Метка: Валерий Сойфер

В книге «Сталин и мошенники в науке» и в статье в ТрВ-Наука № 250 я подробно описал, как в 1930 году Сталин сообщил философам-сталинистам о своем несогласии с выводами немецкого ученого Августа Вейсмана. Слушавшие Сталина Митин и др. поделились его взглядами с Трофимом Лысенко, который уже в следующем году перешел от прежнего благоговейного отношения к генетике к резкому ее отрицанию.

С упорством и хитростью «мелкого восточного деспота» (так назвал его однажды Бухарин) росла год от года тяга Сталина к самовозвеличению. Хронология его масштабных вмешательств в развитие различных научных дисциплин говорит лучше, чем что-либо другое, о безостановочном, до известной степени болезненном стремлении вторгаться в научные сферы, в коих он мало что понимал.

В 1924 году московский врач Владимир Филиппович Зеленин (1881–1968) основал в Москве Клинический институт функциональной диагностики и экспериментальной терапии (вскоре переименованный в Медико-биологический институт). Первые научные результаты кабинета были изложены в опубликованном уже в 1929 году томе трудов. Но в судьбу института вмешались личные пристрастия Сталина…

Исполнилось сто лет со дня создания в Москве Института экспериментальной биологии, руководимого Н. К. Кольцовым. Эксперименты этого исследователя привели к открытиям мирового масштаба. До него ученые считали, что клетки принимают свою форму в зависимости от осмотического давления содержащихся в них веществ…

Фелонии перед истиной в науке трудно распознать, ибо носят они скрытый характер и дьявол кроется в деталях, особенно когда лженаучные опусы выходят из-под пера маститых ученых, ранее не замеченных во лжи и подлоге, и потому доверчивые пользователи принимают их за истину в последней инстанции.

Задумываться над тем, чтобы написать книгу об истории создания атомной бомбы и о получении советскими шпионами американо-британских секретов создания такой бомбы, я начал, еще живя в СССР. Несколько причин подтолкнули меня к этой мысли. Я знал лично многих ведущих физиков, работавших в советском атомном проекте. Мой старший брат был физиком-ядерщиком. Я сам волею судьбы неожиданно в 1957 году познакомился с крупнейшим советским физиком-теоретиком, будущим нобелевским лауреатом академиком И. Е. Таммом, несколько лет трудившимся в коллективе разработчиков советского атомного оружия.

В 1930 году Иосиф Сталин на встрече с М. Б. Митиным, П. Ф. Юдиным и В. Н. Ральцевичем объявил, что он отрицает правоту взглядов А. Вейсмана на роль наследственности в эволюции и признает правильными воззрения Ламарка на роль приспособления организмов к окружающей среде. Постепенно сталинские воззрения относительно наследования благоприобретенных признаков приобрели доминирующее значение в мышлении «вождя народов». К этому приспособили свою риторику Трофим Лысенко и окружавшие его приспешники… Закономерным следствием стал доклад Лысенко на августовской сессии Академии сельхознаук им. Ленина (ВАСХНИЛ) 1948 года. Увы, сталинские воззрения на биологию разделял и Н. С. Хрущёв, предоставивший (несмотря на возражения ученых и даже детей самого Хрущёва) государственную поддержку Лысенко, победно утверждавшего, что на смену зловредному влиянию Запада, и прежде всего США, в Советском Союзе пришла новая наука — агробиология, отвергающая гены и их значение для наследственности.

Профессору Валерию Николаевичу Сойферу, физику, биологу, историку науки и активному общественному деятелю 16 октября исполнилось 80 лет. Валерий Николаевич уже много лет является заслуженным (emeritus) профессором Университета Джона Мэйсона, расположенного к западу от Вашингтона в Фэйрфаксе (Fairfax), штат Вирджиния. В начале 1960-х он окончил Тимирязевку, еще четыре года учился на физическом факультете МГУ. Свою докторскую защитил в Одессе в середине 1970-х. С конца 1980-х живет и работает в США.

Известно, что правители нередко пытаются скрыть историю и детали принятия существенных решений (особенно непопулярных), но это редко удается. Примером служит чудом вырвавшаяся на обозрение стенограмма заседания российского правительства, состоявшегося в 2013 году, на котором членам кабинета министров был представлен проект закона об упразднении Российской академии наук.

Российские парламентарии одобрили принятие «Патриотического стоп-листа», запрещающего в России международную филантропическую и правозащитную деятельность. Список начинается с Фонда Сороса. Запрет этого фонда обусловлен тем, что он якобы влиял на стратегически важные области — образование и науку…

Программа ISSEP стартовала два десятилетия назад и подробно с большим количеством цифр и фактов описана в литературе (прежде всего в Соросовском образовательном журнале и в книге руководителя программы — профессора Валерия Сойфера «Интеллектуальная элита и филантропия…»).

В ТрВ-Наука помещена статья В.И. Муронца с критикой книги Л.А. Животовского… В этой статье допускается вольное толкование высказываний об агроприеме яровизации, предложенном в 1929–1930 годах тогда еще простым агрономом Т.Д. Лысенко.

Генетика, эволюция и тем более физиология растений не моя специальность, но я не мог не откликнуться на появление этой книги. Ровно пятьдесят лет назад, восьмиклассником, я случайно познакомился с книгами и статьями о Лысенко…

Биофизик, молекулярный генетик, историк науки и правозащитник, доктор физ. -мат. наук, профессор Университета имени Джорджа Мейсона (США) Валерий Сойфер напоминает о том, что происходило с Академией наук в 1920—1930-е годы.