Метка: темная материя

Все, кто сколь­ко-нибудь инте­ре­су­ет­ся кос­мо­ло­ги­ей, зна­ют, что на ран­них эта­пах эво­лю­ции Все­лен­ной веще­ство в ней было очень горя­чим и плот­ным, а темп рас­ши­ре­ния Все­лен­ной — огром­ным. Пожа­луй, менее извест­но, что дан­ные наблю­да­тель­ной кос­мо­ло­гии неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ют о том, что эта ста­дия, кото­рую назы­ва­ют ста­ди­ей горя­че­го Боль­шо­го взры­ва (клю­че­вое сло­во здесь — «горя­че­го»), была не самой пер­вой, что до этой ста­дии была еще какая-то эпо­ха (а воз­мож­но, и не одна) с кар­ди­наль­но ины­ми свой­ства­ми…

Тем­ная мате­рия дослу­жи­лась-таки до попу­ляр­но­го мема. Почти столь же попу­ляр­но­го, как дино­зав­ры. В свое вре­мя как мог­ли пыта­лись свя­зать то или иное явле­ние с выми­ра­ни­ем дино­зав­ров, это счи­та­лось силь­ным пиар-ходом. А вот теперь на рус­ском вышла кни­га «Тем­ная мате­рия и дино­зав­ры» (Лиза Рэн­далл, АНФ, 2017), где пред­по­ла­га­ет­ся, что дата выми­ра­ния дино­зав­ров свя­за­на с тем­ной мате­ри­ей…

Физи­ки любят крас­ное слов­цо. В их сре­де с неко­то­рых пор при­ня­то давать «нена­уч­ные» назва­ния вновь откры­тым сущ­но­стям. Взять хотя бы стран­ный и оча­ро­ван­ный квар­ки. Вот и тем­ная энер­гия не сино­ним тем­ных сил, а тер­мин, при­ду­ман­ный для обо­зна­че­ния неко­то­рых необыч­ных свойств нашей Все­лен­ной.

7 июня 2018 года в куль­тур­но-про­све­ти­тель­ском цен­тре «Архэ» состо­я­лась лек­ция ака­де­ми­ка РАН Вале­рия Руба­ко­ва о хигг­сов­ском бозоне и про­хо­дя­щих сей­час на БАКе иссле­до­ва­ни­ях. С любез­но­го согла­сия «Архэ» пуб­ли­ку­ем авто­ри­зо­ван­ное В. А. Руба­ко­вым изло­же­ние этой лек­ции, под­го­тов­лен­ное Бори­сом Штер­ном.

В нача­ле мар­та 2018 года в Nature опуб­ли­ко­ва­на ста­тья про резуль­тат аст­ро­но­ми­че­ских наблю­де­ний, кото­рый интер­пре­ти­ру­ет­ся как сви­де­тель­ство мас­со­во­го рож­де­ния пер­вых звезд во Все­лен­ной воз­рас­том око­ло 180 млн лет. Ста­тья вызва­ла замет­ный отклик в СМИ. Для того, что­бы пред­ста­вить резуль­тат широ­ко­му кру­гу чита­те­лей, тре­бу­ет­ся экс­курс в исто­рию моло­дой Все­лен­ной.

В рам­ках Стан­дарт­ной моде­ли мате­рии мы не можем отве­тить на все вопро­сы, уве­ря­ют уче­ные. Имен­но это застав­ля­ет их заду­мы­вать­ся о так назы­ва­е­мой новой физи­ке, для поис­ка кото­рой нуж­ны новые уста­нов­ки и даже фаб­ри­ки пре­ле­сти. О том, как они устро­е­ны, мы реши­ли спро­сить глав­но­го науч­но­го сотруд­ни­ка ФИАН ака­де­ми­ка РАН Миха­и­ла Дани­ло­ва.

Основ­ная часть гам­ма-излу­че­ния, исхо­дя­ще­го из цен­тра нашей Галак­ти­ки, порож­да­ет­ся, веро­ят­но, не столк­но­ве­ни­я­ми частиц тем­ной мате­рии, а пуль­са­ра­ми или дру­ги­ми аст­ро­фи­зи­че­ски­ми фено­ме­на­ми. Это под­твер­ди­лось в резуль­та­те модель­ных экс­пе­ри­мен­тов двух неза­ви­си­мых науч­ных групп — аме­ри­кан­ской (из Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та и Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та) и евро­пей­ской (из Амстер­дам­ско­го уни­вер­си­те­та в Нидер­лан­дах).

70 лет назад Джордж Гамов, про­фес­сор тео­ре­ти­че­ской физи­ки, заду­мал­ся над про­ис­хож­де­ни­ем хими­че­ских эле­мен­тов. Эту зада­чу пыта­лись решить и рань­ше, одна­ко Гамов пер­вым свя­зал ее с нерав­но­вес­ны­ми про­цес­са­ми, кото­рые, пред­по­ло­жи­тель­но, име­ли место на самой ран­ней ста­дии суще­ство­ва­ния Все­лен­ной.

Чер­ные дыры, «кро­то­вые норы», релик­то­вое излу­че­ние, маши­на вре­ме­ни — эти поня­тия зна­ко­мы широ­ко­му кру­гу людей, доста­точ­но дале­ких от нау­ки. Всё выше­пе­ре­чис­лен­ное так или ина­че ассо­ци­и­ру­ет­ся с дея­тель­но­стью Иго­ря Дмит­ри­е­ви­ча Нови­ко­ва, кото­ро­му 10 нояб­ря испол­ни­лось 80 лет. Мы не будем пере­ска­зы­вать его био­гра­фию, луч­ше сосре­до­то­чим­ся на его инте­рес­ных рабо­тах и иде­ях. Спи­сок книг, напи­сан­ных юби­ля­ром, и спи­сок полу­чен­ных им рега­лий даны в кон­це очер­ка.

На кон­фе­рен­ции в Бол­га­рии вто­рой рабо­чий запуск Боль­шо­го адрон­но­го кол­лай­де­ра, физи­ку за пре­де­ла­ми Стан­дарт­ной моде­ли и кол­лай­де­ры буду­ще­го обсу­ди­ли участ­ни­ки кол­ла­бо­ра­ции RDMS экс­пе­ри­мен­та CMS БАК. Кол­ла­бо­ра­ция RDMS объ­еди­ня­ет физи­ков из стран-участ­ниц ОИЯИ, рабо­та­ю­щих на детек­то­ре CMS Боль­шо­го адрон­но­го кол­лай­де­ра.

В послед­нее вре­мя доволь­но часто раз­да­ет­ся раз­но­го рода брюз­жа­ние по пово­ду тем­ной мате­рии — дескать, никто ее не видел, а изоб­ре­ли толь­ко для того, что­бы при­крыть несо­сто­я­тель­ность кос­мо­ло­гии… Для тех, кто все-таки сомне­ва­ет­ся в суще­ство­ва­нии тем­ной мате­рии, — кар­тин­ка, где она вид­на гла­за­ми.

Абсо­лют­ным чем­пи­о­ном Science Slam стал Андрей Серя­ков, выпуск­ник Уни­вер­си­те­та, а ныне инже­нер-иссле­до­ва­тель СПб­ГУ (лабо­ра­то­рия физи­ки сверх­вы­со­ких энер­гий (LUHEP)) и участ­ник экс­пе­ри­мен­та NA61/​SHINE в Евро­пей­ском цен­тре ядер­ных иссле­до­ва­ний (CERN).

10 апре­ля, в пред­две­рии Дня кос­мо­нав­ти­ки, в Доме жур­на­ли­ста про­шла необыч­ная пресс-кон­фе­рен­ция.

Экс­пе­ри­мен­ты в под­зем­ных лабо­ра­то­ри­ях по поис­ку частиц тем­ной мате­рии про­дол­жа­ют выда­вать резуль­та­ты и ино­гда будо­ра­жить пуб­ли­ку.