди­ла пре­мию Гре­го­ри Ами­но­ффа в обла­сти кри­стал­ло­гра­фии 2017 года про­фес­со­рам Ната­лье и Лео­ни­ду Дуб­ро­вин­ским из Бай­ройт­ско­го уни­вер­си­те­та (Гер­ма­ния) «за раз­ра­бот­ку новой мето­до­ло­гии для экс­пе­ри­мен­таль­но­го, in situ, опре­де­ле­ния струк­тур кри­стал­лов, под­вер­жен­ных экс­тре­маль­ным усло­ви­ям высо­кой тем­пе­ра­ту­ры и дав­ле­ния». Приз был вру­чен в Сток­голь­ме 31 мар­та 2017 года коро­лем Шве­ции Кар­лом XVI Густа­вом. Лау­ре­а­ты пре­мии отве­ти­ли на вопро­сы ТрВ-Нау­ка.

Извест­но, что основ­ным пре­пят­стви­ем на пути к все­мер­но­му внед­ре­нию воз­об­нов­ля­е­мых источ­ни­ков энер­гии (преж­де все­го энер­гии солн­ца) ока­зы­ва­ют­ся про­бле­мы накоп­ле­ния этой самой энер­гии и ее транс­пор­ти­ров­ки. Акку­му­ля­то­ры неде­ше­вы и гро­мозд­ки, да и при пре­об­ра­зо­ва­ни­ях све­то­вой энер­гии в элек­три­че­ство, а затем в меха­ни­че­скую энер­гию неиз­беж­ны суще­ствен­ные поте­ри. И как при этом не вспом­нить о про­цес­сах фото­син­те­за, при­су­щих листьям обыч­ных рас­те­ний, что поз­во­ля­ют запа­сать сол­неч­ную энер­гию в виде хими­че­ских соеди­не­ний?

Хираль­ность — несов­ме­сти­мость объ­ек­та со сво­им зер­каль­ным отра­же­ни­ем любой ком­би­на­ци­ей вра­ще­ний и пере­ме­ще­ний в трех­мер­ном про­стран­стве. Речь идет толь­ко об иде­аль­ном плос­ком зер­ка­ле. В нем прав­ша пре­вра­ща­ет­ся в лев­шу и наобо­рот. Хираль­ность типич­на для рас­те­ний и живот­ных, и сам тер­мин про­ис­хо­дит от греч. χείρ — рука. Есть пра­вые и левые ракуш­ки и даже пра­вые и левые клю­вы у кле­стов. «Зер­каль­ность» рас­про­стра­не­на и в нежи­вой при­ро­де. В послед­нее вре­мя ста­ли мод­ны «хираль­ные», т. е. зер­каль­ные часы (обра­ти­те вни­ма­ние на над­пись на цифер­бла­те). И даже в линг­ви­сти­ке есть место хираль­но­сти! Это палин­дро­мы: сло­ва и пред­ло­же­ния-пере­вер­ты­ши, напри­мер: Я УДАРЮ ДЯДЮ, ТЁТЮ РАДУЯ, Я УДАРЮ ТЁТЮ, ДЯДЮ РАДУЯ или ЛЕЕНСОН — УДАВ, НО ОН В АДУ НОС НЕ ЕЛ!

У каж­до­го веще­ства — неор­га­ни­че­ско­го или орга­ни­че­ско­го — долж­но быть свое назва­ние. Ина­че ни хими­ки, ни обыч­ные люди, даже гово­ря­щие на одном язы­ке, не будут пони­мать друг дру­га. Для это­го и слу­жит чет­ко уста­нов­лен­ная меж­ду­на­род­ная номен­кла­ту­ра неор­га­ни­че­ских и орга­ни­че­ских веществ (на латы­ни nomenclatura — назы­ва­ние имен). Но так было не все­гда. Еще менее 300 лет назад в этом вопро­се был пол­ный про­из­вол, иду­щий с алхи­ми­че­ских вре­мен…

В декаб­ре 1959 года Ричард Фей­н­ман на рож­де­ствен­ском обе­де Аме­ри­кан­ско­го физи­че­ско­го обще­ства в Кали­фор­ний­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те про­чи­тал лек­цию «Вни­зу пол­ным-пол­но места: при­гла­ше­ние в новый мир физи­ки». В этой лек­ции Фей­н­ман фан­та­зи­ро­вал о воз­мож­но­сти мини­а­тю­ри­за­ции раз­ных тех­ни­че­ских устройств. Сей­час, в эру нано­тех­но­ло­гий, эта лек­ция ста­ла зна­ме­ни­той, а тогда к иде­ям Фей­н­ма­на никто не отнес­ся все­рьез. Но вот хими­ки сде­ла­ли то, о чем меч­тал Фей­н­ман. В 2016 году Нобе­лев­скую пре­мию по химии полу­чи­ли Жан-Пьер Соваж (Jean-Pierre Sauvage), Бер­нард Ферин­га (Bernard Feringa) и Фре­зер Стод­дарт (Fraser Stoddart) — «за дизайн и син­тез моле­ку­ляр­ных машин».

В день при­суж­де­ния Нобе­лев­ской пре­мии по химии 2016 года Жан-Пье­ру Сова­жу, Бер­нар­ду Ферин­ге и Фре­зе­ру Стод­дар­ту «за дизайн и син­тез моле­ку­ляр­ных машин» редак­ция ТрВ-Нау­ка обра­ти­лась ко мне с прось­бой дать ком­мен­та­рий по это­му пово­ду. Я согла­си­лась: хоро­шо знаю рабо­ты лау­ре­а­тов, неод­но­крат­но пере­се­ка­лась с ними на раз­лич­ных кон­фе­рен­ци­ях, начи­ная с уни­каль­ной по кон­цен­тра­ции нобе­лев­ских лау­ре­а­тов кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной сто­ле­тию фор­му­ли­ров­ки прин­ци­па «ключ — замок», про­ве­ден­ной в 1994 году в Бир­мин­ге­ме Стод­дар­том.

В 1956 году 60-лет­ний Нико­лай Семё­нов и 59-лет­ний Сирил Хин­шел­вуд (Cyril Hinshelwood) за свои иссле­до­ва­ния меха­низ­ма хими­че­ских реак­ций, про­ве­ден­ные в кон­це 1920-х и 1930-х годах, полу­чи­ли Нобе­лев­скую пре­мию по химии. Денеж­ный приз был раз­де­лен на две рав­ные части… Но пере­ме­стим­ся на несколь­ко деся­ти­ле­тий назад. В 1927 году Семё­нов был назна­чен руко­во­ди­те­лем хими­ко-физи­че­ско­го сек­то­ра Ленин­град­ско­го физи­ко-тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та, а в 1928 году стал его про­фес­со­ром

В этом году испол­ни­лось 120 лет со дня рож­де­ния круп­ней­ше­го оте­че­ствен­но­го уче­но­го — Н. Н. Семё­но­ва, 30 лет со дня его смер­ти и 60 лет со дня при­суж­де­ния ему Нобе­лев­ской пре­мии по химии — един­ствен­ной в нашей стране в этой номи­на­ции. В памя­ти сотруд­ни­ков Н. Н. (как его часто назы­ва­ли за гла­за) остал­ся как очень яркая, неза­бы­ва­е­мая лич­ность. Такой же яркой и захва­ты­ва­ю­щей была его био­гра­фия.

22 авгу­ста 2016 года докт. хим. наук, зав. лаб. Инсти­ту­та орга­ни­че­ской химии РАН, про­фес­сор хими­че­ско­го факуль­те­та МГУ, Вален­тин Ана­ни­ков был награж­ден пре­стиж­ной пре­ми­ей Аме­ри­кан­ско­го хими­че­ско­го обще­ства (American Chemical Society, ACS). Она была ему вру­че­на во вре­мя сим­по­зи­у­ма это­го обще­ства, про­хо­див­ше­го в г. Фила­дель­фия (США). Лау­ре­ат пре­мии отве­тил на несколь­ко вопро­сов ТрВ-Нау­ка.

В преды­ду­щем номе­ре ТрВ-Нау­ка мы позна­ко­ми­ли чита­те­лей с ком­па­ни­ей «ИНФРА Тех­но­ло­гии» и ее науч­ным дирек­то­ром, докт. хим. наук Вла­ди­ми­ром Морд­ко­ви­чем. Ком­па­ния зани­ма­ет­ся ком­мер­ци­а­ли­за­ци­ей науч­ных раз­ра­бо­ток, про­во­ди­мых в отде­ле новых хими­че­ских мате­ри­а­лов и нано­тех­но­ло­гий в ТИСНУМ (Тро­ицк), кото­рым руко­во­дит Морд­ко­вич. Здесь — подроб­нее о про­из­вод­стве син­те­ти­че­ско­го жид­ко­го топ­ли­ва (СЖТ) и полу­че­нии мате­ри­а­лов на осно­ве сверх­длин­ных угле­род­ных нано­тру­бок. В теме раз­би­ра­лась Еле­на Стреб­ко­ва.

Цель нашей пуб­ли­ка­ции — пока­зать, что даже в небла­го­при­ят­ной сре­де, при серьез­ной раз­ба­лан­си­ров­ке обще­ствен­ных и хозяй­ствен­ных меха­низ­мов, при мно­го­лет­ней, но неэф­фек­тив­ной систе­ме без «точ­ных ман­да­тов и целей» суще­ству­ют струк­ту­ры, успеш­но рабо­та­ю­щие и реша­ю­щие высо­ко­кон­ку­рент­ные зада­чи на уровне самых совре­мен­ных миро­вых стан­дар­тов. Наш мате­ри­ал посвя­щен рос­сий­ской ком­па­нии «ИНФРА Тех­но­ло­гии».

Откры­тие новых эле­мен­тов Пери­о­ди­че­ской таб­ли­цы Мен­де­ле­е­ва все­гда вызы­ва­ло инте­рес у широ­кой пуб­ли­ки. Дело даже не столь­ко в науч­ной зна­чи­мо­сти этих откры­тий, а в том, что в шко­ле все про­хо­ди­ли Пери­о­ди­че­ский закон, и неко­то­рые даже пом­нят сим­во­лы, обо­зна­ча­ю­щие эле­мен­ты. Это понят­но, зна­ко­мо. Но сей­час за эти­ми откры­ти­я­ми сто­ят слож­ные иссле­до­ва­ния в ядер­ной физи­ке и радио­хи­мии, о кото­рых мно­гие не име­ют пред­став­ле­ния.

Госу­дар­ствен­ной пре­мии в обла­сти нау­ки и тех­но­ло­гий удо­сто­е­ны Эрик Гали­мов — за раз­ра­бот­ку науч­но­го направ­ле­ния «Гео­хи­мия изо­то­пов угле­ро­да», тео­рии обра­зо­ва­ния алма­зов, за иссле­до­ва­ния в обла­сти неф­те­га­зо­вой гео­ло­гии и био­гео­хи­ми­че­ских про­цес­сов…

Нам пока­за­лось, что в этом номе­ре газе­ты, где обсуж­да­ют­ся про­бле­мы попу­ля­ри­за­ции и ком­му­ни­ка­ции в нау­ке, было бы весь­ма умест­но дать сло­во одно­му из самых ста­рых и извест­ных науч­но-попу­ляр­ных изда­ний. На вопро­сы ТрВ-Нау­ка отве­ти­ла зам. глав­но­го редак­то­ра жур­на­ла «Химия и жизнь» писа­тель-фан­таст Еле­на Кле­щен­ко.

Когда я согла­сил­ся пой­ти на пере­да­чу «Вре­мя пока­жет» на Пер­вом кана­ле (Рос­сия), я не испы­ты­вал иллю­зий, что из это­го вый­дет осо­бый толк. Я наде­ял­ся, что пару слов за здра­вый смысл ска­жу и будет от это­го неболь­шая обще­ствен­ная поль­за. Немно­го пожерт­во­вать сво­им пси­хи­че­ским здо­ро­вьем ради бла­гих целей про­све­ще­ния я был готов. Но на самой пере­да­че сде­лать это ока­за­лось невоз­мож­ным.

В зару­беж­ной науч­ной пери­о­ди­ке уже дав­но при­жил­ся тер­мин salami slicing. Так назы­ва­ют одну из рас­про­стра­нен­ных пуб­ли­ка­ци­он­ных стра­те­гий, когда полу­чен­ный в ходе рабо­ты новый мате­ри­ал, подоб­но наре­за­е­мо­му на лом­ти­ки бато­ну кол­ба­сы, делит­ся на мно­же­ство «эле­мен­тар­ных частиц», на осно­ве каж­дой из кото­рых затем пишет­ся малень­кая отдель­ная ста­тья.

Все мы учи­ли бас­ню «Стре­ко­за и мура­вей», а неко­то­рые даже сочув­ство­ва­ли стре­ко­зе: она ведь погиб­ла от холо­да и голо­да, бед­няж­ка. Но ниче­го, за стре­ко­зу ото­мсти­ли бабоч­ки-голу­бян­ки Narathura japonica. Их личин­ки выде­ля­ют пита­тель­ные веще­ства, попро­бо­вав кото­рые муравьи обре­че­ны слу­жить гусе­ни­цам.

Серо­во­до­род, зна­ко­мый нам по запа­ху тух­лых яиц, при чрез­вы­чай­но высо­ком дав­ле­нии в 1,5 млн атмо­сфер (150 ГПа) пре­вра­ща­ет­ся в сверх­про­вод­ник, оста­ю­щий­ся тако­вым при рекорд­но высо­кой тем­пе­ра­ту­ре в 203 кель­ви­на (–70 °С).

Новость о воз­мож­ном при­зна­нии Фон­да «Дина­стия» ино­стран­ным аген­том вос­при­ни­ма­ет­ся не ина­че как чер­ный юмор.

Вспо­ми­ная о Хро­ме (Вале­рии Ива­но­ви­че Ива­но­ве, 1939–2012), недо­ста­точ­но ска­зать, что это автор (и соав­тор) клас­си­че­ских работ по струк­ту­ре и био­фи­зи­ке ДНК. Ведь он был еще и заме­ча­тель­но весе­лым и ост­ро­ум­ным чело­ве­ком. Мно­гие его за это люби­ли, а неко­то­рые — избе­га­ли…

ТрВ-Нау­ка про­дол­жа­ет пуб­ли­ка­цию ста­тей радио­хи­ми­ка, докт. хим. наук, зав. Лабо­ра­то­ри­ей радио­изо­топ­но­го ком­плек­са Инсти­ту­та ядер­ных иссле­до­ва­ний РАН ИЯИ РАН Бори­са Жуй­ко­ва, посвя­щен­ных поло­нию-210.

Науч­ные аспек­ты дела Лит­ви­нен­ко для ТрВ-Нау­ка про­ана­ли­зи­ро­вал докт. хим. наук, зав. лабо­ра­то­ри­ей радио­изо­топ­но­го ком­плек­са Инсти­ту­та ядер­ных иссле­до­ва­ний РАН Борис Жуй­ков.

В нояб­ре в ново­си­бир­ском Ака­дем­го­род­ке про­шел чет­вер­тый рос­сий­ско-гер­ман­ский Science Slam: уче­ные двух стран сорев­но­ва­лись в уме­нии доступ­но и понят­но рас­ска­зы­вать о сво­их науч­ных иссле­до­ва­ни­ях.

17 декаб­ря 2014 года в рам­ках кон­фе­рен­ции Аме­ри­кан­ско­го гео­фи­зи­че­ско­го сою­за про­шла пресс-кон­фе­рен­ция, на кото­рой были пред­став­ле­ны пер­вые науч­ные резуль­та­ты мис­сии Rosetta.

Зачем рос­сий­ской нау­ке цен­тры кол­лек­тив­но­го поль­зо­ва­ния? В чем их успе­хи и про­бле­мы? ТрВ-Нау­ка решил разо­брать­ся на при­ме­ре ЦКП при Бел­го­род­ском госу­ни­вер­си­те­те, где зани­ма­ют­ся нано­тех­но­ло­ги­я­ми…

При­суж­де­ние Нобе­лев­ской пре­мии по химии 2014 года ком­мен­ти­ру­ет Андрей Нау­мов, докт. физ.-мат. наук, Инсти­тут спек­тро­ско­пии РАН (Тро­ицк), Мос­ков­ский педа­го­ги­че­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет (Москва).

Про­изо­шла рефор­ма в Ака­де­мии наук, и этот про­цесс необ­ра­тим. Для всех ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов стра­ны основ­ная про­бле­ма — финан­си­ро­ва­ние стра­те­ги­че­ских фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний. Шесть­де­сят про­цен­тов и более финан­си­ро­ва­ния мы закры­ва­ем за счет самых раз­но­об­раз­ных гран­тов.

Пуб­ли­ку­ем в сокра­ще­нии гла­ву из кни­ги «Ака­де­мик Вик­тор Алек­сан­дро­вич Каба­нов. Чело­век, уче­ный, эпо­ха», напи­сан­ной докт. хим. наук Вале­ри­ем Шиба­е­вым.

Канд. экон. наук, доцент СПб­ГУ Дани­ла Евге­нье­вич Рас­ков рас­ска­зы­ва­ет о жиз­ни совре­мен­ных ста­ро­об­ряд­цев за рубе­жом, где он побы­вал в экс­пе­ди­ци­ях; а так­же о том, чем его, эко­но­ми­ста, при­вле­ка­ет столь необыч­ная тема.

Суще­ству­ет мне­ние, что театр начи­на­ет­ся с вешал­ки. Рас­смот­ре­ние апел­ля­ций по резуль­та­там ЕГЭ по химии 27 июня 2014 года в Воро­не­же нача­лось с того, что нас выгна­ли в тес­ное поме­ще­ние меж­ду дву­мя вход­ны­ми дверь­ми. До это­го мы нахо­ди­лись в кори­до­ре шко­лы перед ауди­то­ри­ей, где долж­но было начать­ся рас­смот­ре­ние апел­ля­ции.

Полу­чи­лось совер­шен­но как все­гда, по край­ней мере в ча­сти химии и наук о мате­ри­а­лах. Сре­ди под­дер­жан­ных есть достой­ные руко­во­ди­те­ли про­ек­тов, но их не сра­зу заме­тишь на фоне при­выч­но­го хи­мического полит­бю­ро.

Вале­рий Фокин – про­фес­сор пре­стиж­но­го Инсти­ту­та Скриппса в Кали­фор­нии, один из луч­ших хими­ков деся­ти­ле­тия по вер­сии Thomson Reuters. Алек­сей Паев­ский побе­се­до­вал с уче­ным о химии и жиз­ни.

Стра­на, кото­рая не хочет кор­мить свою нау­ку, будет кор­мить чужую нау­ку, чужой биз­нес, чужую армию, нако­нец, и пре­вра­тит­ся в сырье­вой при­да­ток веду­щих госу­дарств мира. Мы это­го хотим?

Дис­кус­сии о буду­щем нау­ки в Рос­сии ведут­ся очень актив­но, хотя в основ­ном гово­рят о буду­щем обра­зо­ва­ния или ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов. Одна­ко пред­став­ля­ет­ся важ­ным един­ство и вза­и­мо­дей­ствие трех состав­ля­ю­щих – обра­зо­ва­ния, ака­де­ми­че­ской нау­ки и биз­не­са.

В США сту­ден­ты, меч­та­ю­щие о меди­цин­ской карье­ре, долж­ны сна­ча­ла полу­чить сте­пень бака­лав­ра на так назы­ва­е­мом пре­ме­ди­цин­ском факуль­те­те (premed students).

Ино­гда луч­ше не знать вооб­ще, чем знать чуть-чуть. Осо­бен­но когда над всем этим само­уве­рен­ность и неспо­соб­ность взгля­нуть на себя со сто­ро­ны.

9 октяб­ря 2013 года Нобе­лев­ский коми­тет при­су­дил пре­мию по химии Мар­ти­ну Кар­плу­су (Martin Karptus), Май­клу­Ле­вит­ту (Michael Levitt) и Арие Вар­ше­лу (Arieh Warshel) за созда­ние мно­го­уров­не­вых моде­лей слож­ных хими­че­ских систем.

Одним из спо­со­бов под­твер­жде­ния или опро­вер­же­ния той или иной гипо­те­зы явля­ет­ся исполь­зо­ва­ние мате­ма­ти­че­ских, в част­но­сти ста­ти­сти­че­ских, мето­дов.

Мы все участ­ву­ем в раз­но­об­раз­ном вра­нье, под­дер­жи­ва­ю­щем имидж «глав­но­го уни­вер­си­те­та стра­ны» в отры­ве от его реа­лий.

Общее собра­ние Отде­ле­ния химии и наук о мате­ри­а­лах РАН выра­жа­ет свое воз­му­ще­ние тем, что про­ект зако­на, непо­сред­ствен­но каса­ю­ще­го­ся Рос­сий­ской ака­де­мии наук, гото­вил­ся втайне от нее и не обсуж­дал­ся науч­ной обще­ствен­но­стью.