Метка: влияние

2 июня 2018 года в казан­ском цен­тре совре­мен­ной куль­ту­ры «Сме­на» состо­я­лось сра­зу шесть лек­ций «об этом». Пале­он­то­лог, искус­ство­вед, линг­вист, поли­то­лог и сек­со­лог пред­ло­жи­ли слу­ша­те­лям науч­ный взгляд на про­бле­мы сек­су­аль­ной жиз­ни чело­ве­ка. Лек­то­ры подо­шли к делу с раз­ных сто­рон. На науч­но-попу­ляр­ный лек­то­рий «Думай, Казань!» при­шло более 500 чело­век…

26 апре­ля 2018 года в Социо­ло­ги­че­ском инсти­ту­те — фили­а­ле Феде­раль­но­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го социо­ло­ги­че­ско­го цен­тра (СИ ФНИСЦ РАН) состо­я­лась встре­ча социо­ло­гов из раз­лич­ных орга­ни­за­ций горо­да и пред­ста­ви­те­лей науч­ных обществ в фор­ма­те круг­ло­го сто­ла под назва­ни­ем «Суще­ству­ет ли в Рос­сии науч­ное сооб­ще­ство?». Встре­ча была орга­ни­зо­ва­на социо­ло­гом Б. Е. Вине­ром.

Сту­ден­ты и выпуск­ни­ки уни­вер­си­те­та рас­ска­за­ли ТрВ-Нау­ка, над каки­ми науч­ны­ми зада­ча­ми они рабо­та­ют и поче­му они выбра­ли этот уни­вер­си­тет.

Фело­нии перед исти­ной в нау­ке труд­но рас­по­знать, ибо носят они скры­тый харак­тер и дья­вол кро­ет­ся в дета­лях, осо­бен­но когда лже­на­уч­ные опу­сы выхо­дят из-под пера масти­тых уче­ных, ранее не заме­чен­ных во лжи и под­ло­ге, и пото­му довер­чи­вые поль­зо­ва­те­ли при­ни­ма­ют их за исти­ну в послед­ней инстан­ции…

Пере­ме­стим­ся в отсто­я­щие от нас все­го на три-четы­ре поко­ле­ния 1920-е годы, когда в мучи­тель­ных поис­ках исти­ны рож­да­лась новая нау­ка — кван­то­вая меха­ни­ка. Для Вер­не­ра Гей­зен­бер­га, кото­ро­го спра­вед­ли­во счи­та­ют отцом этой тео­рии, 1922 год выдал­ся осо­бен­но насы­щен­ным, фак­ти­че­ски пере­лом­ным в науч­ной карье­ре совсем еще моло­до­го чело­ве­ка…

12 декаб­ря 2017 года Андрей Ана­то­лье­вич Зализ­няк про­чел в Инсти­ту­те сла­вя­но­ве­де­ния РАН доклад о бере­стя­ных гра­мо­тах, най­ден­ных в про­шед­шем сезоне; 16 декаб­ря он про­вел заня­тие со сту­ден­та­ми МГУ по исто­ри­че­ской акцен­то­ло­гии рус­ско­го язы­ка; 24 декаб­ря его не ста­ло. Неожи­дан­ность его ухо­да поверг­ла всё науч­ное сооб­ще­ство в глу­бо­кую скорбь, сме­шан­ную с оби­дой и чув­ством про­те­ста.

С 18 по 23 декаб­ря 2017 года в Москве, на факуль­те­те мате­ма­ти­ки ВШЭ, в Скол­те­хе и МИАНе, состо­я­лась кон­фе­рен­ция, при­уро­чен­ная к 80-летию В. И. Арноль­да (1937–2010). По отзы­вам участ­ни­ков, она про­шла доволь­но успеш­но. Пуб­ли­ку­ем откли­ки неко­то­рых мате­ма­ти­ков.

Како­ва даль­ней­шая судь­ба крип­то­ва­лю­ты и какие еще тех­но­ло­гии, кото­рые сей­час напо­ми­на­ют вол­шеб­ство, ста­нут реаль­но­стью в бли­жай­шем буду­щем? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, пого­во­ри­ла с вице-пре­зи­ден­том Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Иго­рем Ага­мир­зя­ном.

Фело­нии перед исти­ной в нау­ке труд­но рас­по­знать, ибо носят они скры­тый харак­тер и дья­вол кро­ет­ся в дета­лях, осо­бен­но когда лже­на­уч­ные опу­сы выхо­дят из-под пера масти­тых уче­ных, ранее не заме­чен­ных во лжи и под­ло­ге, и пото­му довер­чи­вые поль­зо­ва­те­ли при­ни­ма­ют их за исти­ну в послед­ней инстан­ции.

Юрий Мар­ко­вич Васи­льев скон­чал­ся 30 июня 2017 года. 26 нояб­ря ему бы испол­ни­лось 89 лет. Он был выда­ю­щим­ся уче­ным и учи­те­лем. Мы пуб­ли­ку­ем вос­по­ми­на­ния его кол­лег, уче­ни­ков и дру­зей.

Шестой этаж, ком­на­та 6070 в зда­нии Мэлотт-холл на тер­ри­то­рии Кан­зас­ско­го уни­вер­си­те­та в Лоурен­се, в 20 милях от Кан­зас-Сити. Здесь про­фес­сор факуль­те­та физи­ки Сер­гей Шан­да­рин при­ни­ма­ет сту­ден­тов уже 27 лет. Такое быва­ет очень ред­ко: полу­чить первую рабо­ту за гра­ни­цей и ни разу не поме­нять адрес. Если поль­зо­вать­ся ста­ры­ми совет­ски­ми поня­ти­я­ми, мож­но ска­зать, что в новой аме­ри­кан­ской жиз­ни у Шан­да­ри­на все­го одна запись в тру­до­вой книж­ке. Толь­ко нет таких кни­жек у про­фес­су­ры Уни­вер­си­те­та шта­та Кан­зас. Но есть фору­мы сту­ден­тов, где они пишут, что про­фес­сор Шан­да­рин слиш­ком строг, не любит раз­же­вы­вать мате­ри­ал, что им меша­ет его рус­ский акцент, кото­рый нику­да за эти годы не дел­ся, но им нра­вит­ся, когда он рас­ска­зы­ва­ет об опы­те жиз­ни в СССР. Им это кажет­ся забав­ным, а ино­гда и непо­сти­жи­мым…

20 октяб­ря 2017 года пре­зи­ди­ум ВАК 14 голо­са­ми «за», шестью — «про­тив» при четы­рех воз­дер­жав­ших­ся решил сохра­нить за мини­стром куль­ту­ры РФ Вла­ди­ми­ром Медин­ским док­тор­скую сте­пень по исто­рии. И это несмот­ря на открыв­ши­е­ся мно­го­чис­лен­ные фор­маль­ные нару­ше­ния про­це­ду­ры защи­ты дис­сер­та­ции, поми­мо вес­ких пре­тен­зий к содер­жа­нию дис­сер­та­ци­он­ной рабо­ты. Пожа­луй, впер­вые пре­зи­ди­ум ВАК высту­пил про­тив реше­ния сво­е­го же экс­перт­но­го сове­та: 2 октяб­ря ЭС ВАК по исто­рии про­го­ло­со­вал за реко­мен­да­цию лишить мини­стра сте­пе­ни док­то­ра (17 — «за», трое — «про­тив», один воз­дер­жав­ший­ся). Пуб­ли­ку­ем после­сло­вие к «батт­лу о дис­сер­та­ции Медин­ско­го» докт. ист. наук Вяче­сла­ва Коз­ля­ко­ва, одно­го из авто­ров, наря­ду с Ива­ном Бабиц­ким и Кон­стан­ти­ном Еру­са­лим­ским, заяв­ле­ния о лише­нии мини­стра уче­ной сте­пе­ни.

Недав­но спро­си­ла сту­ден­ток и сту­ден­тов: слу­шай­те, а вам что, дей­стви­тель­но не нуж­ны запя­тые? Конеч­но, я утри­ро­ва­ла. В боль­шин­стве их тек­стов боль­шин­ство запя­тых сто­ит на нуж­ных местах. Я име­ла в виду отсут­ствие запя­тых в осталь­ных местах, в чем мне почу­ди­лась некая систе­ма­тич­ность. Напри­мер, в обо­ро­тах с обоб­ща­ю­щим сло­вом, при кото­ром сто­ит сло­во «такой»: «Такая фор­ма бра­ка как поли­ги­ния» (сту­ден­че­ское эссе), «с точ­ки зре­ния тако­го тече­ния как уни­вер­са­лизм» (анно­та­ция, зада­ние) и т. д. Без­услов­ный лидер по про­пус­кам — скром­ная малень­кая запя­тая перед сою­зом «и» в слож­но­со­чи­нен­ном пред­ло­же­нии. Ее игно­ри­ру­ют все — и юные, и взрос­лые, и даже грам­мар-наци­сты. И даже редак­тор эко­ло­ги­че­ской газе­ты, в кото­рой я рабо­та­ла, не подо­зре­ва­ла о ней, умуд­рив­шись мно­го лет назад закон­чить без это­го зна­ния фил­фак. Тоталь­ный игнор, как сей­час гово­рят…

С дет­ства мы зна­ем, что читать чужие пись­ма нехо­ро­шо. Но при­хо­дит­ся при­знать: совет­скую эпо­ху луч­ше все­го изу­чать имен­но по сохра­нив­шей­ся пере­пис­ке. Офи­ци­аль­ным источ­ни­кам дове­рия нет, выхо­ло­щен­ным мему­а­рам — тем более. Доку­мен­ты, в том чис­ле рас­сек­ре­чен­ные, про­яс­ня­ют кар­ти­ну, но не дают пред­став­ле­ния об истин­ных мыс­лях и чув­ствах сви­де­те­лей эпо­хи. Толь­ко в пере­пис­ке (реже в днев­ни­ках) про­ры­ва­ет­ся искрен­ний взгляд на окру­жа­ю­щих людей, свою стра­ну, мир. Осо­бен­но инте­рес­но изу­чать пере­пис­ку извест­ных людей, кото­рые дав­но пре­вра­ти­лись в исто­ри­че­ский образ или даже в про­па­ган­дист­скую «ико­ну». Часто ока­зы­ва­ет­ся, что их взгляд на эпо­ху пер­пен­ди­ку­ля­рен сло­жив­ше­му­ся сте­рео­ти­пу. В этом смыс­ле огром­ную цен­ность пред­став­ля­ет новое пол­ное собра­ние сочи­не­ний писа­те­лей-фан­та­стов Арка­дия и Бори­са Стру­гац­ких, кото­рое долж­но соста­вить трид­цать три тома. К печа­ти его гото­вит иссле­до­ва­тель­ская груп­па «Люде­ны». В нем впер­вые пуб­ли­ку­ют­ся пись­ма из архи­ва Арка­дия Стру­гац­ко­го, днев­ни­ко­вые и рабо­чие запи­си бра­тьев — чита­тель полу­ча­ет воз­мож­ность не толь­ко озна­ко­мить­ся с тек­ста­ми писа­те­лей, кото­рые деся­ти­ле­ти­я­ми хра­ни­лись в пап­ках, но и про­чув­ство­вать Zeitgeist (дух вре­ме­ни), кото­рым бук­валь­но про­ни­за­на пере­пис­ка меж­ду ними.

Перед нами — толь­ко что уви­дев­шая свет кни­га рели­гио­ве­да Бори­са Фали­ко­ва, извест­но­го экс­пер­та по новым рели­ги­оз­ным дви­же­ни­ям, а так­же по мно­гим дру­гим вопро­сам, свя­зан­ным с рели­ги­ей в совре­мен­ном мире. Пишет он о них мно­го и часто, — прав­да, ско­рее в пуб­ли­ци­сти­че­ском, чем в стро­го ака­де­ми­че­ском клю­че, но со зна­ни­ем дела и неиз­мен­ной иро­ни­ей. Основ­ной сюжет «Вели­чи­ны каче­ства» — эзо­те­ри­че­ские моти­вы в искус­стве и эле­мен­ты искус­ства в эзо­те­риз­ме XX века. Ино­гда автор гово­рит о вещах извест­ных, — ска­жем, о «восточ­ных» сим­па­ти­ях писа­те­лей-бит­ни­ков или инте­ре­се Сэлин­дже­ра к дзен-буд­диз­му, — но чаще вскры­ва­ет мало­из­вест­ную идей­ную подо­пле­ку твор­че­ства тех, за кото­ры­ми обыч­ный чита­тель ниче­го тако­го не подо­зре­ва­ет: о вли­я­нии тео­со­фии на Кан­дин­ско­го, уче­ния Гур­джи­е­ва на Ежи Гро­тов­ско­го и Пите­ра Бру­ка, об оккульт­ных увле­че­ни­ях дада­и­стов, футу­ри­стов, сюр­ре­а­ли­стов и т. д. Эта кни­га — хоро­ший при­мер тек­ста, родив­ше­го­ся в резуль­та­те удач­ной встре­чи науч­ных позна­ний авто­ра с его лич­ны­ми увле­че­ни­я­ми: так про­ис­хо­дит, когда чело­век, зна­ю­щий и любя­щий театр, лите­ра­ту­ру или живо­пись, начи­на­ет видеть в них то, чего не видят дру­гие…

7 нояб­ря 1919 года лон­дон­ская Times вышла с кри­ча­щи­ми заго­лов­ка­ми «Рево­лю­ция в нау­ке», «Новая тео­рия Все­лен­ной», «Идеи Нью­то­на выки­ну­ли на помой­ку». Этот момент мож­но счи­тать офи­ци­аль­ным нача­лом ново­го мира. Мира, в кото­ром уже не было абсо­лют­но­го вре­ме­ни и абсо­лют­но­го про­стран­ства. Под заго­лов­ка­ми скры­ва­лась новость о гром­ком откры­тии, сде­лан­ном по резуль­та­там наблю­де­ния сол­неч­но­го затме­ния в мае 1919 года. Имен­но тогда было обна­ру­же­но, что сила тяго­те­ния Солн­ца откло­ня­ет лучи све­та от пря­мо­ли­ней­ной тра­ек­то­рии, при­чем вели­чи­на это­го откло­не­ния пра­виль­но пред­ска­зы­ва­ет­ся недав­но сфор­му­ли­ро­ван­ной Аль­бер­том Эйн­штей­ном общей тео­ри­ей отно­си­тель­но­сти и не согла­су­ет­ся с клас­си­че­ской тео­ри­ей тяго­те­ния Нью­то­на. Бук­валь­но за одну ночь Эйн­штейн со сво­и­ми необыч­ны­ми кон­цеп­ци­я­ми и неподъ­ем­ной мате­ма­ти­кой пре­вра­тил­ся в зна­ме­ни­тость меж­ду­на­род­но­го уров­ня.

Све­жий повод для пани­ки: министр обра­зо­ва­ния Рос­сии Оль­га Васи­лье­ва заяви­ла, что из школь­ных учеб­ни­ков будут изы­мать ино­стран­ные сло­ва. Что имен­но слу­чи­лось? На Обще­рос­сий­ском роди­тель­ском собра­нии 2017 года мини­стру зачи­та­ли вопрос «Рус­ско­го Радио»: «Поче­му в учеб­ни­ках и про­чей школь­ной лите­ра­ту­ре и в оби­хо­де пре­по­да­ва­те­лей при­сут­ству­ют такие сло­ва, как пар­кинг, ингре­ди­ен­ты, шопинг, биз­нес и т. д.? Это же вырож­де­ние рус­ско­го язы­ка!». Ответ Васи­лье­вой: «Это очень важ­ный вопрос. Когда я гово­ри­ла, отве­чая про экс­пер­ти­зу учеб­ни­ков… мы сде­ла­ем всё воз­мож­ное, что­бы эти сло­ва как мож­но реже встре­ча­лись в текстах. Это дей­стви­тель­но недо­пу­сти­мая вещь». Заяв­ле­ние бес­ком­про­мисс­ное. Неуже­ли из учеб­ни­ков химии исчез­нет тер­мин ингре­ди­ен­ты?

Нака­нуне 1 сен­тяб­ря мы обра­ти­лись к нашим посто­ян­ным авто­рам с прось­бой поде­лить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми и чув­ства­ми о пред­сто­я­щем учеб­ном годе. Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН: Насту­па­ет новый учеб­ный год, и мне, как и любо­му пре­по­да­ва­те­лю, пора думать, как постро­ить оче­ред­ной курс лек­ций, что­бы они были вос­при­ня­ты два­дца­ти­лет­ни­ми сту­ден­та­ми. Любовь Бору­сяк, социо­лог, доцент факуль­те­та ком­му­ни­ка­ций, медиа и дизай­на НИУ ВШЭ: Перед нача­лом учеб­но­го года все­гда немно­го вол­ну­юсь. Каж­дый новый курс немно­го отли­ча­ет­ся от преды­ду­щих…

Как изме­рить шко­лу? Не кон­крет­но­го уче­ни­ка, а всю шко­лу цели­ком, осо­бен­но если она состо­ит не сплошь из побе­ди­те­лей все­рос­сий­ских олим­пи­ад, а из раз­ных детей, вос­пи­ты­ва­ю­щих­ся в раз­ных по соци­аль­но­му и эко­но­ми­че­ско­му ста­ту­су семьях. Еди­ной мер­ки для шко­лы нет. Миро­вая прак­ти­ка раз­но­об­раз­на: аме­ри­кан­ские СМИ — NY Times, LA Times, Washington Post — оце­ни­ва­ют шко­лы и школь­ные окру­га по рас­хо­дам на уче­ни­ка. Австра­лий­ская газе­та Sun Herald — по чис­лу выпуск­ни­ков, упо­ми­на­е­мых в сбор­ни­ках «Кто есть кто в Австра­лии», а сайт bettereducation.com.au — по чис­лу кава­ле­ров орде­на Австра­лии… В Рос­сии дан­ные об успе­ва­е­мо­сти школь­ни­ков мас­со­во и цен­тра­ли­зо­ван­но соби­ра­ют­ся с 2001 года, когда с пилот­ных реги­о­нов нача­лось внед­ре­ние ЕГЭ. Одна­ко рей­тин­гов школ совсем немно­го.

За день до закры­тия Шко­лы моле­ку­ляр­ной и тео­ре­ти­че­ской био­ло­гии (ШМТБ-2017), 16 авгу­ста, во вре­мя слож­ной опе­ра­ции по уда­ле­нию рако­вой опу­хо­ли скон­чал­ся Миха­ил Абра­мо­вич Ройт­берг. Он имел колос­саль­ное вли­я­ние на раз­ви­тие ШМТБ и был близ­ким дру­гом и настав­ни­ком мно­гих наших сотруд­ни­ков и школь­ни­ков, слу­жил им при­ме­ром для под­ра­жа­ния. Ровес­ник моих роди­те­лей, Миха­ил Абра­мо­вич знал меня с рож­де­ния, а поз­же, в ходе сов­мест­ной науч­ной рабо­ты и пре­по­да­ва­ния на несколь­ких шко­лах, стал моим бли­жай­шим дру­гом…

Лау­ре­а­ты кон­кур­са Мёби­уса рас­ска­за­ли о том, как пре­мия помог­ла их науч­ной рабо­те. Все откли­ки будут опуб­ли­ко­ва­ны в юби­лей­ной бро­шю­ре к два­дца­ти­ле­тию кон­кур­са.

В ночь на 9 июля слу­чи­лось неле­пое — умер Антон Носик, отды­хав­ший на даче у дру­зей в посел­ке Пиро­го­во. Оста­но­ви­лось серд­це. 4 июля ему испол­нил­ся 51 год. Повто­ря­е­мые все­ми СМИ сло­ва об «отце рус­ско­го Интер­не­та» зву­чат, конеч­но, пре­тен­ци­оз­но, но, как ни стран­но, они вполне соот­вет­ству­ют истине. Не удив­ля­ет и то, что собо­лез­но­ва­ние семье «опаль­но­го бло­ге­ра» вдруг выра­зил пре­мьер-министр Дмит­рий Мед­ве­дев. В зал про­ща­ния в ЦДЛ было не про­бить­ся, шли тыся­чи людей… Антон изме­нил судь­бы мно­гих и в каком-то смыс­ле сам ход нашей исто­рии, ведь во мно­гом бла­го­да­ря ему созда­ва­лась та сре­да, в кото­рой мы все сей­час живем и рабо­та­ем.

Я инте­ре­су­юсь мне­ни­ем про­фес­си­о­на­лов, в том чис­ле и кли­ма­то­ло­гов. С удо­воль­стви­ем про­чи­тал ста­тью Ири­ны Делю­си­ной. Как иссле­до­ва­тель я рабо­таю с рас­те­ни­я­ми, изу­чаю рабо­ту генов, кото­рые нахо­дят­ся в хло­ро­пла­стах. В тех самых, кото­рые осу­ществ­ля­ют фото­син­тез, «оса­жда­ют CO2» в тер­ми­нах пла­не­то­ло­гов. Неиз­беж­но я загля­ды­ваю в сопря­жен­ные обла­сти plant science, читаю о том, что и как дела­ют бел­ки, кото­рые коди­ру­ют эти гены. Поэто­му меня уди­ви­ло утвер­жде­ние о том, что «Излиш­нее содер­жа­ние CO2 … выво­дит систе­му из рав­но­ве­сия… В конеч­ном сче­те это при­во­дит к выми­ра­нию… Исчез­но­ве­ние видов рас­те­ний и живот­ных… При­чи­ны вклю­ча­ют и вар­вар­ское обра­ще­ние с при­ро­дой, и, как один из его аспек­тов, загряз­не­ние атмо­сфе­ры угле­кис­лым газом». В тек­сте Ири­ны Делю­си­ной нет пря­мо­го утвер­жде­ния, что уве­ли­че­ние кон­цен­тра­ции CO2 ток­сич­но для рас­те­ний. Одна­ко если чита­тель дав­но забыл (или не слу­шал) уни­вер­си­тет­ский курс физио­ло­гии рас­те­ний, то у него по про­чте­нии это­го тек­ста может создать­ся имен­но такое впе­чат­ле­ние. Поэто­му давай­те вспом­ним, как свя­за­ны рас­те­ния, фото­син­тез и CO2.

Цель дан­ной серии ста­тей — разо­брать­ся в меха­низ­ме про­ти­во­ре­чий меж­ду сто­рон­ни­ка­ми и отри­ца­те­ля­ми гло­баль­но­го потеп­ле­ния. Автор не пре­тен­ду­ет на исчер­пы­ва­ю­щее науч­ное объ­яс­не­ние всех фено­ме­нов, свя­зан­ных с изме­не­ни­ем кли­ма­та: решить такую зада­чу мож­но толь­ко сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми мно­гих уче­ных из раз­ных обла­стей нау­ки. Цель пуб­ли­ка­ций — предо­ста­вить скеп­ти­кам необ­хо­ди­мую инфор­ма­цию для удо­вле­тво­ре­ния их любо­пыт­ства и попы­тать­ся в оче­ред­ной раз опро­верг­нуть наи­бо­лее оди­оз­ные, оче­вид­но лож­ные аргу­мен­ты «отри­ца­те­лей», дав ссыл­ки на необ­хо­ди­мые источ­ни­ки для даль­ней­ше­го изу­че­ния про­бле­мы.

«Я с утра думал о том, како­вы ито­ги нашей рабо­ты за пять лет, и каза­лось, что один сплош­ной пес­си­мизм. А потом напро­тив каж­до­го пунк­та с про­бле­ма­ми стал писать: сде­лать то и это — и полу­чил про­грам­му к дей­ствию, то есть опти­мизм», — заме­тил, сме­ясь, сопред­се­да­тель сове­та Обще­ства науч­ных работ­ни­ков Алек­сандр Льво­вич Фрад­ков нака­нуне Обще­го собра­ния ОНР, назна­чен­но­го на 23 мая 2017 года. «Пожа­луй, самый глав­ный итог нашей рабо­ты в том, что наша орга­ни­за­ция суще­ству­ет. Пять лет про­шло, а мы живы. Это вну­ша­ет опти­мизм. Да, мно­го­го из того, чего хоте­ли добить­ся, не доби­лись. А если чего-то доби­лись, то потом власть иму­щие это пере­черк­ну­ли…»

28 мар­та в № 225 ТрВ-Нау­ка была опуб­ли­ко­ва­на инте­рес­ная ста­тья Анто­на Перву­ши­на «Про­бле­мы науч­ной фан­та­сти­ки в Рос­сии: мни­мые и реаль­ные». Согла­шусь с А. Перву­ши­ным в опре­де­ле­нии пред­ме­та раз­го­во­ра. ННФ («науч­ная науч­ная фан­та­сти­ка», на Запа­де обыч­но — hard science fction) — это фан­та­сти­че­ский текст, «отли­ча­ю­щий­ся от осталь­ных явным при­сут­стви­ем науч­но­го поис­ка (в более широ­ком смыс­ле — науч­но­го мыш­ле­ния) в каче­стве повест­во­ва­тель­ной доми­нан­ты». Одна­ко в ста­тье есть утвер­жде­ния, с кото­ры­ми хоте­лось бы поспо­рить, и при этом нет кри­те­ри­ев ННФ, кото­рые, как мне кажет­ся, долж­ны при­сут­ство­вать, ина­че цель вос­со­зда­ния ННФ в Рос­сии не будет достиг­ну­та.

Послед­ние пол­го­да ста­ли скорб­ны­ми для миро­во­го сооб­ще­ства физи­ков-тео­ре­ти­ков: один за дру­гим ушли из жиз­ни такие яркие пред­ста­ви­те­ли физи­ки ХХ века, как Л. В. Кел­дыш, Л. П. Горь­ков, С. Т. Беля­ев, Л. Д. Фад­де­ев и, на про­шлой неде­ле, А. А. Абри­ко­сов. Об огром­ном науч­ном насле­дии выда­ю­ще­го­ся физи­ка-тео­ре­ти­ка, лау­ре­а­та Нобе­лев­ской, Ленин­ской, Госу­дар­ствен­ной и мно­гих дру­гих пре­мий, чле­на РАН и Наци­о­наль­ной ака­де­мии наук США, почет­но­го док­то­ра десят­ка уни­вер­си­те­тов мира мож­но гово­рить дол­го. С его име­нем свя­за­ны мно­гие откры­тия тео­рии кон­ден­си­ро­ван­ных сред, кван­то­вой элек­тро­ди­на­ми­ки, одна­ко в исто­рию А. А. Абри­ко­сов вошел как созда­тель тео­рии сверх­про­во­ди­мо­сти вто­ро­го рода. Что же каса­ет­ся подроб­но­стей, у меня сохра­ни­лась авто­био­гра­фия А. А. с переч­нем тех задач, кото­рые он сам счи­тал важ­ней­ши­ми из выпол­нен­ных в его жиз­ни.

Карьер­ный путь хирур­га Пао­ло Мак­ки­а­ри­ни подо­бен тра­ек­то­рии бал­ли­сти­че­ский раке­ты: сла­ва ита­льян­ца взмы­ла до кос­ми­че­ских высот, а затем его ждал стре­ми­тель­ный полет вниз. При­зем­лил­ся Мак­ки­а­ри­ни не где-нибудь, а в Казан­ском феде­раль­ном уни­вер­си­те­те. Еще несколь­ко лет назад Пао­ло Мак­ки­а­ри­ни был одним из самых зна­ме­ни­тых вра­чей мира: его сме­лый метод пере­сад­ки искус­ствен­ной тра­хеи со ство­ло­вы­ми клет­ка­ми обе­щал, каза­лось, меди­цин­скую рево­лю­цию — воз­мож­ность созда­вать любые искус­ствен­ные орга­ны для чело­ве­ка, слов­но запас­ные части для авто­мо­би­ля…

«Исто­рия Укра­и­ны» — кни­гу с таким назва­ни­ем выпу­стил кол­лек­тив уче­ных из Моск­вы и Петер­бур­га. В ней иссле­до­ва­те­ли попы­та­лись пред­ста­вить новей­ший взгляд исто­ри­че­ской нау­ки на уже извест­ные нам собы­тия. Ока­зы­ва­ет­ся, неко­то­рые эпи­зо­ды даже древ­ней­шей сла­вян­ской исто­рии выгля­дят не так, как мы пом­ним из учеб­ни­ков. С чем это свя­за­но? Оль­га Орло­ва рас­спра­ши­ва­ет об этом док­то­ра исто­ри­че­ских наук, одно­го из авто­ров этой кни­ги Иго­ря Дани­лев­ско­го.

Ста­ни­слав Кон­стан­ти­но­вич Смир­нов — рос­сий­ский мате­ма­тик, лау­ре­ат Фил­дсов­ской пре­мии (2010), про­фес­сор Женев­ско­го уни­вер­си­те­та, науч­ный руко­во­ди­тель Лабо­ра­то­рии Чебы­ше­ва СПб­ГУ, член попе­чи­тель­ско­го сове­та Скол­ков­ско­го инсти­ту­та нау­ки и тех­но­ло­гий (Скол­те­ха). Закон­чил мате­ма­ти­ко-меха­ни­че­ский факуль­тет СПб­ГУ (1992) и аспи­ран­ту­ру Кали­фор­ний­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та (США). Рабо­тал в Прин­стоне (Инсти­тут пере­до­вых иссле­до­ва­ний), Бонне (Инсти­тут мате­ма­ти­ки Мак­са План­ка), в Йель­ском уни­вер­си­те­те и Коро­лев­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те в Сток­голь­ме. С 2012 года вхо­дил в состав Обще­ствен­но­го сове­та при Мино­бр­на­у­ки РФ.

Хоро­шо извест­но, что на Зем­ле толь­ко поло­са око­ло эква­то­ра харак­те­ри­зу­ет­ся отсут­стви­ем сезон­ных пере­мен в кли­ма­те и пого­де. Чем даль­ше от эква­то­ра, тем боль­ше воз­рас­та­ют сезон­ные раз­ли­чия во внеш­них усло­ви­ях жиз­ни живот­ных и рас­те­ний. Кро­ме того, с уве­ли­че­ни­ем гео­гра­фи­че­ской широ­ты умень­ша­ет­ся сред­не­су­точ­ная тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха. Поэто­му пти­цы, раз­мно­жа­ю­щи­е­ся и рас­ту­щие в север­ных широ­тах, испы­ты­ва­ют допол­ни­тель­ные энер­ге­ти­че­ские нагруз­ки, свя­зан­ные с необ­хо­ди­мо­стью под­дер­жи­вать соб­ствен­ное суще­ство­ва­ние, раз­мно­жать­ся и рас­ти при тем­пе­ра­ту­рах ниже гра­ни­цы тем­пе­ра­тур­но­го опти­му­ма.

Ито­ги выбо­ров в Ака­де­мию наук вызва­ли вопро­сы не толь­ко по отде­ле­нию физио­ло­ги­че­ских наук, но и по отде­ле­нию мате­ма­ти­ки. К сожа­ле­нию, мно­гие упре­ки о низ­ких индек­сах Хир­ша у выбран­ных член­ко­ров, о бло­ки­ру­ю­щем паке­те трех инсти­ту­тов и др. зву­чат непуб­лич­но, в кулу­а­рах, и у мате­ма­ти­ков нет воз­мож­но­сти отве­тить, гля­дя кри­ти­кам в лицо. Вопро­сы, в кото­рых зву­чат основ­ные упре­ки, мы зада­ли ака­де­ми­ку РАН, пре­зи­ден­ту Мос­ков­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства Вик­то­ру Васи­лье­ву. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

Пер­вые кон­так­ты меж­ду Рос­си­ей и Аме­ри­кой нача­лись в 1698 году, когда Пётр I встре­чал­ся в Лон­доне с осно­ва­те­лем бри­тан­ской коло­нии в Новом Све­те Уилья­мом Пен­ном. С тех пор стра­ны дол­гое вре­мя были союз­ни­ка­ми и не раз помо­га­ли друг дру­гу в кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях… Какие исто­ри­че­ские собы­тия повли­я­ли на отно­ше­ния меж­ду Аме­ри­кой и Рос­си­ей? Об этом в пере­да­че «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии Оль­га Орло­ва бесе­ду­ет с про­фес­со­ром Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге, док­то­ром исто­ри­че­ских наук Ива­ном Курил­лой.