Метка: восприятие

Чело­век — суще­ство увле­ка­ю­ще­е­ся, от люб­ви он может совер­шать нера­ци­о­наль­ные поступ­ки. Счи­та­ет­ся, что живот­ные так себя не ведут. Они оце­ни­ва­ют поло­во­го парт­не­ра по сиг­на­лам, кото­рые поз­во­ля­ют судить о его физи­че­ских кон­ди­ци­ях. Боль­шин­ство моде­лей поло­во­го отбо­ра пред­по­ла­га­ет, что выбор парт­не­ра осно­ван исклю­чи­тель­но на этих каче­ствах и не зави­сит от дру­гих сти­му­лов. Разу­ме­ет­ся, пове­де­ние живот­ных не столь меха­ни­стич­но. Об этом пишет про­фес­сор Техас­ско­го уни­вер­си­те­та в Остине Май­кл Рай­ан, кото­рый почти сорок лет иссле­ду­ет брач­ное пове­де­ние тун­гар­ской лягуш­ки.

Мне не нра­вит­ся ни тезис гене­ра­ла Бен­кен­дор­фа, ни аргу­мен­та­ция мини­стра Медин­ско­го (соб­ствен­но, это одна пози­ция). Но ни Бен­кен­дорф, ни Клё­сов не аргу­мен­ти­ро­ва­ли свои декла­ра­ции. Аргу­мен­та­ция — у Медин­ско­го. Он высту­пил не толь­ко как лидер, но и как тео­ре­тик «науч­но­го пат­ри­о­тиз­ма». Что­бы быть вполне объ­ек­тив­ным, я поста­ра­юсь каж­дый тезис Медин­ско­го при­во­дить пол­но­стью и лишь затем раз­би­рать…

При сло­ве «комар» мы сра­зу вспо­ми­на­ем надо­ед­ли­вое куса­чее насе­ко­мое. Его уку­сы еще мож­но было бы пере­жить, одна­ко, что гораз­до хуже, неко­то­рые виды кро­во­со­сов слу­жат пере­нос­чи­ка­ми тяже­лых забо­ле­ва­ний. Изба­вим­ся ли мы когда-нибудь от столь опас­но­го сосед­ства? Тео­ре­ти­че­ски это воз­мож­но, ведь суще­ству­ют неку­са­чие виды кома­ров, про­изо­шед­шие от кро­во­со­су­щих пред­ков…

Тем­пе­ра­ту­ра вли­я­ет на вос­при­я­тие вку­са или запа­ха и общую при­ем­ле­мость напит­ка, напри­мер, моло­ка, вина, фрук­то­вых соков. Эти пара­мет­ры зави­сят и от эмо­ций, кото­рые испы­ты­ва­ет пью­щий, а о том, как на эмо­ции вли­я­ет тем­пе­ра­ту­ра питья, извест­но доволь­но мало, если, конеч­но, речь не идет о кру­том кипят­ке. Этой про­бле­мой заин­те­ре­со­вал­ся доцент Уни­вер­си­те­та шта­та Аркан­зас Хан-Сок Со…

Науч­ный жур­на­лист Борис Жуков вни­ма­тель­но про­чи­тал кни­гу Ири­ны Яку­тен­ко «Воля и само­кон­троль. Как гены и мозг меша­ют нам бороть­ся с соблаз­на­ми» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2018) и спе­ци­аль­но для ТрВ-Нау­ка напи­сал на нее рецен­зию.

Уточ­нен­ная по ауди­о­за­пи­си речь А. А. Зализ­ня­ка на цере­мо­нии вру­че­ния ему Лите­ра­тур­ной пре­мии Алек­сандра Сол­же­ни­цы­на. Цере­мо­ния состо­я­лась 16 мая 2007 года в биб­лио­те­ке-фон­де «Рус­ское Зару­бе­жье».

«Я бла­го­да­рю Алек­сандра Иса­е­ви­ча Сол­же­ни­цы­на и всё сол­же­ни­цын­ское жюри за вели­кую честь, кото­рой я удо­сто­ен. В то же вре­мя не могу не при­знать­ся, что эта награ­да вызы­ва­ет у меня не одни толь­ко при­ят­ные чув­ства, но и боль­шое сму­ще­ние. А после того, что я сего­дня наслу­шал­ся, я даже несколь­ко подав­лен…»

В 1978 году япон­ский робо­то­тех­ник Маса­хи­ро Мори изу­чал эмо­ци­о­наль­ную реак­цию людей на внеш­ний вид робо­тов. Про­ве­ден­ный им опрос выявил необыч­ный эффект: пона­ча­лу по мере воз­рас­та­ния чело­ве­ко­по­до­бия робо­тов люди выка­зы­ва­ли к ним сим­па­тию, одна­ко в какой-то момент сим­па­тия сме­ни­лась дис­ком­фор­том…

С дет­ства мы зна­ем, что читать чужие пись­ма нехо­ро­шо. Но при­хо­дит­ся при­знать: совет­скую эпо­ху луч­ше все­го изу­чать имен­но по сохра­нив­шей­ся пере­пис­ке. Офи­ци­аль­ным источ­ни­кам дове­рия нет, выхо­ло­щен­ным мему­а­рам — тем более. Доку­мен­ты, в том чис­ле рас­сек­ре­чен­ные, про­яс­ня­ют кар­ти­ну, но не дают пред­став­ле­ния об истин­ных мыс­лях и чув­ствах сви­де­те­лей эпо­хи. Толь­ко в пере­пис­ке (реже в днев­ни­ках) про­ры­ва­ет­ся искрен­ний взгляд на окру­жа­ю­щих людей, свою стра­ну, мир. Осо­бен­но инте­рес­но изу­чать пере­пис­ку извест­ных людей, кото­рые дав­но пре­вра­ти­лись в исто­ри­че­ский образ или даже в про­па­ган­дист­скую «ико­ну». Часто ока­зы­ва­ет­ся, что их взгляд на эпо­ху пер­пен­ди­ку­ля­рен сло­жив­ше­му­ся сте­рео­ти­пу. В этом смыс­ле огром­ную цен­ность пред­став­ля­ет новое пол­ное собра­ние сочи­не­ний писа­те­лей-фан­та­стов Арка­дия и Бори­са Стру­гац­ких, кото­рое долж­но соста­вить трид­цать три тома. К печа­ти его гото­вит иссле­до­ва­тель­ская груп­па «Люде­ны». В нем впер­вые пуб­ли­ку­ют­ся пись­ма из архи­ва Арка­дия Стру­гац­ко­го, днев­ни­ко­вые и рабо­чие запи­си бра­тьев — чита­тель полу­ча­ет воз­мож­ность не толь­ко озна­ко­мить­ся с тек­ста­ми писа­те­лей, кото­рые деся­ти­ле­ти­я­ми хра­ни­лись в пап­ках, но и про­чув­ство­вать Zeitgeist (дух вре­ме­ни), кото­рым бук­валь­но про­ни­за­на пере­пис­ка меж­ду ними.

Нака­нуне 1 сен­тяб­ря мы обра­ти­лись к нашим посто­ян­ным авто­рам с прось­бой поде­лить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми и чув­ства­ми о пред­сто­я­щем учеб­ном годе. Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН: Насту­па­ет новый учеб­ный год, и мне, как и любо­му пре­по­да­ва­те­лю, пора думать, как постро­ить оче­ред­ной курс лек­ций, что­бы они были вос­при­ня­ты два­дца­ти­лет­ни­ми сту­ден­та­ми. Любовь Бору­сяк, социо­лог, доцент факуль­те­та ком­му­ни­ка­ций, медиа и дизай­на НИУ ВШЭ: Перед нача­лом учеб­но­го года все­гда немно­го вол­ну­юсь. Каж­дый новый курс немно­го отли­ча­ет­ся от преды­ду­щих…

Поче­му госу­дар­ствен­ные день­ги идут на под­держ­ку покло­не­ния мощам Нико­лая Чудо­твор­ца, а не уче­ным, кото­рые без вся­ких выду­ман­ных чудес мог­ли бы помочь людям? Поче­му тол­па про­сит помощь в болез­ни у мощей и не спра­ши­ва­ет с вла­сти за состо­я­ние нау­ки, меди­ци­ны и обра­зо­ва­ния?

Бли­зит­ся к завер­ше­нию одна из трех вели­чай­ших кос­ми­че­ских мис­сий к пла­не­там-гиган­там — мно­го­лет­няя рабо­та аппа­ра­та «Кас­си­ни» (NASA + Евро­пей­ское кос­ми­че­ское агент­ство). Напом­ню, что эта меж­пла­нет­ная стан­ция была запу­ще­на в октяб­ре 1997 года и назва­на в честь ита­ло-фран­цуз­ско­го аст­ро­но­ма Джо­ван­ни Кас­си­ни (1625–1712), поми­мо про­че­го открыв­ше­го четы­ре спут­ни­ка Сатур­на и щель меж­ду его коль­ца­ми. «Боль­шой финал» 20-лет­ней геро­и­че­ской мис­сии начал­ся 26 апре­ля и завер­шит­ся 15 сен­тяб­ря 2017 года, когда «Кас­си­ни» совер­шит финаль­ное погру­же­ние в атмо­сфе­ру Сатур­на и будет соби­рать и пере­да­вать дан­ные до само­го кон­ца. На сай­те https://saturn.jpl.nasa.gov/ транс­ли­ру­ет­ся финаль­ный отсчет мис­сии.

О новых пла­нах Лабо­ра­то­рии Пон­се­ле (http://new.poncelet.ru/), ее реб­рен­дин­ге, рас­ши­ре­нии дея­тель­но­сти, а так­же о попу­ля­ри­за­ции нау­ки мы пого­во­ри­ли с ее дирек­то­ром, докт. физ.-мат. наук, Directeur de Recherche au CNRS Universite Paris-Sud (Орсэ, Фран­ция), вед. науч. сотр. сек­то­ра мате­ма­ти­че­ской физи­ки ФИАН РАН Сер­ге­ем Нечае­вым. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

Тре­тья чет­верть ХХ века — сво­е­го рода золо­той век нау­ки и куль­ту­ры, кото­рый не обо­шел сто­ро­ной и Рос­сию. В том чис­ле это было вре­мя подъ­ема науч­ной фан­та­сти­ки. Потом насту­пи­ла услов­ная эпо­ха потреб­ле­ния со сво­им услов­ным пост­мо­дер­низ­мом, и науч­ная фан­та­сти­ка поблек­ла вме­сте с инте­ре­сом к нау­ке. Сей­час наме­ти­лось нечто вро­де воз­рож­де­ния: нау­ка сно­ва попу­ляр­на, про­све­ти­тель­ские кни­ги про­да­ют­ся при­лич­ны­ми тира­жа­ми. А как обсто­ят дела с науч­ной фантастикой?Чтобы разо­брать­ся в том, что и поче­му про­ис­хо­дит (или не про­ис­хо­дит) в дан­ной сфе­ре, мы реши­ли про­ве­сти круг­лый стол на тему рос­сий­ской НФ (изна­чаль­но идея пред­ло­же­на Ната­ли­ей Деми­ной).

В 2012 году, на свое 80-летие, рос­сий­ско-канад­ский линг­вист Игорь Мель­чук при­ез­жал в Моск­ву, где в рам­ках кон­фе­рен­ции «Язы­ко­зна­ние sub specie руси­сти­ки: вза­и­мо­дей­ствие язы­ко­вых эле­мен­тов», про­хо­див­шей в Инсти­ту­те рус­ско­го язы­ка им. В. В. Вино­гра­до­ва РАН, состо­я­лось его чество­ва­ние. Пуб­ли­ку­ем рас­шиф­ров­ку корот­кой бесе­ды Ната­лии Деми­ной с И. А Мель­чу­ком.

В первую оче­редь с бла­го­дар­но­стью мне хочет­ся при­знать­ся в том, что назва­ни­ем этой ста­тьи я обя­зан Яне Браж­ни­ко­вой, моей собе­сед­ни­це и кол­ле­ге по РГГУ, фило­со­фу и пере­вод­чи­ку книг Рола­на Бар­та «Импе­рия зна­ков» и «Как жить вме­сте», кото­рая пред­ло­жи­ла мне высту­пить на «Алё­шин­ских чте­ни­ях» в РГГУ с неожи­дан­ной для меня само­го темой — «Фило­со­фия кава­ии». Не будучи про­фес­си­о­наль­но инсти­ту­а­ли­зи­ро­ван­ным фило­со­фом, но питая страсть к чте­нию отдель­ных фило­соф­ских тек­стов, я ощу­щал сво­е­го рода лег­кость: ока­зав­шись на «чужой тер­ри­то­рии», сре­ди докла­дов о Кан­те и Лейб­ни­це, я поду­мал, что могу вне­сти живую струю, к тому же затро­нув неожи­дан­ную тему…

«Весь мир наси­лья мы раз­ру­шим до осно­ва­нья, а затем мы наш, мы новый мир постро­им…» — пели по все­му миру в нача­ле XX века. И хотя в ори­ги­на­ле эти стро­ки зву­чат по-дру­го­му, в рус­ском вари­ан­те в них слы­шит­ся архи­тек­тур­ный отте­нок. Не огра­ни­чен­ная ста­рым миром (исто­ри­ей, клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей) архи­тек­тур­ная фан­та­зия пере­жи­ла в постре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бур­ный рас­свет. Резуль­та­том этой фан­та­зии стал рус­ский кон­струк­ти­визм — самый соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, ради­каль­ный и уто­пич­ный стиль из всех направ­ле­ний миро­во­го архи­тек­тур­но­го аван­гар­да. Одна­ко если со сто­ро­ны тра­ди­ции все огра­ни­че­ния были сня­ты, то уйти от жест­ких рамок, кото­рые накла­ды­вал реаль­ный уро­вень раз­ви­тия стро­и­тель­ной инду­стрии того вре­ме­ни, архи­тек­то­ры не мог­ли…

ТрВ-Нау­ка пред­ла­га­ет вни­ма­нию чита­те­лей интер­вью с исто­ри­ка­ми Миха­и­лом Мель­ни­чен­ко и Сер­ге­ем Бон­да­рен­ко — раз­ра­бот­чи­ка­ми и редак­то­ра­ми «Откры­то­го спис­ка жертв поли­ти­че­ских репрес­сий в СССР», базы дан­ных, попол­не­ние и редак­ти­ро­ва­ние кото­рой про­ис­хо­дит сила­ми чита­те­лей. Мы пла­ни­ру­ем в даль­ней­шем про­дол­жить пуб­ли­ка­ции мате­ри­а­лов «Откры­то­го спис­ка». Когда ини­ци­а­то­ры про­ек­та пред­ло­жи­ли нам сотруд­ни­че­ство, мы не раз­ду­мы­вая согла­си­лись. «Откры­тый спи­сок» дол­жен полу­чить мак­си­маль­ную извест­ность.

В клас­си­че­ской мыс­ли, кото­рой насле­ду­ет и вооб­ра­же­ние новой лите­ра­ту­ры (лите­ра­ту­ра эпо­хи рома­на), нико­гда не уда­ва­лось до кон­ца осво­бо­дить мысль от вооб­ра­же­ния, сде­лать мысль инстру­мен­таль­ной, так как сам акт мыс­ли пони­мал­ся как отве­де­ние для вещей мест, рас­ста­нов­ка их внут­ри неко­то­ро­го опи­са­ния. Это мог­ло ста­но­вить­ся пред­ме­том кри­ти­ки, как у Пла­то­на в диа­ло­ге «Софист», но имен­но диа­лог Пла­то­на пока­зы­ва­ет, что даже и сам Пла­тон не мог спра­вить­ся с этой инер­ци­ей науч­ной мыс­ли посто­ян­но обра­щать­ся к обра­зам и делать рас­став­лен­ные по опре­де­лен­ной схе­ме обра­зы осно­ва­ни­ем сво­ей дина­ми­ки.

О борь­бе с виру­са­ми имму­но­де­фи­ци­та и СПИ­Да, о раз­ни­це меж­ду аме­ри­кан­ской и рос­сий­ской нау­кой и о леген­дар­ном гель­фандов­ском био­ло­ги­че­ском семи­на­ре мы пого­во­ри­ли с Лео­ни­дом Мар­го­ли­сом — докт. биол. наук, зав. отде­лом меж­кле­точ­но­го вза­и­мо­дей­ствия Наци­о­наль­ных инсти­ту­тов здо­ро­вья США, про­фес­со­ром факуль­те­та био­ин­же­не­рии и био­ин­фор­ма­ти­ки МГУ им. Ломо­но­со­ва. Вопро­сы зада­вал Алек­сей Огнёв.

Кни­га осно­ва­те­ля Игно­бе­лев­ской (Шно­бе­лев­ской) пре­мии — сбор­ник эссе о самых раз­ных иссле­до­ва­ни­ях вполне почтен­ных уче­ных. Толь­ко вот пред­мет этих иссле­до­ва­ний застав­ля­ет чита­те­лей сна­ча­ла рас­сме­ять­ся, а потом заду­мать­ся о весь­ма серьез­ных вещах.

… празд­ник, доро­гие мои кол­ле­ги, — то самое вре­мя, когда на пред­ме­ты нуж­но гля­деть исклю­чи­тель­но в пра­виль­ном состо­я­нии и с пра­виль­ной сто­ро­ны. Так вот, гля­дя на всё в пра­виль­ном состо­я­нии, я понял, чего так ост­ро не хва­та­ет нашей нау­ке: не денег или разум­ных началь­ни­ков даже, нет, в нау­ке очень мало жен­щин!

31 декаб­ря 2015 и 1 янва­ря 2016 года ВЦИОМ по рас­по­ря­же­нию пре­зи­ден­та РФ про­вел в Кры­му опрос… ТрВ-Нау­ка обра­тил­ся к веду­щим рос­сий­ским и укра­ин­ским социо­ло­гам с прось­бой про­ком­мен­ти­ро­вать мето­ди­ку, фор­му­ли­ров­ки вопро­сов и ито­ги опро­са. К сожа­ле­нию, мало кто захо­тел выска­зать свое мне­ние пуб­лич­но.

Име­на людей, озна­чен­ных в загла­вии, быту­ют у нас стран­ным обра­зом. Шка­ла оце­нок их дея­тель­но­сти рас­пре­де­ле­на от вос­тор­гов до непо­ни­ма­ния и кри­вых усме­шек с оттен­ком непри­я­тия. И пер­вые и послед­ние реак­ции как фор­мы нездо­ро­во­го ажи­о­та­жа мало­ин­те­рес­ны. Инте­рес­ны сами тек­сты, спо­со­бы их чте­ния и пере­чи­ты­ва­ния.

15 октяб­ря более пяти­сот чело­век собра­лись в кон­фе­ренц-зале КНИТУ КАИ, что­бы разо­ча­ро­вать­ся в воз­мож­но­стях соб­ствен­но­го разу­ма. Когни­тив­ный пси­хо­лог Игорь Уточ­кин, сотруд­ник Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции РАН Алек­сандр Пан­чин и фокус­ник-мен­та­лист Нико­лай Фому­шин сде­ла­ли всё воз­мож­ное, что­бы раз­об­ла­чить вели­кую иллю­зию созна­ния…