Метка: Вселенная

Все, кто сколь­ко-нибудь инте­ре­су­ет­ся кос­мо­ло­ги­ей, зна­ют, что на ран­них эта­пах эво­лю­ции Все­лен­ной веще­ство в ней было очень горя­чим и плот­ным, а темп рас­ши­ре­ния Все­лен­ной — огром­ным. Пожа­луй, менее извест­но, что дан­ные наблю­да­тель­ной кос­мо­ло­гии неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ют о том, что эта ста­дия, кото­рую назы­ва­ют ста­ди­ей горя­че­го Боль­шо­го взры­ва (клю­че­вое сло­во здесь — «горя­че­го»), была не самой пер­вой, что до этой ста­дии была еще какая-то эпо­ха (а воз­мож­но, и не одна) с кар­ди­наль­но ины­ми свой­ства­ми…

Тем­ная мате­рия дослу­жи­лась-таки до попу­ляр­но­го мема. Почти столь же попу­ляр­но­го, как дино­зав­ры. В свое вре­мя как мог­ли пыта­лись свя­зать то или иное явле­ние с выми­ра­ни­ем дино­зав­ров, это счи­та­лось силь­ным пиар-ходом. А вот теперь на рус­ском вышла кни­га «Тем­ная мате­рия и дино­зав­ры» (Лиза Рэн­далл, АНФ, 2017), где пред­по­ла­га­ет­ся, что дата выми­ра­ния дино­зав­ров свя­за­на с тем­ной мате­ри­ей…

В этой ста­тье речь пой­дет о хоро­шо извест­ном миро­воз­зрен­че­ском поня­тии, свя­зан­ном с самим фак­том наше­го суще­ство­ва­ния. Тер­мин «антроп­ный прин­цип» фигу­ри­ру­ет доволь­но часто, но столь же часто он трак­ту­ет­ся некор­рект­но и пута­ет­ся с антро­по­цен­триз­мом. Нач­нем с того, что суще­ству­ют как мини­мум два антроп­ных прин­ци­па — силь­ный и сла­бый, хотя подав­ля­ю­щее боль­шин­ство, про­из­но­ся «антроп­ный прин­цип», име­ет в виду его сла­бый вари­ант. Поэто­му мы сна­ча­ла «раз­де­ла­ем­ся» с силь­ным антроп­ным прин­ци­пом, что­бы боль­ше к нему не воз­вра­щать­ся.

Во вто­рой ста­тье, посвя­щен­ной юби­лею про­ек­та «Фер­ми», основ­ное вни­ма­ние мы уде­лим самым ярким из дол­го­веч­ных объ­ек­тов во Все­лен­ной — бла­за­рам раз­но­го типа. В дан­ной ста­тье при­во­дят­ся рисун­ки, отоб­ра­жа­ю­щие дан­ные «Фер­ми» за 10 лет без пяти дней. Несколь­ких дней вполне доста­точ­но, что­бы нари­со­вать про­стей­шие пред­ва­ри­тель­ные рас­пре­де­ле­ния, иллю­стри­ру­ю­щие фено­ме­но­ло­гию бла­за­ров.

На днях было объ­яв­ле­но, что детек­тор Ice Cube заре­ги­стри­ро­вал одно ней­три­но очень высо­кой энер­гии (мини­мум 180 ТэВ) с направ­ле­ния, сов­па­да­ю­ще­го с точ­но­стью пол­гра­ду­са с одним из бла­за­ров (TXS 0506, здесь и далее исполь­зу­ем сокра­щен­ное назва­ние). Есть так­же допол­ни­тель­ные сооб­ра­же­ния, под­твер­жда­ю­щие, что дан­ный бла­зар — источ­ник ней­три­но.

Физи­ки любят крас­ное слов­цо. В их сре­де с неко­то­рых пор при­ня­то давать «нена­уч­ные» назва­ния вновь откры­тым сущ­но­стям. Взять хотя бы стран­ный и оча­ро­ван­ный квар­ки. Вот и тем­ная энер­гия не сино­ним тем­ных сил, а тер­мин, при­ду­ман­ный для обо­зна­че­ния неко­то­рых необыч­ных свойств нашей Все­лен­ной.

На дан­ный момент чис­ло най­ден­ных экзо­пла­нет при­бли­жа­ет­ся к шести тыся­чам (вклю­чая непод­твер­жден­ные). Сколь­ко круп­ных спут­ни­ков долж­но быть у этих пла­нет? Гля­дя на нашу Сол­неч­ную систе­му, мож­но пред­по­ло­жить, что при­мер­но столь­ко же — у нас на восемь пла­нет при­хо­дит­ся семь спут­ни­ков раз­ме­ром с Луну и боль­ше. А что мож­но ска­зать о спут­ни­ках экзо­пла­нет? Увы, пока почти ниче­го. И всё же пер­вые пока еще смут­ные резуль­та­ты начи­на­ют появ­лять­ся…

У кни­ги докт. физ.-мат. наук, про­фес­со­ра РАН Сер­гея Попо­ва два назва­ния: корот­кое и длин­ное. Корот­кое — «Все­лен­ная» — понят­но, при­вле­ка­тель­но и одно­знач­но. Оно опи­сы­ва­ет не толь­ко содер­жа­ние кни­ги, но и эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние авто­ра, решив­ше­го­ся напи­сать кни­гу с таким назва­ни­ем, и эмо­ции чита­те­ля. У кни­ги есть и длин­ное назва­ние, опре­де­ля­ю­щее, о чем кон­крет­но автор наме­рен рас­ска­зать…

Где нахо­дит­ся бли­жай­шая к нам пла­не­та, при­год­ная для зем­ной жиз­ни? Автор дан­ной замет­ки в сво­ей кни­ге «Ков­чег 47 Либ­ра» поме­стил ее на рас­сто­я­ние 60 све­то­вых лет. Оцен­ка была сде­ла­на «в лоб» по дан­ным «Кепле­ра». Ока­за­лось, что эта вели­чи­на силь­но завы­ше­на. У кото­рой из звезд типа Солн­ца есть пла­не­та, при­год­ная для зем­ной жиз­ни? Смо­жем ли мы най­ти ее в обо­зри­мое вре­мя?

Умер самый зна­ме­ни­тый физик совре­мен­но­сти с яркой и тяже­лой судь­бой. Чело­век, сумев­ший обра­тить свой недуг во бла­го. Под бла­гом я пони­маю преж­де все­го его про­све­ти­тель­скую мис­сию. Мно­гие хоро­шие физи­ки зани­ма­лись про­све­ти­тель­ством, но нико­го не вос­при­ни­ма­ли с таким вни­ма­ни­ем, как Сти­ве­на Хокин­га. Пора­жал сам факт того, что ста­тьи, кни­ги и выступ­ле­ния исхо­дят от чело­ве­ка, не спо­соб­но­го поше­ве­лить­ся.

В нача­ле мар­та 2018 года в Nature опуб­ли­ко­ва­на ста­тья про резуль­тат аст­ро­но­ми­че­ских наблю­де­ний, кото­рый интер­пре­ти­ру­ет­ся как сви­де­тель­ство мас­со­во­го рож­де­ния пер­вых звезд во Все­лен­ной воз­рас­том око­ло 180 млн лет. Ста­тья вызва­ла замет­ный отклик в СМИ. Для того, что­бы пред­ста­вить резуль­тат широ­ко­му кру­гу чита­те­лей, тре­бу­ет­ся экс­курс в исто­рию моло­дой Все­лен­ной.

Очень часто мы вспо­ми­на­ем важ­ные выска­зы­ва­ния заме­ча­тель­ных людей после их смер­ти. Конеч­но, луч­ше бы поча­ще вспо­ми­на­ли при жиз­ни, но так уж мы устро­е­ны. Когда умер Андрей Зализ­няк, соци­аль­ные сети обле­те­ла его цита­та насчет исти­ны. Повто­рю еще раз: «Исти­на суще­ству­ет, и цель нау­ки — ее поиск». Это ска­за­но в 2007 году при вру­че­нии Лите­ра­тур­ной пре­мии Алек­сандра Сол­же­ни­цы­на. В выступ­ле­нии Зализ­ня­ка есть и дру­гие важ­ные тези­сы, но имен­но этот вызвал наи­боль­ший энту­зи­азм…

Энту­зи­азм уче­ных, заня­тых поис­ка­ми вне­зем­ной жиз­ни, испы­ты­ва­ет зако­но­мер­ные взле­ты и паде­ния. Мно­го­чис­лен­ные откры­тия экзо­пла­нет зем­но­го типа, совер­шен­ные совсем недав­но, мно­гим вскру­жи­ли голо­вы. Речь захо­дит уже и об иссле­до­ва­нии атмо­сфер, изу­че­нии их соста­ва. Одна­ко не всё так про­сто…

Каза­лось бы, на тему поис­ков вне­зем­ной жиз­ни вооб­ще и разум­ной в част­но­сти труд­но ска­зать что-то новое. Поэто­му вро­де бы нет боль­шо­го смыс­ла читать целую новую кни­гу на эту тему. Одна­ко сбор­ник «Оди­но­ки ли мы во Все­лен­ной?» меня при­ят­но уди­вил.

Шестой этаж, ком­на­та 6070 в зда­нии Мэлотт-холл на тер­ри­то­рии Кан­зас­ско­го уни­вер­си­те­та в Лоурен­се, в 20 милях от Кан­зас-Сити. Здесь про­фес­сор факуль­те­та физи­ки Сер­гей Шан­да­рин при­ни­ма­ет сту­ден­тов уже 27 лет. Такое быва­ет очень ред­ко: полу­чить первую рабо­ту за гра­ни­цей и ни разу не поме­нять адрес. Если поль­зо­вать­ся ста­ры­ми совет­ски­ми поня­ти­я­ми, мож­но ска­зать, что в новой аме­ри­кан­ской жиз­ни у Шан­да­ри­на все­го одна запись в тру­до­вой книж­ке. Толь­ко нет таких кни­жек у про­фес­су­ры Уни­вер­си­те­та шта­та Кан­зас. Но есть фору­мы сту­ден­тов, где они пишут, что про­фес­сор Шан­да­рин слиш­ком строг, не любит раз­же­вы­вать мате­ри­ал, что им меша­ет его рус­ский акцент, кото­рый нику­да за эти годы не дел­ся, но им нра­вит­ся, когда он рас­ска­зы­ва­ет об опы­те жиз­ни в СССР. Им это кажет­ся забав­ным, а ино­гда и непо­сти­жи­мым…

17 авгу­ста 2017 года уче­ные впер­вые заре­ги­стри­ро­ва­ли гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны от сли­я­ния двух ней­трон­ных звезд, а не двух чер­ных дыр, как в преды­ду­щих четы­рех слу­ча­ях (пер­вое детек­ти­ро­ва­ние про­изо­шло 14 сен­тяб­ря 2015 года). Об этом гово­рят мас­сы дан­ных объ­ек­тов: в диа­па­зоне от 1,1 до 1,6 мас­сы Солн­ца. Сли­я­ние про­изо­шло в галак­ти­ке NGC 4993 (созвез­дие Гид­ры) за 130 млн све­то­вых лет от нас. Откры­тию сопут­ство­ва­ла допол­ни­тель­ная уда­ча: наря­ду с гра­ви­та­ци­он­ным сиг­на­лом был парал­лель­но зафик­си­ро­ван дру­гой, элек­тро­маг­нит­ный. Вна­ча­ле сра­бо­та­ли детек­то­ры обсер­ва­то­рий LIGO в Ливинг­стоне (штат Луи­зи­а­на, США) и Хэн­фор­де (штат Вашинг­тон), а так­же VIRGO вбли­зи Пизы (Ита­лия). При­мер­но через 1,5 секун­ды обсер­ва­то­рии Fermi и ИНТЕГРАЛ, рабо­та­ю­щие на орби­те Зем­ли, заре­ги­стри­ро­ва­ли секунд­ный всплеск жест­ко­го рент­ге­нов­ско­го излу­че­ния с того же направ­ле­ния, отку­да при­шли гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны. Это был типич­ный гам­ма-всплеск «корот­ко­го» клас­са. Уже дав­но аст­ро­фи­зи­ки подо­зре­ва­ли, что корот­кие гам­ма-всплес­ки воз­ни­ка­ют от сли­я­ния ней­трон­ных звезд. И вот — пря­мое под­твер­жде­ние…

13 октяб­ря 2017 года, в пят­ни­цу, в Санкт-Петер­бур­ге, в Доме писа­те­ля (ули­ца Зве­ни­го­род­ская, д.22) состо­ят­ся Тре­тьи Науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни А. Р. Беля­е­ва. Нача­ло в 11:00. Вход сво­бод­ный. Беля­ев­ские чте­ния будут орга­ни­зо­ва­ны в фор­ма­те меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции, про­ве­де­ние кото­рой рас­счи­та­но на один рабо­чий день в рам­ках еже­год­но­го Беля­ев­ско­го лите­ра­тур­но­го фести­ва­ля.

Новые нау­ки ред­ко воз­ни­ка­ют прак­ти­че­ски в одно­ча­сье, как Афи­на из голо­вы Зев­са. Одна­ко сто лет назад нечто подоб­ное име­ло место. Имен­но так появи­лась на свет одна из самых дина­мич­ных и пер­спек­тив­ных наук наше­го вре­ме­ни — физи­че­ская кос­мо­ло­гия. В 1916 году Аль­берт Эйн­штейн напи­сал четы­ре ста­тьи с деталь­ным изло­же­ни­ем общей тео­рии отно­си­тель­но­сти, после чего при­ме­нил ее для моде­ли­ро­ва­ния Все­лен­ной. Свои резуль­та­ты он пред­ста­вил в ста­тье Kosmologische Betrachtungen zur Allgemeinen Relativitätstheorie, Preussische Akademie der Wissenschaften, Sitzungsberichte, 1917 (part 1), 142–152, отправ­лен­ной в печать 8 фев­ра­ля 1917 года. В этой рабо­те он смо­де­ли­ро­вал Все­лен­ную в виде ста­тич­но­го трех­мер­но­го неев­кли­до­ва про­стран­ства поло­жи­тель­ной кри­виз­ны, запол­нен­но­го непо­движ­ной мате­ри­ей посто­ян­ной плот­но­сти. В осно­ву сво­ей моде­ли Эйн­штейн поло­жил ряд допу­ще­ний, кото­рые в целом соот­вет­ство­ва­ли аст­ро­но­ми­че­ской пара­диг­ме того вре­ме­ни. Она вполне поз­во­ля­ла пред­по­ло­жить (так и сде­лал Эйн­штейн), что свой­ства Все­лен­ной не изме­ня­ют­ся со вре­ме­нем. Он так­же посту­ли­ро­вал, что в кос­мо­се нет ни выде­лен­ных мест, ни выде­лен­ных направ­ле­ний, а гра­ви­ти­ру­ю­щая мате­рия в сред­нем рав­но­мер­но рас­пре­де­ле­на по Все­лен­ной.

Про­шло сорок лет со дня стар­та «Вояд­же­ров», отпра­вив­ших­ся в свой вели­кий поход. Пер­вым, 20 авгу­ста 1977 года, был запу­щен «Вояд­жер-2», а 5 сен­тяб­ря поле­тел «Вояд­жер-1». Эпи­тет «вели­кий» в дан­ном слу­чае не пре­уве­ли­че­ние. В изу­че­нии Сол­неч­ной систе­мы «Вояд­же­рам» до сих пор нет рав­ных. Они при­нес­ли нам сво­е­го рода про­зре­ние. Мы впер­вые уви­де­ли ВСЕ пла­не­ты-гиган­ты круп­ным пла­ном, их коль­ца, их раз­но­об­раз­ные уди­ви­тель­ные спут­ни­ки — миры, о кото­рых до того люди име­ли лишь самое общее пред­став­ле­ние.

Отве­тить на вопрос, как появи­лась Все­лен­ная, уче­ные пыта­лись доволь­но дав­но. Но все тео­ре­ти­че­ские моде­ли ока­зы­ва­лись недо­ка­зан­ны­ми, пока не появи­лась тех­ни­че­ская воз­мож­ность это про­ве­рить. Сего­дня наблю­де­ния, экс­пе­ри­мен­ты за кос­ми­че­ским про­стран­ством с помо­щью новей­ших теле­ско­пов под­твер­жда­ют пред­по­ло­же­ния физи­ков, кото­рые при­ду­ма­ли неве­ро­ят­ную, на пер­вый взгляд, инфля­ци­он­ную модель Все­лен­ной. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию интер­вью Оль­ги Орло­вой с одним из ее созда­те­лей, ака­де­ми­ком РАН Алек­се­ем Ста­ро­бин­ским.

В рам­ках так назы­ва­е­мой стан­дарт­ной моде­ли звез­до­об­ра­зо­ва­ния моле­ку­ляр­ные обла­ка удер­жи­ва­ют­ся от кол­лап­са маг­нит­ным полем, и пото­му звез­до­об­ра­зо­ва­ние в них про­ис­хо­дит мед­лен­но, по мере того как теря­ет­ся под­держ­ка маг­нит­но­го поля. Одна­ко со вре­ме­нем ста­ли накап­ли­вать­ся сви­де­тель­ства того, что моле­ку­ляр­ные обла­ка живут зна­чи­тель­но мень­ше — лишь несколь­ко мил­ли­о­нов лет. Одним из таких сви­де­тельств ста­ла так назы­ва­е­мая про­бле­ма звезд post T Tau («после Т Тель­ца»). По совре­мен­ным пред­став­ле­ни­ям, звез­да типа Т Tau пред­став­ля­ет собой очень моло­дую звез­ду сол­неч­но­го типа, ни внут­ри, ни вокруг кото­рой про­цес­сы еще не уста­ка­ни­лись, и пото­му она обла­да­ет замет­ной нере­гу­ляр­ной пере­мен­но­стью. Воз­рас­ты звезд типа Т Tau состав­ля­ют несколь­ко мил­ли­о­нов лет и менее…

Аль­берт Эйн­штейн, кото­ро­го мно­гие счи­та­ют самым выда­ю­щим­ся уче­ным всех вре­мен и наро­дов; созда­тель тео­рии отно­си­тель­но­сти, пере­вер­нув­ший все пред­став­ле­ния о вре­ме­ни и про­стран­стве; Эйн­штейн, с работ кото­ро­го нача­лась атом­ная эра в исто­рии чело­ве­че­ства, в кон­це жиз­ни ока­зал­ся в пол­ной интел­лек­ту­аль­ной изо­ля­ции, нико­му не нуж­ный и не инте­рес­ный. Как такое мог­ло про­изой­ти, какие ошиб­ки вели­ко­го физи­ка при­ве­ли к столь печаль­но­му фина­лу? Об этом — новая кни­га извест­но­го аме­ри­кан­ско­го писа­те­ля, лау­ре­а­та мно­же­ства лите­ра­тур­ных пре­мий, авто­ра бест­сел­ле­ров «E = mc2. Био­гра­фия само­го зна­ме­ни­то­го урав­не­ния в мире» и «Элек­три­че­ская Все­лен­ная», пере­ве­ден­ных на 26 язы­ков мира, Дэви­да Бода­ни­са (David Bodanis, 2016). Пуб­ли­ку­ем отрыв­ки из пере­во­да этой кни­ги, вышед­ше­го в изда­тель­стве «Лабо­ра­то­рия зна­ний».

Госу­дар­ствен­ная пре­мия 2016 года в обла­сти нау­ки и тех­но­ло­гий при­суж­де­на аст­ро­фи­зи­кам Нико­лаю Шаку­ре и Раши­ду Сюня­е­ву за рабо­ту, опуб­ли­ко­ван­ную в 1973 году. Ее вру­че­ние состо­я­лось 12 июня 2017 года в Крем­ле. В пре­ам­бу­ле пре­мии отме­ча­ет­ся, что она при­суж­де­на «за созда­ние тео­рии дис­ко­вой аккре­ции веще­ства на чер­ные дыры». Глав­ная ста­тья опуб­ли­ко­ва­на в жур­на­ле Astronomy and Astrophysics, она назы­ва­ет­ся «Чер­ные дыры в двой­ных систе­мах. Наблю­да­е­мые про­яв­ле­ния». Напом­ним, что пилот­ный номер нашей газе­ты мы посвя­ти­ли как раз этой ста­тье — самой цити­ру­е­мой пуб­ли­ка­ции рос­сий­ских авто­ров за всё вре­мя суще­ство­ва­ния рос­сий­ской нау­ки.

Детек­то­ры гра­ви­та­ци­он­ных волн LIGO заре­ги­стри­ро­ва­ли еще одно (тре­тье по сче­ту) ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мое собы­тие сли­я­ния чер­ных дыр (есть еще одно мар­ги­наль­но зна­чи­мое собы­тие). Дата реги­стра­ции — 4 янва­ря 2017 года. Веро­ят­ность слу­чай­ной ими­та­ции подоб­но­го шума оце­ни­ва­ет­ся как раз в 70 000 лет, что в более при­выч­ных еди­ни­цах выра­жа­ет­ся при­мер­но как ста­ти­сти­че­ская зна­чи­мость 4,5 σ. Оцен­ка масс слив­ших­ся чер­ных дыр: 31,2 +8,4–1,6 и 19,4 +5,3–5,9 сол­неч­ной мас­сы (на уровне досто­вер­но­сти 90%). То есть одна из чер­ных дыр настоль­ко мас­сив­на, что мог­ла обра­зо­вать­ся толь­ко из очень боль­шой звез­ды с малой метал­лич­но­стью (метал­лич­ность — спе­ци­фи­че­ский аст­ро­фи­зи­че­ский тер­мин, озна­ча­ю­щий оби­лие эле­мен­тов тяже­лее гелия). Это звез­ды пер­во­го поко­ле­ния, обра­зо­вав­ши­е­ся либо в моло­дой Все­лен­ной, либо в галак­ти­ках с затор­мо­жен­ным тем­пом звез­до­об­ра­зо­ва­ния. Совре­мен­ные звез­ды не могут быть столь боль­ши­ми из-за низ­кой теп­ло­про­вод­но­сти — они сбра­сы­ва­ют лиш­нее веще­ство.

В фев­раль­ском номе­ре Scientific American (2017) вышла ста­тья Anna Ijjas, Paul J. Steinhardt, Abraham Loeb с кри­ти­кой тео­рии кос­мо­ло­ги­че­ской инфля­ции. Пер­вый автор мало кому изве­стен; послед­ний, Абра­хам Лёб, наобо­рот, весь­ма изве­стен — он зани­мал­ся доволь­но раз­но­об­раз­ны­ми зада­ча­ми в раз­ных обла­стях, зача­стую зада­ча­ми весь­ма рис­ко­ван­ны­ми. Основ­ной же вдох­но­ви­тель ста­тьи, судя по все­му, Пол Стей­н­хардт: кри­ти­ка тео­рии инфля­ции — его конек. Как извест­но, кос­мо­ло­ги­че­ская инфля­ция — меха­низм, спо­соб­ный за ничтож­ные доли секун­ды из мик­ро­ско­пи­че­ско­го заро­ды­ша создать огром­ную рас­ши­ря­ю­щу­ю­ся Все­лен­ную. О ней напи­са­но доста­точ­но мно­го попу­ляр­ных ста­тей и книг, в том чис­ле и авто­ром дан­ной замет­ки (см., напри­мер, http://trv-science.ru/proryv/).

Бли­зит­ся к завер­ше­нию одна из трех вели­чай­ших кос­ми­че­ских мис­сий к пла­не­там-гиган­там — мно­го­лет­няя рабо­та аппа­ра­та «Кас­си­ни» (NASA + Евро­пей­ское кос­ми­че­ское агент­ство). Напом­ню, что эта меж­пла­нет­ная стан­ция была запу­ще­на в октяб­ре 1997 года и назва­на в честь ита­ло-фран­цуз­ско­го аст­ро­но­ма Джо­ван­ни Кас­си­ни (1625–1712), поми­мо про­че­го открыв­ше­го четы­ре спут­ни­ка Сатур­на и щель меж­ду его коль­ца­ми. «Боль­шой финал» 20-лет­ней геро­и­че­ской мис­сии начал­ся 26 апре­ля и завер­шит­ся 15 сен­тяб­ря 2017 года, когда «Кас­си­ни» совер­шит финаль­ное погру­же­ние в атмо­сфе­ру Сатур­на и будет соби­рать и пере­да­вать дан­ные до само­го кон­ца. На сай­те https://saturn.jpl.nasa.gov/ транс­ли­ру­ет­ся финаль­ный отсчет мис­сии.

Совсем недав­но мы ком­мен­ти­ро­ва­ли откры­тие Прок­си­мы b, пла­не­ты, став­шей сво­е­го рода вишен­кой на экзо­пла­нет­ном тор­те. И вот 22 фев­ра­ля 2017 года с пом­пой объ­яв­ле­но об откры­тии сра­зу трех пла­нет в зоне оби­та­е­мо­сти дру­го­го крас­но­го кар­ли­ка — TRAPPIST-1. Эта систе­ма нахо­дит­ся почти в десять раз даль­ше Прок­си­мы Цен­тав­ра, но есть по край­ней мере два обсто­я­тель­ства, дела­ю­щие наход­ку вто­рой вишен­кой на тор­те за послед­ние несколь­ко меся­цев…

16 нояб­ря 2016 в Клу­бе писа­те­лей Цен­траль­но­го Дома лите­ра­то­ров состо­я­лась девя­тая тор­же­ствен­ная цере­мо­ния вру­че­ния пре­мии Дмит­рия Зими­на «Про­све­ти­тель» за луч­шую науч­но-попу­ляр­ную кни­гу на рус­ском язы­ке.

В клас­си­че­ской мыс­ли, кото­рой насле­ду­ет и вооб­ра­же­ние новой лите­ра­ту­ры (лите­ра­ту­ра эпо­хи рома­на), нико­гда не уда­ва­лось до кон­ца осво­бо­дить мысль от вооб­ра­же­ния, сде­лать мысль инстру­мен­таль­ной, так как сам акт мыс­ли пони­мал­ся как отве­де­ние для вещей мест, рас­ста­нов­ка их внут­ри неко­то­ро­го опи­са­ния. Это мог­ло ста­но­вить­ся пред­ме­том кри­ти­ки, как у Пла­то­на в диа­ло­ге «Софист», но имен­но диа­лог Пла­то­на пока­зы­ва­ет, что даже и сам Пла­тон не мог спра­вить­ся с этой инер­ци­ей науч­ной мыс­ли посто­ян­но обра­щать­ся к обра­зам и делать рас­став­лен­ные по опре­де­лен­ной схе­ме обра­зы осно­ва­ни­ем сво­ей дина­ми­ки.

Ушел из жиз­ни аст­ро­фи­зик Борис Вален­ти­но­вич Ком­берг. Он не был яркой звез­дой в нау­ке и рабо­тал в тени таких людей, как Зель­до­вич, Шклов­ский, Нови­ков, Кар­да­шёв. Опуб­ли­ко­вал мно­го хоро­ших, но не выда­ю­щих­ся работ. Но поче­му-то его смерть, неожи­дан­ная и без­вре­мен­ная в его без мало­го 82 года (каза­лось, вре­мя его совсем не берет), тро­га­ет силь­ней, чем смерть какой-нибудь зна­ме­ни­то­сти (двое высту­пив­ших на граж­дан­ской пани­хи­де, мате­рые мужи­ки, чуть не рас­пла­ка­лись).

23 сен­тяб­ря 2016 года, в пят­ни­цу, в Санкт-Петер­бур­ге, в Доме писа­те­ля, состо­ят­ся Вто­рые Науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни А.Р. Беля­е­ва. Беля­ев­ские чте­ния будут орга­ни­зо­ва­ны в фор­ма­те меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции, про­ве­де­ние кото­рой рас­счи­та­но на один рабо­чий день в рам­ках еже­год­но­го Беля­ев­ско­го лите­ра­тур­но­го фести­ва­ля. Орга­ни­за­то­ры — Санкт-Петер­бург­ский союз уче­ных и Беля­ев­ский фонд под­держ­ки и раз­ви­тия лите­ра­ту­ры.

В Москве про­шел форум «Уче­ные про­тив мифов». Сюже­ты, свя­зан­ные с кос­мо­сом, были сре­ди самых попу­ляр­ных. Поче­му тай­ны кос­мо­са порож­да­ют столь­ко анти­на­уч­ных исто­рий и как с этим борют­ся уче­ные? Об этом в про­грам­ме «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии Оль­га Орло­ва рас­спро­си­ла доцен­та физ­фа­ка МГУ, лау­ре­а­та Беля­ев­ской пре­мии и пре­мии «Про­све­ти­тель» Вла­ди­ми­ра Сур­ди­на.

Год назад было объ­яв­ле­но об откры­тии пла­не­ты зем­но­го типа Кеплер-452b у звез­ды, похо­жей на Солн­це. Пла­не­та даже полу­чи­ла про­зви­ще «Зем­ля 2.0», хотя она при­мер­но в пять раз тяже­лее Зем­ли. Впро­чем, это не поме­ха для жиз­ни. Глав­ное — она нахо­дит­ся в зоне оби­та­е­мо­сти, то есть на таком рас­сто­я­нии от сво­ей звез­ды, что на ней может быть ком­форт­ная тем­пе­ра­ту­ра и жид­кая вода. Лишь одно обсто­я­тель­ство слег­ка удру­ча­ет: рас­сто­я­ние до этой систе­мы — 1400 све­то­вых лет.

Фан­та­сты изоб­ра­жа­ют боль­шин­ство вне­зем­ных циви­ли­за­ций антро­по­морф­ны­ми вплоть до пол­ной неот­ли­чи­мо­сти от чело­ве­ка. Попа­да­ют­ся про­из­ве­де­ния с негу­ма­но­ид­ны­ми пер­со­на­жа­ми, но и эти пер­со­на­жи отли­ча­ют­ся от чело­ве­ка чаще все­го фор­мой, а не содер­жа­ни­ем. Совсем ред­ки про­из­ве­де­ния, где иной разум непо­ня­тен, а кон­такт невоз­мо­жен. Послед­ний тип разу­ма пред­став­лял­ся наи­бо­лее веро­ят­ным в реаль­но­сти, но, за ред­ки­ми исклю­че­ни­я­ми, дале­ким от лите­ра­ту­ры. Кос­мос — иная сре­да оби­та­ния, иная эво­лю­ция, иное отно­ше­ние к реаль­но­сти. Иное всё!

Вла­ди­мир Сур­дин пред­став­ля­ет ТрВ-Нау­ка пере­вод извест­ной кни­ги Кар­ла Сага­на «Голу­бая точ­ка. Кос­ми­че­ское буду­щее чело­ве­че­ства» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2016).

7 июня ста­ли извест­ны име­на номи­нан­тов пре­мии Дмит­рия Зими­на «Про­све­ти­тель-2016» за луч­шую науч­но-попу­ляр­ную кни­гу на рус­ском язы­ке. В этом сезоне на кон­курс было пода­но более 160 заявок, из кото­рых в лонг-лист по тра­ди­ции вошли 25 книг.

Что о Мар­се доста­точ­но хоро­шо извест­но? Чет­вер­тая пла­не­та от Солн­ца. Мень­ше Зем­ли, боль­ше Мер­ку­рия. Вул­кан Олимп — самая боль­шая в Сол­неч­ной систе­ме гора, она же — самый боль­шой вул­кан. Доли­на Мари­не­ра — самый боль­шой в Сол­неч­ной систе­ме каньон, кото­рый в сот­ни раз пре­вы­ша­ет самый боль­шой каньон на Зем­ле. Гло­баль­ные пыле­вые бури. Раз­ре­жен­ная угле­кис­лот­ная атмо­сфе­ра. Рыжий цвет, обу­слов­лен­ный окси­да­ми желе­за, покры­ва­ю­щи­ми поверх­ность. Думаю, это тот мини­мум, кото­рый зна­ет или долж­но знать о сосед­ней пла­не­те подав­ля­ю­щее боль­шин­ство оби­та­те­лей пла­не­ты Зем­ля. Одна­ко изу­че­ние Мар­са про­дол­жа­ет­ся…

В ТрВ-Нау­ка № 8 от 19 апре­ля это­го года была опуб­ли­ко­ва­на ста­тья «Двой­ка по физи­ке Миль­не­ру с Хокин­гом», где автор рез­ко кри­ти­ко­вал про­ект «звезд­но­го пару­са» (или «звезд­но­го выстре­ла», Starshot, что по-рус­ски зву­чит хуже). Иссле­до­ва­тель­ская часть про­ек­та была про­фи­нан­си­ро­ва­на Юри­ем Миль­не­ром. Ста­тья вызва­ла мно­го откли­ков, при­чем одним из пер­вых отре­а­ги­ро­вал сам Юрий Миль­нер. Он пред­ло­жил раз­вер­нуть в ТрВ пуб­лич­ную дис­кус­сию по пово­ду про­ек­та, к кото­рой мы и при­сту­па­ем.

Евро­пей­ская авто­ма­ти­че­ская меж­пла­нет­ная стан­ция «Розет­та» (Rosetta), уже почти два года изу­ча­ю­щая коме­ту 67P /​ Чурю­мо­ва — Гера­си­мен­ко, месяц назад сбли­зи­лась с ней до 12 км и пере­сла­ла подроб­ные сним­ки обла­стей, осо­бо инте­ре­со­вав­ших уче­ных. Так, был, в част­но­сти, полу­чен (с помо­щью нави­га­ци­он­ной каме­ры NAVCAM) этот эффект­ный «пей­заж­ный» сни­мок под ост­рым углом к рав­нине Имхо­теп.

28 апре­ля по ини­ци­а­ти­ве груп­пы «Думай!» уче­ные и попу­ля­ри­за­то­ры нау­ки Алек­сей Семи­ха­тов и Борис Штерн про­ве­дут в Каза­ни уни­каль­ный лек­то­рий, где рас­кро­ют прин­ци­пы фун­да­мен­таль­ных тео­рий совре­мен­ной физи­ки и поз­во­лят казан­цам загля­нуть «за край Все­лен­ной».

Основ­ная часть гам­ма-излу­че­ния, исхо­дя­ще­го из цен­тра нашей Галак­ти­ки, порож­да­ет­ся, веро­ят­но, не столк­но­ве­ни­я­ми частиц тем­ной мате­рии, а пуль­са­ра­ми или дру­ги­ми аст­ро­фи­зи­че­ски­ми фено­ме­на­ми. Это под­твер­ди­лось в резуль­та­те модель­ных экс­пе­ри­мен­тов двух неза­ви­си­мых науч­ных групп — аме­ри­кан­ской (из Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та и Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та) и евро­пей­ской (из Амстер­дам­ско­го уни­вер­си­те­та в Нидер­лан­дах).

На вопро­сы ТрВ-Нау­ка отве­ча­ет Иван Собо­лев, веду­щий кон­струк­тор ООО «НПП Дау­рия», вне­штат­ный кор­ре­спон­дент жур­на­ла «Ново­сти кос­мо­нав­ти­ки».

Алек­сандр Хох­лов: «Инте­рес к науч­но-попу­ляр­ным кни­гам и лек­ци­ям сей­час силь­но воз­рос, но, к сожа­ле­нию, кос­мо­нав­ти­ки там всё еще очень мало. Мно­гое уда­ет­ся делать таким энту­зи­а­стам, как Вита­лий Его­ров или Алек­сандр Шаен­ко, но это­го, на мой взгляд, недо­ста­точ­но».

В ста­тье «Карл Шварц­шильд: аст­ро­но­мия, артил­ле­рия, чер­ные дыры» гово­ри­лось о том, что Шварц­шильд не выдви­гал гипо­те­зы чер­ных дыр, но, бес­спор­но, про­ло­жил к ней доро­гу. Теперь рас­сказ пой­дет о двух рабо­тах уче­ных не мень­ше­го мас­шта­ба, в кото­рых неред­ко усмат­ри­ва­ют пер­вые пред­по­ло­же­ния о суще­ство­ва­нии этих экс­тре­маль­ных объ­ек­тов.

Эпо­халь­ное откры­тие сде­ла­ли чле­ны меж­ду­на­род­ной кол­ла­бо­ра­ции LIGO, объ­еди­ня­ю­щей более тыся­чи уче­ных из пят­на­дца­ти стран. Этот про­ект был пред­ло­жен в 1980-е годы Кипом Тор­ном, Рональ­дом Дре­ве­ром и Рей­не­ром Вейс­сом. Откры­тие гра­ви­та­ци­он­ных волн про­изо­шло почти что ров­но через сто лет после пуб­ли­ка­ции ста­тьи Аль­бер­та Эйн­штей­на, где было пред­ска­за­но их суще­ство­ва­ние.

В янва­ре это­го года Вяче­слав Муха­нов и Сти­вен Хокинг полу­чи­ли меж­ду­на­род­ную пре­мию «Гра­ни­цы позна­ния в фун­да­мен­таль­ной нау­ке». Вооб­ще гово­ря, это оче­ред­ная круп­ная пре­мия, кото­рую в том или ином соче­та­нии полу­ча­ют эти два лау­ре­а­та за рабо­ты трид­ца­ти­пя­ти­лет­ней дав­но­сти. Что это за рабо­ты и поче­му они полу­ча­ют пре­мию за пре­ми­ей имен­но сей­час, 30 с лиш­ним лет спу­стя?

Что­бы сде­лать объ­ек­тив тра­ди­ци­он­но­го теле­ско­па, необ­хо­ди­мы стек­лян­ная лин­за или вогну­тое зер­ка­ло, спо­соб­ные откло­нять и фоку­си­ро­вать свет. Но обя­за­тель­но ли делать теле­скоп из како­го-то мате­ри­а­ла? Нет, если исполь­зо­вать пре­лом­ля­ю­щие свой­ства гра­ви­та­ции. Гра­ви­та­ция тоже спо­соб­на искрив­лять све­то­вые лучи…

70 лет назад Джордж Гамов, про­фес­сор тео­ре­ти­че­ской физи­ки, заду­мал­ся над про­ис­хож­де­ни­ем хими­че­ских эле­мен­тов. Эту зада­чу пыта­лись решить и рань­ше, одна­ко Гамов пер­вым свя­зал ее с нерав­но­вес­ны­ми про­цес­са­ми, кото­рые, пред­по­ло­жи­тель­но, име­ли место на самой ран­ней ста­дии суще­ство­ва­ния Все­лен­ной.

Ней­трон­ные звез­ды — самые инте­рес­ные объ­ек­ты во Все­лен­ной. Вы не вери­те? Зна­чит, вы еще не чита­ли кни­гу Сер­гея Попо­ва «Супер­объ­ек­ты: звез­ды раз­ме­ром с город». Шар с диа­мет­ром Мос­ков­ской окруж­ной желез­ной доро­ги и мас­сой в одно-два наших Солн­ца, для кото­ро­го труд­но подо­брать сло­ва без при­ста­вок «супер» и «сверх»…

Обна­ру­жен самый уда­лен­ный изо всех извест­ных объ­ек­тов Сол­неч­ной систе­мы. Он нахо­дит­ся от Зем­ли в три раза даль­ше, чем Плу­тон (на рас­сто­я­нии 15,4 млрд км от Солн­ца, или 103 а. е.). Об этом объ­яви­ла груп­па Скот­та Шеп­пар­да из Инсти­ту­та Кар­не­ги в Вашинг­тоне на 47-й кон­фе­рен­ции Аме­ри­кан­ско­го аст­ро­но­ми­че­ско­го обще­ства 10 нояб­ря.

Все, что каса­ет­ся ней­трон­ных звезд, чрез­вы­чай­но инте­рес­но: пред­ставь­те себе шарик раз­ме­ром с город, мас­са кото­ро­го в пол­то­ра раза пре­вы­ша­ет мас­су Солн­ца, — вот уж дей­стви­тель­но супер­объ­ект!